Средневековое дело

Александр Феликсович Борун
Средневековое дело

Действующие или активно упоминаемые лица

Шепард, Таксист, Борзов – сыщики. Первый – начальник, третий – основной следователь по делу и генератор повествования.

Слендер Марк Захарович – труп. Был инженером по материалам электронной техники.

Чирикова Лиана Арсеновна – коллега и вдова покойного.

Бир Амфибрахий Аполлинариевич – коллега и друг покойного, жених вдовы.

Кюнстлер Софья Вольфганговна – художница, подруга покойного.

Ганеман Гиппократ Парацельсович – гомеопат, врач покойного.

Сэр Кэптен Вэйн – обедневший английский аристократ.

Дама Елизавета Вэйн – жена сэра Вэйна.

Рич Шафтскрапбрич – друг семьи Вэйнов.

Дана Фейри – подруга семьи Вэйнов.

Пойзонер Семён Михайлович – генерал в отставке, в прошлом – командующий курсами переподготовки военнослужащих запаса.

День первый. Холера и отрава для мышей

В романах герою часто интуиция подсказывает, какие грядут неприятности, так что помогает избежать их. Но моя интуиция не столь полезна. А когда чуешь, что пахнет керосином, но нет совершенно никаких предположений, откуда, порой кажется, что лучше бы уж ничего такого и не ощущать. Никакой пользы, только нервы треплет такая интуиция!

История с отравлением началась именно с такого бестолкового предчувствия. С самого утра. А может, съел что-то не то, а вовсе не интуиция. Как-то слегка подташнивало. Но не мог же я на работу не пойти? Тем более там дел полно.

Ими я и занимался, но так неуютно было от предчувствия, что чуть в пять часов вечера домой не свалил. Но без пяти пять приходит шеф, и, проходя через общую комнату к себе в кабинет, бросает всем, что общей планёрки сегодня не будет, Таксисту – чтоб зашёл, а мне – чтоб обождал. Заметил, стало быть, что я папки в индивидуальный сейф складываю, а значит, ухожу. У нас у каждого на столе маленький сейф с двумя полочками, на одной умещается штук шесть толстых папок, или побольше – тонких, на другой – наиболее ценные вещдоки. Твои дела – твоя ответственность. Такой сейф, наверное, компенсация того, что все в одной большой комнате сидим, только у шефа свой кабинет. Но профанация, конечно, этот сейф, он такой маленький, что его и целиком спереть – не надорваться, и вскрыть плоскогубцами можно. Но положено в него, уходя, всё секретное убирать. А некоторые и не секретное умещают, хорошие авторучки, там, запас бумаги. Видел, как Таксист прятал в сейф тапочки, как будто их кто сопрёт. Да их вообще на работе никто больше не носит. Для ног, конечно, не полезно всё время в уличной обуви, но ведь приходится быть в готовности срочно куда-то бежать. Но это не для него.

Таксист, надо сказать, всем уже уши прожужжал о порученном ему грандиозном деле. В котором он вот-вот добьётся грандиозного успеха. Ну, как прожужжал? Без деталей. Сплошные эпитеты. Дескать, как у Шерлок Холмса. Все, кроме Таксиста, понимают, что он никак не Шерлок Холмс, один он почему-то считает себя гениальным сыщиком. А тут, похоже, настал момент истины. Проще говоря, отчитаться надо, как там насчёт грандиозного успеха, который вот-вот. В смысле, он всё ещё вот-вот, или уже что-то реальное по делу есть?

И, очевидно, отчёт Таксиста шефу не понравился, как он и предполагал, потому что через десять минут селектор захрипел и сказал его голосом: «Борзов, зайди!»

Это у меня фамилия такая, очень подходящая для сыщика. И у шефа, кстати, тоже – Шепард. Английская фамилия, между прочим, хотя сам он не из Англии, наверное, предок был англичанин. А вот у Таксиста фамилия для профессии не подходящая. Но это роли не играет, только вот и сам-то он не больно подходит…

Всё я правильно понял, Шепард решил поручить дело мне. Хотя у меня и так их стопятьсот. Точнее, одно личное. Ещё два условно личных, то есть по которым я могу попросить придать мне кого-то в помощь, правда, не факт, что дадут, ну, по ситуации. Ещё четыре коллективных, в которых я ответственный, то есть уже получал помощь сотрудников, от которой в половине случаев никакого толка. Восемь коллективных, в которых, наоборот, я сам только помогал другим сыщикам, но хоть ответственным не был. Хотя и там на меня шишки, бывало, валились, если ответственный подставлял. Да, не стопятьсот, всего пятнадцать. Но это, новое, шеф велит гнать впереди паровоза. Потому что, по его мнению, Таксист не справлялся. А времени и так много упущено, надо ещё быстрее шевелиться.

Начальников, к сожалению, не выбирают. Я не отношусь к Шепарду как-то особенно неприязненно, но начальником убойного отдела его бы не поставил. Если у него и было какое-то образование, то точно не профильное. В уголовку он пришёл из охраны, а ведь это совсем не то. Соответственно, специфики работы подчинённых он не понимает, и взаимодействовать с ним трудно. Мне, по крайней мере. А вот карьерист Таксист легко подладился под характер Шепарда. Если я правильно понял подтекст объяснений шефа, вначале Таксист сам забрал себе это дело, надеясь отличиться и получить плюшек, но быстро понял, что легко не выйдет, скис и дело спихнул. Причём, по идее, Шепард должен был бы не только отнять у него дело, но и взыскание наложить, тем более, что Таксист сам его себе требовал, но Таксисту всё в очередной раз сошло с рук. За проявленную честность. Преодолел себя, признался, что не тянет. Сперва, видимо, намекнул, а когда Шепард, как ему показалось, припёр его к стенке, правдолюбиво сознался. Шепард в шоколаде, отлично руководит, Таксист тоже, честный бесхитростный малый, только Борзов в деле. Которое угрожает повиснуть. И ухудшить отчётность. И, чего доброго, точнее, злого, лишить всех премии. Вот спасибо-то.

Часть расследования успели провести родственники покойного и преподнести результаты сыщикам на блюдечке. Вот Таксист и обрадовался халяве. Но всегда бывает но.

Покойному, инженеру Слендеру Марку Захаровичу, было всего сорок. Работал в НИИМОРТ (материалов общей реновации технологий). Согласно первоначальному врачебному заключению, умер от холеры. Поехал в Астрахань, на конференцию по сверх- и полупроводникам, там купил на рынке два арбуза, побольше – с собой, поменьше – съесть. И съел… Это казалось правдоподобным: в городе почти одновременно, с разбросом в несколько дней, было зафиксировано ещё четыре случая холеры, правда, те без смертельных исходов, в связи с чем город чуть было не был плотно закрыт на карантин. Впрочем, ограничились для начала менее строгими противоэпидемическим мерами. А поскольку они сработали, случаев холеры больше не было, то ими и ограничились.

Но тело Слендера прислали в металлическом гробу с запретом открывать, дабы не распространять холеру ещё и в Москве. Хотя тело в гробу буквально плавало в каком-то дезинфектанте.

Родственники в холеру не поверили. А может, они вообще не могли поверить в его смерть и просто не могли не пренебречь запретом взглянуть на родного человека в последний раз. И убедиться, что это не ужасная ошибка, что это именно он. С помощью напора и взяток они добились вскрытия гроба (при строгих предосторожностях против холеры, разумеется) и взятия проб на анализы.

И оказались правы. Холерных вибрионов у покойного не обнаружилось, а вот мышьяк – был.

Убийство? Самоубийство? Несчастный случай? Во всяком случае, завели дело, Таксист его себе выпросил, но сделал по нему очень мало, хотя и старался представить свои достижения в выгодном свете. Сделал он, собственно, только одно, т.е. проверил ровно одну версию. Выяснил, что на даче у покойного был яд для травли мышей, кажется, гранозан. Домашних животных нет, почему бы и не. Он организовал на даче обыск. Гранозан, когда его нашли, лежал в картонной коробке, перевязанной пожелтевшей от времени верёвочкой. Таксист верёвочку развязал. И напрасно, теперь нельзя определить, не развязывали ли её незадолго до него. В коробке оказался запаянный полиэтиленовый пакет, который этот горе-сыщик разрезал и отсыпал себе часть порошка. Разрезал тоже зря, теперь почти невозможно определить, может, кто уже разрезал его по шву и аккуратненько запаял обратно. Анализ порошка показал, что это и правда гранозан. Но, во-первых, это средство для протравливания зерна, да, но для защиты не от мышей и сусликов, а от головни, фузариоза, антракноза, сказали эксперты. Может, потому он там и лежал – купил его инженер по ошибке, а потом ошибка выяснилась, и открывать пакет было незачем. А то и не купил, а позаимствовал в совхозе, будучи посланным туда от предприятия ещё в советское время. Во-вторых и в-главных, гранозан соединение не мышьяка, а ртути. Хотя симптомы отравления отчасти похожи. В Средние века мышьяк и ртуть вообще путали. Но анализ-то дал мышьяк, значит, гранозан ни при чём.

Таксист, однако, изрядно напуган – прочёл признаки отравления гранозаном и теперь находит их у себя. Снижение аппетита, тошнота, неприятный вкус во рту, жажда, вялость, головная боль, заторможенность, адинамия, бессонница. (По-моему, всё первое – следствие неумеренного отдыха с водкой вместо работы по делу, тормознутость и лень этому парню свойственны всегда, а бессонница, если она реальная, а не придуманная, следствие испуга). Теперь он ожидает боли в животе, рвоты, поноса и галлюцинаций. А также нарушений зрения, косоглазия, эпилепсии. И т.д. В общем, проявил героизм и надорвался, никак не может продолжать это средневековое дело. Так что Шепард передаёт его мне.

День второй. Арсенид галлия

В папке с делом – ничего сверх пересказанного Таксистом и Шепардом. Ксерокопии документов Слендера. В том числе – его пропуска в НИИМОРТ, на котором значилась должность – начальник лаборатории ЛУНА. Ошибочное заключение о причинах его смерти от холеры. Информационный листок о ситуации с холерой в Астрахани. Наверное, как обоснование ошибки. Положительный результат экспертизы на мышьяк. Эксперты оценивают дозу, попавшую в организм покойного, в 67 мг, что нормально, хотя и ближе к нижнему пределу для смертельной дозы – считается, что она от 50 до 170 мг. Но инженер был худощав, да и роста небольшого, если не сказать маленького, здоровье имел неважное, в общем, ему хватило. Тем более, что лечили-то его от холеры. Версия с гранозаном: протокол допроса вдовы, в котором слова о гранозане выделены жёлтым маркером, результаты обыска дачи, результаты экспертизы порошка из пакета в коробке с этикеткой «Гранозан», фото этикетки, описание свойств ядохимиката. Поскольку ртуть в мышьяк не превращается, это версия для галочки. Всего в папке несколько листочков. Списка подозреваемых нет.

 

Полюбовавшись на результаты трудов Таксиста, звоню в справочный отдел, выясняю рабочий телефон лаборатории ЛУНА (что бы это ни значило) в Научно-исследовательском институте МОРТ, звоню коллегам Слендера, прошу выписать мне пропуск и отправляюсь с ними беседовать.

Оказывается, ЛУНА – это «лаборатория умных наноаппликаций». Впрочем, что это такое, я расспрашивать не стал. Беседует со мной заместитель Слендера, Амфибрахий Аполлинариевич Бир. То ли отец, обиженный за своё имя на родителей, отыгрался на сыне, то ли все Биры стремились компенсировать длиной имени короткую фамилию, но факт, что с именем ему не повезло. Зато внешность в точности соответствует фамилии: толстощёкая физиономия и здоровенное пивное брюхо. Уж не съел ли заместитель начальника лаборатории? Шутка вышла циничная, и вслух я её, разумеется, не произношу. Тем более что гражданин А.А. Бир рассказывает много полезного по интересующей меня теме.

Мышьяк у них в опытном производстве есть. Правда, не сам по себе, а в виде полупроводникового материала, арсенида галлия. Формула GaAs, соответственно, мышьяка в нём половина, по атомному составу. По весу? Ну, надо посчитать… Атомарный вес у мышьяка 74,921, у галлия 69,723, значит… мышьяка 51,8%, галлия 48,2%. Тоже почти пополам. Можно ли сказать, что всё же мышьяка больше? Ну да, если очень нужно, то можно, конечно. Всё-таки на 3,6%… Интересно, товарищ поддаётся даже лёгкому давлению. Практически шуточному. По контрасту, покойный начальник должен был быть человек-кремень.

Оксид мышьяка? (Я спрашиваю, так как именно им травились в Средние века, и именно он назывался тогда «мышьяк»). Нет, не применяется, но его, вероятно, легко сделать…

Сам знаю, что легко, читал. Запутался только с дозами: для мышьяка указана смертельная доза, а для оксида – какая-то полулетальная. Пришлось и с ней разбираться, а то до сих пор я не имел дела с отравлениями, специфики не знаю. И сперва не понял – это доза для доведения до полумёртвого состояния, что ли?.. Оказалось, нет, для гибели половины из тех, кто получил такую дозу. Забавно, оказывается, поваренная соль более ядовита, чем спирт, а парацетамол ядовитее какого-то производного каннабиса, аспирин и кофеин для крыс хуже мышьяка чуть ли не вчетверо. Белый фосфор, который мы в детстве получили в пробирке, нагревая красный фосфор без доступа воздуха, а красный наскребли в пробирку со спичечного коробка, и потом при открывании он сгорал, так он, оказывается, опаснее синильной кислоты. А ведь из него, кажется, делали светящуюся краску для стрелок и делений часового циферблата в «командирских» наручных часах. Стрихнин на порядок хуже мышьяка, здравствуй, химия, ты опаснее алхимии. Впрочем, может, стрихнин тоже ещё алхимики изобрели? А хуже всего ядерная физика (протактиний), перед ней биология (ботулотоксин). Что касается мышьяка и оксида мышьяка, они в таблице рядом, 0,013 и 0,014 г/кг веса крысы. Хм, и как это сочетается со смертельной дозой 50-170 мг? Скажем, при весе 80 кг 0,013 г/кг означает примерно грамм для полулетальной дозы, что в двадцать раз больше минимальной летальной и в шесть раз больше максимальной летальной, указанной для мышьяка. Как это?! А, полулетальная ведь для крыс. Значит, для крыс мышьяк – ирония названия – на порядок или два менее ядовит, чем для людей… Но это если металлический мышьяк крысе именно колоть. При проглатывании он для неё вчетверо менее ядовит, чем парацетамол. А вот оксид мышьяка и при проглатывании так же смертоносен. Впрочем, неизвестно, отравлен Слендер чистым мышьяком или каким-то его соединением, и, если так, то каким. Ну ладно, там ведь Бир что-то говорит?..

…Но ему об оксиде ничего неизвестно, если кто-то его изготовлял. Да, нужно сказать, кроме обычного мышьяка у них время от времени бывал ещё и радиоактивный. У мышьяка известны 33 изотопа и 10 возбуждённых состояний ядерных изомеров. Стабилен только основной изотоп, у которого в ядре 75 нуклонов, весь природный мышьяк из него и состоит. Но можно создать искусственно другие изотопы, например, 73As с периодом полураспада 80,3 суток и 74As, 17,77 суток. У остальных это время меньше, от десятков часов до микросекунд. Они использовали в исследованиях равномерности распределения мышьяка в полупроводниковых приборах небольшие количества 71As с периодом полураспада 65,26 часа. Им его передавали коллеги из института ядерной физики. Его добавляли к основному веществу вместе с соответствующим количеством галлия, плавили, перемешивали, выращивали кристаллы, делали полупроводниковые приборы и смотрели локализацию источников радиации. Откуда вообще может взяться неравномерность? Ну, по причинам физического или химического характера. Например, при окислении поверхности кислородом воздуха возникает, в основном, как оказалось, слой оксида галлия, в котором оксида мышьяка существенно меньше. Мышьяк частично испаряется, частично остаётся на границе раздела окисного слоя и основного материала в свободном виде. Очевидно, галлий активнее соединяется с кислородом, чем мышьяк, частично вытесняя последний из этого процесса. Или, скажем, если создаётся прибор, в котором арсенид галлия контактирует с антимонидом индия… антимонид индия – тоже полупроводник, соединение индия и сурьмы, формула InSb… то тут будут взаимодействовать уже не три химических элемента, как при окислении арсенида галлия, а четыре, кто знает, какие процессы сегрегации возникнут. Нет, пока такие исследования только запланированы, и он просит об этом нигде не распространяться. Нет, разумеется, радиоактивный мышьяк опаснее стабильного, и обращение с ним ещё более строгое, и Марк Захарович за этим тщательно следил. Он вообще очень ответственный и надёжный специалист. Был. Кроме того, из их лаборатории никто больше не отравился, да и он – в Астрахани, а здесь с арсенидом галлия и радиоактивным мышьяком имели дело несколько человек. Многие гораздо ближе с ними соприкасались, согласно своих должностных обязанностей, чем начальник лаборатории. Источник отравления должен быть где-то вне работы. Но если у уважаемого следователя возникнут какие-то более определённые подозрения, можно их обсудить.

Откуда же у меня определённые подозрения возникнут, до обсуждения-то?

Поговорили на общие темы, касающиеся жизни покойного.

Бир его очень хорошо знал. Дружили ещё с универа, были там в одной группе, физики твёрдого тела. Да, студенты с удовольствием шутили по поводу этого названия. У всех, кто там учится, твёрдые тела и прочее. На самом деле имеются в виду, в основном, кристаллы всякие, в отличие от физики, скажем, жидкостей и газов. На самом деле в кристаллах тоже много всего происходит, не такие уж они и твёрдые. И с самого начала всё происходящее определяется законами квантовой физики. Не только ток по кристаллам протекает, кстати, он бывает не только электронный, но и дырочный, причём дырки – это не просто такие себе места с отсутствием электронов, это полноценные квазичастицы, с определённой массой. Более того, могут сразу два типа дырок присутствовать, имеющих разные массы, и на эффекте их взаимодействия делаются генераторы сверхвысокочастотных колебаний, так называемые диоды Ганна. Да что там дырки! Находясь в кристалле, электрон взаимодействует с периодическим потенциалом кристаллической решётки, в результате его масса меняется, так что он, строго говоря, тоже становится квазичастицей. А как же? Ведь его свойства, как частицы, определяются кристаллической решёткой. А на пэ-эн переходе, то есть стыке полупроводников с электронной и дырочной проводимостью, делаются приборы, позволяющие управлять токами: переключать, усиливать. Они могут быть очень маленькими и многочисленными, из них-то и конструируются те самые микросхемы, что работают в компьютерах, сотовых телефонах, навигаторах, роботах, стиральных машинах и так далее. Кроме электронов и дырок, в кристаллах много квазичастиц бегает, фононы, например, это такие кванты звука, как фотоны – кванты света. Ну и атомы мигрируют по кристаллу, и у каждого свой коэффициент диффузии. Диффузия описывается отнюдь не тремя законами динамики Ньютона, но свои закономерности у неё есть. А кроме атомов – разнообразные дефекты кристаллической решётки способны передвигаться. В общем, жизнь кипит. Плюс к тому студентам надо изучать методы исследования этих самых кристаллов, а среди них есть очень сложные, воплощённые в хитро устроенных научных приборах. Знаете шутку про спирт, выписанный для протирки оптической оси? Шутка в том, что оптическая ось – не реально существующий объект, а геометрический, это ось симметрии линзы, и протереть её нельзя, спирт, стало быть, выпили. Так вот, у кристаллографов есть аналогичная шутка про протирку спиртом сферы Эвальда. Эта штука не существует в ещё большей степени, чем оптическая ось. Как это возможно, если и та не существует? Сфера Эвальда располагается не в пространстве кристаллической решётки, а в так называемом обратном пространстве. Искусственно и чисто теоретически сконструированном. Служит для расчёта расположения вполне реальных рефлексов рентгеновского луча, проходящего через исследуемый кристалл. По ним можно определить, что это за кристаллическая решётка и всякие другие вещи, скажем, подвергается ли она механическим напряжениям, много ли в ней дефектов и так далее. Короче, нельзя сказать, что физика твёрдого тела проще физики жидкостей и газов, хотя, казалось бы, если атомы более-менее зафиксированы в узлах кристаллической решётки, с ними как-то всё должно быть более определённо, чем если они могут устремиться куда-то в виде течений и завихрений. Однако в кристалле течения тоже возможны, например, упомянутые фононы, квазичастицы упругих колебаний решётки, могут образовывать фононный газ, со своими течениями. Ну и, разумеется, при протекании тока электроны тоже часто называют электронным газом за сходство свойств.

Рейтинг@Mail.ru