Пригороды Санкт-Петербурга. От Петергофа до Гатчины

Вера Георгиевна Глушкова
Пригороды Санкт-Петербурга. От Петергофа до Гатчины

В царский период владельцами Ропши были только богатые и влиятельные люди, в том числе императоры и императрицы, а также Ф.Ю. Ромодановский, М.Г. Головкин, Г.Г. Орлов, И.Л. Лазарев (Ованес Лазарян) и им подобные.

Царь Петр I, владелец мызы Ропша, бывал в этих местах неоднократно. После того как Петр I узнал о местных минеральных источниках и их лечебных возможностях, он в 1713 г. создал в Ропше «лечебную усадьбу». В 1713 г., когда он наблюдал за прокладкой водовода в Петергоф, то останавливался в местном летнем Путевом дворце – первой дворцовой деревянной постройке на этой мызе. В 1715 г. Петр I подарил мызу Ропша князю-кесарю Ф.Ю. Ромодановскому, который здесь устраивал шумные пиры, на которых Петр I был частым гостем.

Федор Юрьевич Ромодановский (1640–1717) был видным сподвижником царя Петра I. Именно он во время первого заграничного путешествия молодого царя Петра I (1697–1698) был управляющим Москвой. Князь Ф.Ю. Ромодановский был начальником Преображенского приказа, ведавшего «розыском» – тайной полицией. Петр I только ему одному доверял замещать его в делах управления страной в его отсутствие. Знаком особого отношения царя к Ромодановскому было и то, что ему разрешалось – в виде исключения – носить старинный длиннополый кафтан. Ромодановский выделялся редчайшей жестокостью при отстаивании интересов молодого царя. Последний исключительно ценил его за неистощимую верность ему, абсолютную честность, неподкупность, хотя знал о его безудержном пьянстве и пристрастии к старорусским обычаям. Когда Петру I понадобились огромные средства для войны со шведами, а денег на это не хватало, то Ромодановский передал ему громадное количество серебряных монет и других ценностей. Деньги и огромное количество серебряной и позолоченной посуды передал представителю древнего княжеского рода Ф.Ю. Ромодановскому на хранение отец Петра I – царь Алексей Михайлович, который наказал Ромодановскому сберегать эти сокровища и выдать их только в случае войны или при самой крайней надобности в делах России. Об этих сокровищах знали только Алексей Михайлович и Ромодановский. После смерти Алексея Михайловича Ромодановский эти сокровища мог присвоить, и никто бы об этом не узнал. А он абсолютно все полностью сохранил и в сложный момент для России передал Петру I.

Ф.Ю. Ромодановский. Гравюра XIX в.


Петр I стал называть Ромодановского «генералиссимус», потом присвоил титул «князь-кесарь» и «Ваше Величество», сам изображал себя как его подчиненного. Все это было шутовством, комедией, а Ромодановский к этому относился серьезно. Петр I терпел его усы, татарское, польское, старорусское одеяния. Ромодановский по одежде, своим обычаям и стилю жизни служил сатирой (но не понимал этого) на старое время, по сути, выполнял маскарадную роль «князя-кесаря», был живой пародией на старое житье-бытье. Во двор его дома абсолютно все (даже царь) не въезжали, а входили, причем непременно сняв головной убор, делали ему земной поклон. При поездках на охоту в его свите было порядка 500 человек. Ромодановского везде окружала азиатская роскошь. В сенях его дома посетителей встречал обученный медведь со стаканом водки с перцем в лапе и вручал его гостю; если тот отказывался его осушить, то медведь срывал с визитера шляпу, парик, хватался за платье. Можно представить, что творилось при таких нравах в ромодановских вотчинах, усадьбах, но царь все равно поддерживал и хвалил его. Надежно преданный царю, раболепный служака, не обдумывающий и не анализирующий, а только точно выполняющий приказы царя, да к тому же не вор, хотя и пьяница, а в интеллектуальном плане ограниченный человек был нужен Петру I как верный холуй и исполнитель любых его, в том числе спорных, сомнительных решений. И в дальнейшем российские правители, многие начальники разных рангов держали подле себя зависимых от них недалеких людей, начальников меньшего ранга, не обладавших должными знаниями и профессиональными компетенциями, но способных озвучивать и реализовывать неблаговидные мысли и намерения своих шефов и соглашавшихся выдавать спорные решения шефов за свои (что портило их репутацию, но сохраняло чистой репутацию их шефов).


В 1722 г. Ропша была отдана в приданое за внучкой Ф.Ю. Ромодановского, она стала женой М.Г. Головкина – сына петровского дипломата, имевшего поблизости собственные владения. Ропша была присоединена к имению Головкина. После ссылки Головкина в Сибирь (1741) Ропша была передана в казну, а затем приписана к царским вотчинам.


Михаил Гаврилович Головкин (1705–1775) был графом, государственным деятелем, сыном графа Г.И. Головкина (один из воспитателей и сподвижников царя Петра I, руководил русской внешней политикой, с 1709 г. канцлер, в 1726–1730 гг. член Верховного тайного совета, поддерживал императрицу Анну Иоанновну). М.Г. Головкин выступил в поддержку Анны Иоанновны против Верховного тайного совета, в 1740–1741 гг. был вице-канцлером по внутренним делам и противником фаворита императрицы графа Э.И. Бирона (1690–1772). Затем он был доверенным лицом правительницы Анны Леопольдовны при младенце-императоре ее сыне Иване VI Антоновиче, свергнутых в 1741 г. После воцарения Елизаветы Петровны М.Г. Головкин был сослан в Якутию, где и умер. Жизнь М.Г. Головкина лишний раз подтверждает, сколь опасно участвовать в политических играх и стремиться угождать властям предержащим; победившие в политической борьбе, как правило, не щадят даже грамотных специалистов – слуг их поверженных противников.


В 1748 г. императрица Елизавета Петровна поручила архитектору В.В. Растрелли создать в Ропше новую царскую резиденцию. Работы велись с 1750–1756 гг., а потом были прерваны Семилетней войной (1756–1763). К этому времени основные постройки были возведены и разбит парк. Бездетная Елизавета Петровна пожелала, чтобы сын ее сестры Анны – Петр, полурусский-полунемец, прибыл в Россию, стал ее наследником и будущим императором Российским. Он приехал, она одарила его ценными подарками, среди них была и Ропша, где он вскоре начал хозяйствовать. Но именно здесь он был убит (1762) в возрасте 34 лет. Судьба Петра III лишний раз напоминает о бремени и опасности власть предержащей роли, а также о том, что успешно править Россией может только хорошо знающий и искренне любящий ее православный человек, понимающий ведущую роль русских людей и других представителей славянского этноса (по людности резко преобладающего в России) в наведении порядка в стране, доверяющий и поручающий главным образом именно им ведущие управленческие позиции (см. текст о Петре III в сюжете о г. Ломоносове, раньше Ораниенбауме).


29 июня 1762 г. Петр III со свитой прибыл в Петергоф, где узнал о действиях своей жены, дворцовом перевороте в ее пользу. Петр III пытался укрыться в Кронштадте, затем Ораниенбауме, но потом подчинился судьбе, тем более что на стороне его жены были 14 тыс. военных, стянутых к Петергофу. Петр III предложил Екатерине примирение, о чем он в письме просил ее дважды, просил разрешить ему уехать в Голштинию и назначить ему пенсию для безбедного существования. В Ораниенбауме Петр III подписал акт отречения от престола, после этого Петра III перевезли в Петергоф и держали под конвоем. Затем его перевезли в Ропшу, где он был в роли арестанта, просил прислать к нему врача, фаворитку Елизавету Воронцову, скрипку и его собачку. Получилось, что в России были и жили не на свободе два свергнутых императора: Иван VI Антонович и Петр III; их жизнь в заточении неизбежно должна была рано или поздно, но непременно насильственным образом оборваться. Тем более что об этом тайно и страстно мечтала Екатерина II. Иван VI Антонович был убит в тюрьме при попытке освободить его в 1764 г., а Петр III был убит в 1762 г. в Ропше (якобы в пьяной драке он и охранявшие его военные повздорили). Насильственная смерть Петра III подтверждается рядом источников, в том числе письмом к Екатерине II А.Г. Орлова. Он написал, что Петр III повздорил с князем Ф. Барятинским, началась драка, якобы кто-то из военных убил Петра III, поэтому все виноваты. При тщательном изучении документов о тех днях абсолютно ясно, что убийство Петра III было заранее задумано, организовано и документально оформлено как случайный трагический случай. Официально было объявлено, что Петр III умер своей смертью «от геморроидальных колик».


После дворцового переворота 1762 г. императрица Екатерина II подарила эту усадьбу в 1764 г. Г.Г. Орлову, своему фавориту, одному из знаменитых братьев Орловых, сыгравших решающую роль в дворцовом перевороте 1762 г. и незаконном возведении ее на престол в обход ее сына Павла. Кроме того, А.Г. Орлов, брат Г.Г. Орлова, организовал убийство Петра III, чем обеспечил спокойствие пребывания на троне Екатерины II. Г.Г. Орлов и все его родные братья – все пятеро всю жизнь расплачивались за свои грехи. Судьбы Орловых напоминают о неизбежных бедах и непоправимых потерях в семьях грешников (их самих, их детей, внуков, других их потомков; страдают как минимум четыре поколения).


Убийство Петра III в Ропше. Гравюра начала XIX в.


Братья Орловы были сыновьями новгородского вице-губернатора Г.И. Орлова, женатого на Л.И. Зиновьевой. Из братьев старшим и главным был строгий и прижимистый в деньгах Иван (1733–1791). Григорий (1734–1783) был самым красивым и непутевым в развлечениях. Алексей (Алехан, 1737–1807 гг.) был самым сильным, смелым, расчетливым. Федор (1733–1791) был обходительным и осторожным. Владимир (1743–1831) был самым образованным и воспитанным. Все в 1762 г. получили графское достоинство, а Алехан (Алексей) и Григорий (фаворит Екатерины II) со временем стали князьями. Орловы отличались ростом, богатырской силой, удалью, красотой, хитростью. После переворота императрица осыпала братьев Орловых всевозможными наградами, в том числе земельными угодьями и деньгами. Орловы стали обладателями колоссального состояния. Но получив свои баснословные богатства ценой крови дворцового переворота и других бесчинств, никто из них счастливо свою жизнь не прожил. Не было у них, как правило, стабильных благополучных семей, умных и счастливых детей, да и род их по прямой линии был не долгим.

 

Так, Иван, женатый на Е.Ф. Ртищевой (1750–1834), детей не имел. Григорий был женат только 4 года на Е.Н. Зиновьевой (1758–1781), детей от нее не имел, но имел внебрачного сына от Екатерины II – Алексея Бобринского (1762–1813 гг., с 1796 г. – граф, затем пожалован в генерал-майоры, управлял Петербургским воспитательным домом; был, особенно в молодости, распущенным, расточительным, склонным к пьянству, картам, легкомысленным поступкам, имел долги, только к старости стал дельным сельским хозяином). Алехан недолгое время был женат на Е.Н. Лопухиной (1763–1786 гг.), имел в браке умершего в младенчестве сына и одну дочь – Анну (графиня А.А. Орлова-Чесменская, 1785–1848 гг., фрейлина, счастливой в личной жизни не была, замуж не вышла, умерла страшной мучительной смертью в возрасте 63 лет – пребывая в летаргическом сне, была похоронена, проснувшись, задохнулась в гробу), кроме того, он имел нескольких внебрачных детей. Федор женат не был, имел 8 внебрачных детей (из них 2 умерли в младенчестве). Владимир был женат, имел в браке двоих сыновей и дочь, но сын умер в молодости. Даже похороны и перезахоронение братьев Орловых проводили несколько раз, что напоминало трагикомедию.


Г.Г. Орлов. Гравюра XVIII в.


Григорий Григорьевич Орлов (1734–1783), владелец Ропши, провел бурную молодость, славился своей редкой внешней красотой, громадным ростом, силой, веселым характером, сугубо мужскими достоинствами, в боевых операциях выделялся смелостью. По восшествии Екатерины II единолично на престол Г.Г. Орлов стал графом, камергером, получил много крепостных, крупные деньги, мызу Ропшу и Гатчину, стал первым президентом (с 1765 г.) русского Вольного экономического общества. Счастье и беда Г.Г. Орлова были в том, что он полюбил немку Екатерину II – женщину на 5 лет его старше, опытнее, хитрее, стоящую гораздо выше его на социальной лестнице, что неизбежно ставило его в зависимое положение, унижало его человеческое достоинство русского мужчины. Он был не только фаворитом (1760–1773) императрицы Екатерины II, но и сделал немало полезного для России. Основные заслуги Г.Г. Орлова перед Отечеством таковы: 1) в 1771 г. обеспечил подавление «чумного бунта» в Москве, возглавил государственную комиссию для наведения порядка в городе и борьбы с чумой; все сделал оперативно, качественно, впечатляюще порядочно, был московским генерал-губернатором несколько месяцев; 2) организовал заезд иностранцев в Россию для освоения залежных земель за р. Волгой; 3) проводил опыты по строительству на сложных, в том числе болотистых и мерзлотных грунтах (опыты в Гатчине и других местах); 4) содействовал научно-практическим делам и планам М.В. Ломоносова и других ученых. У Орловых была надежда, что Г.Г. Орлов со временем станет официальным мужем императрицы Екатерины II, но этого им не удалось добиться. Приручить Григория, полностью подчинить его себе Екатерина так и не смогла, не смогла простить и его многочисленные любовные измены ей, отказалась от него как от своего фаворита. В 1777 г. в возрасте 43 лет Г.Г. Орлов женился на своей 19-летней двоюродной сестре Е.Н. Зиновьевой (1758–1781), которую еще 13-летней девушкой он изнасиловал и в которую был давно влюблен. Она через 4 года после свадьбы умерла, детей у них не было. После смерти жены Г.Г. Орлов чуть ли не потерял рассудок, серьезно заболел и через 6 лет, в возрасте 49 лет, умер.

Алексей Григорьевич Орлов был ведущим участником дворцового переворота 1762 г. За морскую победу у Наварина и Чесмы в 1770 г. получил почетный титул Чесменского, обманом выловил и привез в Россию так называемую княжну Тараканову – интриганку и самозванку, выдававшую себя за дочь императрицы Елизаветы Петровны Романовой, претендовавшую на русский престол. Он в 1775 г. вынужденно ушел в отставку, стал жертвой интриг и понял, что был исполнителем уймы сомнительных планов императрицы, впоследствии пожелавшей отделаться от него. У него была только одна дочь, умершая мучительной смертью (очнулась в гробу, будучи погребенной, задохнулась).

Владимир Григорьевич Орлов в памяти людей остался как образованный и порядочный человек. Когда современники спрашивали, почему у него нет обилия орденов и медалей, как у его братьев, он отвечал, что не от каждой власти честный человек может ждать, а главное – принимать награды. В.Г. Орлов к деятельному участию в государственных делах и политике не стремился. Он был 6 лет директором Академии наук (1766–1774), на этом его карьера и кончилась, к его радости (он не стремился к высоким постам, не хотел быть слугой-холуём). У В.Г. Орлова и его супруги Елизаветы Ивановны (урожденной Штакельберг) был один сын, умерший молодым, прямых наследников по мужской линии у них не было.


А.Г. Орлов-Чесменский. Портрет XVIII в.


Федор Григорьевич Орлов (1741–1796) был эрудированным, оставлял впечатление воспитанного человека. На деле он имел упрямый, несносный характер, был большим эгоистом. Он не смог создать полноценную семью. Тем не менее от двух женщин у него были 6 сыновей и 2 дочери, но двое из его детей умерли в раннем детстве. Одну из этих женщин он почитал своей женой, жил с ней в гражданском невенчанном браке, хотя их 5 сыновьям это грозило – после его смерти – утратой прав на графский титул и богатства. Но Ф.Г. Орлов смог уладить этот щекотливый вопрос, хотя все его сыновья назывались его воспитанниками.


Владельцем усадьбы Ропша был и известный армянин И.Л. Лазарев (Ованес Лазарян), который привлек для проведения необходимых перестроек в усадьбе итальянца архитектора Антонио де ла Порте, инженера Г. Энгельмана, русских зодчих Ю.М. Фельтена, Е.Т. Соколова, С.П. Берникова, Л.П. Руска, «садовых дел мастера» Томаса Грея. Дошедший до наших дней дворцовый комплекс приобрел свой окончательный облик в 1785–1801 гг., именно при И.Л. Лазареве. При нем в Ропше было цветущее имение с комфортным главным домом, парком, озером, ручьями, водопадом, прудами, бумажной фабрикой. Император Павел I задумал выкупить Ропшу у Лазарева, сделать ее мемориальным местом в память его отца Петра III, убитого в этом месте, и переименовать его в Кровавое поле. Лазарев не хотел продавать имение, но Павел I ему предложил очень большие деньги, ежегодную хорошую пенсию, чин действительного тайного советника, дал льготы его землякам – нахичеванским армянам. Так владельцем Ропши стал Павел I, а потом она перешла в казну.


Император Николай I, Александра Федоровна и великий князь Константин Николаевич в море на прогулке. Рисунок 1840-х гг.


Лазаревы – армянский дворянский род предпринимателей, меценатов, банкиров. (Один из первых российских миллионеров конца ХХ – начала XXI в. красавец Артем Тарасов – дальний потомок тех знаменитых Лазаревых.) Родоначальником этого рода был богатый и знатный армянин Лазарь Назаретович Лазарян (1700–1782), в 1747 г. переехавший из Персии (Ирана) в Россию. Он поселился в Москве, где его стали называть на русский манер Лазарев. Он основал в Москве торговлю драгоценными камнями, а один из его сыновей, Иван (Ованес, 1735–1801 гг.), пользовался особым расположением императрицы Екатерины II. В 1744 г. она возвела Лазаревых в дворянство. Иван Лазаревич Лазарев (Ованес) стал одним из самых богатых помещеков в России, он владел также фабриками, железными рудниками на Урале, лесами во многих губерниях России, при этом он вел значительную благотворительную деятельность. И.Л. Лазарев умер бездетным, оставив свое состояние брату Иоакиму (Овагим, 1744–1826 гг.) и завещал устроить на оставленные им средства училище для детей бедных армян. Иоаким выполнил его волю в 1815 г., это училище в Москве в 1835 г. стало гимназией, а затем было преобразовано (1827) в Лазаревский институт восточных языков.


В 1826 г. император Николай I подарил Ропшу своей супруге 28-летней императрице Александре Федоровне, к тому времени уже матери их четверых детей. Николай I был неверным, но мудрым и щедрым супругом.


Императрица Александра Федоровна (1798–1860) была дочерью прусского короля, немецкой принцессой Фредерикой Луизой Шарлоттой Вильгельминой. В возрасте 19 лет она стала женой великого князя Николая Павловича. Она не думала, что будет со временем русской императрицей, поскольку у ее мужа были 2 старших брата; тем не менее он в 1825 г. стал императором (ему было 29 лет, а ей – 27). Николай Павлович объяснил ей, что одна из их главных задач – обеспечить надежное продолжение царского рода Романовых. К этому времени умерли ее деверь (брат мужа) – император Александр I и две его дочери. Второй деверь, Константин, был бездетным, третий деверь, Михаил, имел одну дочь. У Александры Федоровны и ее мужа родились 4 сына и 3 дочери: Александр (1818–1881 гг., с 1855 г. – император Александр II), Мария (1819–1876 гг., любимая дочь Николая I), Ольга (1822–1892), Александра (1825–1844), Константин (1827–1892), Николай (1831–1891), Михаил (1832–1909). У их четырех сыновей родились 17 внуков, династический запас прочности был достигнут. За 14 первых лет замужней жизни Александра Федоровна родила всех своих 7 детей; ее замужество длилось 38 лет (1817–1855), из них 30 лет она была супругой правившего императора. Александра Федоровна была красивой и мудрой женой. Николай I был редкостно красивым человеком, высоким и стройным, говорили, что он – красивейший в Европе мужчина; неудивительно, что он имел бешеный успех у женщин и пользовался этим. Но Александра Федоровна на этот счет не слишком переживала, тем более что знала, каким любящим отцом и ответственным супругом был Николай I. На праздничные дни Александры Федоровны (именины, дни рождений) супруг устраивал роскошное торжество с приглашением многочисленных гостей. Николай I подарил ей в Петергофе небольшой дворцовый ансамбль Александрия и красивый павильон-бельведер Бабигон.


С конца XIX в. Ропша стала своего рода центром, где особенно сильно обсуждали и критиковали позицию, дела правившего императора – Александра III, а затем его сына Николая II. Лидерами враждебных к царствующей супружеской паре группировок были брат Александра III – великий князь Владимир Александрович и его жена великая княгиня Мария Павловна, центром фронды был их загородный дворец в Ропше. В глубине души этой великокняжеской пары жила сильная зависть к Александру III, его положению императора российского. Когда произошла катастрофа императорского поезда в Борках (1888), чудом Александр III, его жена и дети остались невредимы, Владимир Александрович был разочарован, ведь в случае их гибели он сам стал бы императором. Владимир Александрович и Мария Павловна не одобряли государственные дела, а также стиль жизни, любовь ко всему русскому Александра III. Владимир Александрович и Мария Павловна были богаты, умны, аристократичны, ненасытно честолюбивы, восхищались немецким кайзером Вильгельмом II и Бисмарком. Устраиваемые ими балы в их Ропшинском и петербургском дворцах затмевали своим блеском и роскошью императорские балы и приемы. При императоре Николае II, не подготовленном мудро управлять империей, неопытном в государственных делах, Владимир Александрович не стремился искренне помочь молодому, страдавшему от своей неопытности императору, в основном старался навязать ему свою точку зрения, подчинить себе, а также злобно критиковал его и его жену императрицу Александру Федоровну, по сути, способствовал формированию и усилению общественного недовольства против императорской четы. На балах, приемах, гостевых вечерах, встречах в Ропшинском дворце передавали и множили сплетни, осуждали поступки и решения Николая II, преувеличивали недостатки императрицы, перемывали косточки великим князьям и князьям императорской крови, практически каждый из которых допускал те или иные проступки, в том числе подворовывал. В то же время сам Владимир Александрович и его жена Мария Павловна были не прочь лишний раз любыми приёмами обогатиться.


Великий князь Владимир Александрович (1847–1909), сын Александра II, имел сложную репутацию. Он слыл знатоком живописи, хорошо рисовал, был покровителем творческих личностей, особенно художников, интересовался балетом и способствовал его развитию, первым финансировал заграничные балетные турне труппы С.П. Дягилева (1872–1929), много читал, почти профессионально играл на рояле. Он выполнял обязанности президента Академии художеств, был председателем Комитета по созданию собора Воскресения Христова (Спас на Крови), занимал пост главнокомандующего войсками гвардии и Петербургского военного округа (1884–1905), был членом Государственного совета. Он болезненно завидовал своему брату Александру III, потом следующему императору – своему племяннику Николаю II. Женой Владимира Александровича была (с 1874 г.) великая княгиня Мария Павловна-старшая, герцогиня Мекленбург-Шверинская (Михень, 1854–1920 гг.), склонная к интригам, сплетням, формированию группировок при дворе, только к старости и только в корыстных целях сменившая (1909) лютеранство на православие. Они с расходами не считались, любили шикарно жить, вели себя вызывающе, имели долги. Из-за частых развлекательных заграничных поездок на многие месяцы Владимир Александрович забывал о своих служебных военных обязанностях, что способствовало росту беспорядков в войсках гвардии, в Петербургском военном округе, облегчало условия для казнокрадства, воровства. Владимир Александрович имел множество романов с молодыми красивыми женщинами, хотел получить внимание и балерины М.Ф. Кшесинской, хотя знал, что несколько Романовых являлись ее любовниками, в том числе и его сын Андрей.

 

Для Владимира Александровича и его жены стало престижным и выгодным назначение Владимира Александровича председателем Комиссии (с 1883 г.) по сооружению собора Воскресения Христова (Спас на Крови) на месте убийства его отца. Деньги на его постройку собирали по всей стране. Со временем стало известно, что эта великокняжеская чета была не вполне чиста на руку, якобы присваивала себе часть денег, стекавшихся на увековечивание памяти Александра II. Когда дело дошло до суда, были представлены записки жены этого великого князя с требованием о выдаче разных сумм из собранных денег; были и другие улики, но дело смогли закрыть. Ведь в России для власть имущих были особые правила неприкосновенности их личности и свободы. Хотя слухи, разговоры, газеты поначалу много твердили об их проступках и все возмущались, а когда никого серьезно не наказывали, то о проступках и жульничествах знатных лиц постепенно забывали; обыватели твердили, что безнаказанно воровать в России могут только влиятельные, богатые приближенные к царю и правительству люди.


Великий князь Владимир Александрович со своей невестой Марией Мекленбург-Шверинской (в замужестве Мария Павловна). Фото 1874 г.


При всех Романовых-самодержцах многим из их родственников, друзей, фаворитов (-ток) удавалось обогащаться нечестным путем, но никого и никогда громко и поучительно не наказывали, порой начинали временную шумиху в прессе, пугали проштрафившихся, а потом все непременно стихало, не было масштабных конфискаций наворованного у заметных персон, никто из них не попадал в тюрьму, «своих» не сдавали, наказывали – преимущественно «стрелочников». Стабильное покрывательство разного рода постыдных действий власть имущих, их родственников, друзей, ставленников, умолчание их воровских или каких-либо других противозаконных поступков вели к расшатыванию и подрыву государственной (центральной) власти в стране, неизбежно были связаны с ослаблением авторитета и экономической роли Российской империи на мировой арене и в конечном счете форсировали свержение царской власти в стране.

В советский период Ропша была научным центром рыборазведения. В ней разместили центральную экспериментальную станцию Всесоюзного НИИ озерного и речного рыбного хозяйства, создали искусственные пруды, в которых разводили и выращивали мальков форели, карпа и других рыб. Когда они вырастали, их расселяли по озерам и водохранилищам в разных частях страны.

В Ропше до наших дней сохранился дворцово-парковый ансамбль, в том числе дворец (1725 г.), перестроен в 1750-х гг. арх. В.В. Растрелли и в конце XVIII в. арх. А. Порта, Ю.М. Фельтен и др.), парк с прудами, здание бывшей бумажной фабрики (1788–1794 гг., арх. Ю.М. Фельтен и С.П. Берников), хозяйственные постройки, церковь Благовещения (1799) на кладбище на Княжьей горке. Центром ропшинского архитектурно-художественного комплекса является двухэтажный каменный дворец. Парковый фасад дворца на высоком гранитном цоколе украшен портиком, поставленным на аркаду первого этажа. Дворовый фасад имеет простые и строгие формы; его центр акцентирован фронтоном, поддерживаемым широким выступающим карнизом. Благовещенская церковь на кладбище на Княжьей горке была построена при графе Г.Г. Орлове, к ней была пристроена каменная колокольня, а над церковью возведен деревянный купол. Разрушения, нанесенные фашистами в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг., и последующее восстановление строений усадьбы исказили ее первоначальный облик.

В центральной части Ломоносовского района находятся поселение Гостилицы (в 28 км от г. Ломоносова) и недалеко от него историческое место размещения первой в России фабрики по производству цветного стекла, бисера, стекляруса. В деревне Усть-Рудица, в имении, пожалованном императрицей Елизаветой Петровной М.В. Ломоносову, он в 1753 г. на реке Рудице создал фабрику цветного мозаичного стекла, которая работала до 1768 г. Из сделанного на этой фабрике цветного стекла Ломоносов и его ученики изготовляли мозаичные картины и различные художественные изделия. На месте Ломоносовской фабрики установлен памятный знак.


Церковь Троицы Живоначальной в Гостилицах


Селение Гостилицы впервые упоминается в писцовых книгах на рубеже XV–XVI вв. После победоносной для России Северной войны (1700–1721) царь Петр I пожаловал Гостилицы инженеру-гидростроителю (позже он стал фельдмаршалом) немцу графу Б.К. Миниху, добросовестно служившего ему. Б.К. Миних владел Гостилицами почти 2 десятилетия (1721–1741), создал здесь усадьбу. Из-за происков его завистников при императрице Елизавете Петровне он попал в опалу и был сослан в ссылку в Пелым, Гостилицы у него отобрали в казну.

Императрица Елизавета Петровна в 1743 г. подарила Гостилицы своему морганатическому мужу, 33-летнему Алексею Григорьевичу Разумовскому, ее ровеснику, с которым она заключила тайный брак (1742). Граф А.Г. Разумовский создал здесь роскошную усадьбу, строительством которой занимался архитектор А.В. Квасов (1719–1772), автор генерального плана Петербурга. Был перестроен усадебный дом, возведены новые постройки, создан зверинец, расширен парк (60 га), на Колокольной горе (105 м) возвели колокольню «для смотрения моря с Кронштадтом», создали парковые затеи. В Гостилицы часто приезжала Елизавета Петровна, веселилась на празднествах с фейерверками, развлекалась охотой на лосей и оленей. В Гостилицах для гостей в спешке постоянно что-то перестраивали и строили. Жертвами поспешного некачественного строительства даже стали в 1748 г. гостившие здесь великий князь Петр Федорович и его жена Екатерина Алексеевна (будущие Петр III и Екатерина II). Они ночевали в деревянном флигеле, около 8 ч. утра снизу каменная кладка этого домика стала разваливаться, здание съехало с фундамента и рухнуло, великокняжеская чета чудом спаслась, а 18 человек погибли, многие получили серьезные ранения. После смерти А.Г. Разумовского владельцем Гостилиц стал его брат, последний гетман Украины К.Г. Разумовский, а затем сын последнего – А.К. Разумовский, продавший усадьбу полковнику в отставке А.М. Потемкину. Потемкин и его жена Т.Б. Потемкина (урожденная Голицына) оставили о себе добрую память. Т.Б. Потемкина славилась своей благотворительностью, на свои средства строила приюты и богадельни, участвовала своими деньгами в строительстве и восстановлении храмов и монастырей, почти полвека возглавляла Попечительский комитет о тюрьмах. Гостями Потемкиных в Гостилицах были император Николай I, другие достойные персоны. В 1830 г. Потемкины сменили на Колокольной горе колокольню на многоярусную башню. По желанию Т.Б. Потемкиной в 1845 г. вместо обветшавшего деревянного дворца построили каменный в стиле псевдоготики, с тремя башнями и сложным планом (арх. А.И. Штакеншнейдер), в 1850-е гг. в парке возвели небольшую потешную крепостицу с пушками. После смерти Т.Б. Потемкиной (1872) усадьбой владел ее племянник князь Б.А. Голицын, который ею не интересовался, в 1880-е гг. он продал усадьбу. Барон Ф.Е. Врангель был владельцем усадьбы с 1880-х гг. до 1896 г., затем ею владел предприниматель К.Ф. Сименс, последней частной владелицей Гостилиц была его дочь баронесса М.К. Гриневиц. Получилось, что Миних владел Гостилицами 20 лет, графы Разумовские – 81 год, Потемкины – 48 лет, Голицын, Врангель, Сименс, Гриневиц – каждый более 10 лет. После 1917 г. усадьба была национализирована, усадебные постройки были почти полностью разрушены в период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. Сейчас о когда-то великолепной усадьбе едва напоминают остатки господского дома, кавалерских корпусов, оранжерейного флигеля и запущенный парк. Не так давно отреставрировали Троицкую церковь, построенную на средства К.Г. Разумовского в 1764 г. Именно в этой церкви в 1854 г. произошло тайное обручение подруги Т.Б. Потемкиной – великой княгини Марии Николаевны, дочери Николая I, с графом Г.А. Строгановым, а потом именно гостилицкий священник тайно обвенчал их в храме во имя Святой Екатерины в Сергиевке. Здесь Т.Б. Потемкина и Мария Николаевна рассуждали о счастье в венчанном браке с любимым человеком, о плюсах и минусах положения членов императорской семьи, сделали вывод о преимуществах семейной жизни вне круга Августейшего рода. Посещая Гостилицы, полезно вспомнить судьбы некоторых главных владельцев усадьбы и их гостей, как минимум – графа Б.К. Миниха (см. о нем в сюжете о Кронштадте) и А.Г. Разумовского, вел. кн. Марии Николаевны (см. о ней в сюжете о Знаменке).

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru