Чайники Рассела в современной науке

Вячеслав Олегович Дредд
Чайники Рассела в современной науке

О логике сомнений

Попробуем отвлечься рассмотреть саму гипотезу, как она есть, и оценить ее слабые и сильные стороны, и реальные шансы на существование.

Мы так же состоим из множества атомов, как галактики состоят из звезд. А может ли звездное скопление, например, галактика Млечный Путь, быть живой, как мы, состоящие из атомов? Может ли она, в неком макро-измерении, ощущать себя, к примеру, змеей? Иметь свои чувства, инстинкты, способность к волевому движению? Махнуть хвостом из звезд, и уползти в другой конец вселенной? Если атомы могут, то и звезды гипотетически могут.

Глядя на неподвижные звезды, понимаешь, что такого не может быть. Это слишком фантастично и не научно. Это даже не фантастика – это мистика.

Но если звезды не могут составить сложное тело и жить этим телом в другом измерении, то и атомы не могут. Между звездами и атомами нет принципиальной разницы – те и другие являются примитивными телами в пространстве. И если звездное скопление не сможет иметь собственное сознание на другом уровне, то скопление атомов так же не способно стать чем-то иным, кроме большой кучи частиц.

Когда я об этом подумал, то был в высшей степени удивлен. Лежащая под носом, тайна обрушилась на меня всей своей мощью. Неужели философская гипотеза древних греков и сегодня лишь невероятно раздутая гипотеза? Бросившись изучать тему – я тут же наткнулся на подтверждение моей догадки. Вот она – планетарная модель Резерфорда. Резерфорд скопировал вращение спутников вокруг планет и звезд, применив его на атомы с электронами. Сегодня, надо сказать, модель уже другая, что лишний раз подтверждает философичность атомизма – с обнаруженными в природе явлениями таких изменений и метаморфоз не происходит. Как обнаружили амебу – так ее и описали. Форма и свойства ее с тех пор не менялись. Модель же атомного устройства меняется периодически.

С Резерфордом, Ломоносовым, Демокритом я сразу разобрался. Это были теоретики философской модели, хоть и занимались физикой. Наблюдали обычный мир, и объясняли его вымышленным.

Но как быть с атомными устройствами? Атомная бомба, атомная электростанция? Вот же – примеры, подтверждающие гипотезу. Довольно быстро я сообразил, что это только названия. В реально работающем реакторе, или бомбе, применяется уран, обладающий огромной теплоотдачей, и нет тут никакого деления атома. Так же, как Ломоносов объяснял воду молекулами – так же взрыв и горение урана объясняют нейтронами и делением атома. Косвенным подтверждением служит знаменитая Эйнштейновская e=mc2, по которой любое тело, если делить его атомы, выдаст гигантскую энергию. Будь то уран, дерево, каменный уголь или порох – везде одинаково. Но на практике эту энергию выдает только уран, мощность которого в сотни тысяч раз выше, чем у дров. Ни разу мы не видели, чтобы дрова рванули, как атомная бомба.

Разобравшись с эмпирикой, давайте поговорим о логике. Научный логический подход – это локомотив теории. Куда не может заглянуть опыт, проникнет проницательный разум. Но является ли атомизм в природе логически детерминированным?

Я уже описал логическое противоречие, когда проводил аналогию со звездами, теперь рассмотрим философскую сторону вопроса.

Не факт, что должна существовать некая объективная реальность, лежащая за пределами чувственного мира. Ведь чувственный мир – самая, что ни на есть, реальность. Она проявляется во всем многообразии, в зависимости от органов чувств познающего субъекта. Для человека мир один, для летучей мыши – совсем другой, для акулы – третий. Да, реальность многообразна, и неотделима от органов чувств познающего субъекта. Но говорить, что чувственная реальность субъективна, и иллюзорна, а есть объективный мир, который не зависит от органов чувств, … не знаю, не знаю. На мой взгляд – это спекуляция, обратная сторона солипсизма.

Много места в сознании занимает объяснение картины мира элементарными частицами. Сторонника атомизма скажут, что у них-то все объяснено, и многие тайны природы поняты, и открыты, благодаря атомам. А если отрицать атомы, человек опять становится незнайкой, откатываясь в дремучее невежество.

На деле же, объяснение мира элементарными частицами весьма мешает познанию, отвлекая внимание от природы на вымышленные структуры. Многие учебники химии наполнены чуть не одними атомными конструкциями. Учащийся не видит, что происходит в природе. Но зато получают массу информации о том, как электроны переходят с одной орбиты на другую, как атомы перестраиваются в разные фигуры – сплошные абстракции в естественной науке. Хотя надо отметить, что использование атомов в химии в качестве языка, химических формул – весьма удобно и практично. То же самое в физике – желание объяснить все с помощью атомов только путает познающего.

Природа очень многообразна, и объяснение всех ее законов с помощью атомной механики непростительно упрощает картину. Бесчисленное разнообразие превращения вещей сводится к перестановке фигурок из виртуальных частичек, к изменению скорости их движения.

И важно отметить, что мир атомов не отвечает на все вопросы – он все равно упирается в необъяснимый закон природы. Элементарными частицами можно «объяснить» превращения веществ и изменения их свойств. Но в атомном мире останется гравитация, как необъяснимый закон природы. Придумай гравитоны, объясняя гравитацию – надо будет объяснять свойства гравитонов, и так до бесконечности. Все равно останется необъяснимое свойство. Атомизм свел миллионы законов природы к нескольким законам атомов.

И когда сторонники атомизма скажут в свою защиту, что они-то объяснили законы природы, подобное заявление будет спекуляцией, поскольку они только свели множество законов к нескольким. И про эти несколько законов они так же разведут руками, и скажут, что так устроен мир. Вообще, не стыдно для человека образованного сказать про многое, что так устроен мир. Это не является, вопреки общепринятому мнению, признаком глупости и дремучести.

Надо сказать, что наука проникла в тайны вещей, и открыла глаза на многие явления. Но околонаучная спекуляция не отстает, объясняя непостижимые для науки вещи. И отделить науку от спекуляции очень непростая задача. Мало того, это невозможно в принципе для массового сознания, ибо человеческая фантазия очень ретива. Признай сегодня одну теорию несостоятельной, на ее место тут же вскочит другая. Сегодня среди альтернативщиков очень распространен эфир. Изначально, в физике он был гипотетической материей, колебания которой – это электромагнитные волны. Сейчас же фантазеры превратили эфир в первоматерию, они объясняют им и гравитацию, и вообще все. И они жаждут лавров науки.

Так что увы, надо признать, что истина в философии науки доступна немногим. Стоит развенчать атомизм и теорию относительности Эйнштейна, как на освободившееся место хлынет эфир.

И, полный загадок, мир опять популярно объяснят со всех сторон…. Но теперь уже с помощью эфира.

Статья 3. Теории происхождения мира

Все гипотезы философии науки объявлены сегодня научно доказанными. У нас не осталось тайн мироздания. Жизни после смерти нет, мир произошел от Большого взрыва, человек– от обезьяны, земля – от гравитационного притяжения частиц космической пыли. За звездами ничего нет, внутри нас – атомы…. все известно и доказано. Но давайте разберемся подробнее, что именно доказано, и как доказано. Можно ли считать метод некоторых весьма популярных гипотез научным?

Взять простой пример. Ни у кого не возникнет сомнения в том, что в центре земли находится ядро, потом идет мантия, потом – земная кора. Любой человек знает. Это в школе преподают. Но мало кому известно, что эмпирического подтверждения подобному устройству земли нет, как нет и для любой другой модели устройства. Человек ведь никогда не был в глубине земли, и не видел, что там внутри. Самая глубокая в мире скважина – 12 километров, при радиусе земли свыше 6 тысяч километров. Оцените эти цифры. Человек прокопал 0,2% в одном только месте – а все знает об устройстве нашей планеты. Как такое может получиться? Да, есть акустический анализ сейсмических толчков. Но его тоже недостаточно для подобных выводов. Врач тоже слушает биение сердца пациента, и представьте себе, что, не заглядывая внутрь человека, люди строили бы гипотезы о его устройстве, и объявляли бы некоторые из них научными. Страшно представить, каким бы предстал человек изнутри в школьных учебниках. С землей то же самое. Нет инструментов для диагностики, и устройство земли, про которое все мы знаем – гипотеза, но отнюдь не научный факт.

Любая гипотеза требует доказательств. Чем дальше во времени и в пространстве – тем меньше у человека подтверждения его теориям. И когда говорят о том, что было миллионы и миллиарды лет назад, или будет; что происходит за миллиарды световых лет от нас – можно быть уверенным в том, что мы имеем дело с человеческой фантазией, которая строит модели на крупице фактов, далеко не достаточных для подтверждения гипотез.

Скажут, что астрономия наука непогрешимая, и у человечества есть Хаббл, который проник в самые глубины космоса. Но мало кто знает о том, что Хаббл шокировал мир не фотографиями, а компьютерными рисунками тогда, в 80-х.

Известно, что первый запуск Хаббла оказался неудачным: звездное небо на мониторе выглядело примерно таким же, как его видно невооруженным глазом – все те же точки звезд в темноте. Ученые подсуетились, доставили на орбиту еще одну линзу – и весь мир был удивлен сказочными изображениями вселенной, которые, на деле, есть не что иное, как компьютерные рисунки, с графикой уровня 2000-х. Тогда, в 80-х, персональные компьютеры не могли себе такого позволить, но вот большие промышленные компьютеры могли. Сейчас же, если внимательно посмотреть на фото Хаббла, станет очевидно, что это художественная графика. Где-то увлекшийся художник нарисовал фрагмент туманности рельефной, как твердая порода, где-то, на автомате, изобразил фрагмент человеческого носа.

 

Эмпирики у астрономии не хватает даже на солнечную систему – чего уж там говорить про всю вселенную. А ведь происхождение звезд и планет, их внутреннее устройство – все уходит корнями в астрономию. Где-то там, в невидимых обывателю глубинах, рождаются галактики, планеты, звезды.

И мало кто знает, что астрономы видят не многим больше за пределами солнечной системы, чем видно невооруженным взглядом – все те же маленькие желтые точки на темном небосводе. Кое-где вспыхивают новые точки. И вся огромная теория возникновения вселенной, звезд, планет – все основано на вымысле астрономов. Из фактических данных есть только спектральный анализ и угловые расстояния. Но на них невозможно построить научную базу.

Что известно про солнце? По факту имеется только спектральный анализ. А что он дает, кроме водородного спектра? На солнце и взглянуть невозможно – а ученые все про него знают: и возраст, и структуру, и когда погаснет, и откуда взялось. Я много лет работаю с оборудованием. Невозможно, бывает, дать диагностику сбоев оборудования, с которым люди работали – и внутрь заглядывали, и узлы все знают. А астрономы, которые никогда не видели ни планеты, ни солнца изнутри – откуда могут знать про них?

Мы имеем на сегодня чистую фантазию о происхождении и устройстве вселенной. Трудно представить, но даже факт, что звезды это такие же солнца, как и наше – и тот гипотеза. В телескопы видны все те же точки звезд, что и невооруженным глазом. Нет фактов, доказывающих на сто процентов эту гипотезу. Но, надо сказать, что гипотеза здравая. Она, хоть и не имеет эмпирического подтверждения, вполне логична и соответствует представлениям о жизни, в которой объекты в природе, как правило, встречаются во множественном числе. В свое время, когда земля считалась центром вселенной, мысль о том, что звезды – это такие же солнца, как наше, была очень смелой.

Теория происхождения звезд и планет уходит корнями к большому взрыву (БВ), про который очень много споров. Конечно, ни на какую научность БВ претендовать не может, поскольку из эмпирики есть только красное смещение. Оно говорит лишь о том, что звезды в видимой части вселенной разлетаются.

Экстраполировать этот разлет к тому, что раньше вся вселенная взорвалась из одного места – весьма наивно. У скептиков сразу возникли вопросы – а что за первородная частица такая? Как она, имея малые размеры, могла вместить себя все вещество вселенной? С чего вдруг взорвалась, если никакие внешние воздействия на нее не влияли?

Сторонники БВ на эти вопросы ответить, конечно, не смогли, но зато весьма затейливо извернулись. Оказывается, это первородная частичка вовсе не была частичкой в пространстве – она и была всей вселенной и пространством до БВ. Не надо слишком буквально воспринимать понятие большой взрыв.

Но если первочастица и была всем пространством и всей вселенной – тогда куда она расширяется? Сама в себе расширяется? Это же софистика. Какой смысл тогда вообще говорить о первоначальном взрыве?

Очень много загадок открывается перед глазами, если отодвинуть ширму господствующих теорий мироздания.

И эволюция полна загадок. Когда говорят, что это животное появилось сто миллионов лет назад, а это растение – двести миллионов, сразу ясно, что люди фантазируют. При всем уважении к археологии.

Нельзя сказать, что теоретизировать плохо – но зачем закрывать все вопросы философии науки, объявляя чистые гипотезы как доказанные наукой? Зачем забирать загадку и неизвестность у человеческого сознания, подменяя их якобы научными знаниями.

Рейтинг@Mail.ru