По ту сторону сказки. Лукоморские царства

Ольга Станиславовна Назарова
По ту сторону сказки. Лукоморские царства

Глава 1. Снова в школу

Всегда ждешь чего-то больше, приятнее, красочнее, чем происходит на самом деле. Это такой закон подлости! Например, когда лето только начинается, кажется, что оно будет ярким, солнечным, с приключениями и морем радости, но даже если всё это и имеет место быть, то тут же случается что-то со временем, и оно проходит так стремительно, что и оглянуться не успеваешь, рррраз, и на носу первое сентября и, о, ужас, снова школа!!!!

– Школа, школа, школа, чтоб ей провалиться! – ворчала разобиженная на весь белый свет Катерина. Она и училась-то неплохо, но вот это заведение не любила сильно. Нет, есть приятные учителя, есть хорошие одноклассники, но…., и это «но» превращалось в перечень того, что снилось в кошмарных снах. Контрольные, диктанты, домашки, презентации, хоровое пение на концертах, которые никому не нравятся, девчонки-вредины, и ей «любимый» одноклассник Кирюша. Кирюша был непрекращающейся головной болью каждого учителя, который имел несчастье с ним встретиться. Кроме того, он с филигранным мастерством ухитрялся вывести из себя любого одноклассника, и особенно любил изводить обычно спокойную и уравновешенную Катерину. Вывести из себя её, считалось у Кирюши высшим баллом, вишенкой на торте. В прошлом году, он учился в школе в другом городе, куда временно переехали его родители, всё с облегчением вздохнули, но счастье оказалось не долгим, и он вернулся в свой родной класс, повергнув в уныние кучу народа!

Катерина собирала школьный рюкзак, мрачно разглядывая расписание. 6-й класс, как-никак, это уже серьезно! Расписание выглядело устрашающе.

– А жить-то когда? – спросила Катерина пространство. В пространстве тут же обнаружился Баюн, который легко запрыгнул на стул, стул аж присел, и сунул морду в расписание.

– Да, дорогая моя! Жить тяжело! – провозгласил он, поднимая один коготь вверх, – Но! Хотел у тебя уточнить, осознаешь ли ты преимущества своего положения?

– Какие? – мрачно спросила Катерина, которая пыталась найти у себя признаки хоть какой-нибудь простуды, по заветам Тома Сойера.

– Кать, ты же можешь в Лукоморье в любой момент уйти. И там делать свои задания хоть на год вперед! – Волк не дал Баюну вдоволь поупражняться в красноречии, за что Кот перепрыгнул на Катин стол и сел, уложив пушистый хвост прямо на морду Бурого. И лучезарно улыбнулся, то есть приподнял подусники и показал белоснежные острые клыки.

– Эй, убери свою мочалку с моего носа! – послышалось из-под хвоста, Волк снес Баюна длинной мордой со стола и направил пушистый ком в полет на Катину кровать. Кровать жалобно скрипнула.

– Издеваетесь? – Катерина без улыбки осмотрела летящего обратно Баюна, нацелившегося на голову Бурого, точнее на то место, где голова Волка только что была.

– А почему ты так думаешь? – Волк обнаружился за Катиным креслом. Её всегда удивляло, как они ухитряются при таких размерах и такой активной возне, ничего не переломать. Даже Катина любимая синяя вазочка стоит целая. Катерина была не в курсе, сколько раз Волку уже пришлось её восстанавливать, каждый раз страдая и ворча!

– А как мне туда идти, если вы оба в один голос вопите, что нельзя, так как там борьба за власть между Елисеем и Авдеем происходит? Месяц уже почти нельзя!

– Так тогда и нельзя было, а теперь вот можно! – улыбнулся Баюн, всё-таки допрыгнув до волчьей головы, и съехав тому на шею, по пути замяв волчьи уши, сложив их на манер ушей спаниеля, и так придерживая.

– Да ты что? Правда? Ой, Баюша! Как же хорошо-то! Волк, не мучь Котика! – Катерина достала Баюна из пасти Бурого, который стряхнул негодного кота со свое шеи и в воздухе перехватил поперек туловища. Очень нежно. Но Баюн всё равно остался недоволен.

– Что ты меня всего обслюнявил? В каких условия приходится жить! Фууу, мне вылизываться теперь два часа!

– Не ворчи, мой хороший, хочешь я тебя причешу? – Катерина вытянула специальную сумку в которой хранились Баюновы щетки, пуходерки, фурминаторы, и особые ватные палочки для ушей.

– Да, так уж и быть, давай! – Баюн растянулся на Катиной кровати во всю длину, а Катерина занялась вычесыванием Котика.

– Ну, ты и жук! – насмешливо фыркнул Волк. – Ещё и одолжение сделал!

– Да ладно тебе. Я тоже люблю его вычесывать! – Катерина и правда любила возиться с шерстью Баюна. Длинная, шелковистая, она не спутывалась в колтуны, несмотря на постоянные подозрения самого Баюна. К тому же, Кота, кроме Катерины, вычесывали и её мама и бабушка, и даже их кошки старательно вылизывали его шкурку. Шерсть переливалась, лоснилась и блестела.

– Степана будем брать? – уточнил Волк.

– Будем, будем. Он меня замучал уже. Представь, мучать такого котика! – Баюн вытянул вперед толстенную лапищу и выпустил когти. Зрелище было весьма впечатляющее. – Он каждый день меня спрашивает, когда же мы вернемся в Лукоморье? Хотя, насколько я понимаю, дела у него идут неплохо.

– Кот, а что ты сделал с его отцом? – спросила Катерина у расслабившегося Баюна.

– А что? – Кот лениво повернул голову к Катерине. Волк за её плечом хмыкнул.

– Как ты его заставил согласиться на то, чтобы Степан шел в мою школу? Я когда услышала, что он будет учиться в моем классе, чуть не упала! Это же обычная районная школа, а не супер-пупер гимназия с углубленным и расширенным изучение чего-то там загадочного и престижного!

– Да я и не делал ничего. Почти. – Кот облизнулся и мечтательно перевернулся на бок, позволяя Катерине и его вычесать. – Просто немного надоумил. Я обещал Степану, что мы его не бросим, а он так парился по поводу школы, что это было самым логичным и простым выходом. К тому же ты сама сильно впечатлила его папеньку. Он специалист по трудным переговорам, и лично Степану говорил, что если Степан сумеет достичь твоего уровня, то это будет стоить швейцарского колледжа.

– Какого такого уровня? – пожала плечами Катерина, ничуть не польщенная. Ей не нравились психологические заморочки в общении, поэтому она просто разговаривала с людьми.

– Кать, ты же сказочница, неужели ты думаешь, что в реальной вашей жизни это никак не чувствуется? – рассмеялся Волк. – Твоей способности к переговорам, как Степанов отец выражается, сам Степан, конечно, не достигнет, но некоторый толк от мальчишки имеется! – Волк не выдержал и всё-таки сдернул развалившегося Кота с кровати и тот с шумом обрушился на пол, взвыл и рванул за обидчиком по коридору.

– Что у вас такой грохот происходит? – Катина мама заглянула в комнату, а потом с изяществом, порожденным долгой практикой, пропустила в дверной проем двух кошек и младшую собаку, поспешно убирающихся с дороги расшалившихся сказочных героев. – А, тебе уже про Лукоморье сказали?

– Да, можно? – Катерина привстала с кресла, куда переместилась, собирая вычесанную Баюнову шерсть.

– Хоть на первое сентября сходи и ещё немножко, несколько дней хотя бы, а потом можно, конечно! Но, чур уговор! В безнадежные ситуации не лезть, и к водяному не соваться. Что-то он мне не нравится!

– Мне тоже, – кивнула Катерина.

Мама пошире открыла дверь, пропуская Волка, несущего за шкирку в зубах до глубины души возмущенного Баюна, – Да, звонит бабушка Степана и уточняет, ты в школу пешком пойдешь, или тебя Степан подвезет, в смысле, водитель Степана, конечно?

– Куда катится мир! – вздохнула Катерина. – Ему до школы идти минут десять, если медленно. А его на машине по пробкам будут возить полчаса! Нет уж, спасибо, я уж как-нибудь сама, без водителя доберусь!

– Катюш, они так привыкли. Боятся всего. Ладно, пойду скажу, что ты пешком. – мама улыбнулась, и пошла беседовать со страшно взволнованной бабушкой Степана.

– Так и представляю себе, бронированный танк, и в нем наш мальчик едет на географию! – ухмыльнулся Волк, отплевываясь от кошачьей шерсти.

Первого сентября Катерина вошла на школьный двор и тут же оказалась в толпе одноклассников, которые обменивались мнением о каникулах, и уточняли кто где был.

– Привет! – Степан с огромным букетом в руке, протолкался к Катерине, – Представляешь, что было бы, если бы ты рассказала, где ты была? – ссказал он шепотом.

– А что было бы? Решили бы, что я вру, только и всего. – пожала плечами Катерина, и перехватив поудобнее свои цветы, уточнила, – Как ты доехал до школы?

– Ай, не сыпь мне соль на рану! Тут идти-то всего ничего! Нет, и бабуля и родители в один голос требовали, чтобы на машине!

– Ну, хоть хорошо, что успели, сейчас дойти быстрее, чем доехать!

Переговариваясь так, они добрались до площадки, на которой проходила праздничная линейка, для Степана все это было в новинку, и Катерина тихонько просвещала его, зачем, что и как происходит.

– Тоже мне праздник! – думала она про себя. – Можно подумать, что кто-то из взрослых людей будет праздновать начало работы после отпуска! Праздник первого рабочего дня, и с цветами к начальству! А школа ничуть не лучше, но уж будьте любезны радоваться!

– Кать, привет! Ой, а кто это? Это твой знакомый? Ой, а он что, будет с нами учиться, ой, как интересно! – затеребили Катерину одноклассницы, одновременно разглядывая Степана.

– Началось! – подумала Катерина. – Ну, держись, Степочка, тебя уже сканируют. Сколько стоит твой рюкзак, часы, одежда, о, кто-то уже обувь разглядывает. По одежке встречают! Ой, лучше бы тебе пока смартфон не вынимать! Он же супердорогущий какой-то!

Мальчишки тоже заинтересовались новеньким, но более сдержанно. Кто-то подошел познакомиться. В классе после линейки все расселись по местам, Степана представила их классная:

– Это Степан Ястребов, он будет учиться в нашем классе! Он приехал из Англии, учился там. Иди, садись, ну, вот хоть с Мишей.

Степан оказался ровно за Катериной. Разумеется, проходя мимо неё на свое место, не удержался, и чуть дернул её за косу. Она только усмехнулась.

На первой же перемене новенького окружили ребята. Катерина посматривала, как он справляется. В целом, всё было неплохо. Никакого пренебрежения к новым одноклассникам он не выказывал, кто-то его спросил, как они с Катькой познакомились, Степан спокойно ответил, что они соседи по даче, впрочем, они так и условились. Про учебу в Англии Степан отозвался, что там ему не нравится. Девчонки так и стреляли глазами, ещё бы, новенький оказался очень симпатичным и упакованным, и таким… крутым, что ли. Катерина специально не подходила, наблюдала, но, к сожалению, не учла Кирюшу. Отвыкла она от этого паразита! Когда она шагнула в направлении собственной парты, он незаметно подставил подножку, и Катерина с маху полетела на пол. Вот тут и выяснилось, что уроки Волка даром не прошли! Степан прыжком оказался рядом и успел поймать девчонку за руку, и удержать от встречи с полом. Те, кто видел Степаново движение, были ошарашены.

 

– Ты как это сделал? Нифига себе реакция! – раздавалось вокруг.

Степан сообщил, что занимался борьбой и боем на мечах. Что прибавило ему внимания. Впрочем, восхищение девчонок и глубокомысленное хмыканье мальчишек, не помешали Степану найти причину падения Катерины и внимательно рассмотреть поганца Кирюшу.

– Ты в порядке? – Степан мрачно смотрел, как Катерина потирала предплечье, за которое он её удержал.

– Спасибо, да. – на Кирюшу она даже не оглянулась. Много чести.

В первый же день выяснилось, что уровень английского у Степана, разумеется, на порядок выше, чем у самых лучших учеников в классе. Он непринужденно трепался с англичанкой весь урок, а Катя тоскливо думала, что надо бы в Лукоморье попросить его с ней позаниматься, хотя, зазнается же вконец!

Зато на уроке литературы, Степан молчал, как рыба, что тоже было неудивительно. Откуда бы ему русскую литературу знать! После уроков, Степан вышел из школы в окружении небольшой толпы одноклассников и всё пытался понять, куда делась Катька?

– Че, соскучилась? – разумеется, стоило только Катерине выйти из туалета, собираясь домой, как тут же обнаружился этот гад! Сидит на подоконнике, и ногой пинает батарею.

– Чего тебе? – год назад Катька бы испугалась, сейчас всё как-то иначе воспринималось.

– Как чего? – Кирюша задумался. А потом потянулся то ли схватить за плечо, то ли толкнуть, но дотянуться не успел. Рука была перехвачена совершенно железными пальцами.

– Я не понял, куда ты делась? – Степан, кажется, даже разозлился. – И чего этому от тебя надо?

– Да если бы он знал… Наверное, сказал бы, а так просто вредничает. Скучно ему, видимо. –флегматично ответила Катерина.

– Скучай, пожалуйста, где-нибудь в другом месте, а? – вежливая просьба новенького чувака сопровождалась каким-то невозможным поворотом пальцев самого Кирюши, крепко зажатыми в руке этого самого новенького. – Договорились? И ноги тоже рядом с Катериной не распускай, пусть поближе к тебе будут, а то, знаешь, как оно бывает… Лишних-то нет, наверное?

– Ага. – согласился пораженный четкой логикой Кирюша.

– Вот и правильно, ладно, пока! – Степан, потянул Катерину за рукав, – Пошли уже, а то можно подумать, тебе охота в школе личное время проводить.

Кирилл некоторое время переваривал произошедшее, наливаясь дурной яростью, потом пнул ни в чем не повинную батарею, сорвав одно крепление, и пошел обдумывать планы страшной мести.

– Поехали, я подвезу! – Степан заметил машину и водителя, которого отец ему нанял.

– Нет, спасибо, я пешком лучше. – Катерину в машине укачивало, и без крайней надобности она ездить не любила, тем более, что Степану охота поболтать, а она, когда едет, старается рот держать закрытым, так надежнее, не так плохо.

– Да видал я уже, как лучше. – Степан досадливо кивнул головой куда-то в сторону школы. – Чего он к тебе привязался?

– Раздражаю я его чем-то. – кротко ответила Катя. – Он меня в младших классах сильно доставал. А в прошлом году у нас не учился, это счастье было! Сейчас вот опять…

– Ладно, разберемся, да садись уже! Все равно живем рядом.

Катерина с тоской залезла в машину, поздоровалась с водителем, и чуть не застонала, увидев через стекло глаза Ленки Тишиной, у которой от любопытства и азарта аж глаза загорелись.

– Блин! Вот знала же, что не надо в машину! – с досадой думала Катя. Правда, доехали быстро, и Катерину даже не успело укачать.

– До завтра. – махнула она рукой Степану.

– Чего это ещё до завтра, я ещё и сегодня в гости к вам иду! Забыла, что твоя бабушка меня пригласила праздновать первый учебный день? – рассмеялся Степан.

– А, да, конечно-конечно! – с улыбкой, застывшей на физиономии Катерина вошла в лифт и отчетливо поняла, что происходит с Волком, когда ему охота повыть!

– Хочу в Лукоморье! А то королевство маловато, разгуляться мне негде! – процитировала она сама себе фразу из Золушки.

Глава 2. Первое знакомство с Черномором

Примерно через неделю Степан окончательно выяснил, что с литературой и русским дело у него совсем погано. И практически прописался у Катерины дома, и с ним занималась Катина бабушка. Поэтому Катерине, сцепив зубы, приходилось наталкиваться на Степана везде! На даче пространства было несоизмеримо больше, и он не так раздражал. Самому Степану все весьма нравилось, кроме того, он четко контролировал саму Катерину, а то, обещали ему, конечно, что его в Лукоморье возьмут, а ну как передумают! Или вдруг срочно надо будет идти, а он, конечно, живет не очень далеко, но, всё-таки не через забор же!

В школе понемногу привыкли, что Катерина с новеньким дружат, хотя девицы фыркали изо всех сил, а Кирюша следил за Катериной как кот за мышью. Раньше он просто развлекался, доводя её, а теперь она злила его так, что трудно было сдерживаться и дождаться более удобного случая!

Этот самый удобный случай представился, когда учительница по технологии попросила Катерину пересадить в классе цветы. У Катерины была, как говориться, легкая рука, поэтому её частенько просили повозиться с цветами. Она охотно согласилась, позвонила домой, чтобы там не волновались, и расстелив большой кусок целлофана на ближайшей к окну задней парте, собрала там горшки с цветами для пересадки. Тут дверь класса распахнулась, и вошел Кирюша. Катерина посмотрела на него совершенно спокойно и вынула первый цветок из горшка.

– Че? Англичанина твоего нет? Никто на защиту не бросится? – противный мальчишка говорил сквозь зубы, презрительно ухмыляясь.

– А от кого меня защищать-то нужно? – миролюбиво уточнила Катерина. – Ты ж не маньяк, на людей не бросаешься, насколько я понимаю. Так, пошалить бывает охота. Правильно?

– А? – Кирюша растерялся. Вроде удобный момент, можно и за косу дернуть как следует, и подножку подставить и стукнуть слегка. Но, это же не сделаешь, когда вот так с тобой разговаривают… Вот если бы побежала, тогда да! – А ну, че, смелая стала и не боишься что ли?

– Зачем? – Катерина любознательно рассматривала мальчишку. – Слушай, открой окошко, пожалуйста, а то руки грязные, а я сразу не сообразила что-то. – и улыбнулась.

– Окно? – Кирюша огляделся вокруг, пытаясь сообразить, где это самое окно, хотя в классе их было четыре! – А, окно! – подошел и стал открывать окно, сам от себя не ожидал!

– Миш, Мишка, а ты Катерину не видел, куда опять делась? – вертел головой Степан, кроме всего прочего, получивший от Волка, узнавшего про хулигана, пытавшегося Катерину обидеть, строжайший приказ без присмотра её не оставлять.

– Да вроде чего-то её попросили сделать в кабинете технологии, так как этот удар наносится? – темноволосый, плотный и круглолицый Мишка, сосед по парте, размахивал руками, пытаясь повторить Степаново движение. – Слушай, а зачем ты за ней ходишь всё время. Вы чего, того… пара?

– Сам ты пара! Ушей! – Степан рассмеялся. – Нет, просто её тут обидеть пытаются, а Катины родственники попросили присмотреть. – он на секунду представил, что бы сказал Волк, на представление его Катиным родственником, потряс головой от получившейся картины, и открыв дверь в кабинет технологии обнаружил там Катерину по локоть в земле, сосредоточенно выколупывающую какой-то сильно колючий кактус из горшка и зловредно Кирюшу, пристально за этим наблюдающего. Причем, не было похоже, что он Катерину как-то обижал. Степан ухмыльнулся, припомнив папины слова о Катькином переговорном таланте. На него самого Кирюша, разумеется, тут же посмотрел злобно и начал пробираться к двери, как вдруг она резко захлопнулась. Он оглянулся. Около двери никого не было, Мишка стоял рядом, тоже недоуменно оглядываясь, Кирилл и половины пути к двери не прошел, он просто тупо уставился на дверь, смутно подозревая, что это какая-то каверза его неприятелей. Зато Катерина смотрела не на дверь, а в окно! Степан повернул голову и ахнул, в открытое окно непринужденно вплывал, по другому и не скажешь, карлик с ухоженной белоснежной бородой. Роскошно одетый в парчовый восточный халат и расшитые золотом и украшенные камнями кроссовки! Степан даже головой помотал. Однако кроссовки были как раз на уровне его глаз, так что тут не ошибешься!

– Кто из вас тут сказочник? – голос у карлика был омерзительный, скрипуче-писклявый. Не дождавшись ответа, карлик покосился в волшебное зеркальце, которое держал в руке. – Я ещё раз спрашиваю, кто тут из вас сказочник! Ты? – он перевел взгляд пронзительных глазок на Кирюшу, который стоял к нему ближе всех.

– Чё? – Кирюше хватило и одного вида странного человечка. Он напрочь перестал соображать, и не понял о чем его вообще спросили.

Карлик сделал какое движение пальцами, Кирюшу приподняло и с силой припечатало в стену, метрах в двух от земли.

– Аааааа! – мальчишка взвыл скорее от ужаса, чем от боли, он таращил глаза, не понимая, что происходит, и что от него хотят.

– Стой! – Катерина пошла к карлику.

– Нет, Катька, куда, назад! – Степан успел было прыгнуть, но был сметен легчайшим взмахом руки карлика и рухнул в угол около двери, Мишка кинулся его поднимать.

Они оба в ужасе смотрели на Катьку, которая бесстрашно подошла к карлику. – Я – сказочница! Отпусти его.

– Ты? Девчонка? – карлик хотел отмахнуться, как от надоедливой муха, но вдруг присмотрелся и как-то даже принюхался. – Точно! Вот так шутка! – смех у него был ничуть не приятнее голоса.

Он щелкнул пальцами, Кирюша съехал по вниз, но что-то его удерживало у стены, отойти, убежать он не мог, как не пытался.

– Отпусти его. – повторила Катя.

– Да, пожалуйста! – карлик усмехнулся, и Кирюша отскочил от стены и рванул к двери, дернул ручку, но она даже не пошевелилась.

– Вот как значит! Сказочница, забавно! Но, так даже лучше. Знаешь, это очень даже к лучшему! – говоря это карлик медленно двигался вокруг Катерины.

– Кто вы и что вам нужно? – Катерина подняла голову и посмотрела в лицо карлику.

– Кто я? Догадайся, сказочница. – рассмеялся карлик. – А нужно мне в Лукоморье. И ты мне сейчас откроешь врата. И пойдешь со мной!

– Если я не ошибаюсь, вы – Черномор? – Катерина говорила больше для Степана, он-то так и не прочел Руслана и Людмилу. – Врата я вам открою, но с вами не пойду.

– Да что ты? Так-таки и не пойдешь? – карлик снова мерзенько рассмеялся. Махнул рукой и Катя оказалась прямо перед ним, зависнув в воздухе, правда её это не смутило. – Нет, дорогая, ты как раз пойдешь со мной! Это же неслыханная удача! Захватить сказочника! Мне давно так не везло!

– Знаете, я приношу несчастья тому, кто меня захватывает. – серьезно сообщила ему Катерина, вызвав новый приступ хихиканья.

– Ты забавная девочка, мы поладим! – пообещал ей карлик. – Открывай врата!

Катерина всё время с момента появления карлика в окне, напряженно думала. Она сразу поняла, кто это, она был очень похож на своего старшего брата! И соображала, есть ли смысл, вызвать Волка. Вроде, борода не очень длинная, но, похоже, и этой длины ему хватает для появления огромной силы, да тем более даже не в сказочном мире!

Степан с трудом встал на ноги, если бы не тренировки с Волком, он бы себе все кости переломал при падении, а так только ушибся сильно.

– Катя, зови Волка! – крикнул он.

– А, так тут Волк? И ты думаешь, ей это поможет, малыш? – Черномор раскрытой ладонью чуть толкнул воздух, и Степан улетел в самый дальний угол класса.

– Открывай врата, а то я каждому из них кости переломаю! Не веришь, смотри! – ещё движение рукой, и всё трое оказались у потолка, прижатые невидимой силой к стене. – Сейчас вниз, а потом опять вверх, как ты думаешь, сколько раз они переживут?

– Нет! Стой! Хорошо! Не надо калечить, тихонько опусти их, пожалуйста! – Катерина понимала, что с Черномором лучше не спорить.

– А, так уже лучше! Зови врата, тогда опущу.

Катерина прикинула высоту потолка и позвала ворота в Лукоморье. Из воздуха начали привычно сплетаться столбы, и показались сами ворота. Черномор смотрел, что Катерина делает, особенно обратил внимание, как она присматривалась к высоте потолка.

 

Когда ворота полностью появились, он небрежно опустил мальчишек, и те упали друг на друга. Степан ухитрился подняться на ноги, но сделать ничего не успел, да и не смог бы. Катерина грустно ему улыбнулась, зачем-то указала на свое плечо, а потом толкнула створку ворот, Черномор схватил её за руку, и влетел вместе с Катериной в ворота, Степан рванулся туда же, но не успел, створки закрылись прямо перед ним, и он с размаху ударился о старое дерево, медленно растаявшее под его руками.

– Нееет! Нет! – Он ударил кулаком по ближайшей стенке. Потом уперся в неё лбом и закрыл глаза.

– Степ, а что это было? – осторожно спросил Мишка.

– Черномор, ты же слышал. – всхлипнул Степан не оборачиваясь, и тут услышал вскрик Кирилла и обернулся, может, Катька сумела вырваться? Но нет, Кирилл дрожащими руками прикрывался от появившегося в окне огромного бурого волка, на котором с трудом удерживался большущий серый кот.

– Где Катя? – Волк едва выговорил вопрос, и страшно надеялся, что Степан ему ответит что-то вроде «сейчас вернется, в туалет вышла». Он почуял, что с Катей что-то неладно, даже без её вызова, прихватил Кота и рванул с балкона так стремительно, что Баюн полдороги пытался влезть и усесться поудобнее на волчьей спине.

– Волк, её Черномор унес! – с трудом ответил Степан.

– Куда? – Волк развернулся к окну, чтобы скорее кинуться догонять, и бессильно осел на пол, услыхав ответ Степана.

– В Лукоморье. Он заставил Катерину открыть врата и уволок её туда.

– Что? – вскинулся Баюн.

– Черномор унес Катерину в Лукоморье. Я виноват, я не смог ей помочь! – Степан повесил голову, только сейчас начиная соображать, что если Катька сама не сможет вырваться от Черномора, помочь ей никто и не сможет! Врата может открыть только она, она там, а Волк и Баюн здесь! Даже Жаруся и Сивка не помогут, они просто-напросто не будут знать, что происходит!

На Волка было страшно смотреть. Баюн, который слетел с волчьей спины, как только они добрались до подоконника, грустно покосился на своего друга.

– Держись дружище! Держись! Зная Катерину, я не уверен, что у Черномора есть повод радоваться. – и осекся, Волк был в таком отчаянии, что, похоже, даже не услышал Баюна.

– Так, Степан, давай по порядку. – скомандовал Кот. – Расскажи всё как было. Ничего не пропускай. Все мельчайшие подробности!

– А это, кто это? – раздался сзади дрожащий голос Мишки. Кирюша, похоже, на какое-то время забыл как это, разговаривать.

– Я – Кот Баюн, это сказочный Бурый Волк. – Кот осмотрел Мишку. – Встать можешь? Тебя как зовут?

– Мишка.

– Так, а того мальчика?

– Это Кирюша. – Кирюша закивал, соглашаясь.

– Так, объясняю ситуацию. – Кот осмотрел компанию мальчишек. – Катя в большой беде. Вам сейчас надо вспомнить как всё было! Очень подробно!

– Степ, а как это он разговаривает? – не выдержал Мишка, – И вообще, как это Баюн, и Бурый Волк и Черномор, они что настоящие, и Лукоморье???

– Да настоящие мы, конечно! И Катя, она сказочница и может открыть ворота в Лукоморье, наш мир, где мы живем, и её похитил Черномор, что ему лишай на бороду прицепился! Вспоминайте, давайте уже! – не выдержал Баюн. Волк за его спиной глухо застонал.

Мальчишки начали рассказывать, и чем больше они говорили, тем больше мрачнел Баюн, пока Кирилл, пришедший в себя, и оказывается, очень наблюдательный, не воскликнул:

– А чего это Катерина вот так на плечо себе показала? – и ткнул пальцем себе на плечо, демонстрируя, куда именно.

– Степ? Так было? – подобрался Кот.

– Да, только я не понял, к чему это? – растерялся Степан.

– Ничего, я понял. Волк, дуй обратно, проверь, на месте ли сумка. Похоже, перо Катя взяла. Только не попадись на глаза её семье!

Волк стартовал так, что чуть не снес за собой окно. Ему надо было хоть чем-то заняться, чтобы мучительно не перебирать всё, что может с Катериной случиться в Лукоморье безо всякой защиты.

Обратно он вернулся очень быстро и доложил: – Дома никого нет, сумки тоже нет, и даже не пахнет ею. С дачи она её забирала. Точно знаю.

– Хоть это хорошо! Она умница всё-таки. Да, а вы, молодой человек, не тот ли Кирюша, который её обижал? – непринужденно уточнил Кот, садясь поудобнее на учительском столе и обернув лапы хвостом.

– Дддда. – выдавил из себя Кирилл. Прямо перед его носом возникла огромнейшая волчья пасть, которая открылась и показались острейшие гигантские клыки.

– Волк, Волк стой! Катька с ним вроде нормально разговаривала в последний раз, он уже не обижал, они просто говорили! – заторопился Степан.

Волк неохотно отступил. Кирилл сполз по стенке вниз.

– А как Катька стала сказочницей? – любознательный Мишка, переварив первую порцию информации, потребовал добавки. Кот покосился на Бурого, застывшего в полном отчаянии, потом на школьные часы, и начал рассказывать некоторые детали жизни в Лукоморье, стараясь втянуть Волка в разговор.

Степан взгляд Кота, брошенный на часы, заметил, и сообразил, что Катька-то там, получается, уже давно!

Врата Черномор пролетел пулей, Катя только и успела ткнуть пальцем в собственное плечо, надеясь, что Степан, или, скорее потом Баюн, сообразит, что она и с пером и с сумкой. Перо она носила не снимая, а сумку взяла, чтобы не тащить спортивную форму в пакете. Она постоянно везде её забывала. Потом спохватывалась, бегала, искала. А тут сообразила, что можно про этот надоевший пакет просто забыть с чистой совестью! Что сложного? Проявить перо и сумку, упихать туда пакет, и скрыть сумку и брошь-перо. Всё! А как же хорошо, что в расписании именно в этот день была физкультура!

Черномор летел стремительно, перехватив её за талию, причем видно было, что от него это никаких усилий не требует вообще! На Катерину, к счастью, внимания не обращал совершенно, как будто, нес не живого человека, а коврик свернутый!

– Хотя, с его-то опытом перетаскивания девиц, чего удивляться? – думала Катерина. Летели долго, очень, она замерзла, устала, и совсем не узнавала, где именно её несут.

– Что за места? Горы какие-то! Где горы-то есть в Лукоморье? Нет, всё правильно, в Руслане и Людмиле горы были в «Полуденных странах», то есть на юге. Ой, как же я обратно-то вернусь. Ладно, придумаю что-нибудь, в конце концов, врата я и сюда могу вызвать, наверное!

Через некоторое время карлик начал спускаться ниже в горы, и там, среди расселин, скал, месива камней и водопадов, срывавшихся с высоты, открылась большая и очень красивая долина. Дворец, к которому подлетел Черномор, вполне мог служить роскошной декорацией к какому-нибудь голливудскому фильму. Карлик подлетел, и двери начали сами распахиваться при его приближении, дворец наполнился множеством слуг, которые неслись к Черномору с восторженными громкими воплями, как поняла Катерина, выражающими безмерную радость от прибытия их господина и повелителя. Черномор, не обращая ни малейшего внимания на мельтешение вокруг, летел, не касаясь пола, по каким-то залам, коридорам, переходам, и, добравшись до тяжеленной двери, окованной сияющими медными листами, махнул свободной рукой. Дверь медленно открылась. Катерина была готова увидеть какой-нибудь подвал, темницу, тем более, что Черномор спустился по двум лестницам вниз, но за дверью оказалась ярко украшенная комната, большая, но с очень низким потолком! Черномор, не даром считался не только очень могущественным волшебником, но и ещё очень хитрым и умным! Он прекрасно понял, почему Катерина прикидывала высоту потолка в своем классе. Черномор ни в коем случае не собирался лишаться такой добычи, как личная сказочница! А как её удержать, не дать вызвать врата и ускользнуть обратно в её мир? Можно приковать к стене, это вариант, можно связать по рукам и ногам и так удерживать всю жизнь. А можно сделать так, чтобы врата она попросту вызвать не смогла! А там уж можно и уговорить, обмануть, околдовать, в конце-то концов! Поэтому, припомнив, какие у него есть подходящие помещения, он без труда придумал, куда Катерину поместить, по крайней мере, на первое время. Катерину он опустил на груду полосатых шелковых подушек, и развернувшись в воздухе, стремительно вылетел из комнаты, дверь глухо закрылась.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23 
Рейтинг@Mail.ru