Замуж по подписке

Ольга Пашнина
Замуж по подписке

Глава 4

Я неслась прочь из магазина с колотящимся сердцем и трясущимися руками и вскоре попала в людской поток, где немного успокоилась. Должно быть, то и дело оглядываясь, я привлекала лишнее внимание, но выдержки не хватало. Я все время боялась увидеть в толпе Адриана! К счастью, меня никто не преследовал.

Как?! Как он меня нашел, что такое эхо и не спалилась ли я, продемонстрировав вопиющее отсутствие знаний об этом мире? Надо будет хорошенько расспросить Марту обо всем. Она обещала стащить для меня еще немного пергамента и перо, чтобы я смогла начать писать. На свое счастье, я держала в руках книгу Агнес Фейл, где на самом последнем листочке было написано кое-что очень важное и ценное:

«Приглашаем к сотрудничеству авторов-прозаиков. «Бэтта-фолиант» рассмотрит произведения малой и средней прозы для публикации в издательстве по адресу…»

Малая и средняя форма – не совсем то, к чему я привыкла, но я знала, как заинтересовать издательство. Не знала только, чем, потому что ни фэнтези, ни любовные романы в этом мире не пользовались успехом.

Не то чтобы я принципиально не писала иное. Бывало, для развлечения я садилась за мистику, детективы или триллеры, а иногда душа требовала выплеснуть на бумагу что-то личное – и я писала рассказы о жизни. Но никогда и ничего не публиковала. Во-первых, из-за хейтеров: в современном мире человеку достаточно набрать на клавиатуре «ну и бред, автору стоит перестать выкладывать свое писево и устроиться работать на завод», чтобы отбить всякое желание делиться личным. А во-вторых, мне нравилось получать отклики благодарных читателей. А почему-то так исторически сложилось, что нет благодарнее поклонников фэнтези или романтики. Они заряжали позитивом, дарили вдохновение и такое вожделенное внимание, которого мне, выпускнице детского дома, никогда не хватало.

Ах да, еще за все это платили в издательстве, так что можно было не голодать.

В голове роились вопросы. Может ли герцог найти меня у Марты? Почему до сих пор не нашел, если да? Чем дольше я бегала, тем сильнее не хотелось к нему обратно. Притворяться Марго, спать с нелюбимым мужчиной, вышивать и тоскливо смотреть на улицу магического мира?

Я и дома-то еле выдержала карантин. Через три месяца непрерывного сидения в квартире дождалась первого же гонорара и сменила нафиг всю мебель, а еще наконец-то разобрала хлам на балконе и поставила там столик и стул – дышать свежим воздухом. Дом герцога был чуть больше моей квартирки, но все же долго в роли патриархальной жены я не протяну.

Мужчина в форме – явно местный страж – вдруг засвистел так, что я от неожиданности подскочила. Сначала перепугалась до полусмерти, но потом увидела, как задерживают карманника, и успокоилась. Тревога не по мою душу. Хотя на миг представила, как Адриан вытаскивает жену из местного «обезьянника», и губы сами собой растянулись в улыбке.

Интересно, насколько сильно это бы ударило по герцогской репутации? После пафосной заметки про нашу свадьбу следующая была бы о том, как герцог Стенеску вызволял жену из застенок, куда она угодила, потому что… что? Стащила из книжного роман неприличного содержания? Так я его не стащила, мне подарили.

Я торопливо шла по широкой улице, когда под ноги кинулся мальчишка с бесплатными газетами и настойчиво сунул одну мне в руки. Я послушно взяла. Это у нас в мире лишь раздраженно отмахнулась бы, а тут важна была любая информация.

Идти в ломбард и закладывать кольцо не решилась. По нему меня могли опознать. Герцог где-то рыскал, а еще совесть все же протестовала против продажи чужих вещей. Марго могла бы хоть записку оставить, хоть пару монет припрятать для близняшки, которую так подставила!

– Ну вот как я умудрилась попасть сюда из своего удобного привычного мира? – бормотала я, спешно шагая в сторону дома. – Меня ведь все в жизни устраивало. Да я вообще ничего не делала! Не напивалась до бессознательного состояния, как некоторые попаданки в книгах. Не попадала под асфальтовый каток. Не прыгала в кроличью нору и даже не ела просроченный йогурт! Просто задумалась, пока делала кофе, и… вот.

Теперь я даже не представляла, как жить дальше. Точнее, представляла, но от этого не легче. Тут все слишком по-другому! Нет интернета, компьютера… А как работать с чернилами, пергаментом и шовинистами, я не имела ни малейшего понятия!

– Все же к чести двадцать первого века надо заметить вот что: да, любой может зайти в интернет и написать тебе «ты говно», но и ты можешь бросить флегматичное «а ты прямо варенье». А здесь, думаю, за такое можно получить и что-то посерьезнее зажатого обеда.

Придется тыкаться, как слепому котенку, в новые реалии. Впрочем, я как-то смогла это сделать однажды, будучи выпускницей детдома, ничего не знающей о мире литературы. Смогу и сейчас. В конце концов, технология или магия – не столь важно, ведь первичны люди. А люди любят читать сказки.

Осталось выяснить, какие.

Я остановилась как вкопанная. К счастью, я уже давно отошла от центральных проспектов, дворами пробираясь к дому Марты, поэтому никто не удивился вдруг зависшему посреди дороги писателю.

А вспомнила я древний, но очень классный анекдот.

«А где-то в параллельной вселенной маги и эльфы пишут про волшебный мир менеджеров и чиновников…»

Да! Да-да-да!

Если в моем мире популярны книги о драконах, темных стражах и магии, то в мире, где никто не слышал об «Инстаграме» или офисных буднях крупной компании, то, что мы называет современным романом, должно как минимум вызвать интерес. Нужно только рассказать о моем мире так, чтобы было понятно даже условной Марго, запертой в апартаментах условного герцога на безусловный срок. И воющей на луну от тоски.

А это может сработать. Нет, не так: ДОЛЖНО сработать.

Идеи новых книг всегда приходили внезапно. Наверное, всех авторов отличает весьма специфический ассоциативный ряд. Вот только что я думала про мужа-шовиниста, несчастную Марту, которая вкалывает целый день, о том, что надо где-то искать деньги и до кучи о тяжелой женской судьбе в мире, где из всех развлечений только книги по кулинарии и рукоделию… и вот уже в голове сложилась книжка.

На всех встречах читатели задавали один и тот же вопрос: «Откуда вы берете вдохновение?» На этот вопрос почти все авторы отвечали одинаково: «отовсюду, из окружающего мира, привычных нам вещей, фильмов, сериалов и путешествий». Чтобы хоть как-то выделяться в череде одинаковых ответов, я рассказывала историю про сосну.

О том, как в далеком детстве мы с моим любимым одноклассником Арсюшей кидались друг в друга шишками. Я смеялась и убегала, Арсюша заигрывал. Чтобы не получить шишкой по макушке, приходилось то и дело оглядываться. И вот в очередной раз оценив местоположение врага, я снова повернулась к лесу передом и… со всей дури вписалась в сосну.

Говорят, ни до, ни после воспитательница не слышала такого пустого звука. Арсюша меня сразу же разлюбил и стал дружить с девочкой без синей шишки на лбу, а я поняла всю суть романтических историй. И где-то в этом же возрасте начала придумывать сказки. Смешная история из детства отлично подходила для встреч с читателями, но правда была в том, что вдохновение витало где-то рядом столько, сколько я себя помнила.

Истории всегда были со мной. Смешные, романтичные, магические… Смогу ли я написать совершенно обычную книжку для меня, но волшебную – для мира магии?

Я мчалась в сторону квартирки Марты с глупой предвкушающей улыбкой на губах. Едва не налетела на разносчика пирожков, увернулась, врезалась в немолодого господина и почти распласталась на мостовой.

У меня был всего один лист пергамента и совсем немного чернил, так что я старалась писать мелко, убористо и сразу набело. Вот же дитя технологий! Привыкла чуть что стирать написанное или вносить правки прямо с середины страницы. Поначалу мне хотелось начать убивать, поэтому я сменила тактику.

Напишу сначала тезисный черновик, а когда получу листы и чернила, перепишу все начисто. И еще название… Господи, как сложно с названием!

Я чувствовала себя «МТА» – так ехидно называли писателей, переоценивавших свою гениальность. Молодой талантливый автор. Слишком часто это говорили с сарказмом. Но воистину, именно им я себя и ощущала: корона огромная, самомнение ого-го, а название придумать не может.

«Любовь и другие неприятности».

Как банально!

«На полшага от любви».

Так вообще говорят?

«Маша и босс-шовинист».

Нет, здесь нет такого слова.

«Только секс».

У них и так эпидемия неведомой фигни, зачем им эпидемия сердечных приступов?

«Ненавижу и люблю».

Хм, а это неплохо, хоть и банально.

Хотелось чего-то яркого и особенного, но мысль не шла, и я решила подумать попозже. Или вовсе посоветоваться с Мартой.

Я знала, что озарение придет, как случилось и с сюжетом. А еще верила, наивно и глупо, что если сюжет так легко родился и закрепился в голове, то история просто обречена на успех.

* * *

На следующий день я отправилась штурмовать издательство, держа в руках десяток мелко исписанных страниц. А перед этим выяснила у Марты все о герцоге, вдруг явившемся в книжном. Ее мой рассказ не удивил:

– Да, я забыла тебя предупредить. В общественных местах стоят усилители магии, чтобы темные стражи могли засекать всплески темных сил.

– Но я не всплеск!

– Они могут настраиваться и на чужую магию. Тебе нельзя заходить в общественные места. Там тебя легко поймать.

– А издательство – общественное место?

– М-м-м… кажется, нет, это ведь не торговая лавка и не таверна. Не думаю.

– А рынок?

– Под открытым небом не ставят усилители, кристаллы чувствительны к холоду. Не заходи в торговые дома. Если хочешь что-то купить, то бери у уличных лавочников. В том числе и еду, она не так уж плоха.

Да здесь все не так уж плохо. Значит, Адриан может найти меня только в каких-то людных помещениях. В театр я не собираюсь, в книжном уже нагулялась, а если издательство не примет мой рассказ, проблема решится сама собой: купить еду будет не на что.

 

Я все же надеялась, что опыт не пропьешь. Я всю ночь не давала Марте спать, получила от нее подушкой, но написала небольшой рассказ с возможностью продолжения. По моей задумке «Бэтта-фолиант» опубликует его, как и обещало, в газете, а затем сразу же попросит продолжение. Это не совсем роман, но многие великие фантасты современности (моей современности, конечно) начинали с публикаций в журналах.

И еще это был очень хороший текст. Я так и сказала редактору.

– Честно! Он очень интересный!

Миловидная девушка на вахте удивленно похлопала глазами, но все же вызвала кого-то и велела ждать. Я вся взмокла от волнения. Это же кошмар писателя! По первости мне и на кнопку «Отправить е-мейл» было страшно нажимать. Что уж говорить о звонках в издательство? А здесь личная встреча!

Наверное, если бы все авторы приносили свои рукописи лично, редакторы заканчивали карьеру не на пенсии, а в тюрьме за убийство.

И еще я постоянно озиралась, страшась увидеть Адриана. Да если бы вместо редактора из недр издательства вышел герцог Стенеску, я бы почти не удивилась.

Но вскоре меня встретила худенькая невысокая девушка с красивыми, но усталыми глазами. Наверное, она была хорошенькой, во всяком случае, мне так казалось. Вот только внешность надежно скрывала темно-зеленая маска.

– Можно было прислать рукопись по почте, но давайте, – без предисловий начала она.

Слегка растерявшись, я протянула ей листы, но тут же взяла себя в руки.

– Меня зовут Марго… гм, наверное, герцогиня Марго Стенеску. Я хочу представить вам рукопись «Охота на любовь». Это рассказ, как вы и указывали в условиях сотрудничества. Но, думаю, читателям было бы интересно продо…

– Нет, спасибо, – мельком просмотрев листы, отчеканила девушка. – «Бэтта-фолиант» благодарит вас за интерес к издательству.

У меня открылся рот.

– Но вы даже не прочитали!

На Земле к рукописи обычно просили синопсис – краткое содержание. Его я написала и здесь, к листам был приколот небольшой клочок пергамента.

– К сожалению, рукописи не рецензируются, – услышала я стандартное.

– Но… но, может, вы хотя бы скажете, что не так? – взмолилась я, чувствуя себя в высшей степени отвратительно.

Мне так давно не отказывали! А уж лично – вообще никогда. И теперь, когда я писала на вдохновении, уверенная, что все получится и что я смогу получить хоть капельку независимости… стало до слез обидно. Но я не стала позорно шмыгать носом и просто с надеждой смотрела на редактора, которая закатила глаза.

– Де-е-евушка-а-а, любовная проза нас не интересует. Это не продается. У нас есть свободное место в разделе «Советы по домоводству» – попытайтесь написать туда.

Отвернувшись, она пробормотала:

– Боги, еще два дня, и я свободна! И кто придумал наказывать не выполнивших план продаж редакторов общением с начинающими авторами?

Она еще что-то бурчала, уходя, а я села на небольшой диванчик в холле и вздохнула. Горло болело от подступивших слез, но рыдать было как-то глупо. Все же эта история с рассказом изначально была авантюрой. Я так любила профессию, что не хотела с ней расставаться даже в другом мире. Но и на Земле далеко не каждый автор получает все и сразу, многие десятилетиями стучатся в двери издательств, а многие так и не дожидаются ответа.

Жаль только, вдохновение не унять. В голове все крутились сценки и эпизоды придуманной книжки. О том, как молодая и совсем неопытная выпускница устраивается помощником редактора в большой глянцевый журнал и по ошибке вместо нужного офиса попадает в редакцию журнала «Непростые истории» – выдуманного аналога «Каравана историй», который я раньше обожала читать.

Теперь фанатке моды, показов и звездных сплетен предстоит учиться брать интервью, писать на важные темы, а еще ездить по миру со своим начальником, о-о-очень сексуальным и о-о-очень умным мужчиной. Прямо-таки антиподом Адриана. Уши нашего с супругом конфликта заметно торчали из текста: в первую встречу, переволновавшись из-за собеседования, героиня упала в обморок, а мой герой ее… накормил.

Для нашего мира такой сюжет казался банальным, но я надеялась, что смогу подать его как фэнтези-сказку в мире магическом. А меня вдруг вернули с небес на землю. Справедливо, но очень обидно.

Я снова уныло побрела в направлении к дому. Хотелось есть, а еще стало стыдно перед Мартой. Я не хочу жить за ее счет, это неправильно и некрасиво. Но вряд ли смогу заработать денег с полным отсутствием знаний о мире, только вляпаюсь в кучу неприятностей. А значит, придется играть Марго и вернуться к мужу. Он хотя бы кормит… иногда, надеюсь.

В сердцах я швырнула листы с рассказом в воздух. Они тут же разлетелись на ветру. Какой-то пропал в сточной канаве, еще несколько бросились под копыта спешащему куда-то экипажу, и возничий недовольно что-то прокричал. А вот один лист, самый первый, никак не хотел сдаваться. Ветер подхватил его, закружил над моей головой, а потом принес прямо в лицо.

– Да отстань ты!

Чертыхнувшись, я отбросила лист в сторону, затем снова и снова, а потом, окончательно психанув, схватила и приляпала на ближайший свежеокрашенный столб.

Всю дорогу до дома я никак не могла избавиться от навязчивых мыслей. Вернуться к герцогу с позором или попытаться еще раз? Но если снова, то с чем? Любовные истории они не рассматривали, а чтобы написать социальную прозу, мне не хватит знаний о мире. Изучать нет времени, я и так подставила Марту под удар. Остается только вернуться.

Жить рядом с Адрианом, терпеть его выходки, угождать и всеми правдами и неправдами ныкать подарки (если они вообще есть, а то вдруг он брал жену «олл инклюзив» – уже с драгоценностями). Чтобы однажды все продать и заплатить магу, который найдет способ переправить меня обратно. Ну, и еще спать с «мужем», что тоже проблема.

Не то чтобы я была против секса. Даже скорее «за», ибо дело в целом неплохое. Просто как-то у меня с ним не складывалось. Все отношения были мимолетными, большинство заканчивалось раньше, чем доходило до постели, а тот единственный, с кем я все же решилась… В общем, я как сапожник без сапог – писала о любви, этой самой любви не испытывая. Но в нашем мире была какая-никакая культура заботы о партнерше, а здесь? Здесь вообще непонятно: то ли принято лежать и не отсвечивать, то ли при виде нефритовых жезлов в обморок падать. К тому же Марго наверняка девственница, а еще раз терпеть первый опыт я была не готова.

Вот как назвать такую подставу?

Потом, уже дома, мысли понеслись дальше. Я пыталась представить, как появлюсь на пороге дома Адриана, как он наверняка сложит руки на груди и с насмешливым прищуром молча на меня посмотрит – будет ждать покаяния. Как, тяжело вздохнув, я попрошусь назад, а он скажет что-то вроде «Ну и зачем мне жена, которая гуляла непонятно где столько времени?» А потом запрёт на год в доме. Ни солнышка, ни неба, ни вкусняшек. Последнее особенно обидно.

Буду примерной женой: варить борщи, рожать детей, иногда с подружками выбираться за очередным томиком «Тысяча рецептов пирожков». Вот кстати, если Марго вернется домой с пирожками, герцог ее, то есть меня, не выпорет, как обещал?

С утра мы с Мартой все слопали, дома не было ни крошки. На Земле, будучи расстроенной, я бы налила бокал вина и включила сериал, полежала в ванне с пеной и любимыми цветными бомбочками. Но сейчас из всех развлечений в квартире Марты мне были доступны только два: лежать и реветь в потолок или готовить.

Я выбрала второе. И поем, и, если что, с чужим мужем помирюсь.

Продуктов нашлось не так много, но для пирожков с картошкой вполне достаточно. В процессе, вкупе со спортивной злостью и ущемленной гордостью, «вполне достаточно» превратилось в «что-то очень много», а затем, к моменту возвращения Марты с работы, в «ну и какое королевство отправится завоевывать этот хлебокомбинат?».

– Ого, – Марта удивленно оглядела кухню, – ты разошлась. Я так понимаю, авантюра с издательским домом закончилась провалом? И ты… м-м-м… запекаешь горе?

– Что будет, если я расскажу Адриану, что я не Марго, а ее близняшка из параллельного мира? – спросила я, выгружая очередную роту пирожковых воинов.

– Ну-у-у, это сложный вопрос. Вообще подобные эксперименты с душами запрещены и караются смертной казнью.

Я поперхнулась пирожком и закашлялась. Да уж лучше секс! По крайней мере, я хотя бы надеюсь, что секс с герцогом приятнее смертной казни. Надо будет уточнить этот момент.

– Но ведь ты не проводила ритуал обмена телами. Не проводила ведь?

Я активно замотала головой, и Марта, успокоившись, взяла пирожок.

– Значит, ты не виновата.

– Это радует.

– С другой стороны, кто тебе поверит?

– Марта!

– Все зависит от хозяина. Если он будет настаивать на расследовании, то корпус стражей докажет, что ты ни при чем, и найдет виновника. Но если не вступится он, то и остальные не станут.

Аппетит резко пропал, а пирожки, хоть и получились вполне неплохими, не тянули на шедевральное эссе, которое разойдется тиражом, сравнимым с «Пятьюдесятью оттенками». Ну, или хотя бы парой тысяч экземпляров, чтобы отплатить Марте за помощь. А потом вернуться к мужу. И думать, как жить дальше.

– Ну и что ты с этим собираешься делать? – спросила Марта.

– Сожру, – мрачно ответила я.

– Все?! Побойся богов! У меня нет денег на лекаря, если тебе станет плохо.

Пирожков получилось и правда очень много, хватило бы накормить десять Адрианов. Брр-р, десять герцогов…

– Вот что. Завтра с утра пойдешь на рынок и все продашь. Посмотрим, сколько удастся заработать. Если хватит на продукты и что-то останется – чем тебе не заработок?

– И кому нужны самодельные пирожки со вкусом уязвленного самолюбия?

– Шутишь? Утром там не протолкнуться! Все идут на работу и скупают выпечку мешками! А если купят утром и понравятся, то сразу прибегут за добавкой.

– А вирус?

– А?

– Лихорадка.

– Лихорадка через пирожки не передается!

– Везе-е-ет вам, – протянула я.

Пока Марта переодевалась и умывалась, я, как приличная гостья, сделала для нее чай с многострадальными пирожками. Марте нравилась забота, и так мне было чуть менее неловко пользоваться ее гостеприимством.

– Как дела на работе? Как герцог?

– А что? – фыркнула Марта. – Скучаешь?

– Вот еще! Просто врагов надо держать близко.

– А друзей?

– А друзей кормить пирожками! Хватит издеваться! А казалась такой скромницей!

В ответ Марта как-то странно захихикала и принялась копаться в сумке, с которой ходила на работу. Причем делала это с таким видом, словно искала там нечто очень важное и ценное – затаив дыхание и почему-то покраснев.

– Хозяин подарил мне шоколад! – гордо произнесла она.

И вытащила из сумки небольшую бордовую коробочку, перевязанную золотой лентой.

– Сказал, что очень ценит все, что я делаю для него и его близких.

Мы могли бы сэкономить на магии, которая освещала квартиру: Марта сияла ярче. Невольно ее счастье передалось и мне, а еще понеслась вскачь фантазия писателя. Вот сейчас Адриан рассмотрит в Марте свою судьбу, приударит за ней, забудет обо мне, а потом подруга уломает возлюбленного мне помочь. Пожалуй, такой вариант совсем неплох.

Мы сели ужинать. Правда, ужинала Марта, а я так надегустировалась, что не могла даже смотреть на тесто. А вот на красивую коробочку могла, но не потому, что очень хотела шоколада, просто было уж очень любопытно, что там за шоколад подарил герцог служанке.

Надеюсь, здесь не принято в отсутствие жен развлекаться без обязательств со служанками. Мне-то плевать, настоящей Марго, полагаю, тоже. А вот Марту, если Адриан решит попользоваться, будет жалко. Она классная девчонка, не каждая вот так взялась бы помогать хозяйке с поехавшей крышей.

Черт, не могу больше!

– Можно я посмотрю?! – взмолилась я.

– Давай!

У Марты так тряслись руки, что она вряд ли смогла бы развязать красивый бант. Вот ведь влюбленная девица-то! Я ей даже завидовала, потому что все еще надеялась однажды влюбиться так же. Чтобы внутри все замирало и чтобы даже роман Агнес Фейл казался откровением, а мысль о том, чтобы показать объекту воздыхания лодыжку, вызывала бабочек в животе.

– Это очень известная кондитерская. Они делают шоколад на заказ. Очень дорого.

Ее волнение передалось и мне, но когда я отложила в сторону ленту и развернула коробочку, оно переросло сначала в страх, а потом в злость.

На роскошной тяжелой плитке темного шоколада искусной рукой художника была полностью скопирована обложка Агнес Фейл! С той лишь разницей, что картинка не двигалась. То же платье, та же нога с той же туфелькой и голой лодыжкой. Поверх шоколада лежала записка.

 

«…постель, устланную мягчайшим арнийским покрывалом…»

Марта густо покраснела, а я побледнела – и баланс Вселенной был соблюден.

– Это очень… – соседка подбирала слова. – Странно, хоть и… приятно. Неужели герцог знает, что я люблю романы Агнес Фейл?

– Он знает, что я у тебя.

– Что?! С чего ты взяла?!

– Помнишь, я рассказывала, что герцог эхом появился в магазине? Я тогда читала роман Агнес Фейл, цитата из которого написана на записке. А шоколадка…

– …обложка ее нового романа, – упавшим голосом закончила Марта.

Пирожок так и остался недоеденным. Я сидела на кухне, пытаясь экстерном освоить дистанционные проклятия и наслать на Адриана что-нибудь особенно мерзкое. Мое путешествие к самостоятельности только что окончилось совсем не так, как я ожидала. С издевочкой, немым приветом от идущего по следу Адриана. Он был совершенно уверен в себе и в том, что бежать нам с Мартой больше некуда. Только по этой причине не явился еще сюда и не исполнил все свои угрозы.

Марта сидела в комнате, уныло глядя в окно. Использовал влюбленную девчонку, сволочь!

– Ты как? – спросила я.

Она тяжело вздохнула.

– Зачем он так?

– Мужики – козлы.

Теперь в окно смотрели мы вдвоем. Там шумная компания парней в масках развлекались тем, что запускала в небо сияющие зеленые шары.

– Он за тобой придет, да? А меня уволит? Или что еще хуже…

– Не бойся. Я не дам тебя в обиду.

– Да что ты можешь! – всхлипнула Марта.

– Придумаю что-нибудь.

– Давай уедем!

Марта вдруг вскинула голову и посмотрела на меня блестящими от слез глазами.

– В другой город, а?

– Но у тебя работа…

– С которой меня погонят поганой метлой. Найду работу где-нибудь еще. Я скопила немного денег, хватит, чтобы снять такую же комнатушку.

– И ты возьмешь меня с собой?

Внутри потеплело. Марта знала меня всего ничего (Марго чуть подольше, но все же вряд ли даже говорила с ней дольше пары минут в день), но была готова помочь и сбежать вместе. Жаль, что в ней говорила обида на Адриана, который использовал ее, чтобы поиграть с жертвой. Сейчас Марта была готова улететь на край света, лишь бы спрятаться от унижения. В чем-то я ее понимала, хотя отказ издательства не совсем то же, что отказ возлюбленного. Я все же надеялась, что Марте ничего не грозит, у Адриана были счеты только со мной. Не зверь же он, лишать девчонку работы. Но на всякий случай я уже занималась любимым делом: придумывала историю, как принудила бедную горничную помогать мне. Практически взяла бедняжку в заложники.

– Давай поговорим утром. Сейчас мы все равно никуда не уедем. Хочешь чаю?

Чуть не ляпнула «с шоколадкой», но на всякий случай решила выкинуть гостинец в мусорку. Вдруг герцог хуже, чем я думаю, и подмешал туда какое-нибудь любовное зелье?

– Марго… – Марта шмыгнула носом. – А я там видела… Это у тебя новый роман Агнес Фейл, да?

– Хочешь впервые прочесть все, включая горячие сцены? – улыбнулась я.

Одно у Адриана получилось неплохо: он, кажется, подарил мне хорошую подругу.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru