Чайники Рассела в современной науке

Вячеслав Олегович Дредд
Чайники Рассела в современной науке

Вспомните статью про зрение, где господствует теория иллюзорности видимого. Какой может быть здравый смысл в увиденном, если все видимое – продукт восприятия мозга?

Нормально и аргументировано дискутировать об СТО крайне редко получается. Всего лишь два-три раза, за несколько лет интернет – общения, мне удалось привлечь интерес умных ребят, сторонников СТО, к первоисточнику, и показать им, откуда взялась инвариантность. С ними мы сошлись на уважаемом форуме, и, хоть альтернативщиков стараются всерьез не воспринимать – они проявили к моему мнению интерес, поскольку я писал остроумные эпиграммы, и хорошо разбирал каверзные математические задачки. Для них логика превыше веры, и ребята испытывали мощный когнитивный диссонанс, когда поняли, откуда взялась инвариантность. Представляю, как это – всю жизнь быть уверенным в правоте СТО, считать ее продвинутой наукой, а критиков – невежами, знать кучу математических моделей…. И увидеть, что корень СТО, инвариантность – софизм. Вот же он, постулат о скорости света в вакууме – сколько лет под носом лежит. Реакция была душераздирающей.

Сторонники убеждены, что релятивистские эффекты подтверждены экспериментально, хотя они проявляются на недоступных инженерии скоростях. Есть опыты с часами на земле и спутнике (либо самолете) – но их скорость настолько мала в сравнении со скоростью света, что расхождения в показаниях часов вряд ли может быть разумным доказательством замедления времени. Опыта с космонавтом, который вернется молодым через сколько-то лет, сами понимаете – нет.

Напоследок приведу пример с парадоксом Близнецов. Если два близнеца разлетаются друг от друга со скоростью, близкой к скорости света, то, в системе первого близнеца, время для второго почти останавливается, и тот не стареет; а в системе второго близнеца – все наоборот. Который из близнецов старше?

Сторонники отвечают таким забавным образом: момент времени в системе первого близнеца – это не момент времени в системе другого близнеца. И вообще нельзя говорить об общем моменте времени для двух близнецов, когда они находятся далеко друг от друга.

Много можно еще обсуждать теорию относительности – приводить разные парадоксы, вспоминать о дебатах, забавных случаях. Есть куча любопытных идей, диалогов, примеров предрассудочного восприятия. Но статья имела целью ввести читателя в курс дела, чего, надеюсь, удалось добиться, если кто-то дочитал до этих строк.

В заключение, хочется сказать, что Альберт Эйнштейн – величайший мистификатор всех времен и народов. По сравнению с ним Нострадамус и Калиостро – просто дети в коротких штанишках. Ведь одно дело манипулировать умами людей простых, и совсем другое – ученым сообществом. Ума не приложу, как ему хватило смекалки и мудрости обвести научную элиту вокруг пальца. Гениальный был человек.

Заключение

Парадоксальность веры проявляется в том, что человек не замечает простых вещей, веря в авторитетные «чайники» – неважно, религиозные они, либо научные, либо еще какие. Знать, что «скорость света в вакууме всегда равна с» – и быть убежденным, что невозможно определить скорость света в вакууме; надсмехаться над философией, знать, что атомы есть философское учение – и верить в то, что они являются фундаментом науки; видеть луну в космосе – и думать, что это образ, нарисованный мозгом в сознании…

Нельзя сказать, что ошибки натурфилософии ведут человека в бездну невежества. Естественные науки развиваются сами по себе – люди изобретают спутники и компьютеры независимо от философских идей. Философия же, ведомая человеческим любопытством, всегда стремилась заглянуть в неизведанное, и нет ничего предосудительного в том, что она делает это сейчас. Конечно, в современном своем состоянии она зачастую смешна, ибо, откинув без оглядки проверенную веками школу, наспех строит новую. Забавно наблюдать сегодняшнее «научное» зрелище, пестрящее даже не натурфилософскими, а фэнтезийными красками: черными дырами, струнами, свертыванием пространства– времени, мультивселенными, частицами всех частиц…

И ведь так было всегда. Во все времена популярная фантазия просачивалась сквозь фильтры критической логики, рисуя людям тайны бытия. И всегда она была навязчива – религиозная школа подавала свою версию категорично, обязывая верить. Сегодня догматика также беспощадно насаживается повсюду, но уже под соусом науки.

Истины натурфилософских идей являют собою вопросы. Усомниться в правильности популярных ответов и увидеть на их месте загадку – вот пафос, доступный немногим, а в полной своей мере, наверное – никому. Отделить науку от чистой фантазии – задача масштабная и, вероятно, нереализуемая. Ведь догматика не ищет истину, она будет отчаянно бороться за место под солнцем, отстаивая свои научные работы, должности и премии.

История борцов с теорией относительности Эйнштейна – трагикомичный тому пример. В доинтернетово время, много энтузиастов любителей, интересующихся СТО, видели в ней ошибку и бежали, взволнованные, на ближайшую научную кафедру. Они искренне думали, что сейчас донесут свет истины ученым. А в итоге становились объектом насмешек, и, по слухам, пациентами психиатрических лечебниц. Я читал, что советские научные журналы ежегодно отправляли сотни таких бедолаг в дурдом.

Натурфилософия – теплое местечко, на которое постоянно претендует популярная фантазия. Это настоящая борьба, схожая с борьбой за власть. И, как только признать идею несостоявшейся – на нее место тут же вскочит другая. Академические пороги обивают толпы авторов новых «научных истин».

На этом заканчиваю, даже не зная, какую реакцию вызвала у читателя сия работа. Критическая натура моя подсказывает, что, скорее – сострадательное, если читатель добр, или же слегка недоуменное и презрительное. Но в глубине души я надеюсь, что читатель испытал то же чувство, что и я – это великое удивление от созерцания масштабов иллюзиона, который насмешливо явила миру натурфилософия, сама же, при этом, искусно скрываясь в тени.

Рейтинг@Mail.ru