Пригороды Санкт-Петербурга. От Петергофа до Гатчины

Вера Георгиевна Глушкова
Пригороды Санкт-Петербурга. От Петергофа до Гатчины

Алексей Григорьевич Разумовский (1709–1771) был сыном простого казака Г.Я. Разума, родился он на Украине в деревне Лемеши. Он был очень красив, в молодости обладал удивительным голосом, пел на клиросе сельской церкви. Несколько лет А.Г. Разумовский в Петербурге был придворным певчим. Его редчайшая внешняя красота поразила царевну Елизавету Петровну, он стал ее певчим, надежным другом, управляющим ее имениями, затем ее двором. Когда она стала императрицей (1741), положение А.Г. Разумовского стало исключительным, он был осыпан ее милостями, стал графом (1774), получил награды, огромное состояние, но остался добрым, мудрым человеком, которого все любили. Разумовский покровительствовал своим родичам, обогатил их. В 1731 г. А.Г. Разумовский стал фаворитом Елизаветы Петровны, а с 1742 г. был ее морганатическим мужем. (Когда заключили их тайный брак, им обоим было по 33 года.) Он не искал себе высот в политике и экономике, не занимался интригами, всегда был верным другом императрицы, ее доверенным человеком, благодаря своей скромности не нажил врагов. Императрица всегда публично оказывала ему знаки нежности, все почитали его как супруга императрицы. К концу жизни императрицы у нее были и другие фавориты, но А.Г. Разумовского она не забывала, старалась угадать его желания и их выполнить. А.Г. Разумовский стал графом, генерал-фельдмаршалом, кавалером высших орденов, владельцем огромного состояния. Причем сам он ничего у императрицы не просил.

В крайней юго-западной части Ломоносовского района, в 3 км от железнодорожной станции Копорье, находится село Копорье, около которого сохранились остатки крепости Копорье, основанной новгородцами в XVIII в. для обороны рубежей Северо-Западной Руси от немецких рыцарей, шведов, других недругов. Древний оборонительный ансамбль Копорье является памятником средневековой фортификационной архитектуры. В прошлом эта крепость располагалась на побережье Финского залива, но постепенно воды отступили от ее стен на 10–12 км. Сохранились развалины крепости, построенной на рубеже XV–XVI вв., в том числе часть стен толщиной почти до 4,5 м и высотой до 15–20 м, башни, часть крепостных строений (казематы, мост и др.). В наши дни даже остатки крепости поражают взор. Крепость стоит на высокой скале, со всех сторон окруженной оврагом, по дну которого протекает речка Копорка; в прошлом попасть в эту крепость и захватить ее было очень трудно.

А.Г. Разумовский. Портрет XVIII в.


Крепость Копорье. С гравюры XVII в.


На Копорской горе еще в начале XIII в. были поселения. Одним из первых был небольшой погост на земле подвластного Новгороду племени водь. Возникли здесь и другие поселения води и родственного ему племени – чуди (эстов). Немецкие рыцари, завоевывавшие себе новые земли, построили (1240) здесь деревянную крепость, контролировали движение новгородских караванов, нападали и грабили их, а при опасности скрывались за крепостными стенами. Новгородцы призвали на княжение Александра Ярославича (названного Невским за победу над шведами на р. Неве в 1240 г.), начавшего освобождение от немцев-крестоносцев новгородских владений именно с Копорья, захватившего и разрушившего (1241) крепость немецких рыцарей. В 1242 г. князь Александр Ярославич одержал победу над немецкими рыцарями в битве на льду Чудского озера. В 1280 г. новгородцы построили «городок Копорию камен». Этому способствовал сын Александра Ярославича – Дмитрий, князь переяславский, владимирский, новгородский. В 1279 г. он получил у Господина Великого Новгорода разрешение и построил укрепленную деревянную (1279), затем каменную (1280) крепость Копорию. Князь Дмитрий Александрович хотел распоряжаться в Копорье только по своей воле, чему противились новгородцы, ведь это была их земля. Дмитрий Александрович устроил в Копорье казнохранилище и перевел сюда свою семью. Он стал внушать новгородцам растущее опасение поддержкой его ордынцами и его самостоятельностью, поэтому они в 1282 г. изгнали его из Копории и разрушили крепость, чем ослабили охрану своих северо-западных границ. Но в 1297 г. новгородцы поняли свою ошибку и восстановили крепость, которая вскоре сыграла важную роль в обороне границ Новгородской феодальной республики. Крепость сыграла важную роль и во время боевых действий с немцами в 1338 г. В 1348 г. шведский король Магнус Эриксон безуспешно пытался овладеть Копорской крепостью. Гарнизон этой крепости неоднократно преграждал путь иноземным захватчикам, вторгнувшимся в новгородские владения. Крепость, сложенная из местного известняка, имела мощные стены протяженностью 550 м.


Войска Александра Невского разрушают крепость Копорье в 1241 г. Миниатюра XVI в.


В XV в. крепость в Копорье была отчасти перестроена в связи с развитием в России артиллерии (в 1478 г. в состав Московского государства вошли новгородские оборонительные сооружения). Ливонская война (1558–1583) на завершающей стадии оказалась для Копорья и северо-западных русских земель трагической. В 1581 г. польское войско под предводительством Стефана Батория пошло на приступ Пскова, а шведские войска захватили Копорье, Ям, Ивангород. В войну вступили Литва, Швеция, Дания, Польша, обессиленная войной Россия была вынуждена заключить перемирие и уступить недругам упомянутые крепости. Но уже в 1590 г. русские войска вернули России оборонительные ансамбли в Копорье, Яме, Ивангороде. В 1612 г. началось очередное вторжение шведских войск в пределы Московского государства. Копорскую крепость осаждали до 2,5 тыс. шведов, а защитников крепости было в 10 раз меньше. Гарнизон крепости был вынужден сдаться. В 1656–1658 гг. русские войска предприняли неудачную попытку вернуть Копорье. До конца мая 1703 г. в крепости находился шведский гарнизон. В период Северной войны (1700–1721) взятием крепости Копорье руководил (1703) опытный генерал-фельдмаршал Б.П. Шереметев, который заставил шведский гарнизон сдаться, крепость была возвращена России. Царь Петр I неоднократно приезжал в крепость Копорье. После окончания военных действий эти места стали владением (1708–1727) князя А.Д. Меншикова, который построил в Копорье деревянный дворец. В XVIII в. крепость в Копорье утратила свое значимое стратегическое оборонное значение, по воле Екатерины II эту крепость исключили (1763) из состава военных действующих крепостей. С 1809 г. владельцем Копорья был дворянский род Зиновьевых. В Копорье прошло детство художника-портретиста О.А. Кипренского (1782–1836), незаконнорожденного сына помещика А.С. Дьяконова и крепостной крестьянки. Дьяконов дал сыну фамилию в честь Копорья – Копорский, позже измененную на Кипренский. О.А. Кипренский очень любил Копорье.

В наши дни можно попасть внутрь и осмотреть крепость-музей (2001 г.). Проходят в крепость по высокому арочному мосту на каменных опорах (XVIII в.). Толщина башен крепости, поднимающихся на высоту 20 м, у их основания достигает 4–4,5 м; все башни, кроме Средней, круглые в плане. Частично сохранились мощные крепостные стены. В крепости был Спасо-Преображенский собор (вторая половина XIV – начало XVI в., в 1962 г. он сгорел).


Крепость-музей Копорье сегодня


Уникальной чертой Ломоносовского района является наличие в его северо-западной части атомной электростанции (АЭС) в городе Сосновый Бор (менее 50 тыс. жителей.), расположенном на берегу Копорской бухты Финского залива, в 81 км от Санкт-Петербурга. Строительство АЭС начали в 1967 г., в 1973 г. был принят в эксплуатацию первый энергоблок, тогда же поселок при стройке и станции получил статус города. В 1975 г. ввели второй энергоблок. Жить в городе с АЭС почетно, но отчасти и волнительно. Аварии на АЭС: на Украине в 1986 г. на Чернобыльской АЭС, в Японии в 2011 г. и другие, – заставили страны мира более трезво оценить достоинства и недостатки атомных станций. В XXI в. Германия, Швейцария и ряд других стран собираются постепенно отказаться от атомной энергетики, функционирование которой связано с большими риском и потерями. В России производство электроэнергии на АЭС стабильно растет, в млрд кВт-часов: 3,5 – в 1970 г., 173 – в 2013 г., что составляет от общего объема выработки электроэнергии в стране в процентах соответственно 1 и 17 %. В России продолжается курс на строительство АЭС, и развитие безопасной атомной энергетики. На АЭС в качестве топлива используется обогащенный уран. АЭС располагаются в районах потребления электроэнергии.


Достоинства АЭС: 1) не требуют привязки к источнику сырья, их можно строить в любом районе, даже при полном отсутствии в нем энергетических ресурсов; 2) коэффициент использования установленной мощности равен 80 % (у гидравлических и тепловых электростанций он значительно меньше); 3) при нормальных условиях функционирования они меньше наносят вред окружающей среде, чем иные виды электростанций; 4) не дают выбросов в атмосферу при безаварийной работе, не поглощают кислород. Главное преимущество АЭС заключается в независимости от сырьевого фактора и транспортировки топлива. Для ТЭС мощностью 1 млн кВт требуется в среднем 2 млн т условного топлива в год, а для работы такого же атомного блока нужно доставить всего 30 т обогащенного урана. Размещение АЭС зависит прежде всего от наличия крупных потребителей электроэнергии, а также достаточно крупных водных источников, необходимых для работы ядерных парогенераторов.

Недостатки АЭС: 1) трудно предсказать масштабы последствий при осложнении режима работы старых энергоблоков АЭС из-за форс-мажорных обстоятельств (землетрясений, ураганов, террористических актов и т. п.) и невозможно заранее их предотвратить; 2) принципиально не решена проблема утилизации твердых радиоактивных отходов (их вывозят со станции с мощной защитой и системой охлаждения, они захораниваются на больших глубинах в геологически стабильных пластах и в остеклованных контейнерах на специальных предприятиях в удаленных частях России); 3) имеет место мощное тепловое загрязнение (выбросы тепла в атмосферу и в воду), гораздо большее, чем от ТЭС; сброс огромной массы нагретой воды в реку нарушает ее экологический баланс, вызывает гибель водной флоры и фауны; 4) комплекс АЭС занимает огромную территорию, включающую и систему прудов-отстойников для охлаждения горячей отработанной воды, а также большую санитарно-защитную зону; 5) реально пока не решены проблемы демонтажа отслуживших реакторов (максимальный срок работы ядерного реактора 25–30 лет, по истечении которого его нужно заглушить и закрыть надежным саркофагом, что в отечественной практике сполна не отработано); 6) несовершенная система защиты; 7) колоссальные трудности и огромные потери при ликвидации аварий, длительность преодоления их последствий – социальных, экологических и др.

 

После катастрофы на Чернобыльской АЭС под влиянием общественности в России приторможены темпы развития атомной энергетики. В настоящее время введена практика международной экспертизы проектируемых и действующих АЭС. Согласно международным рекомендациям, устанавливаются новые принципы размещения АЭС: не ближе 25 км от городов с численностью более 100 тыс. жителей и ограничение мощности АЭС до 8 млн кВт. В конце 1990-х годов правительство России приняло постановление, утвердившее программу строительства новых АЭС. Она имеет два этапа: на первом проводится модернизация действующих энергоблоков и ввод в эксплуатацию более безопасных новых, которые заменят выбывающие блоки, на втором – строительство новых АЭС.

1.2. Гатчинский район

К югу от Петербурга находится Гатчинский район, имеющий характерные низменные моренные ландшафты с небольшими всхолмлениями и озерно-ледниковыми впадинами. Леса занимают примерно половину его площади. Среди полезных ископаемых выделяются формовочные пески, известняки и известковые туфы, песок, гравий, ленточные глины. Гатчинский район плотно заселен. Для православных людей особенно дороги местные Вырицкие места, где жил и окормлял своих духовных чад преподобный Серафим Вырицкий (В.Н. Муравьев, конец XIX–XX вв.). Его святые мощи почивают в храме в честь Казанской иконы Божией Матери в поселке Вырица, куда при его земной жизни приезжали к нему за духовной поддержкой люди со всей России, особенно в годы Великой Отечественной войны 1941–1945 гг.

Административным центром Гатчинского района является город Гатчина (около 80 тыс. чел.), расположенный в 46 км от Санкт-Петербурга. Гатчина в 1923–1929 гг. называлась Троцк (в честь Л.Д. Троцкого), в 1929–1944 гг. – Красногвардейск. В Гатчине исключительно много интересного, она резко выделяется среди абсолютно всех поселений в окрестностях Санкт-Петербурга, заставляет раздумывать над судьбой, стилем жизни ее обитателей и владельцев, поражает рукотворными уникумами.

Гатчина была настоящим и ярким центром инноваций. Здесь граф Г.Г. Орлов проводил (XVIII в.) первые в России масштабные опыты по строительству на сложных, в том числе мерзлотных и болотистых, грунтах. Вначале это были отчасти забавы графа, но затем они приобрели четкую практическую направленность. Г.Г. Орлов в Гатчине увлекся строительством на сложных грунтах, в том числе доказывал, что в условиях сурового русского климата лед может служить фундаментом для строений. Он изобрел ледяные сваи, опускал их в грунт и возводил над ними пышные арки и иные сооружения. Таким образом, Гатчина – это своего рода первый в России научно-практический полигон для изучения возможностей строительства на сложных грунтах.

Именно в Гатчине в конце XVIII в. впервые в России на высоком уровне была доказана надежность, долговечность строительства землебитных сооружений, технология которых была выработана русским гением Н.А. Львовым. В Гатчине на опыте строительства и долгого использования Приоратского дворца была убедительно доказана целесообразность широкого внедрения в российскую практику экономичного и надежного «землебитного строительства», но вскоре о нем забыли, а вспомнили о нем и снова постепенно начали использовать только с конца ХХ – начала XXI в.

В Гатчине, на Белом озере, изобретатель С.К. Джевецкий впервые демонстрировал императору Александру III свое новаторское изобретение – первую в России настоящую подводную лодку; так что Гатчина – колыбель отечественного подводного военно-морского флота.

Гатчина является, по сути, и колыбелью отечественной авиации; здесь, с испытательного летного поля (создано в 1909 г.) – первого отечественного аэродрома, взлетали первые русские военные авиаторы – П. Нестеров, М. Слепнев, А. Ковинько; именно здесь впервые в России поднялись в воздух две женщины-авиаторы – Л. Зверева и Л. Галанчикова; здесь была открыта (1910) первая в России Воздухоплавательная (позднее – авиационная) школа. Сейчас в Гатчине, недалеко от Большого Гатчинского дворца, в районе Большой липовой аллеи, работает Музей истории авиационного двигателестроения и ремонта.

В Гатчине проводили первые испытания знаменитой винтовки-«трехлинейки» (1891) С.И. Мосина (1849–1902).

В Гатчине Г.Е. Котельников (1872–1944) изобрел первый авиационный ранцевый парашют (1911), впервые примененный в Первой мировой войне.

Первая в России Учительская семинария тоже была открыта в Гатчине.

Наиболее практично настроенные русские императоры хотели иметь в Гатчине не только безопасную резиденцию для их жилья, но и использовать это место в государственных интересах. Гатчина была местом проведения военных учений; для военных целей здесь были созданы Мариинские укрепления, казармы, конюшни, манеж, учебный плац, крепость. С императорского согласия Сигнальная башня дворца вошла в систему и обеспечивала работу оптического телеграфа.

Российские императоры стремились совмещать решение государственных дел и свои личные радости. Так, император Александр II, хотя и мечтал о государственных реформах, не меньше думал о своих личных удовольствиях. Будучи азартным охотником, он перевел в Гатчину из Петергофа Императорскую охоту, для чего пришлось построить свыше 60 домиков Егерской слободы для расселения придворных егерей. Личные радости всегда были не на последнем месте у российских самодержцев, на их реализацию всегда находились солидные средства (а на решение государственных задач финансовых средств слишком часто не хватало). Затратные показушные военные учения, маневры, парады, прославляющие якобы военные мудрость, способности и опыт самодержцев, поглощали заметные государственные средства.

Стиль жизни в Гатчине императоров Павла I и Александра III убедительно доказывает, что жизнь за мощными высокими каменными стенами резиденции первого лица в государстве и его семьи, по сути скрывающихся от своего народа, боящихся его, окруживших себя толпой слуг, охранников, сторожей, – свидетельствует о слабости правителей прошлой России, их неумении достаточно грамотно и решительно править страной, их неспособности думать в первую очередь о благополучии соотечественников – своих подданных, а не о личных спокойствии, здравии, комфорте и прочих радостях земной жизни.

Гатчина представляет интерес как ценный исторический архитектурно-художественный комплекс. В парке можно посетить дворец, возведенный в 1780-х гг. по проекту А. Ринальди. К дворцовому парку примыкает Приоратский парк, созданный вокруг уникального Приоратского дворца. Но, пожалуй, самое удивительное в гатчинском парке – эхо, помнящее и прославляющее императора Павла I. В 120-метровом подземном ходе, выходящем на берег Серебряного озера, сохраняется это удивительное эхо, подтверждающее, что в Гатчине жил и правил Россией император Павел. Экскурсанты, посетители парка в этом подземном ходе спрашивают эхо, кричат: «Кто здесь жил и Россией правил?» – и слышат вскоре в ответ: «Павел».

Как и во всей России, в 1917 г. в Гатчине усилились революционные беспорядки. Именно Гатчина в конце октября 1917 г. была центром антисоветского мятежа А.Ф. Керенского – П.Н. Краснова, подавленного советскими войсками.

Гатчина имеет долгую и богатую событиями историю. Гатчина как владение Новгорода – село Хотчино – известна с 1499 г., значит, этому населенному пункту идет 6-й век (515 лет в 2014 г.). На какое-то время село Хотчино отошло к Ливонии и Швеции, но после 1721 г. оно снова стало русской собственностью. В начале XVIII в. (в 1720-х гг.) Гатчинская мыза была владением любимой сестры царя Петра I – царевны Наталии Алексеевны, затем она принадлежала придворному медику И.П. Блументросту, князьям Куракиным, в 1765 г. была подарена императрицей Екатериной II ее фавориту графу Г.Г. Орлову, после его смерти была куплена в 1783 г. Екатериной II и подарена ее сыну – великому князю Павлу Петровичу (будущий император Павел I; стала одной из главных резиденций в период его царствования). В 1801–1828 гг. Гатчина принадлежала вдовствующей императрице Марии Федоровне (жена, потом вдова Павла I), затем последовательно – императорам Николаю I, Александру II, Александру III, Николаю II. После смерти Александра III до революционных потрясений 1917 г. реальной хозяйкой Гатчины оставалась его вдова императрица Мария Федоровна. Многие события, связанные с жизнью царского двора, членов Дома Романовых и их ближайших приближенных, были связаны с Гатчиной. Расскажем только о некоторых из них.

Большой Гатчинский дворец (1766–1781 гг., арх. А. Ринальди) по воле графа Г.Г. Орлова был возведен огромным, напоминающим средневековый охотничий замок в Англии. Так Орлов показывал, что по богатству и возможностям он не уступает европейским аристократам и королям, а его собрание старинного оружия скорее всего лучше их. Чесменский обелиск на одном из островов дворцового Серебряного пруда (1770-е гг.) славил победу во время Русско-турецкой войны 1768–1774 гг. русской эскадры в Чесменской битве (1770) под командованием его брата А.Г. Орлова (рассказ о Г.Г. Орлове см. в сюжете о Ропше).


Фасады Большого Гатчинского дворца. Чертеж 1761 г.


История Гатчины и ее обитателей – особенно судьба императора Павла I – напоминают и о том, что счастья и благополучия в России не будет, если во главе нее будет стоять не русский по духу, не истинно убежденный в силе православия, реально неправославный по своей сути человек, верящий в интеллектуальное превосходство Запада над Россией, окружающий себя «специалистами» по принципу личной верности, ловкими дельцами, способствующими бытовому и экономическому комфорту его самого и членов его семьи, а также друзей и ставленников.

Наследник русского престола, сын императрицы Екатерины II, великий князь Павел Петрович стал владельцем Гатчины почти в 30-летнем возрасте. Его мать подарила ему имение с Гатчинским дворцом в связи с рождением его дочери Александры. К этому времени Павел и его супруга уже были 6 лет владельцами загородной резиденции в Павловске. Мария Федоровна была всецело увлечена созданием и совершенствованием Павловской резиденции, Павлу приходилось считаться с ее обширными знаниями и опытом. Павел оставил Павловск на попечение жены, а сам единолично занялся переустройством своего нового владения в Гатчине.

Павел в Гатчине создал дворец-крепость с местами для занятий военными делами. При Павле значительно увеличили размеры Гатчинского дворца, перед ним устроили военный плац, вокруг которого создали бастионы с пушками, дворцовую резиденцию окружили крепостным рвом с подъемным мостом, оформили площадь Коннетабль, возвели уникальный землебитный Приоратский дворец, переоформили и усовершенствовали парковые территории. Став императором, Павел I придал Гатчине статус города (1796). Императорская загородная резиденция в Гатчине по красоте и богатству стала одной из лучших в Европе. Но это была своеобразная резиденция, во многом напоминавшая военный лагерь с казармами, конюшнями, с многочисленными караулами, двухтысячным войском, одетым в прусскую форму (Павел боготворил Пруссию и ее короля) и с напудренными париками, с воинским духом везде и во всем.

Павла I в большой мере окружали люди, умевшие войти к нему в доверие, доказать их особую верность и нужность ему и его семье, а на деле думавших не о них и не о России, а только о своем личном обогащении. Ярким примером подобных приближенных к Павлу I был градоначальник Гатчины, генерал-провиантмейстер А.Х. Обольянинов, человек, обеспечивавший комфорт проживания Павла I в его любимой резиденции Гатчине. Обольянинов и ему подобные стремились выслужиться перед Павлом I, льстили ему, обеспечивали определенные услуги, комфорт и одновременно – неизменно мешали жить и творить на благо России ее честным, скромным, талантливым, патриотически настроенным (в отличие от них) людям. Так, отношение Обольянинова к архитектору Н.А. Львову в период его работы в Гатчине – лучший пример этого.

 

Император Павел I в залах Гатчинского дворца. Гравюра XIX в.


Император Павел I, ставший русским самодержцем в 42 года, царствовал всего 5 лет. Тогда он из-за занятости решением государственных дел нечасто бывал в Гатчине (но стремился приезжать и обдумывать именно в ней свои планы). Павел I 34 года (1762–1796) терпеливо ждал, когда же он станет императором, ведь он должен был стать им еще в возрасте 8 лет по российским законам, но его мать не подчинилась им. Павла I называли Русским Гамлетом, неудивительно, что трагедия У. Шекспира «Гамлет» (1601) при Екатерине II была запрещена. Павел I болезненно мечтал о власти, стремился к ней и ее сохранению. Вступив на российский престол, он получил благословение правящего православного иерарха в России, но в своей жизненной практике он далеко не всегда следовал канонам православия, более того – изменял им, переоценивал иностранные, западные нормы. Доказательством этого стала и поддержка им Мальтийских рыцарей.


Посвящение Павла I в гроссмейстеры Мальтийского ордена. Эскиз медали. 1799 г.


Мальтийские рыцари (иониты, госпитальеры) – члены духовно-рыцарского ордена, основанного в Палестине католиками-крестоносцами в начале XII в. Первоначально их резиденцией был иерусалимский госпиталь (дом для паломников) св. Иоанна. В 1530–1798 гг. иоаниты обосновались на о. Мальта. Мальтийский католический орден стал хорошо известен; с 1834 г. резиденция иоанитов была в Риме. После занятия о. Мальты войсками революционной Франции резиденция ордена была перенесена по предложению императора Павла I в Санкт-Петербург. Павел I пожелал, чтобы в Гатчине появился дворец для находившегося в эмиграции принца Конде, приора этого рыцарского ордена. Павел I в 1797 г. утвердил в России «великое приорство» ордена Мальтийских рыцарей, тем более что он принял титул главы – гроссмейстера, или Великого магистра этого духовного рыцарского ордена Иоанна Иерусалимского. Все это было неуместно и бестактно для первого лица в России, ибо одновременно служить православным и иным идеалам в России нельзя (подобную ошибку совершали в России и позже некоторые другие политики, доказывая этим шагом свою недостаточную грамотность, отсутствие должного уважения к православию и большинству россиян, неумение действенно способствовать позитивному развитию России).


Павел I прошел тайно крещение по католическому обряду в 1782 г., фактически отрекся от православия и тайно вступил в масонскую ложу. Павел I принял на себя звание Великого гроссмейстера ордена Св. Иоанна Иерусалимского, ввел в стране мальтийскую символику («мальтийский крест»), учредил высшую награду – Мальтийский орден, чуть ли не требовал от дворян вступать в число мальтийских рыцарей. Павел I разрешил масонские ложи, вернул из тюрем, ссылок видных масонов (Н.И. Новикова, М.М. Хераскова, А.Б. Куракина, Н.В. Репнина, И.В. Лопухина, И.П. Тургенева и др.), дал им чины, высокие звания и должности. Павел I из-за недостаточности своих знаний верил, что масонские ложи могут стать источником демократической идеологии свободы, равенства, братства. Павел I был приверженцем – на деле безрезультатных в условиях России – западнических реформ. Он верил, что только его благими намерениями, указами, а то и давлением можно быстро переменить жизнь в России к лучшему. Жизнь неоднократно доказала обратное: в территориально обширной, многонаселенной, многонациональной России никакие потрясения, тем более по иностранному рецепту, истинную пользу стране не приносили (и не принесут) – в смысле надежного счастья, благополучия большинству ее жителей, а не 3–5 % из них. Идеологией поддерживаемого Павлом I Мальтийского ордена были католичество и масонство. Павел I не хотел учитывать то, что 93 % россиян были православные и мусульмане. Павел I и другие ему подобные россияне, одобрявшие членство в масонском ордене, отошли от православия. Павел I, став рыцарем-командором, гроссмейстером ордена Св. Иоанна Иерусалимского, отверг от себя Благодать Божию, полученную им при восшествии на престол через благословение правящего православного иерарха в России. При Павле I – Великом магистре Мальтийского ордена – и его администрации добра в России ждать было нельзя. Павел I подписал в 1801 г. секретный указ о постепенном введении в России католичества руками миссионеров из Мальтийского ордена и ордена иезуитов; через 4 дня после подписания этого приказа он был убит.

При многих недостатках у Павла I были и достоинства, в его краткое царствование произошло немало важных событий. Были победы русских армий и флота под командованием фельдмаршала А.В. Суворова (1729–1800) и адмирала Ф.Ф. Ушакова (1744–1817 гг., канонизирован). Вышли важнейшие законодательные документы: «О Престолонаследии» и «Учреждение об Императорской фамилии» (Павел I стремился установить законность в наследовании царского трона). В армии были ограничены телесные наказания, введены отпуска для нижних чинов (28 дней в году), под страхом смерти запрещена невыдача солдатского жалованья, было запрещено командирам использовать солдат в качестве рабочей силы в их имениях, в каждом полку учреждены лазареты, для увечных воинов и прослуживших 25 лет установлены пенсии и созданы инвалидные гарнизонные роты. Были созданы Медико-хирургическая академия, Лесной департамент, учреждены казачьи пограничные разъезды (фактически пограничная стража). Был издан указ, ограничивший барщину тремя днями и запретивший крестьянские работы на помещика в воскресные дни, была запрещена продажа порознь крепостных из одной семьи. Павел I, по сути, отменил «Жалованную грамоту дворянству» Екатерины II (1785 г., полное название «Грамота на права, вольности и преимущества благородного российского дворянства»), предоставлявшую исключительные привилегии дворянскому сословию. Павел I осудил эту грамоту, превращавшую дворян из служилой корпорации в паразитарный слой. Историк В.О. Ключевский (1841–1911) назвал Павла I «первым антидворянским царем». Убийство Павла I организовала дворянская корпорация, отождествлявшая свои сословные интересы с интересами всей России (по Боханову А.П., 2013 г., с. 7 – 12). До сих пор в публикациях в должной мере правдиво не изложена судьба Павла I – личности трагической, в большой мере оклеветанной, искренне стремившейся к правде, но и допускавшей ошибки. Лучшей книгой о Павле I остается труд известного отечественного историка, доктора исторических наук А.П. Боханова «Павел I. Заговор против венценосца».

Нужно отдать должное императорам, прежде всего Павлу I, Николаю I, Александру III, они думали не только о своей дворцово-парковой гатчинской резиденции, но и о благоустройстве г. Гатчины. Улицы получили освещение и были замощены, появились городские водопровод и канализация, начали действовать телеграф и телефонная линия (связывала Зимний и Гатчинский дворцы), построена первая тепловая электростанция, для обеспечения жизни относительно простых людей в городе создали места приложения труда (открыли суконную и полотняную фабрики, золотошвейную мастерскую, стеклянный и фарфоровый заводы и другие предприятия). Павел I первым дал понять, что Гатчина – это благодатное место для благотворительной деятельности. При Павле I были открыты воспитательные дома для сирот, больницы для бедных, другие благотворительные заведения. При императоре Николае I был открыт Сиротский институт; в 1820 – 1830-х гг. создали госпитальный городок со зданием Городского госпиталя для бедных (арх. А. Штаунберг).

Гатчина была самым любимым и длительным (1881–1894) местом проживания императора Александра III и членов его семьи; они постоянно жили в Гатчине с 1881 г. Но ежегодно императорская семья 1,5–2 месяца – июнь и июль – проводила в другой царской резиденции, в Петергофе, а в августе на 3 недели ездили в Данию к родителям императрицы Марии Федоровны (королю Дании Христиану IX и его жене). Конечно, были и другие временные отъезды. Постоянным местом жительства императорской семьи был Большой Гатчинский дворец с его 900 комнатами, где в галереях хранились предметы искусства, были роскошные парадные апартаменты и более скромные помещения для каждодневного использования.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru