По ту сторону сказки. Как найти врата?

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Как найти врата?

– А это Катерина, Катя, это Баба Яга! – вежливо представил их Кот. – Катюша нам помогает. Она уже Сивку разбудила и Волка. И с избой может помочь.

– Да ты что! – Яга направила на Катю фонарь. Катя зажмурилась от яркого света, но тут же открыла глаза и, посмотрев на Ягу, встретилась с ней взглядом. Яга обошла вокруг, кивнула головой, и вдруг радостно хлопнула в ладоши, зажав фонарь под мышкой.

– Подойдет, пожалуй, а там посмотрим! Ну, Котик, ну, Баюша, нашел-таки! Сколько лет искал, но нашел. А ну-ка вперед проходите, вперед в горницу, не стойте столбами, и ты, девонька, не бойся, иди.

Катя прошла по темному коридору в комнату, стараясь не отстать от Кота. Комната оказалась неожиданно большой, с огромной белоснежной печью, с деревянными стенами, безукоризненно чистым полом. Яркие цветастые занавески, такая же скатёрка на столе, керосиновая лампа, похожая есть у Кати на даче, стоит на случай, если электричество выключат.

– Ну, рассказываете скорее, да подробнее, да не вздумайте врать, я этого не переношу! – грозно скомандовала Яга.

Рассказывать начал Кот. Он излагал, как он искал и нашел Катю, как она сама нашла и спасла Сивку, потом перешли на Волка. Яга задавала кучу вопросов. Грозно хмурила брови, услышав, про то, как Сивку чуть не отправили на мясокомбинат. Уточнила, каким образом Катерине удалось выкупить Сивку, пошевелила губами, зачем-то запоминая фамилию Гавриловых, посмеялась, услышав о подарке на день рождения Катиной маме, фыркнула, узнав про приключение в зоопарке.

– Да, пожалуй, эта подойдет! – Яга еще раз обошла вокруг Кати. – Сможешь избу разбудить? Она уже давно почти замшела, – обратилась она к Катерине.

– Я очень постараюсь, – ответила Катя. – А можно спросить?

– Ну, спрашивай, если не глупость! Я этого не люблю! – грозно разрешила Яга.

– А почему Вы говорите, что она почти замшела? Изба же вас слушается. Она Сивку пропустила, и вообще, она внутри гораздо больше, чем кажется снаружи.

– Ай, молодец! Неглупая, наблюдательная и вежливая. Если еще сможешь дело сделать, вообще умницей будешь! – обрадовалась Яга. – Она, изба моя, у меня давным-давно. Любит меня, и видно это ее и держит. Но держится она уже совсем из последних сил. Раньше, вы бы только подлетали, а она бы уже мне доложила, кто летит или идет, гневный, за колдовством, или по пустой глупости. Эх, да что говорить, она у меня и бегала, и прыгала, и плавала, а уже лет сто осела, землей заросла, едва откликается.

Катя, сама себе удивляясь, потихоньку подошла к ближайшей стене и погладила ее, как кошку. Ей показалось, что кто-то тяжело вздохнул. Она набралась смелости и сказала:

– Тропинка вдаль бежит легко,

И я за нею вслед.

Изба стояла здесь сто лет,

Теперь избы тут нет.

Пойду куда велит Яга,

Спешу не зная бед,

Найти не сможете меня,

Меня уже тут нет.

Мне надо быть с Ягой моей,

И нет избы верней.

Иду, бегу, куда велит,

Хочу быть только с ней.

Секунду слова висели в воздухе, и ничего не происходило. Катя успела расстроиться. Не смогла помочь, стихи не разбудили избу, всё сказала не так. Как вдруг пол накренился, на Катю поехал тяжеленный стол и придавил бы её к стене, но Волк перемахнул через него и выхватил Катерину, забросив себе на спину. Легко перемахнул к печи и сунул девочку на печную лежанку. Через секунду там же оказался Кот. Стол доехал до стены, врезался в нее, каким-то чудом, как приклеенная, на нем все еще держалась керосиновая лампа. Потом пол накренился в другую сторону, и стол поехал прямо на Ягу, которая стояла посреди горницы и радостно улыбалась. Никто ничего не успел сделать, как стол сам изменил направление, аккуратно обогнул хозяйку и поехал дальше к противоположной стене. Сивка, на которого стол чуть не наехал, совершенно спокойно сделал шаг в сторону и вежливо пропустил его. Стол врезался в противоположную стену и замер. Лампа так же светила, на стене тикали немного покосившиеся часы, лавки сами собой выстроились клином и тихонько ползли к столу. Катя во все глаза смотрела на их перемещения, как вдруг Яга повернулась к печи, и воскликнула:

– Ну, что Вы там спрятались, всё уже! Поверить не могу, изба моя, избушечка, проснулась! – напрасно она это сказала, потому что засидевшаясь на одном месте и совсем почти замшевшая изба, так обрадовалась ласковому слову хозяйки, что начала подпрыгивать на месте.

Катю от травм опять спас Волк, который просто обернулся вокруг неё на манер мехового ковра, уперся лапами и спиной в печь и в потолок, да так и держался изо всех сил. При этом он успевал ругаться на Кота, который держался уже за Волка, вцепившись в него всеми своими когтями. Сивка, видимо, был с избой хорошо знаком и успевал подпрыгнуть вместе с ней. Стол стоял как вкопанный, а за столом сидела Яга и улыбалась мечтательно.

– Яга! Ягуся, ну останови ты её! – не выдержал Кот.

– А, ну да! Изба стоять! – скомандовала Яга. Команда была выполнена мгновенно.

Сивка успел приземлиться, аж пол дрогнул. Волк с облегчением свалился с печи, одним коротким движением отцепив от себя Кота.

– Что за манера, чуть что когти выпускать, вот я теперь Сивку хорошо понимаю, вечно ты, со своими ятаганами, – ворчал Волк себе под нос. – Катерина, ты не ударилась? – заботливо осведомился он у неё.

Катя слезла с печи, крепко взяла Волка за уши и поцеловала его в нос.

– Спасибо тебе Волчок! – сказала она вконец ошеломленному Волку. – Я бы все себе переломала, если бы в меня стол врезался, да и потом тоже.

– Ай да девица! – расхохоталась Яга на всю избу, – Ай да молодец! Ну, спасибо тебе, ну, выручила, я уж думала, все, замшеет моя изба, совсем пропадет, как я без неё, а теперь мы свободны! Куда хотим, туда и пойдем. Да что же это я! – всплеснула она руками. -Такая радость, это же надо! А я вам даже чаю не предложила! Ай, бабка, совсем старая стала, из ума выжила, правда ведь? – она стремительно повернулась к Кате, и та с удивлением поняла, что это Яга ей вопрос такой задает.

– Нет, конечно. Неправда! – с возмущением сказала Катя. Ответила автоматически, а потом только сообразила, что это у хозяйки проверка такая.

– Какая же вы старая! Фу, ерунда какая, а про выживание из ума, это уж совсем глупость, извините! – с жаром возразила Яге Катя. Причем совершенно откровенно и правдиво. Яга сейчас походила на старую-престарую бабульку, открывшую им дверь, ничуть не больше, чем ее умница изба, на дряхлый и разваленный домишко, которым она казалась снаружи.

Яга очень довольно осмотрела Катю, кивнула ей головой, сдёрнула со стола цветастую скатёрку и хлопнула в ладоши. На стол из открывшегося сундучка, прилетела и сама развернувшись в воздухе, расстелилась скатерть, белоснежная, с вышитыми веселыми красными петушками по краям. В ту же секунду на скатерти оказалось невероятное количество разнообразнейшей еды для всей компании.

Кате в руки прыгнул пирог с капустой, и сама собой приехала по скатерти чашка ароматного чая, к боку прижался Кот, который не отрываясь ел огромный кусок белуги, Сивка с наслаждением выбирал красные яблоки из огромного блюда, а Волк скромно слизывал с подноса куски свежего мяса. Яга, довольно оглядывая гостей, налила себе чай в блюдце, со вкусом туда дула, остужая чай, и запивала им кусок пирога с луком и яйцами.

– Молодец скатёрка, умница! – похвалил Кот.

– Надо же, оказывается и такая летучая скатерть-самобранка бывает, – удивилась Катя, но вслух ничего не сказала, похоже, что её спутники всё и так прекрасно знали.

Вот Сивка фыркнул, и тут же вместо яблок перед ним возникло блюдо с нарезанным арбузом. Кот из воздуха над скатертью достал миску сливок, а Волк, доев мясо, получил тарелку с печенкой.

Яга перехватила Катин взгляд, да, умная девочка, очень умненькая, и вежливая, наблюдательная, и лишнее не болтает. Кот прав, им очень повезло, что он её нашел.

А Катерина доела пирог, c удовольствием допила чай, поставила чашку на стол и сказала:

– Большое спасибо, было очень вкусно.

Яга кивнула сама себе. Да, девица выбрана правильно, жаль, что не она, Яга, её нашла, теперь Кот совсем загордится.

И тут Катя вспомнила:

– Ой, а ступа-то Ваша! Как же я про неё забыла! Может быть, нужно и её позвать?

– Девонька, да неужто ты и ступу мне можешь разбудить?! – Яга всплеснула руками. – Ой, скорее пойдем. Изба сидеть, но плавно! – изба было дернулась, но получив уточненную команду, опустилась на землю мягко.

Яга быстро прошла по коридору, сунула ноги в валенки, накинула древнее пальто, платок и выскочила во двор. Катя едва за ней успевала. Двор был перепахан двумя широченными бороздами. Катя не успела удивиться, как ей на ухо шепнули, обдавая запахом рыбы:

– Это изба ноги разминала, – рядом стоял страшно довольный Кот. Он облизывался, лоснился, и кажется, даже тихонько мурлыкал.

Яга прилично их обогнала и теперь стряхивала метлой снег с той самой старой бочки, на которую Катя слазила со спины Сивки-Бурки. Оказывается, это и не бочка никакая, а как раз ступа.

Катя подошла поближе. Под снегом-то она её и не разглядела. Ну, точно, ступа, в музее теперь такие только и можно увидеть. По краю резьба, перья птичьи и крылья. Обидно, наверное, так. Летала-летала, а теперь как колода тут вмерзла и стоит уже тоже, небось, лет сто.

– Не положено ступе по небу лететь, и метла не метет облака,

Только если уметь, только если уметь, будет ступа как птица легка.

Если скажет хозяйка, вперед или вбок, вверх и вниз, стану легче пера.

Если только уметь, если только уметь, и полеты для ступы игра.

Катя легко вспомнила стишок, который придумала для ступы, а увидев резные перышки по краю ступы, дополнила его.

Ступа задрожала и, легко оторвавшись от земли, в которую, как казалось Кате, она вмерзла, как минимум до весны, поднялась в воздух сантиметров на десять.

– Ступочка моя! Летуница! – Яга раскинула руки, и ступа стремительно подлетела с ней да чуть не опрокинула Ягу в сугроб.

 

Яга подхватила метлу, тоже оживившуюся после Катиных слов, стремительно взлетела над ступой, а та крутанулась в воздухе, из нее фонтаном вылетели снег, куски льда, бурые листья, скопившиеся с осени, и Яга, держа метлу в руке, опустилась в ступу. Свистнула, пронзительно и по-разбойничьи, совершенно неожиданно для пожилой женщины, пусть и очень энергичной. Ступа взмыла сразу метра на четыре и стремительно улетела к лесу.

– Вот как! И ничего и не застоялась вовсе, – уважительно протянул Кот.

Тут раздался грохот с них за спиной. Из-за полета Яги, внезапно заволновалась изба. Она, сильно наклонившись в сторону, высвободила одну огромную куриную ногу, потом вытащила из-под себя вторую ногу и встала во весь рост.

– Ой, какая! – ахнула Катерина.

Изба качнулась, сделала широкий шаг в сторону леса, но в этот момент со свистом со стороны появилась ступа и Яга рявкнула:

– Куда? А ну на место! Сидеть!

Изба моментально вернулась, шагнула в яму и присела, ровно попав на тоже место, откуда встала. Все это очень напоминало огромную наседку, которая вернулась в свое гнездо.

– Погоди, милая, погоди, надо дела на этом месте закончить, – проговорила избе Яга. – Разные тут люди есть, по-разному и попрощаемся! – она нехорошо ухмыльнулась, и Катя сразу вспомнила, что Яга, вообще-то не очень-то добрый персонаж. Разный такой персонаж, прямо скажем…

– А потом и в путь отравимся, – продолжила Яга мечтательно, мягко покачиваясь в ступе.

– Тебя, Ягуся, потом где найти-то? – уточнил предусмотрительный Баюн.

– Сейчас-сейчас, всё обсудим, – Яга, перехватив метлу поудобнее, взлетела из ступы. Нежно погладила ее по боку. Ступа покачнулась и потянулась за рукой Яги.

– Ничего-ничего, ещё налетаемся, не скучай, моя дорогая! – сказала ей Яга.

Она открыла дверь в избу и позвала Катю и остальных. Теперь Катя сразу почувствовала разницу. В первый раз она заходила просто в избу, а теперь появилось странное ощущение, как будто с ней кто-то беззвучно, но приветливо поздоровался. Словно кивнули и улыбнулись, молча, но от души. Катя приостановилась, погладила стену и тихонько-тихонько поздоровалась: – Здравствуй и ты.

В комнате, ей под ноги подскочила скамья, сунулась под коленки, Катя плюхнулась на нее и тут же была доставлена за стол. Видно было, что изба старается поблагодарить и услужить.

Волк сел рядом на всякий случай разминая лапы. Кот сразу полез на печь и растянулся там, мечтательно принюхиваясь, а Сивка, стуча подковами, прошел к окну. Понятно было, что для них изба и ее хозяйка – хорошие знакомые.

Яга устроилась во главе стола, и огляделась.

– Надо же! Не чаяла и увидеть вас, мои хорошие! А тут и вы объявились, и избушка моя на ногах, и ступа при полете! Чудеса просто! Вот спасибо тебе девонька! Что за помощь хочешь?

Катя точно поняла, что Яга её опять испытывает, так же как с вопросом про возраст. Вроде все хорошо, всем она довольна, но вот надо ей все время такие колкие вопросы задавать, а вдруг, человек все-таки проштрафится чем-то.

– Ничего не хочу. Спасибо.

– А что так? Думаешь, что раз бабка старая, так и заплатить нечем? А вот это, видела?

Из-за печки, повинуясь движению указательного пальца Яги с тихим скрежетом выехал сундучок, дополз до Кати и распахнул крышку. Сундучок был полон золотых монет разного размера и сверкающих камней. Катя ахнула, она такое только в фильмах видела.

– Выбирай, что хочешь! – Яга махнула рукой.

Катя прекрасно понимала, что все, что лежит в сундуке, очень ценное и дорогое, но что-то было во всем этом неправильное. Она подняла глаза от сундука и увидела, что все её спутники старательно отводят от нее глаза, а Волк даже голову опустил тоскливо и безнадежно.

– Спасибо большое, но мне этого не нужно. Я же не за золото пришла помочь, – решительно сказала Катя. И почувствовала, как обрадовались и Волк, и Баюн. Сивка легко взмахнул гривой, даже изба, кажется, была довольна – стол пододвинулся поближе, и на скатерти возник прямо из воздуха чайник с чашками. Яга криво ухмыльнулась.

– А что так? Брезгуешь? Сейчас такое не носят? Или чего-то поценнее хочешь?

– Хочу поценнее! – прямо сказала Катя. Сивка судорожно вздохнул, голова Волка опустилась еще ниже, а Кот когтистой лапой торопливо задвинул занавеску на печке. – Говорят, Вы очень много знаете и только Вы можете помочь найти многих из Лукоморья. Я бы и так Вам помогла, я не беру платы. Но если Вы можете посоветовать, подсказать, то я буду вам очень благодарна! – решительно проговорила Катерина и тут же поняла, что сделала все очень правильно, как на уроке, когда ответил не просто хорошо, а на пять с большим плюсом, да не с одним!

Волк облегченно привалился к ее колену опущенной головой, Баюн одним прыжком перелетел с печки на скамью рядом с Катей и потерся о её плечо. Катерина машинально его погладила.

– Ягуся, да хватит уже! – сказал Сивка – Видишь же, хороший человек! Сколько ещё проверять её будешь?

– Вижу-вижу, просто поверить не могу! – отозвалась Яга. – Сколько я навидалась разных людей и передать не могу! Разных, и хороших, и добрых, и поганых, и просто никаких. Я же просто так не могу доверять, надо посмотреть. Не серчай, Катюша, я бабка вредная, мне самой убедиться надо!

Яга разгладила складку на скатерти, задумчиво посмотрела в свое отражение в самоваре…

– Совета хочешь, это можно, и посоветую, и помогу, и надоумлю. И знаю кое-кого где найти. И даже вам охламонам кое-что подскажу, – она повернулась к Коту, Сивке и Волку.

– Если она вам так нравится… вижу же, что нравится! Так вот, что ж вы на шее-то у нее сидите? Ну, пусть не у неё, а у её семьи? Скатерку бы подарили, или самотряс, что ли. Тайничок-то подзабыли совсем?

Катя совсем перестала понимать, о чем Яга говорит.

– А самотряс, это кто? – удивилась она.

– Ой, не кто, а что, ну кошелек-самотряс, конечно же! Яга, я и без тебя уже додумался! И про самобранку, и про кошелек! Ты, лучше про то, что я тебе оставлял, не забудь! – Баюн мрачно посмотрел на Ягу.

– Додумался он… Не смешно! А чего же раньше не сделал, раз додумался? – расхохоталась Яга.

– Раньше-то мне до тайника и не добраться, своими лапками-то. А Сивку и Волка Катюша только недавно разбудила. Да и открыть мой тайничок не просто. И не хмыкай! – с достоинством отвернулся от наглой бабки Баюн.

Яга довольно ухмыльнулась. Она ни одному слову Баюна не поверила, что, мол, сам догадался! Лопать-то любит, небось, вкусненько кормится, вон какой круглый да блестящий. А чтобы подарок правильный подобрать, это без совета никак. Что с него взять, вот был бы не кот, а кошка, был бы умнее, хихикнула про себя Яга, приходя в расчудесное настроение.

– Ладно, голуби мои, с подарками разберетесь. А вот с советом тут уж я вам помогу, – хитро прищурилась Яга, налила себе чай в чашку, положила и размешала сахар, подула, потом перелила чай в блюдце и демонстративно медленно начала его прихлебывать.

Все терпеливо ждали продолжения.

Глава 5. Что знает Яга

– Про что не знаю, говорить не буду. А вот что знаю, скажу. А знаю я, где Конёк-Горбунок! Жар-птицу как найти тоже знаю, и вот уж удивитесь, когда узнаете, где Финист Ясный Сокол наш.

Яге удалось и удивить, и восхитить своих гостей. С видимым удовольствием выслушав их возгласы, Яга начала рассказывать:

– Жар-птица в Эрмитаже, это в Петербурге, значит. Там есть золотой павлин, заводной. Этого все видели, кто туда приходит, а есть еще одна птица, поменьше, в кладовых, запасниками их зовут. В музее считают, что птица не литая, не цельная, а заводная, только никогда не работала это птица, и никому не удавалось ее завести. Они и павлина-то когда-то не знали, как открыть, чтобы механизм увидеть, случайно нашли на спине перышко чуть другого цвета. Мастер один замечательный был, Кулибин фамилия, вот он увидел, а потом и наладил механизм большого павлина. А со второй птахой так ничего и не поняли, стоит птица, стоит, а потом вроде голова в другую сторону повернулась, значит, вроде заводная, случайно механизм сработал, а она просто любопытная всегда была, жуть! Ей страсть как все интересно рассмотреть. В точно такую же позу, как было, стать сложно, вот так и смущались люди второй птицей. А про то не знают, что это вовсе даже не заводная фигура. Это наша красавица-птица!

Яга осмотрела восхищенную аудиторию, с наслаждением прихлебнула чая. И продолжила: – Конёк-Горбунок, на бульваре московском стоит. Как скульптура что ли. Не совсем замшел, двигаться еще может, но совсем чуть-чуть. Может, хвост шевельнется или ухо, да уж не заметно совсем. Нравилось ему, бедняге, что вокруг детвора бегает, бегать-то бегает, а не узнает, да не зовет. А вот наш Финист – этот на самом видном месте. Он в телевизоре.

– Где? – ахнул Волк

Яга выглядела страшно довольной. Все поражены просто! У Волка вид такой, как будто его заяц догнал да за ухо цапнул. Сивка, когда услыхал про Конька-Горбунка, хотел копытом стукнуть, да так и замер с поднятой ногой. А Кот, этот воображала, делает вид, что он всё и сам знал, только вот хвост так крутится, что девчушку сейчас смахнет с лавки.

Катя очень обрадовалась, что еще кто-то нашелся, даже с лавки привстала, потом чуть не села на пушистый хвост, едва успела удержаться. Случайно глянула в окно. Да там же рассвет начинается! И такой красивый – небо порозовело с самого края, снег серебром искрится. Надо же, уже утро! Она чуть отвлеклась, от происходящего, но тут не выдержал Баюн.

– Яга! Немедленно прекрати ухмыляться и расскажи, где Финист!!! – завопил он, да так, что Волк затряс ухом, в которое попал кошачий вопль.

Яга была в восторге! Чудо, а не ночь! И изба в порядке, и ступа летает, и эти вот объявились, да не просто объявились, а смотрят на нее в восторге и изумлении, Кот только орет громко, ну да ладно, ему позволительно, по должности положено.

– Чего вопишь не по делу?! – хмыкнула она, – Сказала же – в телевизоре он. Я тут агрегат приобрела, вот посматриваю иногда, – Яга небрежно махнула рукой на широченный плазменный экран, который обнаружился за занавесочкой на соседней с окном стене. Провод от телевизора тянулся к окну и исчезал в маленькой дырочке в оконной раме. Катя обратила внимание, что в избе электричества не было. Но для телевизора Яга сделала исключение, даже провод протянула прямо с улицы.

– Финист наш Сокол-то, он в актеры подался, играет то героев, то еще кого-то, не разберешь кого, – Яга небрежно вынула из пустой кадушки пульт, лихо включила телевизор и начала переключать каналы с такой скоростью, что Сивка закрыл глаза, аж голова у него закружилась.

– Вот же он! – рявкнул Волк, увидев на экране популярного актера, участвующего в какой-то передаче. Актер действительно часто играл героев, потому что внешность имел самую героически-привлекательную. Глаза голубые, красивые, выразительные, волосы густые вьются крупными кольцами, высокий и стройный. Он то сражался со злодеями, то летал на космических кораблях, то носил латы и меч. В перерывах между этим, конечно же, спасал прекрасных девушек, которых, то обижали злодеи, то космические негодяи, то разбойники. В Катином классе некоторым девочкам актер Филипп Соколовский очень нравился. И что, это он – Финист Ясный Сокол?

– Волчок, а ты не ошибся? Это же Филипп Соколовский, он действительно актер! – не выдержала Катя.

– Ещё какой актер! – вздохнул Волк.

– И всегда им был, – подтвердил Баюн и тоже вздохнул. – Никогда мимо зеркала не пройдет, в каждой луже собой готов был любоваться. А уж любит себя! А уж на людях рад покрасоваться! Куда же ему ещё-то деваться было? И как я его раньше-то не увидел! Да я и не смотрел в телевизор, мне не очень-то и интересно что там мелькает, если оно не сказочное, – вздохнул Баюн

– Бедная его Марья! – фыркнул Сивка.

– А Марья, это кто? – осторожно уточнила Катерина.

– Жена его, Марьюшка. Помнишь, в сказке? Она и посохи железные истерла, и башмаки железные истоптала, и хлебы каменные изглодала, и всякие драгоценные вещи отдала, чтобы только его вернуть. А что, собственно, такое случилось? Её поганки-сестры ему окно закрыли, прилетел, порезался и обиделся вусмерть. И ищи его, свищи, а он уже с другой невестой. Фу, не сокол, а павлин право слово! – видно было, что Сивка Финиста недолюбливает.

– Да ладно тебе, дружище, не ворчи. Он человек неплохой, да и Марью любит свою. И нам он очень нужен. Помнишь, он же с Горынычем улетел, может, хоть приблизительно знает, куда тот направился. А то, тревожно мне как-то за Горыныча. Такую-то зверюгу просто так не скроешь, если бы был он в силе, о нем бы точно слышно было, а так, значит, или спит-застывает, или уже и не добудишься, – Кот печально повесил голову.

 

Катя его сочувственно погладила, и Кот несколько приободрился.

– Да что это я в уныние впадаю? Вон за несколько дней уже сколько хорошего случилось! Ягуся столько про всех знает, – это Кот решил подольститься к Яге. Правда, совершенно без толку, потому как Яга увлеченно смотрела ток-шоу с Финистом-Филиппом и даже не обращала на Кота внимание.

– Ягаа, Ягааа, ЯГА!!! – рявкнул Баюн так, что стол присел на своих деревянных ножках, а Катя зажала уши.

– А? Чего тебе? Чего мешаешь-то лохматый? – томно откликнулась Яга.

– Я? Я лохматый? Да я вычесанный и вылизанный, на себя посмотри, растрепа!

Пока они пререкались к Кате подобрался Волк и в ухо ей прошептал:

– Она и в Лукоморье была большая любительница чего-нибудь подсмотреть в блюдечко с яблочком, в зеркальце, а уж тут-то такое разнообразие сплетен, событий, суеты всякой.

– Я все слышу, а если бы не мое смотрение телевизера, вы бы и про Финиста не узнали бы! – резонно заметила Яга. – Так что сам не сплетничай, а вот лучше посмотри, как его найти! – с этими словами Яга поманила пальцем сундучок, стоящий около печи, тот шустро подъехал к ней, крышка распахнулась, и к великому изумлению присутствующих, из сундучка выпорхнул прямо в руки Яге плоский и легкий серебристый ноутбук. Яга как-то хитро крутанула пальцами в воздухе, и из-за провода, который тянулся к телевизору, тут же тонкой змейкой выполз еще один провод, который быстро дотянулся до Яги, самостоятельно подключившись к ноутбуку. Яга уже установила ноут на столе, открыла его и, бормоча что-то вроде:

– Связь отвратительная, ентернет медленный, как замерзшая метла, ну да ладно, и так сойдет, – лихо открывала окна поисковиков, что-то быстро печатала, а в конце концов торжествующе воскликнула:

– Нашла! Он сейчас снимается в какой-то костюмной мелодраме в Санкт-Петербурге! Графа играет, ну, а кого же еще! Не слесаря же! – она хулигански хихикнула и подмигнула Катерине, – Он там главный герой, вокруг куча поклонниц… Нет, вы ж только гляньте! То интервью раздает, то что-то ещё языком мелет, вот ведь болтун! – наконец, Яга оторвала взгляд от экрана и посмотрела на ошеломленно молчавших гостей.

– Ой, да вы лучше на себя посмотрите! – расхохоталась она, – Ой, не могу! Волк, пасть закрой, а то половину избы проглотишь! Сивка, ну что ты смотришь, как будто не родной! Баюн, а Баюша, эй, пни его, как тебя там, Катя! А то, он сам окаменеет еще чего доброго!

Яга развлекалась вовсю, на самом-то деле она и без ноутбука отлично знала, где искать Финиста, но удержаться от демонстрации собственных возможностей не смогла. Но как же ей понравилась реакция её гостей! Ишь, ты… думали небось найти старуху замшелую, неет, голубчики, как бы не так! Она дама современная, всё знает, а теперь ещё и летать может, и изба в чувство пришла, ах красота!

– А как же с Финистом быть? Его-то будить не надо, вон он какой… бодрый, – спросила притихшая Катя. В самом деле, она совсем не ожидала найти сказочного героя в телевизионном шоу, которое мелькало перед глазами. И Финист в её воображении был такой… ну, не легкомысленный что ли. А тут… кудрями потряхивает, бросает на ведущую томные взгляды и все время о себе говорит, он и такой, и сякой, и замечательный, и удивительный. А ну, как не захочет он вернуться в Лукоморье! Там ведь ни камер, ни поклонниц, ни премьер.

– Его-то будить не надо, его в мешок надо и в Лукоморье, к жене и родителю! – фыркнул Сивка.

– К какому родителю? – удивилась Катя

– К отцу его, конечно, – пропел Баюн – Этот самый Финист очень уж любил, когда им восхищаются, влюбляются в него. Да так измучил этим своего отца, который все ждал, что сын остепениться, женится, детишек заведёт, что тот взял, да и превратил его в перо. Соколье, заметь, а мог бы и в гусиное! Хотя… может оно и лучше было бы, – вздохнул кот. Поёрзал на лавке, повздыхал, косясь на Катерину, понял, что она с нетерпением ожидает продолжения и с удовольствием начал рассказывать дальше:

– А батюшка-то Финиста чего удумал – присмотрел он девушку, умницу да красавицу, работящую и ласковую, да послал ей старушку-говорушку. Та и рассказала девице, мол, её суженный в перышко запрятан. Жениха можно вызволить, только для этого надо своего батюшку попросить, чтобы он ей серое перышко купил, когда на ярмарку поедет. Тебя вот не удивляло, откуда Марьюшка про перо узнала-то?

Катя замотала головой, как-то и не задумывалась она раньше о том, откуда идея про это перо у девушки появилась. А ведь правда, разве попросит девушка какое-то серое перышко в подарок? Не платье, не украшения, не сапожки, а перышко?

– Вот купил батюшка Марьюшкин то перышко, да и привез дочке, а девице старушка уже рассказала, как жениха-то вызвать. Марьюшка и вызвала. Обернулось перышко красавцем-Финистом, влюбилась в него девица, да и ему Марьюшка понравилась. Но только легкомысленность свою он так и не утратил. Не пошел сразу руки Марьюшки просить у её батюшки. Его-то отец уж так на это надеялся. Так ведь нет! Как только первое препятствие возникло, обернулся соколом, да сразу и улетел. Мало того, что улетел, так ещё повернул дело, что это вроде как она виновата. И будет ещё пуще виновата, коли не найдет его, красавца-молодца. Фррр.

Кот фыркнул возмущенно.

– А Марьюшка действительно умница оказалась, возьми, да и выполни все условия! Ну, и сестры мои помогли, конечно, – вздохнула Яга. – Мы-то уж так с сестрами старались, он же нам родственник, племянничек внучатый троюродный. Уж такая-то девушка попалась! Думали сразу остепенится, а его ещё выручать пришлось! – Яга засверкала глазами в возмущении. – Ясное дело, олух-то этот крылатый тут же на приворотное зелье царице-волшебнице и попался. Так ему и надо было бы! Так нет, Марьюшка и нашла его, и от зелья освободила! Повезло ему ещё раз! Вот и цени жену-то! Ан нет! Поклонницы ему нужны! Вот я бы его! Ну, ничего-ничего, теперь-то я ему устрою, птичке ощипанной!

– Да почему же ощипанной? – поинтересовался Баюн, поглядывая на экран, – Вполне гладкий, такой красавец-молодец!

–Это я до него ещё не добралась, до негодяя такого, никакого почтения к тетке нет! – взвыла Яга.

– А он что ж, знал, где тебя искать? – ахнул Сивка

– Конечно, знал! Я ему и письма совой посылала, и звонила даже! Да что там, он ведь приезжал сюда. Важный такой, на машине какой-то иностранной. Название у неё такое странное, у машины у этой.

– Чем звонила? – не понял Кот, пропустивший мимо ушей слова Яги о машине Сокола.

– Не чем, а смартфоном! Вот этим! – Яга гордо достала из кармана вполне современный смартфон и потрясла им перед мордой Кота.

– Да, номер-то запиши, оно понадежнее будет, а то потом ищи вас, разыскивай, избу гоняй! – обернулась Яга к ошеломленной Кате. Та послушно кивнула головой и уже даже не удивилась, когда к ней на колени прыгнула обычная тетрадка в клеточку с зеленой обложкой с карандашом, похожим на веточку, который с трудом держался на обложке тоненькими лапками.

Тетрадка сама собой открылась, карандаш с усилием, упираясь лапками, вырвал из тетрадки листок, сам записал телефонный номер, приволок по столу листик Кате и вручил его.

– Спасибо! – машинально поблагодарила вежливая Катя. – Ой! Я же маме не позвонила! Я сейчас! – она вытащила свой мобильник. Она еще дома договорилась с мамой, что говорить долго не будет, просто скажет, что всё нормально, ну или не нормально, как будет по обстоятельствам. Когда она договорила и выключила телефон, то поняла, что атмосфера в избушке накаляется.

Яга успела себя накрутить до пронзительного визга. Этим самым визгом, от которого Волк затыкал уши, а Баюн тряс головой, она перечисляла, что именно она сделает со своим внучатым племянником или внуком троюродным, она периодически путалась, кем же он ей точно приходится! Племянник, с точки зрения Яги, с какой стороны не глянь, оказывался вовсе даже не Соколом, а гадом ползучим! И не приехал он ей картошку садить, и избу ремонтировать не желает, и вообще карьерой занят! Потом, немного остыв, Яга пригорюнилась и сообщила присутствующим, что вообще-то он парень неплохой, по жене скучает и тоскует, но вот тетке троюродной никакого почтения не оказывает!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru