Замуж по подписке

Ольга Пашнина
Замуж по подписке

– Гм… да… как-то нехорошо… этого делать нельзя, – послушно поддакнул он.

И я его понимала: тетушки были настроены очень воинственно.

– Почему это нельзя?! – вскинулась я. – Есть такой закон?

– Нет, но… это же… гм… Агнес Фейл…

Вот уж фейл так фейл, и сейчас сюда явится Адриан! А я застряла посреди возмущенной общественности!

– Но книга ведь продается? Так? Почему же вы продаете то, что нельзя читать?

Воцарилась подозрительная тишина. Продавец стремительно бледнел, а тетушки набирали в грудь воздуха.

– А И ПРА-А-АВДА-А-А! – провыла одна, поворачиваясь к торговцу.

– Да, зачем вы продаете ЭТО в своем магазине?

– Но… покупают ведь, дамы…

– Вы что, ЭТО одобряете?

– Нет-нет, что вы…

В ход пошли главные аргументы:

– А если ЭТО увидят дети?!

– Мы же обернули книгу в бумагу!

– Они развернут!

– Там написано предупреждение!

– Они еще не умеют читать!

– Так зачем же им книга?!

– Не увиливайте, господин Маллор!

– Здесь еще, смотрите, лодыжка голая! – мстительно поддакнула я.

– Девушка! – разозлился книготорговец. – Иди-ка отсюда немедленно! Вы пугаете читателей!

А ведь я еще даже ничего не написала! Вот это настоящий комплимент автору.

– С превеликим удовольствием.

Продолжающие гомонить женщины провожали меня полными ярости взглядами. Проходя мимо торговца, я сделала попытку всунуть ему в руки книгу, но он отпрянул, словно я протянула дохлую крысу, не меньше.

– Заберите это! – прошипел мужчина.

– Но у меня нет денег, чтобы ее купить…

– Уходите-е-е! – взвыл он. – Забирайте книгу, и чтобы вас здесь не было!

Не став спорить, я понеслась к выходу. Отведенное Адрианом время уже давно истекло, и, выбегая на улицу, я ожидала нос к носу столкнуться с муженьком Марго. Но, к собственному удивлению, оказалась на почти пустой улице.

Все, хватит испытывать судьбу. Надо бежать, пока не поймали! Что бы ни задержало Адриана, оно однозначно было ниспослано покровителями попаданок.

Прижимая к груди совершенно ненужную, но доставшуюся бесплатно книгу, я юркнула в ближайший переулок. Прекрасно понимая, что этот побег – всего лишь жест отчаяния. Если муж нашел меня в книжном, то без проблем найдет и у Марты. А значит, все надежды на новую жизнь летят в бездну вместе с малейшим шансом снова начать писать.

Адриан

Я вышел из транса и едва удержался от торжествующего возгласа. Вот бы помощник в приемной удивился, услышав, как шеф орет от счастья, что нашел жену-беглянку. Только чудом сплетня о побеге Марго не просочилась в народ, и я собирался сделать все, чтобы это так и оставалось.

Мне крупно повезло, а вот от любимой супруги удача отвернулась. Что вообще происходит с Марго? Она никогда не была интересным собеседником с развитым кругозором, но уж совершенно точно при этом не была и дурой. Как она могла отправиться в общественное место, да еще и в центре, зная, что я найду ее за считаные секунды? Клянусь, я даже не поверил своим глазам, увидев точку на карте. Но магический усилитель стоял прямо рядом с книжным.

Задавая поиск, я не надеялся ее найти, просто бил наугад от отчаяния.

И вот нашел. А ведь Марго, кажется, удивилась, увидев эхо. Как будто никогда с ним не сталкивалась! Да я на первую нашу встречу явился эхом, потому что не успел с работы! Что за бред? Ощущение, будто из внимания выпали какие-то важные детали, без которых картинка кажется сюрреалистичной.

– Господин Стенеску! – в кабинет ворвался помощник, а за его спиной раздался грохот.

– Позже, Джаспер, я ухожу.

– Я пытался его остановить, но…

Увидев посетителя, я сквозь зубы выругался. Это проклятие? Злой рок? Порча?

В кабинет ворвался не кто иной, как граф Герне, последний человек, которого я ожидал у себя увидеть. Давным-давно мы вместе учились в академии, и, начиная со второго курса, люто друг друга ненавидели. Два лучших студента, два непримиримых врага, один из которых выбрал стезю темного стража, а второй стал агентом короны. Что могло привести сюда разведчика?

– Хавьер, – кивнул я, – чем обязан?

– Забегал к советнику, решил заскочить и к тебе.

Он усмехнулся, обведя глазами кабинет.

– Впечатляет, впечатляет. Значит, ты у нас получил повышение и стал кабинетной крысой?

– Говорит королевский шпион. Кого ты сейчас изображаешь? Молодого любовника стареющей королевы Островов Перельты?

– Ой, любовники, тайны, интриги и страсти – это к тебе, Адриан. Все еще увлекаешься…

Герне огляделся, и я мысленно выругался, когда наши взгляды пересеклись на идиотской обложке с юбкой и туфлей. Двумя пальцами, как будто то была не книга, а тухлая рыбина, Хавьер поднял очередной романчик Агнес Фейл и со смехом им потряс.

– Увлекаешься любовными романами? Вот это головокружительная карьера выпускника королевской академии. Похабные книжонки и скабрезные картинки.

– Ты бы не трогал гадость, – от души посоветовал я, – ее королеве прислали. Вдруг проклята?

Хавьер с отвращением бросил книгу на пол. Мог бы и положить на место, между прочим.

– Так зачем ты явился? Вряд ли взять что-нибудь почитать, так?

– Угадал, приятель. Заскочил передать привет. Как там твоя новая супруга?

– Если бы у меня была новая супруга, тебя бы позвали на свадьбу. Я все еще женат на Марго.

– Чудесная девушка, – наигранно заулыбался Хавьер. – Мы перекинулись парой слов на вашей свадьбе. Бедняжка выглядела совсем несчастной. Оно и понятно, если ты учишься отношениям по этим книжкам…

От того, чтобы не свести разговор к банальной драке, удержало только внушение его величества, сделанное пару лет назад. На репетиции присяги младшего принца мы с Хавьером сцепились прямо во дворце и подпалили антикварную ковровую дорожку. Тогда нас обоих пообещали разжаловать, если королю станет известно хоть об одной драке.

А жаль. Мы еще с академии куда лучше выясняли отношения на кулаках и магии, чем на словах.

– Передавай Марго мой привет и небольшой презент с островов. Тамошние красотки знают толк в уходе за волосами, а они у Марго шикарные.

С этими словами Хавьер протянул мне небольшую, перетянутую блестящей ленточкой коробочку.

– Конечно, – ответил я, выбрасывая ее в мусорку, – обязательно передам.

– Береги супругу, Адриан. Чудесная девушка. Будет жаль, если потеряется.

Насвистывая веселую песенку, граф Герне изволил удалиться, а я на всякий случай бросил в урну еще и кусочек нейтрализатора магии. Вдруг этот придурок решит нас всех взорвать? Его взбесило мое недавнее повышение. Вообще, ситуации Хавьера не позавидуешь. Да, он хорош, и очень хорош в шпионаже – и в этом его главная проблема. Любой маг нашего возраста мечтает о карьере, но от повышения Хавьера куда меньше пользы, чем от работы, которую он делает.

Так и застрял приятель на должности рядового королевского агента, пусть и высшего класса. А хотелось-то, хотелось…

Но его намеки о Марго насторожили. Что Хавьеру известно? Если она сбежала с его подачи (еще неизвестно, о чем они там общались на свадьбе – почему я это пропустил?!), то ситуация серьезно осложнится. Уж этот своего не упустит и разыграет карту со сбежавшей женой в самый удобный момент.

Все, хватит, пора ее найти и вернуть, а уж потом будем разбираться. Из книжного она наверняка сбежала, но не могла уйти далеко.

– Джаспер, я ухо…

– Адриан! – громыхнуло на лестнице. – Адриан Стенеску!

– Да твою же ма-а-ать… – сквозь зубы протянул я.

Определенно сегодня не мой день. За Марго, кажется, вступились сами боги.

– Это кто? – шепотом спросил помощник.

– Тесть, – мрачно ответил я.

Надо выпить. Это надолго.

Пришлось вернуться в кабинет, чтобы любопытные уши Джаспера не уловили ничего лишнего. Взгляд упал на валявшуюся на полу книгу, и я не сдержался – ногой запихнул ее под стол, поглубже. Не хватало еще, чтобы отец Марго увидел эту бредятину.

– Адриан!

И почему при первых звуках голоса лорда шер Анджел так и тянет вытянуться в струнку? Генерал давно вышел в отставку, но, кажется, частенько об этом забывал. А еще забывал, что о визитах следует предупреждать, никак не мог смириться с тем, что дочка принадлежит мужу, и имел слабое сердце, так что приходилось слушать, кивать и улыбаться. Все-таки почти историческая личность.

– Лорд шер Анджел, рад видеть вас.

– Не выдумывай, – прогрохотал генерал. – Какой дурак будет радоваться внезапному визиту тестя?

В проницательности генералу не откажешь, а вот в чувстве такта – вполне.

– Чем обязан в таком случае?

Меня смерили тяжелым, почти отеческим взглядом, а затем тесть ушел в глубокие раздумья. У него иногда бывало. На свадьбе он на три минуты умолк прямо посередине тоста – я для развлечения засекал.

Пока генерал думал, я налил ему чай, хотя и знал, что сейчас с меня начнут трясти бокал бренди. Кофе и алкоголь ему категорически запретили лекари. Сочтя запрет крайней формой неуважения, генерал в отместку попытался запретить лекарей, да король не позволил. На запреты, конечно, был положен здоровый драконий рог. Но я намеревался стоять до последнего. Если папочка Марго отъедет у меня в кабинете без свидетелей, я точно никогда не обзаведусь наследниками.

– Как поживает моя девочка? – наконец поинтересовался тесть.

Теперь глубоко задумался уже я.

– Норма-а-ально… гм. Книжки читает.

– Чего делает?

А и правда, чего она в свободное время обычно делает?

– Да кто их, этих девиц, разберет, как они поживают, пока мы на работе, – сказал я, копаясь в тумбочке в поисках шоколада к чаю.

Генерал довольно крякнул и прихлебнул чай. Сначала я принял этот звук за солидарность мужских позиций, но, вернувшись за стол, понял, что тесть просто воспользовался заминкой и плеснул себе в чай коньяк. Акции шоколада резко взлетели в цене. Кто бы мог подумать, что генералы так любят чаек со сладеньким вприкуску.

 

– Вот что, Адриан, давай наконец-то поговорим наедине. Я тебя, как стража, очень уважаю. Как зятя пока знаю плохо. Но советник отзывался о тебе как об исключительно проницательном и умном человеке, поэтому буду говорить без обиняков. Отдавая тебе в жены Марго, я рассчитывал обеспечить семейное счастье своей девочки. Положение в обществе, опять же. Быть женой темного стража дорогого стоит. А ты, беря Марго в жены, рассчитывал на… м-м-м… репутацию нашего рода и некоторую протекцию в определенных кругах, я правильно все понимаю?

– Возможно, – усмехнулся я.

На самом деле я еще рассчитывал на красивую статусную жену и наследников.

– Ну так вот, вместе с привилегиями приходят и обязанности. Мы получили приглашение на прием герцогини Монро через неделю в королевском театре. Представителями нашей семьи будете вы с Марго. Отправитесь на прием как молодые супруги, пообщаетесь, развеетесь и достойно представите наши семьи, которые теперь объединились.

– Я работаю, лорд шер Анджел, – напомнил я.

В поте лица работаю… над поисками вашей дочурки.

– Адриан, это статусное мероприятие. Ты хороший маг и талантливый страж, но пора тебе становиться политиком. Приглашение уже у тебя, я прислал его утром. Ваше отсутствие на приеме будет приравнено к оскорблению герцогини Монро, думаю, не нужно напоминать, кто она такая?

Конечно, герцогиня Монро – двоюродная сестра короля, особа настолько же эксцентричная, насколько и энергичная. Хотя стоит признать, что ее приемы всегда становятся главными светскими событиями сезона. Обычно их четыре, и зимний – самый роскошный. Генерал прав, мне стоит начать вливаться в общество. Я не смогу всю жизнь просидеть отшельником, копаясь в темной магии.

Одна проблема. Вливаться в общество без жены нельзя, а жена куда-то смылась. И непонятно, что сделает ее отец, когда узнает: попытается убить меня или помрет сам?

Генерал с удовольствием допивал вторую чашку чая и уничтожал мой шоколад, не понимая, что сам же мешает реализовать идеальный план по внедрению зятя в светское общество. Понятно, что отец Марго был просто не в курсе ее исчезновения (и слава богам), но чем он дольше сидел у меня в кабинете и налаживал родственные связи, тем меньше оставлял мне шансов застать Марго там, где я ее видел. А времени отыскать беглянку не так много. Как же некстати этот идиотский прием!

Никогда я так сильно не желал, чтобы меня вызвало начальство по какому-нибудь срочному делу, чтобы под этим предлогом я смог бы прекратить затянувшийся визит тестя. Но в управлении сегодня было на удивление тихо. Меня не тревожили даже секретари с их вечными бумажками, не то что начальство.

Генерал неторопливо пил чай, хмелел (вот это купаж!) и уже готовился переходить к рассказам о своей бурной юности и подвигах в военных кампаниях, а я дергался все сильнее. О минувших днях он мог проболтать до конца рабочего дня, а потом и вовсе увязаться за мной домой, чтобы лично проверить, хорошо ли живется его любимой дочурке. Допустить это было ни в коем случае нельзя.

– Подскажите, а до свадьбы у Марго были подруги? – подкинул я генералу другую тему для разговора.

– А почему это тебя интересует? Подруги не подруги, для девицы главное – муж! А уж покудахтать с другими бабами – в этом нет никакой надобности.

– Да не скажите, – осторожно заметил я. – Вы же нашу работу знаете. Дома почти не бываю. Марго сидит одна со своими пяльцами, скучает, никуда не просится… Это странно. Может, стесняется пригласить подруг?

– Конечно, не просится. Я же сказал ей вести себя хорошо. Никаких подружек, пока муж не разрешит! Послушная она у меня, вот и не просится. А то как с Нинеллой языками зацепятся, так и проболтать могут весь день. Что мать ее графиня Рибугская, что дочка все одно – пустозвонки. Я всегда был против этой дружбы, но, сам понимаешь, в нашем обществе нельзя так. Не разрешишь дочери общаться с Нинелл, обиду затаит отец вертихвостки, а мне с ним работать. И тебе, кстати, в будущем тоже. Так что эту курицу не прогоняй, если что, но и не поощряй, а то вертихвостка она и есть. Валесси – та поскромнее, но как замуж вышла, общаться с Марго перестала. Уж куда там, муж – посол! То поездки, то светские мероприятия… А как первенца родила, вообще не до глупой болтовни стало. Кстати, вот тебе и решение всех проблем. Боишься, что молодая жена скучает, – обеспечь ее ребенком, а меня внуком. Хотя бы одним на первое время, главное – мальчиком.

– А если девочкой? – осторожно уточнил я.

– Ну ты не мужик, что ли? Девочкой? Мальчик. Я зря, что ли, дочь за темного стража отдал?

– Ну так у вас же самого дочь… Иногда бывает, рождаются девочки. Тут, знаете ли, вероятность пятьдесят на пятьдесят.

– А у меня родилась девка, потому что жена моя удивительно вредная баба. Знал бы, ни за что замуж не взял. Вот как в дом свой привел, все наперекор делает. Просил по-хорошему. Ты мне мальчика – я тебе спокойную обеспеченную жизнь. А она что? Две девки. И живет припеваючи. То есть я свои обязательства выполнил, а она «ну вот так получилось»! Бабы, одним словом.

– А если и у Марго так получится? – Я уже чисто из интереса шел на принцип.

– Марго, в отличие от матери, пошла в меня и характером…

«Кто бы сомневался, ты-то уж точно одним волевым усилием роту пацанов нарожал бы, если б мог», – чуть не выдал я, но вовремя остановился, просто покашляв в кулак.

– И целеустремленностью, – продолжил генерал. – Меня она никогда не подводила. Я сказал – внука, значит, внука и родит. Ты, главное, старайся лучше.

– Стараюсь я, стараюсь, – пробормотал мрачно, поглядывая на часы. Вот как любимый тесть свалит, так и помчусь стараться дальше. Ибо какие уж тут внуки – жену бы отыскать и притащить на намечающийся прием. О большем в последнее время я и не мечтаю.

Спасло то, что запасы шоколада в тумбочке были не безграничны, а официальный запрет на алкоголь еще действовал, поэтому, доев последний кусок и не дождавшись, когда я потеряю бдительность, генерал с тоской посмотрел на коньяк, снова крякнул и поспешил откланяться. А я кинулся к окну. Едва повозка с гербом рода шер Анджел отъехала от здания, выскочил из кабинета и помчался вниз по лестнице.

Времени прошло уже слишком много, но кто знает, вдруг моя женушка так сильно увлеклась наивной непотребщиной Агнес Фейл, что до сих пор сидит где-нибудь между стеллажами в книжном магазине? Вероятность почти нулевая, но я был обязан проверить.

Конечно, когда забежал в магазин, Марго там уже не оказалось. Я мрачно выругался, но потом нашел взглядом продавца и решил, что, может, не все потеряно. Несчастный мужик стоял рядом со стойкой и безуспешно отбивался от двух массивных теток.

– А вот все же, какое издание лучше: «Сто тридцать пять рецептов вишневого пирога» Дороти Каллен или «Сто пятьдесят вишневых кексов» Эбби Маккарэн? – немолодая упитанная дама в шляпке так наседала на беднягу своей массивной грудью, что тот, кажется, уже забыл, как дышать.

– Дороти Каллен пользуется большим спросом, – послушно ответил продавец и посмотрел на меня с немой мольбой в глазах: видимо, покупательницы его атаковали уже давно.

– Да, но тут всего сто тридцать пять рецептов. А вот здесь, – женщина сунула продавцу в физиономию второй увесистый том, – сто пятьдесят.

– Ну, возьмите тогда Маккарэн – это новинка.

– Но тут же кексы, а не пироги! – завопила вторая, и я понял, что если они не заткнутся, то убью их сам.

– Берите уже обе, – припечатал я и оттеснил дам от продавца, повернувшись к ним спиной в черном камзоле.

– Уважаемый, подскажите…

– Но мы еще не всё!

Дамы были настырными и не собирались сдаваться. Пришлось применить тяжелую артиллерию.

– Уже всё, – рыкнул я, разворачиваясь, и позволил темной магической силе затопить радужку глаз. Всегда действовало безотказно.

Тетки, увидев лик темного стража, ойкнули и заткнулись. Правда, я надеялся на то, что сбегут, а они застыли в сторонке любопытными изваяниями. Желание узнать, что забыл темный страж в книжной лавке, победило страх.

– Я… я вас слушаю, – проблеял продавец.

Вот демоны! Его я пугать как раз не планировал, он мне нужен во вменяемом состоянии, чтобы смог рассказать, как долго была тут Марго и куда ушла.

– Тут была девушка, примерно час назад. Невысокая, в скромном платье, в маске, такая… симпатичная и приметная.

– Тут этих девушек бывает за день… – Продавец нервно дернулся и снова покосился в сторону дам.

– Эта за стеллажами изучала роман Агнес Фейл. Думаю, подобные клиенты встречаются у вас не так уж часто.

– Зачем вам эта профурсетка?! – возмутилась тетка, которая даже не пыталась скрыть, что подслушивает наш разговор.

– Профу… кто? – переспросил я. – Вообще-то, это моя жена.

– Не повезло вам, – поджала губы другая.

И ведь даже не поспоришь, правы стервы. Только вот на людях признавать это как-то неловко.

– Почему это не повезло? – хмыкнул я, пригвоздив теток недобрым взглядом. – Молодая, стройная, красивая.

– И совершенно распущенная! Читает этакую дрянь! А вы даже не препятствуете! Что же вы за муж такой?

«Фиктивный, пока фиктивный. И таким останусь, если не поймаю эту поганку!» – пронеслось в голове.

– А почему я должен препятствовать?

– Ну там же непотребщина… – как-то не очень уверенно заявила обладательница пышных форм и двух книжек про пироги.

– А разве вы не знаете, что мужчины поощряют непотребщину? Лишь бы она происходила в их постели? – решил я ее добить и произнес это тихим и вкрадчивым голосом. – Так что не вижу ничего плохого. Пусть жена просвещается и потом использует на практике.

– Извращенец! – выкрикнула тетка и, схватив обе купленные книги, кинулась к выходу. – Господин Маллор, запишите на мой счет обе!

– Какой же вы… – возмущенно запыхтела ее товарка. – Поощрять подобную пошлость!

– Более того, вам я рекомендую тоже просветиться, – посоветовал я. – К тому же книжек про пироги вам все равно не досталось. Значит, путь к сердцу мужчины через желудок уже не проложить. Так что вы возьмите бестселлер-то, почитайте.

Читать у Агнес Фейл было нечего, и тайн по соблазнению мужей она не открывала, но тетки оказались сильно противные, почему бы не сделать им гадость от души. Ну и отчего я один должен страдать от внезапно проснувшейся у жены тяги к чтению?

Разогнав слишком активных клиенток, я повернулся к изрядно побледневшему продавцу и спросил:

– Ну?

– Что ну?

– Куда делась Марго?

– Какая Марго?

– Та девушка с книжкой.

– А-а-а… – Глаза продавца хитро забегали. Кажется, он начал припоминать мою строптивую жену. – Кстати, девушка с книжкой за эту книжку не заплатила… – заметил он и выжидающе уставился на меня.

– В смысле? Украла, что ли? – опешил я, от неожиданности забыв, что должен выглядеть грозно.

Меня можно было упрекнуть в тысяче вещей, но точно не в том, что я ограничиваю жену в тратах. Вместе с кольцом, которое я надел ей на палец, она получила и неограниченный (или почти неограниченный – какие-то рамки должны быть даже у жен темных стражей) доступ к счетам в банке. Достаточно было помахать колечком над камнем процветания, которые сейчас стояли даже в самых крошечных лавках замшелых городков, и покупка считалась оплаченной.

Мне и в голову не приходило проверять, пользуется ли она сбережениями. Наверное, пользовалась. Новые платья, шляпки и маски не из воздуха же появлялись? Тогда какого демона она сбежала, не заплатив за книгу?

– Нет, что вы, не украла, – заюлил продавец, явно смутившись под моим взглядом.

Патовая ситуация: обвинить в воровстве жену стража неловко и страшно, но и денег содрать хочется.

– Только вот упаковочку сняла, сказала, что смотрит. А кто же распакованную книжку возьмет? Да и вдруг королевская этическая комиссия пришлет проверку? А у меня ТАКИЕ книжки лежат без упаковки? Супруга ваша покупать отказалась, потому что дома заругают, пришлось так отдать. Но убытки-то возмещать нужно. Так оплатите, господин страж?

– Непременно. Если расскажете, что она тут делала и куда побежала.

– Я не знаю, господин. Не видел. Она так быстро убежала…

Я едва сдержался, чтобы не выругаться.

– Но если господину стражу будет интересно, то… леди обронила кое-что. Я бы мог отдать вам, если бы вы…

Сжав зубы, я полез во внутренний карман плаща и отсчитал торговцу монеты. Мало мне этого любовного дерьма на работе, так еще и платить за него пришлось! Ну, Марго, попадись мне! А ты обязательно попадешься, и тогда я тебе устрою роман Агнес Фейл в действии.

Потом я вспомнил, что самой развратной сценой романа был поцелуй в плечико и окутанная туманом возня под одеялом, и решил, что отступлю от канона.

 

– Пожалуйста, господин, – торговец протянул мне небольшой кусочек пергамента.

Я тут же посмотрел его на свету и убедился в догадках: на пергаменте почти невидимым тиснением был выбит герб моего рода. Значит, листок действительно принадлежал Марго. Отойдя подальше от любопытного книжника, я развернул листок.

«Герцог Адриан Стенеску – самовлюбленный дурак и садист, едва не заморивший жену голодом», – было выведено корявыми буквами. И ниже подпись: «Маргарита Пашдувалова». И что это значит? И чего это я дурак?!

Не было смысла истерично бегать по городу в поисках беглянки. Она уже давно смылась и сидит тихо, как мышка. Если не дура, конечно, а я уже определился, что не дура. Но кто-то ей определенно помогает. Она не пользуется кольцом, ходит по книжным, ведет себя странно и не похоже, что ночует на улице.

Тогда план такой: вернусь домой, снова войду в транс, чтобы поискать Марго (хотя и просто формально, вряд ли она теперь так глупо подставится), а наутро буду шерстить ее подруг. Генералу они не нравились, а значит, вполне могли быть близки с Марго.

Дом был тих и пуст, а кухарка по обыкновению оставила для меня накрытый горячим полотенцем ужин. Но прежде чем сделать крепкий кофе и насладиться одиноким вечером, я решил подняться наверх: переодеться и освежиться.

Проходя мимо кабинета, я вдруг понял, что чуткий слух стража уловил какой-то шорох. Я нахмурился: прислуге было запрещено заходить в кабинет, когда меня там нет. Я не запирал дверь и не хранил ничего секретного, но не терпел, когда в бумагах на столе кто-то копается, вообще ненавидел чужое присутствие в рабочей норе.

Быстро прошел в спальню и прислонился к стене, чтобы эхом возникнуть за шкафом. Осторожно выглянул и увидел совсем юную девчонку, одну из служанок. Она чем-то напоминала белку в парке: такая же быстрая, готовая вот-вот сорваться с места в панике. И так же быстро ныкала в карман передника орешки – а точнее, листы пергамента, перо и несколько полных чернильниц из шкафа.

Как же ее зовут? Мина? Мирна? Мария? Марта? Да, кажется, Марта…

Я не стал ее пугать. Убедился, что ничего, кроме принадлежностей для письма, она не взяла, дождался, когда уйдет, и только тогда вернулся в тело. Ледяной душ взбодрил, а еще неожиданно проснулся голод. Мысль об ужине внизу вдруг показалась навязчивой и приятной. Насвистывая веселую песенку, я отправился вниз.

Настроение впервые за много недель было просто отличным.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru