Между Трубадуром и Мачо

Рената Окиньская
Между Трубадуром и Мачо

1. На сцене Обаятельный Самец

– Даша-Даша, радость наша! Ты чего такая серьезная?

Даша подняла взгляд от монитора. Обаятельный Самец стоял перед ней и крутил в руках её степлер. Она даже не слышала, как он подошел – так задумалась!

Конечно, имя у него было, вполне даже нормальное – Роман, но про себя Даша звала его только так. И не только про себя – узкий круг доверенных лиц был в курсе, и того, как она его называла, и как она к нему относилась.

– Чего, Ром? – она постаралась улыбнуться, хотя ради него это и давалось с трудом. И так настроение ни к черту, а тут еще надо делать вид, что он совсем тебя не раздражает!

– Я пришел тебе напомнить, что через неделю Новогодний корпоратив, – Самец лучезарно улыбнулся.

– Спасибо, но я и так помню! – удивилась она.

– Да. Но мне нужно точно знать, идёшь ты или нет. Список составляю. Руководство, – тут он похлопал себя ладонью по холке, – обязало.

– Иду, – подтвердила она. – Иду, конечно.

– Ритуля, а ты? – Рома повернулся ко второй девушке, сидевшей в их кабинете.

– И я иду! – усмехнулась Рита. – Какой же праздник без меня?

– И то верно, – он поставил галочку в блокноте и наконец, соизволил повернуться к третьей сотруднице.

– Маринэ? – он намеренно исковеркал её имя, но произнес его таким бархатным голосом, что даже у Даши против воли мурашки поползли. – А ваш прекрасный лик мы будем иметь счастье лицезреть?

Марина робко подняла на него глаза – в них читалось обожание. Она только и выдохнула:

– Да!

– Угу, – Рома сделал еще одну пометку, подмигнул Марине. Та смутилась так, что смотреть было больно.

«Овца!» – расстроено подумала Даша. Марину она вообще-то любила, но видеть, как глупышка тает в его обществе, ей было просто противно!

Рому же, напротив, это явно забавляло. Он положил на место Дашин степлер, направился к Марининому столу.

Та замерла, не сводя с него глаз. Обаятельный Самец положил одну руку на Маринин стол, а другой облокотился на спинку её кресла, низко наклонился и почти прошептал ей в самое ухо.

– А в каком ты будешь платье?

– Я еще не знаю… – Марина, пылая щеками, смущённо крутила в руках карандаш. – Не решила. А что?

– Приходи в чем-нибудь светлом. Тебе идут светлые тона.

Рома протянул руку к её голове, фамильярно щелкнул заколкой – волосы рассыпались по плечам. Как Самец это делал – непонятно, но в его исполнении этот жест казался настолько интимным, что Даше невольно стало не по себе. Казалось, она подглядывает в замочную скважину, и подглядывает за чем-то далеко не безгрешным.

Роман медленно заправил прядку Марине за ушко, глядя ей в глаза – та вроде бы совсем перестала дышать, а потом быстро вышел из кабинета.

Даша поморщилась. У неё не укладывалось в голове, как можно так сходить с ума по этому типу? Неужели подруга не видит, что он из себя представляет?

Правда, с внешностью Обаятельному Самцу от природы повезло. Яркий, чувственный средиземноморский тип – смуглая кожа, горящие глаза, нос с небольшой горбинкой… Однажды Дарья гостила у бабушки, и та показала ей фильм «Анжелика». Так вот, Обаятельный Самец неуловимо напоминал ей Жоффрея де Пейрака в исполнеии Робера Оссейна. Только его лицо было тоньше, изящнее, сохраняя при этом привлекательную брутальность.

При росте чуть выше среднего, он имел прекрасную фигуру – стройную, подтянутую, о которой он очень заботился, посещая спортзал и бассейн. Рома отлично сознавал свою привлекательность и считал себя поистине неотразимым. Его повадки были одновременно хищными и нежными, и многие, очень многие представительницы прекрасной половины человечества успели пасть жертвами его обольстительного обаяния.

– Павиан! – пробормотала про себя Даша.

– Чёрт, я поражаюсь, ну как это у него получается! – воскликнула Рита. – Вроде бы ничего и не сделал, а Маринку теперь откачивать придется! Хоть реанимацию вызывай!

Эта дурочка и впрямь сидела в полной прострации, всей душой пребывая где-то не здесь. На губах играла мечтательная улыбка, щёки залил нежный румянец. У неё на столе зазвонил телефон, а она и ухом не повела.

– Марина! – рявкнула Даша. – Телефон!

Та вздрогнула, испуганно глянула на неё и схватила трубку.

– Чего ты орёшь? – возмутилась Рита. – Видишь же, она в полном ауте! Так можно и напугать человека.

– Да она от этого обморока каждый раз в аут выпадает! – раздражённо ответила Даша. – Привыкнуть уже должна.

– А ты-то чего злишься? Девочка влюбилась, с кем не бывает?

– Нашла в кого втрескаться! – фыркнула Даша. – У него ж на роже написано, что он козёл и бабник!

– Тише! – шикнула Рита. – Твои вопли могут её травмировать! Поругаетесь ещё, чего доброго… – она покосилась на Марину. – А насчёт, в кого влюбляться – уж чья бы корова мычала…

Даша подумала и прикусила язык. И в самом-то деле…

Марина повесила трубку. Несколько минут она работала молча, а потом вдруг отшвырнула ручку и повернулась к ним.

– Девчонки, выручайте!

– Что случилось? – поинтересовалась Рита.

– Надо что-то с платьем решить…

Даша молча закатила в глаза, Ритуля спросила:

– Девочка моя, ты всерьёз решила его послушать? Он же пошутил!

– Пошутил? – удивилась Марина. – Да нет… Он и в самом деле хочет, чтобы я в чем-нибудь светлом пришла. Вы же слышали!

– А если он захочет, чтобы ты с крыши прыгнула, ты тоже сделаешь? – не удержалась Даша.

– Даш, прекрати! – шикнула на неё Рита и обратилась к Марине: – У тебя же шмоток полный шкаф! Найдёшь что-нибудь подходящее.

Марина посмотрела на неё глазами раненой лани, пожала плечами и грустно констатировала:

– У меня нет ничего подходящего!

– Как нет? Я же помню, по крайней мере, два твоих светлых наряда!

– Да, но в костюме я была на день фирмы! А платье мне не нравится, я в нем толстая!

Тут уж фыркнула Рита – она весила килограмм на пятнадцать-семнадцать больше Марины, а ростом была сантиметров на десять ниже. Та же, в свою очередь, фигурой откровенно напоминала палку – ручки-веточки, ножки-прутики, посередине досочка с намёком на рельеф. Её фигура выглядела длинной, хрупкой, трогательно-беззащитной… А главное, без всяких усилий! Есть Марина могла что угодно – не в коня корм. В общем, формы – мечта модельера. Но и лицо тоже! Глаза огромные, серые, кошачьи, кожа нежная, губки-лепестки, и шикарный каскад пепельных волос, всегда лежащих красивыми волнами. Красота Марины была откровенной, такую не удалось бы скрыть ничем, даже если постараться. Но и одеваться Марина умела, у неё был отличный вкус.

Поэтому, когда она полгода назад пришла к ним в отдел, половина женского коллектива их фирмы зазеленела от зависти: потрясающая внешность – и без всяких усилий! К счастью, у Марины был такой открытый и добрый характер, что вскоре её полюбили.

К сожалению, она почти сразу попалась на крючок Обаятельного Самца, который испытывал силу своих чар по очереди на всех сотрудницах. Не одна уже по его милости пролила вёдра горючих слёз, а он просто развлекался и разбивал их сердца с детской непосредственностью.

Не миновал его интерес и Дашу с Ритой. Причём, внешне они очень отличались как от Марины, так и между собой.

Даша, девушка среднего роста с третьим размером бюста и небольшим «излишеством» в районе талии и бедер, носила русые волосы до плеч, обладала голубовато-серыми глазами вполне обычной формы и милыми ямочками на щеках. Она предпочитала сдержанный стиль в одежде, говорила негромко и часто для малознакомых людей казалась простой серой мышкой.

Рита от природы красотой не блистала, и никаких комплексов по этому поводу не имела. Ростом она была чуть повыше Даши и чуть пониже Марины. Отсутствие талии она любовно называла «пузиком», и предпочитала короткие юбки – ножки у неё были плотные, крепенькие, но стройные и очень хорошей формы. Довершала картину короткая стрижка на темных, почти черных волосах и узкие зелёные глаза на скуластом лице с россыпью веснушек и выразительными подвижными губами. Ритуля обладала лёгким характером и прекрасным чувством юмора, и общаться с ней было по-настоящему приятно.

На Рите на первой Роман и опробовал свою манеру очаровывать женщин. Но с ней этот номер у него не прошел, девушка абсолютно не питала никаких иллюзий на свой счет. Рома был секс-символом их фирмы, и вряд ли от него можно было ожидать, что он всерьёз потеряет голову от Риты – не его поля ягода. Однако это не помешало ей провести с ним время весело и ненапряжно, и, пожалуй, она была единственной из знавших его женщин, кому это доставило искреннее удовольствие, как в течение их отношений, так и после их завершения.

Когда началась их связь, Даша переживала за подругу. Уж слишком разными они были: он – красавец, заставляющий слабонервных дамочек падать в обморок одним своим видом, и она – безусловно интересная, но всё же совсем ему не ровня. А вдруг потеряет голову? Вдруг решит, что именно за ним-то и можно на край света? А он возьмёт и разобьёт ей сердце…

Даша терзалась, пока однажды Ритуля не хлопнула её по плечу и не сказала:

– Даже в голову не бери, что я могу всерьёз в него втрескаться. Такие, как я и такие, как он – в жизни не бывают вместе.

– Тогда зачем же ты с ним?..

– Как зачем? – Рита даже удивилась. – Должна же я свою долю кайфа получить? Можешь считать меня циничной, но я его просто использую. Женщина я одинокая, отчитываться мне не перед кем. А он, когда захочет, бывает очень милым. О-очень милым… Опять же, для тонуса полезно! – с этими словами она хлопнула себя по плотной попке.

Даша засмеялась. Вот бы ей Риткино лёгкое отношение к жизни! Спит с первым красавцем, а относится к нему, как-то… Потребительски.

В общем, их отношения продлились полтора месяца и закончились без взаимных претензий.

Но не прошло и недели, как Рома попытался закрутить с Дашей, и это её откровенно шокировало.

 

Ведь мало того, что они с Ритой сидели в одном кабинете, он отлично знал, что они подруги, и что вдвоем снимают «двушку» в спальном районе! То есть иллюзий на счет того, что ему уже давно перемыли все кости, у него явно не было.

Тем не менее, он целый месяц ластился к Даше и так и эдак. В этом Рома был мастер. Сначала в ход шли банальности, вроде цветов и конфет. Он не упускал случая ввернуть комплимент, причём не просто что-то вроде “Ты сегодня очень красива”. Он мог, например, зайдя к ним в кабинет по, якобы, рабочему вопросу, невзначай сказать:

– Вот я удивляюсь, Даша, как у вас, девушек это получается? Вроде бы ты одеваешься как все, кофточка, юбочка, ничего особенного… Но вот как-то смотришь на тебя, и понимаешь, что ты особенная… Что-то в тебе есть, чего нет в других…

Или ни с того ни с сего взять её руку и прокомментировать:

– У тебя такие нежные пальчики! Даже удивительно, прямо как у ребёнка!

В сочетании с проникновенным горячим взглядом его глаз, устремленных в этот момент только на неё, эти слова сразу давали понять: она не такая как все, и видит он её одну на всей земле. Даром, что всё это была игра для него, всё не всерьёз, а сколько девчонок верило ему…

Потом были попытки пригласить её куда-нибудь, которые она отвергала раз за разом. И он никогда не обижался, не демонстрировал, что она его задела своим отказом. Наоборот, он и это старался обернуть себе на пользу, говоря, что ему очень нравятся люди, знающие себе цену. Слушая о том, что его завораживают девушки, которые не падают сразу к его ногам, Даша невольно начинала испытывать в душе тайную гордость – она отвергает его, но он все равно не отступается. Как ни странно, это располагало к нему больше, чем, если бы он обижался и намекал, что за ним готова бегать любая, стоит ему только пальцем поманить.

Если честно, то может быть Даша и клюнула на его ухаживания, если бы не Рита. А та сразу предупредила – держись от него подальше. Это у меня, сказала она, характер пофигистичный, а тебе может и боком выйти! Будешь потом по нему сопли лить, как, вон, некоторые.

Даше тогда даже пришло в голову, что Рита не так к нему охладела, как хочет казаться, и предостерегает её в своих личных целях. Мало ли, вдруг она не такая уж равнодушная, и ей просто противно видеть, как он, можно сказать, ещё не остыв от их встреч, уже оказывает такое внимание другой? Да ещё и лучшей подруге!

Но тут у Риты нарисовался новый ухажёр, она ходила с вполне довольным выражением лица, и Даша отбросила мысль о ревности. Но и на Ромины ухаживания так и не клюнула.

Роман, видя, что его потуги не приносят результата, через некоторое время переключился на следующую жертву.

Постепенно у Даши в отношении него выработалась стойкая неприязнь. У неё в голове не укладывалось, как можно с такой лёгкостью скакать из одной постели в другую, и при этом совсем не переживать, когда из-за его ветрености проливались целые моря горьких слёз. Однажды, остро сочувствуя очередной несчастной жертве его ветреного обаяния, Даша в сердцах прозвала его Обаятельным Самцом, да так удачно, что прозвище за ним тут же закрепилось.

А потом в их отделе появилась Марина…

Рома прилетел тут же, как хищник на запах крови. Ему даже не пришлось прилагать особых усилий, две недели – и Марина была у его ног.

Только в этот раз всё было несколько хуже. Самец очередной раз неплохо провел время, Марина смотрела ему в рот и готова была пылинки сдувать. Она просто светилась волшебным светом, и летала на крыльях счастья. Даша с Ритой старались деликатно спустить её на землю, настроить на то, чтобы не относилась к этому серьёзно, но, как известно, любовь слепа, глуха и нелогична. Марина начала обижаться на девчонок, считала, что они просто завидуют её счастью и горячо защищала честь и доброе имя Обаятельного Самца.

Прошел ещё месяц и Рома решил, что достаточно наигрался. Жарким августовским днем он сказал, что девушка она хорошая, и дело не в ней, но встречаться он больше не хочет.

Из Марины как будто вынули душу. Она ходила бледная и заплаканная, есть вообще перестала что-либо. Подруги старались её поддержать, развеселить, сводить куда-нибудь, всё бесполезно – Марина таяла на глазах.

Однажды, когда девушка была у них в гостях, за бокалом вина Рита дала ей совет      :

– Сделай паузу. Дай ему время. Ты очень хорошая девушка, Марин, но Рома слишком избалован женским вниманием. Он должен понять, что потерял тебя. Ему не интересно, когда женщина сама вешается ему на шею.

Марина восприняла это своеобразно – перестала бегать за ним, и стала ждать, когда же он поймет, что она лучше всех. А поскольку просто так он это вряд ли бы понял, она с готовностью откликалась на любую его просьбу и делала так, как ему хотелось. Разумеется, вела она себя так исключительно для того, чтобы он, глупенький, понял, какую прекрасную женщину потерял.

Роман пользовался этим беззастенчиво. Иногда приглашал её домой, и она летела к нему, как на крыльях, а ему всего-то и надо было, чтобы она навела порядок и приготовила поесть. Он приглашал её куда-нибудь, и она снова окрылялась. А этому вечному мачо просто льстило появляться в обществе такой красавицы, очередной красавицы, которая смотрит ему в рот и ловит каждое его слово.

Рита за голову держалась и сама была не рада, что дала этот совет.

Даша шипела на него, втайне мечтая, чтобы ему кирпич на голову упал.

А Марина все так же жила затаив дыхание, в ожидании, когда же до него, наконец, дойдёт…

***

Рабочий день закончился, Марина полетела по магазинам – искать светлое платье, Рита с Дашей отправились домой. По дороге зашли за продуктами, купили кое-что к ужину и бутылку вина.

– Пятница тем и хороша, – пыхтела Рита, волоча пакет на десятый этаж – лифт опять не работал, – что именно в этот день рабочий человек может позволить себе расслабиться и отдохнуть.

– Ага, – согласилась Даша, – точно. Я бы сделала две пятницы в неделю… Блин, ну что такое? Всё идём и идём, а ещё только пятый этаж!

– И не говори! – согласилась Рита и замолчала – берегла дыхание.

И всё равно, к своей двери они подошли дыша, как после километрового кросса.

– Хреновенький такой фитнес, – прокомментировала Даша, и они вошли.

2. Муж лучшей подруги

Вечер протекал в приятной и милой обстановке. Обе сидели на кухне, потягивали винцо, Рита делала маникюр, Даша просто вытянулась на диванчике, сложив ноги на табуретку. Они лениво обсуждали последние сплетни, гулявшие по их фирме, и вечер обещал быть довольно милым…

Идиллия закончилась, когда тихонько зазвонил Дашин телефон:

– Аллё.

– Дашуля, привет! Не забыла ещё мой голос? – жизнерадостно прощебетала Настя.

– Приветик! – Даша одновременно и улыбнулась и скривилась. – Не забыла, конечно! Как дела?

– Всё путем! Зайка, я на самом деле на секундочку. Звоню пригласить тебя в гости, завтра вечером. Санька премию получил, обмывать будем! Придёшь?

Даша немного растерялась.

– Премию получил? Здорово! Завтра вечером?

– Ну да, да! – нетерпеливо подтвердила её вторая лучшая подруга. – Давай, приходи к шести. Начинаем в семь, но мы ещё с тобой перед этим посидим вдвоём, потреплемся, а то сто лет не виделись! Ладно, давай, нам ещё кучу народу обзвонить надо! Жду тебя, целую, пока!

Прежде, чем Даша успела хоть что-то вякнуть, та уже отключилась.

Рита внимательно взглянула на неё.

– Что случилось? – она принялась старательно махать руками, просушивая великолепный лак насыщенного вишнёвого цвета.

– Саша получил премию. Завтра будут обмывать, – убитым голосом известила Даша.

– Да? Здорово! А чего ты кислая такая?

– Меня тоже пригласили!

– А-а… Ты пойдешь?

Даша перевела задумчивый взгляд со столешницы, застеленной твёрдыми салфетками из бамбука, на подругу.

– Пойду, наверное…

– Ну и зря! – припечатала Рита. – Я тебе сколько раз говорила – с глаз долой – из сердца вон! Давно уже пора прекратить с ними всякие отношения! А ты всё тянешь кота за хвост…

– Да понимаю я! – Даша сморщилась, глотнула вина. – Головой понимаю. А поделать всё равно ничего не могу! – несчастным голосом закончила она.

– Ты еще хуже нашей Маринки, честное слово! Рома хоть и козёл первостатейный, зато неженатый! А Саша твой… Ой, ну не смотри ты на меня так!

– Саша любит свою жену! Он никогда ничего не делал для того, чтобы я… – оскорбилась Даша.

– А я вовсе не это имела в виду, – удивилась Рита. Посмотрела с одобрением на свои ногти – лак лег ровно и аккуратно. – Это я к твоей совести пытаюсь воззвать. Ты бы уже взяла бы себя в руки и перестала мечтать о нём. Прекрати с ними видеться, раз и навсегда! Заведи себе романчик какой-нибудь, глядишь, через пару месяцев всю твою любовь как рукой снимет…

Рита замолчала, всмотрелась в Дашино лицо.

– Ясно, – резюмировала она. – Дальнейшие уговоры бесполезны.

Даша, не глядя в глаза, кивнула.

– Брови выщипай, горе моё! – вздохнула Рита. Открутила колпачок и принялась наносить блеск на свежий маникюр.

Даша покорно поплелась в комнату за щипчиками.

***

Спала в ту ночь Даша плохо. Всё вертелась с боку на бок, гнала прочь ненужные пустые мечты. Злилась сама на себя – права Рита, нужно взять себя в руки и прекратить всё это! Уснула она только ближе к утру.

И проснулась ближе к обеду.

Первое, что она обнаружила – что на улице идёт дождь. Ну что за дела, новый год на пороге, а на улице чёрт-те что? Ещё вчера лежал такой красивый беленький снежок… Сегодня с неба текло что-то холодное и унылое, было пасмурно и очень темно. В общем-то, нормальная погода для Питерской зимы в декабре.

Даше даже показалось, что ещё утро, что за окном только-только начало рассветать, пока не взглянула на часы и не убедилась, что давно пора вылезти из кровати.

А с другой стороны – почему пора? Даша потянулась, закуталась потеплее в одеяло. У неё выходной день, можно валяться, сколько угодно.

Но минут через пять она все-таки села, чувствуя себя в постели, как птенец в тёплом гнезде. К сожалению, как это часто бывает, именно в выходной день почему-то совершенно не лежится!

Даша поёжилась. Согретое полусонное тело никак не желало расставаться с одеялом, но душа требовала каких-нибудь действий!

Она натянула халат и пошлепала в душ. Остановилась на пороге кухни, пожелала Рите доброго утра.

– Я рада, если тебе оно кажется добрым, – хмуро отозвалась та, зажигая газ. – Лично я считаю, что в такую погоду утро по определению добрым быть не может!

Даша виновато пожала плечами – как будто за погоду отвечала она лично, и ушла в ванную.

Теплая вода лилась на кожу, ноздри ласкал свежий фруктовый аромат геля для душа, и жизнь перестала быть такой уж серой и хмурой.

Она плескалась долго, просто стояла под водой и ничего не делала, наслаждалась теплом, в глубине души радуясь, что родилась в те времена, когда уже изобрели водопровод с горячей водой. Жила бы она пару веков назад – фиг бы смогла так начать субботнее утро!

Когда она открыла дверь, из ванной в прихожую вырвалось облако ароматного пара. В ответ до Дашиного обоняния донесся не менее прекрасный запах – свежесваренного кофе. Рита – добрая душа.

– Когда-нибудь я на тебе женюсь! – мечтательно сказала Даша, входя в кухню.

– Ещё чего! – усмехнулась Рита и придвинула ей кружку. Даша размотала махровую башню на голове и тряхнула мокрыми волосами. Пригубила горячий ароматный кофе, в который Ритуля по собственному вкусу добавляла корицу и ванилин.

Подруга взяла апельсин, надкусила кожицу, от души сморщилась, и принялась его чистить. Поплыл сочный, весёлый запах.

– Есть только две вещи, которые могут хоть как-то примирить меня с такой вот мутью за окном, – сообщила она. – Это кофе и апельсины. Хочешь?

Она протянула Даше половинку.

– Не-а! – отмахнулась она. – Спасибо.

Ритуля пожала плечами и отправила дольку в рот.

– Ну что, ты морально готова?

– Нет, – Даша пожала плечами. – Но я всё равно поеду.

– Между прочим, можно позвонить и сказать, что ты, например, простудилась, – предложила Рита.

Даша ещё раз молча пожала плечами. Рита только рукой махнула и отстала.

Собираясь, Даша волновалась, как школьница перед выпускным. Злилась на себя за это – в конце концов, она же взрослый человек, с чего бы ей дрожать, как овечий хвост? И потом, она же не на свидание идёт, а просто поздравить мужа своей второй лучшей подруги! Только и всего! Но эти уговоры и самовнушения помогали мало.

Хотела юбку надеть и сапожки свои любимые, замшевые, но куда же в такую слякоть замшу надевать? Да и ветер такой сильный, в юбке холодно будет… Брюки надевать неохота, и так всю неделю ходила в штанах. Джинсы слишком неторжественно…

 

Даша бродила по комнате в трусиках и кофточке, мучаясь вечной женской проблемой – нечего надеть.

Потом в таком виде прошлёпала на кухню, сварила себе ещё кофе. Ритуля уже полчаса как убежала куда-то на вечеринку, в квартире стояла редкая тишина. Даже соседей за стенкой слышно не было и машины на улице не очень-то шумели.

«Не пойду никуда!» – решила Даша. – «Ритка права, хватит глупостями заниматься! Лучше заберусь сейчас под одеяло, книжку возьму поинтереснее… Когда ещё такой шанс представится, так тихо и спокойно провести выходной?».

Даша сдёрнула кофточку, переоделась в старую домашнюю футболку, достала мороженое из морозилки. Взяла свой любимейший, с детства до дыр зачитанный “Лабиринт для троглодитов” Ольги Ларионовой, включила маленький свет и залезла под одеяло.

Её хватило минут на пять, от силы на семь. После этого мороженое отправилось в холодильник, книжка – на полку, а сама Даша принялась судорожно перерывать шкаф – что же всё-таки одеть?!

***

Ей показалось, что она замерзла, как только вышла из подъезда. Мало того, что дождь был мокрый, он ещё и холодный был! Злые ледяные капли часто сыпались с неба, Даша натянула капюшон поглубже, но помогло не очень. Зонтик она брать не стала, побоялась, что запросто там его забудет. Когда девушка поймала маршрутку, у неё уже зуб на зуб не попадал. И хорошо, что джинсы одела, в юбке бы точно уже дуба дала!

Она приехала даже слишком рано – полшестого. Волнуясь, и ругая себя за это, нажала на кнопку звонка.

Дверь, как назло, открыл Сашка, у Даши земля ушла из-под ног, а он и не заметил.

– Дашка! Как хорошо, что пришла! – он впустил её в квартиру, – Сто лет тебя не видно!

Девушка улыбнулась.

– Привет, я тоже рада тебя видеть!

– Да? Так это же прекрасно! – Саша обнял её, прямо в мокрой куртке, и звучно поцеловал в обе щеки. От него слегка пахло алкоголем, у него было прекрасное настроение, и он был совсем не прочь немного подурачиться.

Даша неловко ткнулась в ответ холодными губами в его щеку, колючую, с небольшой щетинкой, и принялась раздеваться. От того, что он её расцеловал, девушку нелепо бросило в жар, и она боялась, что сейчас на лбу ещё чего появится дурацкая испарина.

Сашка её смущения не замечал – помог снять ей куртку, выдал забавные тапочки с помпончиками и крикнул в глубинку квартиры:

– Настя! Ну что ты там сидишь? Тут к тебе такие люди пришли, а ты даже встретить не вышла! Где твоё гостеприимство?!

– Пусть проходит в кухню! – донёсся ответ.

– Вот так всегда! – Саня шутливо сложил бровки домиком. – Она гостей наприглашает, а я потом с ними занимаюсь!

Даша украдкой рассматривала его. Всё такой же – ежик светлых волос, голубые глаза в обрамлении пушистых ресниц и до неприличия красивые губы. Чуть полноватые, чувственные, нежные. Сашка возвышался над ней на голову, у него была прекрасная осанка и ни намека на животик. Даша смотрела на него, радовалась и расстраивалась одновременно. Если бы в нем было хоть что-то, что ей противно, хоть что-то, за что можно зацепиться, развить свою неприязнь, и перестать так млеть от него!

– Ладно, раз босс велит – прошу пройти в кухню! – Саша пропустил Дашу вперед по коридору.

– Привет! – широко улыбаясь, Настя повисла у неё на шее. – Добралась до нас наконец-то, Даша-Фиалка-наша!

– Ай, привет, моя дорогая! Красотуля ты моя! – засмеялась Дарья, тоже стискивая подругу в объятиях, и улыбаясь немного печально. Настя назвала её прозвищем, которое лишний раз болезненно кольнуло её и без того открытую рану.

Ещё когда они с Настей снимали на двоих квартиру, как сейчас с Ритой, Даша увлекалась разведением фиалок. Увлечение это иногда заставляло Настю хвататься за голову, ибо фиалки расползлись по всему дому и занимали каждый свободный клочок. Впрочем, к цветам у Даши был найден подход, выглядели они великолепно, и подругу не слишком раздражало такое положение вещей, скорее веселило.

Но, к тому моменту, когда Настя собралась замуж, с цветами было покончено.

Даша влюбилась в Сашу в тот самый миг, когда Настя их познакомила. Однажды вечером привела его к ним домой, предупредив, что сегодня представит ей парня, про которого столько рассказывала, и которого любит без памяти.

Стоило ему войти, стоило им только раз встретиться глазами – и всё. У Даши земля ушла из-под ног, перехватило дыхание, и участился пульс. Она влюбилась сразу, безнадёжно, окончательно и бесповоротно. И так же сразу поняла, что пропала – он едва взглянул на неё, спокойно и равнодушно, с вежливым любопытством. Он был без ума от её лучшей подруги.

Даша же просто сгорала внутри себя. Конечно, у неё и раньше были романы, были отношения. Пару раз ей казалось даже, что она всерьёз влюблена. Но проходил месяц-другой, первое очарование развеивалось, и она понимала, что этот человек больше не привлекает её. С Сашей всё сразу стало по-другому. Ни тени сомнений не возникло ни разу, она точно знала – это он, тот, за которым она готова хоть на край земли, хоть за край. Стоило ему только позвать…

Поначалу она ещё надеялась, что это скоро пройдет. Объясняла сама себе, что он, конечно, хорош собой, умён и обаятелен, но ничего такого в нём нет. Просто ей с подругой нравились одни и те же мужчины. Она все ждала, когда же наступит момент, и она сможет сказать себе, что наваждение прошло, что она может относиться к нему ровно и спокойно, как и должна относиться к любимому мужчине лучшей подруги. Да только время шло, а ее чувства раз от раза становились лишь сильнее.

Саша – красавчик и умничка с великолепным чувством юмора, душа любой компании. Он располагал к себе с первого взгляда, легко сходился с людьми. Он любил гостей и у него дома постоянно собирались компании. Саша был словно солнце, вокруг которого вращались нетривиальные и удивительные люди. Понятно, что и Настя и Даша ощутили на себе силу этого магического притяжения. Вот только для Насти оно стало взаимным, а для Даши – трагичным.

Видеть влюблённых вместе было для нее мукой мученической, тем более что Саша часто бывал у них тогда, и все эти их бесконечные объятия и поцелуи доводили Дашу до белого каления. Не раз и не два, посреди веселого вечера за бутылочкой мартини, или за кофе, или за совместным ужином, она запиралась в ванной и ревела там в полотенце, чтобы её всхлипы ней дай Боже не услышали влюблённые.

А они и не слышали, всецело поглощенные друг другом. Даша умывалась холодной водой, выходила из ванной, и никто не замечал ни её покрасневших глаз, ни её распухшего носа. А чтобы чем-то занять себя, чтобы не глазеть постоянно на Сашку (от этого можно было запросто сойти с ума!), она занималась своими цветами.

К тому моменту, когда Настя вышла замуж, фиалки из любимых превратились в ненавистные. Они были живыми свидетелями того, что это не она счастливая возлюбленная. Наоборот, их цветущий, пышущий здоровьем и красотой внешний вид свидетельствовал о том, что ими занимаются постоянно, двадцать четыре часа в сутки. И это было обиднее всего. Наверное, по-своему, цветы пытались утешить её, поднять ей настроение, и цвели как ненормальные. Да только мало было толку от их прекрасного цветения.

Как только Настя вышла замуж и съехала, Даша подарила все цветы ближайшей школе. Учителя пришли в восторг и большую часть горшков немедленно растащили по домам.

Рита, когда узнала про цветы, расстроилась, фиалки она тоже любила. А вот Настя, когда Даша их познакомила, ей не очень-то понравилась. Причем, судя по всему отношение было взаимным. “Слишком много о себе думает!” – так отозвались обе стороны друг о друге, и с тех пор Даша старалась, чтобы они больше не встречались.

Настю же она иногда беззлобно дразнила «килькой» за внешний вид. Тонкая, длинная, почти одного роста с Сашей, гибкая, как лоза – таких называют “балетная”. Изящество, грация её движений завораживали. Про неё часто думали, что она училась в школе танцев или что-то в этом роде, но ничего подобного – таким изяществом Настю наделила природа. А так же копной вьющихся волос шоколадного оттенка и золотисто-карими глазами с искоркой, живым характером, улыбчивостью и подкупающей лёгкостью в общении.

– За-айка, как же я по тебе соскучилась! – протянула Настя, – Садись, давай! Расскажи, как живешь, сто лет не виделись!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13 
Рейтинг@Mail.ru