Замуж по подписке

Ольга Пашнина
Замуж по подписке

– Зато я достала тебе пергамент и перо! – Марта просияла, бросившись к сумке. – Только вот чернил удалось отлить… вот демон! Все пролились… вся сумка в чернилах! Ох, как же мне попадет, если госпожа Элеонор узнает.

Мы честно пытались оттереть черную краску от видавшей виды полотняной сумки, но она въелась в ткань, пропитав насквозь. Марта даже чуть-чуть поплакала, и мне стало ее жаль. Бедность не делает людей лучше. Вот бы ей хоть как-то помочь…

На донышке крошечного колпачка еще оставались чернила, поэтому я села за стол, обмакнула перо и замерла над куском пергамента.

Что писать-то?

Высунув от усердия язык, я неуклюже вывела: «Герцог Адриан Стенеску – самовлюбленный дурак и садист, едва не заморивший жену голодом». Получилось криво, но…

– Получилось! – воскликнула я. – Пишу!

Буквы выглядели как обычно. Никаких неизвестных символов, никакой магии. Обычный текст, с той лишь разницей, что написанный на пергаменте и пером. Пожалуй, вряд ли я смогу написать здесь очень длинную книгу. После двух строчек рука уже ноет.

Марта уплетала четвертый кусок манника и безоговорочно мне верила. Стало немного обидно, что ее убедил тот факт, что я смогла приготовить ужин, но все же это была маленькая победа.

– И что дальше? – спросила служанка.

Я только что пережила леденящий кровь и слегка унизительный душ в общих ванных в конце коридора, поэтому не сразу поняла, о чем она говорит.

– Возьму у тебя платье, спрячу волосы и пройдусь по городу. Посмотрю, как обстоят дела с книгопечатанием, продам серьги Марго, надеюсь, она не будет злиться. Куплю нам еды, а потом решу, к какому магу обратиться за помощью.

– А если герцог тебя найдет?

– Я тебя не выдам.

Мы друг друга успокаивали, ведь довольно сложно не выдать девушку, у которой живешь.

Спали на полу, стащив с кровати матрас и расположив его поперек. Было прохладно и тесно, зато мягко и сытно. Я робко надеялась, что, может, еще есть шанс проснуться в своем мире и не придется разгадывать загадки этого, а Марта что-то бормотала, засыпая.

– Знаешь, а это очень приятно – приходить домой, где тебя ждут с вкусной едой и беседой, – сказала она.

– У тебя нет друзей?

– Нет. Я никого здесь не знаю и все время работаю. Ты очень вкусно готовишь, Марго. И мне приятно, что ты приготовила для меня.

Я довольно улыбнулась. Марта казалась искренней, а меня всегда тянуло к одиноким людям. Возможно, потому, что и я в какой-то мере была одинока. Разве можно остаться равнодушной, когда Марта поднимает голову и счастливо улыбается?

Правда, потом она радостно сообщила:

– Мы сможем устроить тебя поварихой!

– Марта! Взяла и такой момент испортила! – буркнула я, отворачиваясь к стене.

Я писатель! Сколько раз придется повторить это в новом мире?

Глава 3

Наутро я отправилась в город, хоть Марту и охватил новый виток ужаса. Но что было делать? Я уже сказала «А», сбежав от герцога. Теперь только вперед. Разведать обстановку, выяснить, куда можно обратиться с проблемой переселения душ, как заработать денег и выжить в новом мире. И еще было ужасно интересно, ведь это настоящий магический город!

Марта дала мне платье. Темно-серое, ничем не примечательное. К нему же прилагались аккуратная шляпка и маска. Я тщательно собрала волосы, чтобы ни одной прядкой себя не выдать. Потом мы позавтракали вчерашним манником и вышли на улицу, под прохладный утренний ветер – Марта вставала очень рано, чтобы успеть к началу работы в доме герцога.

– Разве они не могут выделить прислуге комнаты? – удивилась я. – Ты приходишь затемно, спишь семь часов, а потом с первыми лучами рассвета уходишь. Зачем вообще ночевать в другом месте?

– Это запрещено. Еще пять лет назад прислуга действительно жила в домах хозяев, но потом один знатный лорд в пылу алкогольной горячки случайно убил служанку. И что начало-о-ось! Все вышли на улицы, жгли магазины, едва не свергли короля! Тогда он издал указ против рабства, и теперь каждая служанка должна арендовать жилье не ближе чем за три квартала от дома хозяина. Это несложно, ведь все хозяева живут в богатых районах. А еще запретили круглосуточные смены. Так что мы теперь получаем меньше денег и работаем без выходных, зато свободные.

– Потрясающе.

– Но герцог очень добр. Два раза в месяц у нас есть выходные.

– Да офигеть какой добрый. Еще и, поди, в пенсионный фонд за вас отчисляет и стоматолога оплачивает.

– Что оплачивает?

– Забей. Так куда мне идти? Нужна какая-нибудь торговая улочка или площадь.

– Вон! – Марта ткнула куда-то в сторону совершенно безликих серых кварталов. – Иди по той улице и считай арки. После четвертой свернешь направо, а там увидишь площадь, она с кучей лестниц и парящих фонарей. Ты поймешь. Но лучше добудь карту.

Я только махнула рукой. Карта, книги по укладу, истории и географии нового мира, приличная еда и одежда – вот только начало списка покупок. А ведь еще наверняка платить магу, который вернет меня обратно, и платить много! Надо как можно скорее разобраться с деньгами.

Переспав с мыслями ночь, я пришла к такому плану: сначала попробую остаться писателем, а если возникнут сложности, найду временную работу. Только вот, скрываясь, работу найти крайне сложно. Может, волосы перекрасить? Надо будет узнать у Марты, реально ли замаскировать этот аристократический цвет.

Несмотря на утро, город бурлил. По мере того, как я продвигалась к центру, встречала все больше и больше людей: большинство из них спешило на работу. Мальчик-газетчик предлагал свежую прессу, а уличные торговцы неспешно выкатывали передвижные лавки и ставили навесы.

Город бурлил. Тут кипела непривычная, непонятная мне жизнь, и первые полчаса я просто гуляла. Проникалась атмосферой этого места, наблюдала за людьми, разглядывала здания и вывески. Пыталась понять, чем живет этот мир. А еще я хотела воочию увидеть самую настоящую магию, которая, по моему мнению, должна была встречаться здесь на каждом шагу. Но с виду все было чинно и обычно.

А потом я подняла голову и поняла, что вот оно, необычное. Над городом весьма низко летел дракон. Такой очень фэнтезийный дракон. С этого ракурса я могла разглядеть только его светло-зеленое пузо и длинный хвост, но и это произвело на меня неизгладимое впечатление.

К счастью, я пялилась на него не одна, так что никто ничего не заподозрил.

– Низко летит, – сказала какая-то женщина рядом. – К дождю.

Вскоре, уже у самой площади, я увидела в небе не одного дракона, а целую драконью стаю! Она летела над городом, то скрываясь в низких облаках, то выныривая на обозрение.

– Опять, гады, всю площадь засрут! – буркнул один из стражников. – Надоели!

Наверное, стоило испугаться, собственно, что и я и сделала, метнувшись под козырек ближайшей лавочки. Потому что если эта «птичка» нагадит… пожалуй, мне не нужно столько денег.

Но, к счастью, драконья стая вскоре улетела восвояси, да и вокруг никто не испугался. Как тяжело, когда ты не знаешь ничего о мире, где очутилась! К приходу Марты у меня, чую, будет огромный список вопросов. Главное, чтобы новая знакомая не отказалась меня просветить. Я чувствовала себя маленьким ребенком, сбежавшим из детского сада в большой и незнакомый мир. Было интересно и страшновато. К счастью, мои попытки скрыться от пролетающего дракона остались незамеченными. Всем было наплевать на старательно прячущуюся под козырьком девицу, и я отправилась дальше.

Другая мода, другой транспорт, все чужое и непривычное заставляло идти медленно, разглядывая диковинки этого мира. И похожие на голограммы двигающиеся манекены в витринах, и плывущие перед уличными торговцами лотки с кукурузой и леденцами, и уличных магов, над которыми то шел дождик, промачивая их до нитки, то выглядывало солнышко и тут же сушило одежду.

Рядом с ними я замерла минут на десять. Я любовалась изящной девочкой, которая порхала в метре над землей, кружилась и кувыркалась в воздухе, а с ее полупрозрачных крылышек на землю сыпалась серебряная пальца, которую тут же собирали в пакетики проворные уличные мальчишки. Сначала я не поняла, зачем, а потом один из них обмазал пыльцой кепку другого, она поднялась в воздух, и вся ватага с радостным смехом убежала ее ловить.

Другая девушка была похожа на пламя, ее волосы развевались алыми всполохами, а вокруг ног кружились огненные искры, с которыми она танцевала. Танцовщицу сменил мальчик-дождь, и я поняла, что наблюдать за этим могу вечно, но цель у моей прогулки другая.

Впереди показалась центральная городская площадь. Ориентир Марты – лестницы – оказался очень точным, ведь площадь была многоуровневой. Усыпанная домами, как грибами после дождя, она таила в себе множество сюрпризов. Широкие лестницы поднимали один уровень над другим, а некоторые вели куда-то вниз, в подземелья. Там были даже узкие винтовые лесенки к забавным крошечным домикам, в которых тоже прятались лавочки и магазины. Несколько минут я просто прогуливалась и рассматривала весьма необычное место. Нашла рынок, который еще пригодится позже, несколько симпатичных таверн, втайне понадеявшись успеть их посетить.

Пожалуй, я чувствовала себя туристкой, впервые купившей заграничный тур. Или выбравшейся наконец в отпуск после всемирного карантина, что почти одно и то же. Забытое и приятное чувство.

Первую книжную лавку я нашла достаточно быстро. Она приютилась на углу дома, и выдавала ее вывеска в виде раскрытой книги. В окнах-витринах на резных этажерках были выставлены огромные талмуды в золотых переплетах, на видавших виды столиках лежали чуть поменьше. Раскрытые страницы украшали четки, разноцветные перья-ручки парили в воздухе и привлекли мое внимание. «Интересно, кроме того, что летают, они еще что-то делают? Вдруг шедевр написать ими проще?» – пришло в голову, и я поняла, что хочу такое перо.

Закончив изучать витрины, я толкнула дверь и попала в небольшой уютный зал. Тут полки с книгами начинались сразу за дверью, а невысокий толстенький продавец сидел в углу здания с пухлым томиком в руках. Я всегда любила такие маленькие и уютные книжные магазины, где можно все рассмотреть и потрогать. Обычно продавцы в них искренне болеют за свое дело и всегда готовы поболтать с покупателями.

 

Но что-то пошло не так.

На лице продавца не было восторга от того, что я заглянула, на нем отпечаталось лишь легкое презрение. Никакой тебе улыбки потенциальному покупателю. Или у него глаз-рентген, и он в курсе, что я пришла только поглазеть?

Я надеялась поболтать о местных трендах, узнать, что сейчас модно и не написал ли уже кто-нибудь мою гениальную идею про ледяного дракона в школе темных, но недовольный вид мужчины, прямо скажем, не располагал к общению. Поэтому я решила осмотреться сама.

Прошла мимо полок, провела пальцами по корешкам и вчиталась в названия.

«Житие кого-то там…»

Имя было написано вязью с завитушками, и я не смогла прочесть, кого именно. Да и не скажу, что было интересно.

«Энциклопедия добропорядочной семьи».

Что?

«Как воспитать примерную жену».

Ну это, видимо, настольная книга моего муженька, от которого сбежали сразу две жены. Настоящая Марго и я, невольная жертва ее коварства.

– Что-то ищете? – спросил продавец тоном, явно указывающим на то, что я ничего тут себе подобрать не смогу.

Но я все же решила рискнуть. В конце концов, он же сам со мной заговорил.

– А у вас есть что-нибудь…

– Что? – недовольно прищурился мужчина и даже книгу отложил в сторону.

– Ну не вот это вот все? – Я неопределенно махнула рукой в сторону полок. – Что-то поувлекательнее.

– Книги по рукоделию справа.

– Нет-нет, вы неправильно меня поняли…

– Рецепты – вторая полка слева от вас.

– Да упаси боже! Я имею в виду развлекательную литературу. Что-то, что можно почитать для удовольствия.

– Для удовольствия? – возмутился продавец, словно испытывать удовольствие от чтения вообще преступно. – А вот я всегда считал, что неча баб вообще читать учить. Ненужные это знания. Все равно мозга нет, зачем читать? Постичь написанное не можете, вот и ищете для удовольствия.

От возмущения я почти потеряла дар речи. К счастью для меня и несчастью для литературного шовиниста – не до конца.

– Ну да, ну да, – фыркнула я. – У вас зато, посмотрю, так много мозгов, что сейчас из ушей полезут. То-то вы, такой умный, сидите в пустом магазине и продаете пособия для неудачников.

– Для каких таких неудачников?

– А тех, которые не знают, что делать с женой! – Я помахала пособием по воспитанию жен и постучала длинным наманикюренным коготком по названию. – Причем, судя по тому, как вел себя мой муж, книжка еще и не помогает.

– Ах ты, нахалка! – возмутился продавец, подскочил и вырвал у меня из рук книжку.

Хотя я за нее особо и не держалась.

– А ну пошла вон! А не то нажалуюсь твоему мужу или отцу, выпорют, как Сидорова дракона!

– Да вы хоть знаете, кто я?!

– Кто-о-о?! – медленно багровея, почти взвыл торговец.

– Вот то-то и оно.

Хихикнув, я выскользнула из магазинчика, а следом мне неслось:

– А все от чтения глупых книжонок! Не будет их в моем магазине! Как и ноги таких, как ты!

– Поняла, поняла, не будет книжонок, не будет торговли.

Ничего не могу с собой поделать, некомпетентные и заносчивые книжные продавцы выводят меня из себя. Рядом с домом было два больших книжных, и в один я просто обожала ходить: красотка-продавец любила читать и с одинаковым энтузиазмом рассказывала про недавно пришедшее издание «Мастера и Маргариты» с иллюстрациями Нади Рушевой и новый роман из серии «Магия в академии». От нее я всегда выходила с пакетом книг. А еще мои книги всегда стояли не в ряду безжизненных корешков, а обложкой в зал. И это было приятно.

А вот в магазине напротив, казалось, вообще ненавидят покупателей. Любовные романы на стеллажах с историческими очерками, книги по психологии в разделе «Эзотерика»… А какой скандал был, когда в отделе детской литературы обнаружились книги известного секс-критика «Литературный оргазм» и «Порно в эпилоге»?

Однажды консультанты на весь зал обсуждали покупателей, называя их не иначе как «тупое быдло, читающее всякую хрень», а на мою просьбу поискать книгу ответили: «Я вам че, обязана?» Самое обидное, что жалобы совсем не помогали, и заходить туда было просто неприятно.

От такого отношения страдали читатели, вместо интересной истории получавшие хамство, авторы, лишавшиеся драгоценных продаж, и даже сам магазин – все больше и больше покупателей заказывали книги в интернете или вообще переходили на электронку. Поэтому я заводилась вполоборота, когда в книжном кто-то отвратительно делал свою работу.

Все беды, видите ли, от чтения глупых книжек. Ха! Знал бы торговец, что я их еще и писать могу, его бы вообще скорежило. А самое грустное, что, судя по рассказам Марты, я только что встретилась с супругом Марго. Только лет на двадцать старше и килограммов на сорок больше. Ну какой нормальный человек будет запрещать прислуге читать любовные романы? Что они ему, Кафку должны цитировать? Так они, как говорил один весьма циничный блогер, «кафку только грефневую знают». В другом-то мире, вынужденные пахать от рассвета до заката. Разве здесь до высокого искусства?

Я просто кипела от злости, поэтому какое-то время ушло на то, чтобы успокоиться и снова начать получать удовольствие от прогулки. Свернув в сторону от рынка, я рассудила, что наткнусь на более приличные магазинчики, и оказалась права. Здесь и суеты было не в пример меньше: люди передвигались степенно, были дорого и со вкусом одеты, а еще куда чаще попадались мужчины и женщины без масок. Если верить Марте, это значило, что они очень сильные маги.

В маске было душно и противно. Чесался нос, щеки, брови, хотелось чихнуть и кашлянуть, но было страшно – кто ее, эту лихорадку, знает? Вдруг упекут в обсерватор. Больше всего на свете хотелось по привычке стянуть маску на подбородок или освободить хотя бы нос, но я не решалась. Неизвестно, насколько серьезна угроза. Хотя в то, что кусочек ткани защищал от разорванных в клочья душ, верилось с трудом.

Я очутилась на центральном пешеходном проспекте, что уводил прочь от волшебной площади. Хотелось еще погулять по многочисленным лесенкам, мостикам, переходам и балкончикам, но сначала следовало найти нормальный книжный, затем добыть денег, а уж потом гулять сколько угодно, размышляя, как жить дальше.

Дома здесь были скромнее, чем в районе, где жила Марго с мужем, хотя, спешно покидая особняк, я едва ли успела хоть что-то разглядеть.

На этой же улице, в череде симпатичных двухэтажных домиков, первые этажи которых занимали кофейни, лавки модной одежды, магазинчики сладостей и прочие интересные места, где нечего было делать без кругленькой суммы, я нашла огромный двухэтажный «Книжный мир», в котором потерялась на целых два часа.

Оказалось, что и в магическом мире читали книги. Вот только вопрос был в том, что именно читали – ассортимент меня несколько озадачил.

У самого входа, там, куда сразу же падал взгляд, лежали в основном газеты. На Земле все писатели моего круга мечтали попасть на такую выкладку. Только самые горячие новинки выкладывали на тумбы, с яркими завлекательными рекламными табличками. Если бы выкладка на тумбах зависела от авторов, мы бы давно устроили в нашем скромном творческом коллективе романтичных фантастов кровавую баню.

Газет было великое множество, подозреваю, они заменяли местным интернет. Короткие заметочки и красочные иллюстрации в газете светских сплетен, внушительные трактаты в «Магическом вестнике», тревожный заголовок «Мы на плато: почему в горах почти не распространяется колдовская лихорадка, а в столице число зараженных растет?» в «Горячих новостях».

Подумав, я взяла одну из газет – «Королевский сплетник». Не хотелось раньше времени пугаться ужасами нового мира, но как только появятся деньги, я обязательно изучу все новости, даже жуткие сводки по таинственной лихорадке. А пока светские сплетни – отличный штрих к занимательному утру. Что может быть интереснее информации о том, в каком платье вышла в свет королева, не забыла ли принцесса надеть колготки и что за вино по понедельникам предпочитает король?

На третьей странице я с удивлением обнаружила заметку о себе. Вернее, о Марго, но какая теперь разница? В коротенькой статье говорилось, что несколько недель назад герцог Адриан Стенеску сочетался законным браком с леди Марго шер Анджел. Бракосочетание даже посетили его величество Филипп Венценосный с супругой.

– Ничего себе, – вслух удивилась я. – А мы, оказывается, знакомы с королем. И еще имеем хороший вкус.

Свадебное платье Марго было произведением искусства. Вот только на изображении она совсем не выглядела счастливой. Как, впрочем, и Адриан. Марго улыбалась, и сторонний наблюдатель, возможно, поверил бы в радость новоиспеченной супруги герцога, но я прекрасно знала себя и могла отличить вымученную улыбку от искренней радости. Хотя по выражению лица Марго никак нельзя было сказать, что совсем скоро эта коза устроит такую подставу и мне, и Адриану.

Но газету пришлось с сожалением отложить: торговец за прилавком недовольно нахмурился. Я не стала выяснять, что именно его раздражает: читающая женщина или бесплатное чтение газеты. В моем «любимом» магазине непременно рявкнули бы тоном советской буфетчицы что-то вроде «Жэ-э-энщна-а-а, это ва-а-ащет не библиотека».

Скоро раздобуду деньги и прочту все, до чего смогу дотянуться. А еще мне понравились местные иллюстрации, удивительно реалистичные и объемные. Они напоминали голограммы на листах желтоватой плотной бумаги. Красиво, необычно, завораживающе.

Чуть поодаль я заметила довольно много толстых и цветных журналов по рукоделию, домашним заготовкам и всевозможные советы о том, как стать примерной женой и хорошей хозяйкой. Эта тема была самой популярной. Либо как воспитать жену, либо как самовоспитаться.

В другой стороне от входа я обнаружила целую витрину литературы, явно ориентированной на мужчин, туда даже не стала соваться. «Теория темных артефактов», «Ритуалы пятого уровня» и «Истоки магии» мне сейчас все равно не понять, а «Невероятные магические твари» – вряд ли каталог завидных холостяков королевства.

Ну а с развлекательным жанром тут была беда. Пухлые томики с обложками, изображающими юных дев за спинами драконов, магов с огненными шарами и мечами наперевес, стояли в самом дальнем углу, на нижней полке, покрытые пылью. И мало того, что не представляли ни для кого интереса, так еще и оформлены были так, словно художника стошнило пятьюдесятью оттенками коричневого.

Это расстроило. Я уныло походила вокруг стеллажа и кое-как устроилась на корточках, чтобы посмотреть выходные данные книг – вдруг там есть адрес издательского дома? Но увы: ничего, кроме названия и мелко-мелко написанного имени автора, под обложкой не обнаружилось. Только ноги затекли от долгого сидения на корточках.

Я не любила сдаваться и, переворошив всю полку, наконец нашла то, что искала. Издательский дом «Бэтта-фолиант» приглашал к сотрудничеству юных дарований. Запомнив адрес, я отправилась в центр зала, где на красивых антикварных столах были разложены дорогие издания с золотым тиснением. Жаль, что из «художки» здесь были только баллады, сказания о минувших днях и парочка дневников местных тревел-блогеров, то есть путешественников. На нескольких книгах, где хоть и не было приглашения к сотрудничеству, был указан все тот же издательский дом. Значит, «Бэтта-фолиант» может издавать не только всякую непродаваемую ерунду. Туда-то нам и нужно. Но уже не сегодня.

Конечно, меня расстроило, что в магазине почти не оказалось художественной литературы, которую в нашем мире обожали читать девчонки всех мастей. Но, может, это только потому, что никто не решался ее писать? Попробуй рискни выпустить в свет любовный роман про страстного и прекрасного герцога с темным прошлым, если сама замужем за унылым толстеньким графом. Он же смертельно оскорбится! И лишит еды.

Далась мне эта еда! Понятия не имею, почему этот во многом детский жест отчаяния мужа Марго так задел.

Ладно, я увидела, что хотела, теперь нужно обдумать стратегию и добыть денег. Этим и займусь.

Я уже шла к выходу, как вдруг увидела ЕЕ. Книгу, завернутую в коричневую бумагу и перевязанную ярко-красной лентой. Она лежала на одиноком столике, чуть в стороне от центральных стеллажей, но в то же время на виду. Над столиком со слабым голубоватым сиянием парил плакат «Открытие сезона! Непозволительно откровенная новинка от Агнес Фейл! «Магия и предубеждение». Спешите прочесть, только не забудьте зачаровать книгу от излишне впечатлительных юных особ!»

– А вот это уже интересно! – пробормотала я и подошла ближе.

 

В столь ранний час в магазине почти не было покупателей, но, едва я приблизилась к стопке книг, тут же услышала неодобрительное цокание за спиной.

– Юным непорочным девам даже смотреть в эту сторону не положено! – недовольно заявила немолодая мадам в ядовито-желтой шляпке и маске в цвет.

– Я замужем, какая уж тут непорочность! – отмахнулась я и коршуном нависла над выкладкой.

После пестроты и разнообразия прочих полок тумба выглядела непривычно пустой. Стыдливая стопка книжек без опознавательных знаков и один-единственный рекламный плакат. Чувствуя между лопаток взгляды противных теток-моралисток, я все же схватила верхнюю книгу из стопки и разочарованно вздохнула: на обороте тоже ничего.

Никакой возможности узнать, что внутри! Это какое жесткое порно так прячут?! И какой гений маркетинга даже не вынес на обертку аннотацию? Только три рекламных слогана: «Вы будете краснеть с первых строк», «Властный герой» и «Очень откровенно».

– Как все, однако, знакомо, – пробормотала я и огляделась.

Тетки вдохновенно обсуждали какое-то иллюстрированное издание, которое я про себя окрестила «Тысяча и один рецепт борща». На меня они не смотрели. Прижав книгу к животу, я проскользнула между полок и затаилась в рядах покрытых пылью томиков стихов.

Я догадывалась, что, как и в наших магазинах, продавец не придет в восторг от снятой с эротической книги пленки, но быстро убедила себя, что без труда смогу завернуть книгу обратно, уж что-что, а упаковывать их я умела. Да и ради дальнейшей карьеры была обязана попытаться прикоснуться к местной неземной страсти. Хотя страсть, по идее, во всех мирах одинаковая, но надо же посмотреть, что тут про нее пишут.

Признаю, я вскрывала книгу дрожащими руками, то ли боясь, что меня заметят, то ли предвкушая то, что найду под обложкой. Я любила остросюжетные истории с перчинкой. А еще меня хоть и слегка возмутила, но заинтересовала подача материала. Тут, пожалуй, купишь книгу только чтобы понять, какая обложка и что внутри.

Осторожно, чтобы не порвать, я отложила бумагу и с недоумением уставилась на обложку самого откровенного романа магического мира. На обложке были изображены стройные девичьи ноги, единственным минусом которых было то, что почти все закрывала длинная пышная юбка с рюшами. Наподобие той, в которой сейчас щеголяла я, только несколько богаче и ярче.

Обложка была в той же технологии, что и иллюстрации в газетах: нужно было замереть с книгой в руке, чтобы картинка пришла в движение. С одной стороны юбка медленно приподнималась, будто за пределами обложки хозяйка тянула ее за подол, обнажая аккуратную туфельку и крошечный кусочек лодыжки. Но едва удавалось сфокусировать взгляд на оголенном кусочке кожи, как юбка тут же падала.

Иллюзия мне понравилась, сама обложка – не очень. А если быть точнее, в душе поселились разумные сомнения.

Впрочем, главное внутри книги. Я перелистнула несколько страниц и вчиталась в случайно попавшийся на глаза эпизод.

Образный язык, излишнее количество описаний… Я листала страницу за страницей, по диагонали просматривала наигранные пафосные диалоги и пыталась отыскать то самое очень откровенное, что нужно было прятать от неокрепших умов. Но вот уже давно миновала середина, а книга оставалась скромной до такой степени, что у меня сводило зубы.

И тут…

«Юная прелестная Джорджина, яркий цветок, услада его глаз, чей голос похож на свист певчей птицы, распахнула бездонные голубые, как море, глаза, коснулась его груди нежными тонкими пальчиками пианистки, расстегнула верхнюю пуговицу и, смущаясь и стыдясь распущенности, которая, без всяких сомнений, привела бы гувернантку Флориану в благоговейный ужас, поднялась на цыпочки…»

– Боже, подарите этому писателю точки! Срочно! Пунктуационная полиция, положите запятую на место и отойдите от печатной машинки!

«…чтобы запечатлеть страстный, полный пылкой юной любви поцелуй там, докуда доносились отголоски биения могучего сердца герцога, средоточия его любви к ней».

Я живо представила, как дрожащей рукой, закусив от собственной смелости губу, автор писала эту сцену. И, черт, мне было интересно, что дальше!

«Вы ведете себя непозволительно, Джордина! Юной леди не пристало так распутно вести себя! – строго нахмурился герцог. – Я велю подать для вас успокаивающий чай, и мы забудем об этом досадном недоразумении, списав его на убывающую луну».

– Офигеть! – прокомментировала я.

Пролистала дальше, пробежала глазами по той самой сцене с обложки, но осилила только половину абзаца, описывавшего лодыжку Джорджины. Потом добралась до кульминационной сцены любви.

– Он повалил ее на постель, ту самую постель, что так манила с самого первого ее приезда в замок герцога, когда юная леди не могла и мечтать о ночи любви с мужчиной из ее грез, на постель, устеленную мягчайшим арнийским покрывалом. И звезды смотрели в окно на единение тел и душ, мягким светом рисуя очертания его порочного желания, – раздался за спиной мужской голос. – А у меня, кстати, все покрывала такие.

Я сразу же узнала в нем голос Адриана и захлопнула книгу, поняв, что сейчас нашему единению с книгой придет конец. А может, и юной леди Маргарите – тоже.

Первым, и не менее страстным, чем порочное желание книжного герцога, был порыв сбежать. Но за долю секунды в голове промелькнуло, как мы с Адрианом носимся по книжному, роняя полки, как он ловит меня где-то между «Домоводством» и «Кулинарией», бьет томиком «Правил ублажения супруга для скромной жены» и тащит в дом. Поэтому я даже сдержала рвущийся из груди визг, резко захлопнула книгу и обернулась.

Увидев мужчину перед собой, все же не удержалась и вскрикнула.

– Ты что, умер?!

Он был совершенно прозрачный! И даже слегка светился! Прямо как привидение, парил в паре десятков сантиметров над полом и угрожающе нависал.

– Совершенно неуместная надежда в голосе, Марго.

– Ты… ты призрак?

Призрак Адриана нахмурился, а я поняла, что сморозила глупость, и чуть успокоилась, хотя сердце все равно гулко стучало. Судя по удивлению герцога, Марго не испугалась бы, увидев его таким.

– Я – эхо.

– Эхо. Точно. Ты эхо.

Знать бы еще, что это такое! Вот что такое ЭКО, я знаю. А эхо в магическом мире?

– Только не говори, что не знаешь, что такое эхо. Неужели ты не догадывалась, что у меня не уйдет много времени, чтобы обнаружить тебя? Пусть ты и не обладаешь магией, ты все же пропитана колдовством своего рода, Марго.

– Но ты же… ты бесплотный!

– Ага, – просиял Адриан. – Но давай посмотрим.

Он демонстративно огляделся.

– Ты в книжном, полагаю, в центре, он самый большой. Держишь в руках похабную книжонку и думаешь, будто, чтобы спрятаться от меня, твоего законного мужа, достаточно надеть служаночью маску и дурацкий чепчик?

Да, тут он был прав – чепчик действительно дурацкий.

– Я – темный страж, Марго, и не намерен играть с тобой в прятки.

– А я не намерена жить с человеком, который склоняет меня к сексу, гоняет по дому, угрожает и лишает еды!

– Я твой муж!

– И это дает тебе право так себя вести?

– Вообще-то да!

– Эхо, ты не эхирело?! Я не твоя собственность!

– Проверим, когда я верну тебя домой и выпорю! Давай поспорим, как быстро я окажусь рядом с твоим книжным и тебя поймаю? Ставлю на полминуты.

Призрачный Адриан посмотрел на призрачные наручные часы и усмехнулся.

– Время пошло, Марго. Свободная жизнь закончилась.

И исчез. Испарился, растаял среди полумрака книжных стеллажей, оставив мне подступающую панику и тотальную растерянность. Что делать? Куда бежать? Писателю фэнтези следовало догадаться, что маг может как-то выследить беглянку.

– Вы посмотрите! – услышала я над ухом язвительный голос. – Как только не стыдно!

Вопила уже знакомая мне тетка. За несколько секунд вокруг нас образовался целый кружок местных моралисток с хозяином дома высокой культуры чтения во главе.

– Господин Маллор! Она читает непотребщину прямо тут! Как совести-то хватило?!

Продавец как-то странно покраснел, закашлялся и стыдливо отвел глаза.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru