Хороший ты мужик, Ленка! Пять историй о мужчинах и женщинах

Рената Окиньская
Хороший ты мужик, Ленка! Пять историй о мужчинах и женщинах

1. Хороший ты мужик, Ленка!

– Зараза ты неблагодарная! – кричала на нее по телефону Ирина Львовна. – Эгоистка несчастная! Как у тебя язык только повернулся сказать такое? Совести у тебя нет! Конечно, пока он нормальным был, ты его любила, а как инвалидом стал… – голос ее надломился, и крики превратились во всхлипы, – так коленом под зад его, да? Подожди, все тебе бумерангом вернется! – голос свекрови окончательно потонул в рыданиях.

Лена выслушивала все эти обидные для нее слова достаточно терпеливо – ей было жалко Ирину Львовну. В чем-то она женщину понимала, у самой рос сын, и в подобной ситуации (не приведи Господи, конечно!) она бы тоже психовала.

Вчера она сказала Лёвушке, что если за месяц он не найдет работу, она с ним разведется.

Вообще, если честно, за два года, прошедшие после автокатастрофы, ей даже мысль такая в голову не приходила. Когда им позвонили и сообщили, что Лёва в реанимации, обе они – и свекровь и невестка выступили против беды единым фронтом. По очереди бегали в больницу, ухаживали за ним, созванивались, поддерживали друг друга. Все знакомые тогда восхищались их взаимоотношениями.

Ирина Львовна после работы чуть ли не каждый день спешила в церковь – молилась, ставила свечки за здравие. Елена после работы мчалась домой – Лёвушка после выписки требовал немало заботы и внимания, с сыном тоже надо было заниматься, да и бытовые хлопоты никто не отменял. А поздно вечером, когда со всем этим было покончено, Лена садилась за компьютер: писала курсовые, дипломы на заказ, иногда доклады. Занятие это было скучное, утомительное, но деваться некуда: семья, ребенок, ипотека – только успевай оборачиваться! Да и мужу на лечение уходило немало.

И Лена, стиснув зубы, тянула эту лямку. Она прекрасно понимала: нельзя себя жалеть! Нельзя расклеиваться, нельзя давать слабину! Если не она, то кто? Ведь Лёва тоже не бросил бы ее в такой ситуации. И она его не бросит!

Так она думала до вчерашнего дня, пока какой-то незнакомый дядька не сказал ей: «Хороший ты мужик, Ленка!».

Они возвращались с дачи. Муж сидел на пассажирском сиденье очень прямо и, прищурившись, смотрел в окно. Вспоминал. Они как раз приближались к тому самому повороту. Опасному повороту, на котором вечно что-то происходило!

– О, смотри, что-то случилось у него! – Лёва кивнул на стоящий у обочины автомобиль, красноречиво мигающий «аварийкой». Водитель с надеждой махнул им рукой. – Остановись, узнаем, что приключилось.

«Узнаем» в данном случае означало, что выяснять пойдет Лена. Для мужа что сесть в машину, что выбраться из нее было весьма непростой задачей, справиться с которой он мог только при помощи жены.

Несмотря на то, что еще год назад врач после очередного МРТ обнадеживающе сказал: «Поздравляю! Вот теперь вполне пристойный мужской позвоночник! Не вижу больше проблем», Лёвушка продолжал носить корсет, утверждая, что врач ошибся и проблемы есть.

Лена, воспрянувшая было духом, снова поникла, но мужу ничего не сказала. Ему и так плохо, не хватало еще своим нытьем расстраивать!

Она выбралась из машины и отправилась поинтересоваться, не могут ли они чем-то помочь. Водитель, глянув на нее, без особой надежды спросил, нет ли свечного ключа, на что Лена, хмыкнув, привычным движением вытащила из багажника довольно внушительный ящик с инструментами. Свечной ключ там тоже был.

Машина, в отличие от хозяина, пострадала в той аварии намного меньше, ее удалось более-менее привести в чувство, но все равно периодически фордыбачила, и Лена за два года обросла навыками, которые раньше ей казались чем-то абсолютно фантастическим. Теперь, при необходимости, она и колесо могла заменить в одиночку.

Вместе с владельцем она склонилась над открытым капотом, со знанием дела перекинулась несколькими фразами и заверила, что в случае чего может дернуть до города. Трос у нее тоже имелся.

К счастью, он не пригодился, хватило и ключа, возвращая который, водитель с чувством произнес:

– Спасибо тебе! Хороший ты мужик, Ленка!

Он радостно укатил вперед, а она еще несколько минут стояла, глядя ему вслед и понимая, что в жизни еще не испытывала такого унижения.

– Лен, ты скоро? – крикнул в открытое окно не понявший этой странной паузы муж. – Поехали! Есть хочется!

Она стиснула зубы, уселась за руль и до самого дома не проронила ни слова. А двумя часами позже заявила:

– Лёва, послушай, я так больше не могу! Я знаю, что ты пережил страшные вещи, знаю, как тяжело тебе пришлось! Но сейчас это в прошлом. Ты справился! Мы оба справились. А сейчас мне нужна твоя помощь. Я очень устала! У меня больше нет сил все тащить на себе!

– Что-то я не пойму, к чему этот разговор? – недовольно нахмурился муж.

– К тому, Лёва, что я хочу, чтобы ты начал искать работу.

– Какую работу, Лен, о чем ты говоришь? – возмутился он. – Посмотри на меня, я почти инвалид!

– Ты не инвалид! Врачи говорят, что ты практически здоров!

– Да мало ли, что они говорят! Мне-то лучше знать, что я чувствую! А я не чувствую себя в порядке, ты же знаешь! Меня спина беспокоит постоянно, и ноги иногда немеют.

– Тебя беспокоит спина потому, что ты не занимаешься! – вспыхнула она. – Тебе говорили разрабатывать спину, а ты этого не делаешь!

– Не делаю потому, что не хочу, чтобы стало еще хуже!

– Знаешь, Лёв, тебе все-таки придется! – упрямо ответила она. – Потому, что иначе хуже станет мне! А мне уже хуже некуда! Понимаешь? Вот и всё.

– Что значит «вот и всё», Лен?

– Вот и всё, ищи работу, Лёва! Я же не говорю тебе грузчиком идти!

– Я не могу, Лен! Понимаешь ты это или нет?

– Можешь! – жестко отрезала она. – Ник Вуйчич смог, и ты сможешь!

Муж недовольно поджал губы. Про Ника Вуйчича он знал, сам ей когда-то с восторгом рассказывал, как человек без рук и без ног смог добиться невероятных успехов, найти свою любовь и даже стать отцом!

– В отличие от него у тебя есть и руки и ноги, и знаешь, пора уже снова начать ими пользоваться! Хотя… Если не хочешь – я тебя не заставляю. Но и кормить тебя больше не буду. Вот так! Месяц тебе на раздумья, Лёва!

Да, разговор действительно вышел жесткий. И вела себя она решительно, по-мужски. Перед свекровью за это было неудобно, конечно, но что поделаешь, так уж получилось, что им с Лёвой пришлось поменяться ролями. А это несовместимо: тащить на своем хребте всю семью и одновременно быть воздушной ласковой феей!

Разводиться Лене, конечно, не хотелось! Хотелось бы – не стала бы она ждать этот паршивый месяц! А хотелось ей, очень хотелось, чтобы звание «хороший мужик» вернул себе Лёва.

И она искренне надеялась, что так и будет.

2. Слишком веселая вдова

– Девочки, встречаемся через полчаса, – улыбнулась Оксана, открывая дверь своего номера. Ей очень хотелось принять душ и переодеться. Их ожидал ужин в одном из маленьких ресторанчиков у воды, который они облюбовали сразу после приезда.

Рейтинг@Mail.ru