Тьма моего сердца

Мика Ртуть
Тьма моего сердца

© Ртуть Мика

© ИДДК

Глава 1

Как? Как меня угораздило попасть второй раз под метку тьмы? Словно мне одного раза было мало там, на Земле, когда я, как любопытная кошка, сунулась на кладбище, чтобы своими глазами увидеть загадочную тень над одним из старых склепов. Увидела и даже познакомилась с этой тенью, оказавшейся вполне разумной инопланетной мерзостью! А еще поучаствовала в ритуале каких-то придурков, правда, совсем недобровольно и фатально для них. Да, тогда был солнечный день, но меня это не спасло… И вот опять! Чувствовала же, что не стоит поддаваться на уговоры Рокси и бежать смотреть на легионеров, а все равно пошла, любопытная коза!

– Никс Этери! – Визгливый высокий голос ввинтился в голову с мощностью бурильной машины, и я поморщилась. – Где эта… благословленная тьмой избранница?

– Здесь, – махнула я устало рукой и сделала шаг вперед.

Шеренга девушек позади меня зашумела, распорядительница всего этого безобразия только делано вздохнула и, повернувшись к застывшему рядом с ней высокому мужчине в черной форме, заискивающе пролепетала:

– Девушка – сирота, но благородных кровей, отец ее был магом и элином. Только мне кажется, ошибочка вышла, девица… не совсем здорова.

Ага, совсем больная на голову, раз здесь оказалась. А чтобы у таинственного лорда не возникло ни малейшего сомнения в словах распорядительницы, я громко кашлянула и заявила:

– Прошлого своего не помню, дуа. Очнулась два года назад на пустыре, а что было до того прискорбного момента, стерто из памяти напрочь. Не помню, где жила, с кем жила, как жила. Но платье на мне было алое-алое… развратное, дуа, – добавила шепотом и губы ладошкой зажала, будто призналась в постыдном грехе.

Гоните меня отсюда, мое прошлое небезупречно, и я никак не могу стать невестой высокородного лорда. Я вообще не могу быть невестой, поздно мне уже в невесты, два года как поздно.

Я беззаботно улыбнулась и замолчала под пронзительным взглядом темных глаз. Лицо мужчины скрывала черная маска, и мне оставалось только представлять, как он сейчас недовольно кривит губы в презрительной усмешке.

– Ты сама сказала, что собрали всех избранниц с метками сатэ, – скучающим голосом произнес он.

Я про себя нервно захихикала, ассоциируя нас с пикантным шашлыком. Двадцать два восхитительных живых шашлыка, украшенных только зеленью, на одном огромном блюде в центре стола, за которым сидят двадцать два надменных лорда в масках. У меня всегда было странное воображение, но в этот раз картинка вышла до того реалистичная, что я непроизвольно передернула плечами и на секунду зажмурилась, прогоняя из головы этот бред. А дуал тем временем продолжил:

– Ты сказала, что мне нет необходимости проверять каждую. Твои речи лживы, женщина?

Распорядительница побледнела, но глаз не опустила. Это были первые слова, которые произнес за время встречи высокомерный лорд. Девушки за моей спиной дружно ахнули, голос у дуала оказался низкий, бархатный, слова он произносил с ленцой, слегка растягивая гласные. С тестостероном у этой особи явно все в порядке. А жаль…

– Приоденьте элину перед представлением, она слишком… скромно одета.

Высокомерный сноб медленно, снизу вверх заскользил по мне взглядом. Я отвернулась, прекрасно зная, что он видит. Легкие тряпочные туфли без каблука, давно и безнадежно потерявшие свой белый цвет; черную расклешенную юбку; тонкий потертый ремешок, на котором висел кошелек с документами и парой мелких монет; и серую сатиновую блузку на пуговицах. Это была наша с Рокси самая нарядная блузка. Из хорошей ткани, с высоким воротом и длинными строгими рукавами. Она очень шла к моим глазам.

– И покорми, элина выглядит… недокормленной.

Хорошо, хоть не недоразвитой. Я вспыхнула, гневно сжимая кулаки. Тварь! Да, я худенькая не по возрасту, но это потому, что мне на четыре года меньше, чем настоящей Никс. Это ей должно было быть двадцать четыре, а мне только исполнилось двадцать. А еще потому, что за кусок хлеба с овощами нам приходится вкалывать по пять часов в день, и если бы не мой дар…

Я осеклась, заметив интерес, промелькнувший в глазах дуала. «Я тучка, только тучка, тучка…» Говорят, они могут считывать мысли и эмоции тех, кого отметила их тьма. Поэтому возьми себя в руки, Нина, еще не вечер, может, выкрутимся. Нельзя мне на эти чертовые смотрины, никак нельзя, ведь я уже замужем! Отчаяние накатило горячей волной, и мое хрупкое самообладание дало трещину, и, как всегда бывает в такие моменты, перед глазами возникла клубящаяся тень с огненными глазами.

«Позови меня, мама…»

Разбежалась! Дышим глубоко и медленно: один, два, три… В этот раз наваждение отступило раньше, я едва успела досчитать до восьми. Проклятый глюк. Он преследует меня с момента переноса в этот мир. Стоит начать нервничать, и тут как тут… Сынок Веном! Нервный смешок непроизвольно сорвался с губ, и я прикусила щеку изнутри, чтобы не хихикать.

– Вы точно не хотите проверить ее метку, дуа? – трясясь от страха, пробормотала распорядительница и наставила на меня дрожащий палец. – Я не доверяю таким, как она. Императрица сказала отдать вам лучших из лучших, а это…

Она скривила губы и помахала рукой, словно дым разгоняла.

Я демонстративно почесала нос. Смотри внимательно, дуал, у меня никаких манер. Я действительно выглядела серой мышью на фоне разряженных аристократок и горожанок, надевших свои лучшие наряды.

– Что же, коль ты так настаиваешь, я проверю всех. Оголите плечи, элины.

Я сделала шаг назад, чтобы встать на свое место, но лорд медленно покачал головой.

– Вы первая, элина Никс.

Под черепом панически заметались мысли, какое плечо оголять? То, где черной татуировкой светится вензель из переплетенных незнакомых букв, или то, где выступает над кожей черный рисунок летящего ворона? Проблема в том, что я не знала, который из них появился сегодня, потому что до появления в этом мире легионеров мое тело было чистым!

Несколько суток назад

Когда луна упала в море, время застыло. Зарево над водой, словно рваная рана, пульсировало всеми оттенками багряного, серый ветер гнал на столицу запах дыма, им пропахло все: одежда, волосы, краюха хлеба, зажатая в руке. И все равно толпа ликовала, гонцы принесли радостную весть, пришельцев загнали в преисподнюю, проход закрыли, и этому миру больше ничего не грозит. Годы страха, голода, болезней закончились.

Двадцать лет назад всего одна ошибка самоуверенного мага погубила сотни тысяч жизней. С тех пор магов в этом мире не осталось, их уничтожили те, кого они призвали на эту землю, остальных добили разъяренные жители, вымещая злость и ненависть на всех, в ком струилась хоть толика силы. Родиться магом и объявить об этом значило подписать смертный приговор…

Легион вступил в город ночью. Не отбрасывая тени, они размеренным шагом шли по выжженным на земле алым рунам, а над ними летели в QUOTE роны. За спиной легионеров бушевали отблески пожаров, а впереди светился огнями Закрытый город, выросший вокруг дворца императрицы. Встречающие видели четкие ряды высоких воинов, но не видели их лиц, лица скрывали тени.

Первыми шли те, кто привел легион к победе, люди звали их темными, потому что вокруг каждого мага клубился черный туман, а сами они назвали себя дуалами Легиона, дуа. Страшные сказки для маленьких детей. Их можно было узнать по темной форме без опознавательных знаков и глухим маскам, скрывающим лица. Одни говорили: они так ужасны, что от взгляда на них люди каменеют, другие утверждали, что лица их красивы и стоит их увидеть, – ослепнешь, кто-то доказывал, будто глаза им заменяют драгоценные камни, а маски и есть их закаменевшие лица.

– Спасители! – слышалось со всех сторон.

– Или поработители, – прошептала я тихонько, но подруга услышала.

– Лучше они, чем демоны, легионеры не едят людей.

– Главное, чтобы лекарство не было страшнее болезни, – буркнула я, жадно рассматривая темные фигуры.

Как же страшно и волнительно на душе, мир вот-вот изменится, и в какую сторону – даже я предугадать не могу.

В лицо ударил горячий ветер, по телу скользнула жаркая волна, и я испуганно дернулась, стараясь скрыться в толпе, но стоящие сзади люди наоборот качнулись вперед, желая рассмотреть элиту легиона, выталкивая нас с подругой в первый ряд. Жар нарастал, но он не обжигал, а, напротив, ласкал, растекаясь по коже мягким теплом.

Я подняла голову и столкнулась с внимательным и каким-то изучающим взглядом одного из дуалов. За маской я не видела его лица, но графитовые выразительные глаза привлекали взгляд. Было в этих глазах что-то жуткое и жестокое. И, демоны меня побери, я вспомнила эти глаза! Жар сконцентрировался в районе плеч и вдруг резко пропал. Дуалы прошли мимо…

Где-то вскрикнула девушка и еще одна, я напряглась, но гул толпы заглушил голоса.

– Что это было?

Я обхватила себя за плечи, телу вдруг стало холодно, а на сердце поселилась необъяснимая тревога.

– Говорят, – жарко зашептала в ухо Рокси, – императрица хочет задержать воинов у нас и будет предлагать им самых родовитых и красивых женщин в жены. Земли отдает от западных ворот и до моря, титулы обещает. Да только зачем им это все, они же, наверное, все благородные и богатые. Вот бы вам за такого замуж, – мечтательно протянула она. – А может, написать ее величеству? Теперь-то все закончилось…

Я наступила болтушке на ногу, не место и не время язык распускать.

– Я слышала, – влезла в наше тихое перешептывание худая тетка в цветастом платье, – что трон под императрицей шатается, вот она и хочет защитников посильнее, чтоб народ ее не скинул. Сама в золоте купается, а мы тут…

 

– Не нам судить о нашей великой императрице-заступнице! – громко и четко заявила Рокси и, ухватив меня за локоть, нырнула в толпу.

К тетке подошли двое в серых бесформенных костюмах и, подхватив ее под руки, потащили куда-то, толпа перед ними молча расступалась и тут же смыкалась – безразличная к чужим бедам.

Легион прошел, и люди начали расходиться, мы с Рокси тоже отправились домой, в нашу небольшую квартирку под самым чердаком трехэтажного доходного дома, когда-то принадлежавшего семье девушки, чье место я заняла.

Когда в мир хлынули полчища демонических тварей, магов объявили вне закона, хотя только они сдерживали прорыв. Но толпа требовала найти виновного, дворец ее величества горел, злые и испуганные люди поднимали на вилы аристократов, и тогда императрица бросила им кость – тех, кто мог всех спасти, но кому не дали такой возможности. В тот момент она еще верила, что армия справится с тварями. Никс Этери была дочерью мага, и ее семья погибла первой, толпа, науськиваемая мародерами, не пощадила никого: ни безобидного целителя, ни его жену, ни маленькую дочь. Вместе с хозяевами погибли и защищавшие их слуги, спастись удалось только кормилице, которая в тот злополучный день уезжала к родне в деревню.

Именно ей я обязана своим нынешним существованием…

Когда меня вышвырнуло в этот мир, одурманенную зельями, перепуганную, в одном тонком платье, она признала во мне того самого погибшего много лет назад ребенка. Опознала по небольшому родимому пятну на запястье. «Детка, ты так похожа на мать, такая же красавица», – плача, сказала она, обнимая меня за плечи и уводя с пустыря, где я очнулась среди обломков каких-то ящиков. Я не стала ее разочаровывать и рассказывать о себе правду, наоборот, ухватилась за это имя, как за спасительный круг, благодаря судьбу за удачу. Так семнадцатилетняя Нина Захарова превратилась в Никс Этери, дочь погибшего мага и аристократку в двенадцатом колене. И вот уже три года я живу в этом мире, не имея ни единого шанса вернуться домой, на Землю.

Не хочу вспоминать! Нельзя цепляться за прошлое, которого уже нет.

Глава2

Время для меня замедлилось, я подняла к воротнику руку и начала медленно расстегивать верхнюю пуговку, алые глаза дуала вспыхнули ярче, а потом вдруг изменили цвет на антрацитовый. Не может быть! Рука замерла, и я мотнула головой, готовая в любой момент сорваться в бег. Если удастся проскочить между двумя охранниками и выбежать на балкон, а оттуда спрыгнуть на клумбу, то есть шанс затеряться в заброшенном парке и успешно добежать до лаза в заборе. Мы с Рокси через него шастали в императорский парк за хворостом и еще ни разу, между прочим, не попались.

– Приличия не позволяют мне оголяться перед мужчиной, – сделала я еще одну попытку избежать унизительного осмотра.

– Я не мужчина, – безразлично произнес дуал.

– Какая жалость, а по вам и не скажешь, что вы женщина, – пробормотала я, лихорадочно соображая, что же делать?

За спиной дружно ахнули, распорядительница схватилась за тощую грудь, а я нервно дернула следующую петельку, рискуя остаться вообще без пуговиц, а может, за свою дерзость, и без головы. Но дуала моя выходка только позабавила, он с легким интересом следил за моими руками и молчал.

Говорили, что императрица из кожи вон лезет, чтобы угодить легионерам. Собственных магов ведь не осталось, а толпе все равно, в ком видеть врагов. Вчера были маги, сегодня – аристократы, а дуалы обещали быстро избавить континент от скверны и вернуть плодородие почвам, а значит, накормить народ, восстановить торговлю, укрепить мир. Что они за это попросили, не знал наверняка никто, но похоже, что с императрицей договорились, потому что легион никуда не ушел, расположился на постой в Закрытом городе, выбрав самые богатые дома и дворцы.

Время шло, и я с отчаянием понимала, что меня загоняют в ловушку. Быстрый взгляд на балконную дверь, но дуал словно прочел мои мысли и сделал шаг вправо, перекрывая путь. При этом взгляд его перестал быть безразличным, в нем появились легкий интерес и нетерпение.

– А что означает эта метка? – чтобы хоть немного перестать нервничать, спросила я и расстегнула еще одну пуговку.

Когда-то в прошлой жизни у меня была дурная мечта – станцевать стриптиз для своего мужа. Похоже, все мои идиотские мечты начинают сбываться. Нет чтобы о кладе мечтать, деньги нам бы сейчас очень пригодились!

– Вам оказана честь стать спутницами великих воинов, – фальцетом взвизгнула распорядительница. – Кого приняла тьма, тот избран! Чем ты слушала, я же рассказывала!

Нас отдадут их тьме, жутким теням, которые выпьют жизненные силы, заменят душу тьмой, а оставшуюся оболочку превратят в куклу для мужа… Я сглотнула. Не хочу! Не хочу опять этого кошмара.

«Спрятать знаки, мама?»

И впервые после появления в этом мире я ответила собственной шизофрении:

«Да».

Тело окатило холодом, я глубоко вздохнула и осторожно стянула блузку с одного плеча. А потом зажмурилась, потому что мне было страшно, вдруг тот, кто называет меня мамой, не мое воображение? Вдруг во время ритуала меня заразили инопланетной гадостью, и во мне сейчас сидит чужой, который вырвется на свободу, разорвав мне грудную клетку… Убедиться в этом было страшнее, чем попасть в руки лорда. Перед глазами встали кадры из старого фильма, и я поежилась, отгоняя ужасное видение.

– От того, что ты меня не видишь, я не исчезну, – щекочущий ухо тихий шепот заставил меня дернуться и открыть глаза.

Дуал стоял слишком близко, его взгляд блуждал по моему плечу, я тоже скосила глаза и мысленно застонала. Идеальная кожа! Никакого уродливого черного ворона. Ничего! Я даже пальцем потерла, но плечо действительно было чистым!

– Второе.

В отличие от меня дуал не обрадовался, наоборот, голос его стал звучать жестче и требовательнее.

Я осторожно спустила рубашку с другого плеча и счастливо выдохнула. Оно тоже было чистым! Мне хотелось завизжать и повиснуть на шее злого, как сто демонов, дуала, но вместо этого я быстро застегнула пуговки на блузке и радостно спросила:

– Мне можно идти, дуа? Видите, элина распорядительница была права, это какое-то недоразумение. Метка исчезла! Значит, она была ненастоящая. Ваша тьма передумала…

– Молчать!

Лорд повернулся к торжествующей распорядительнице.

– Кто привел элину?

– Ваши воины и привели, – затараторила она. – Сказали, что над ее домом знак висел, на нее ворон указал.

– Значит, знак был…

Он сделал шаг назад, а затем молниеносно выхватил из ножен кривой кинжал и под дружный женский визг полоснул себя по запястью.

Я знала, что произойдет дальше. Я это уже видела, только тогда дуал был без сознания, а сейчас он стоял и спокойно смотрел, как из раны сочится темная дымчатая субстанция.

«Она тебя не увидит?» – спросила я у «сынка», сама не понимая, о чем волнуюсь больше – о собственном душевном состоянии или о невидимом помощнике.

«Не волнуйся, я хитрее».

Господи, я стою посреди бального зала в обществе визжащих девиц и мужика с тьмой вместо крови и разговариваю с существом, в которого сама не верю. Может быть, я все же сошла с ума, как и предсказывала когда-то моя подруга Наташка?

Тем временем черный клубящийся дым оторвался от своего носителя и вихрем пронесся через ряд кричащих от страха девушек. Кто-то рухнул в обморок, кто-то бросился к выходу, но наткнулся на улыбающихся воинов и был возвращен в строй. Легионерам было забавно видеть перепуганных девиц, носящихся по залу, они смотрели на нас и смеялись. Сволочи!

Я только слегка дернулась, когда тьма кометой пролетела мимо, задев хвостом край юбки и обдав меня леденящим холодом. Странно, в прошлый раз она мне казалась горячей. Может, это все же был другой дуал? Лорд в упор смотрел на меня, а я под его взглядом сжала кулаки и выше задрала подбородок, гневно глядя на стоящую рядом с ним распорядительницу. Она должна была нас предупредить! Представляю, что сейчас испытывают отмеченные тьмой девушки. Леденящий всепоглощающий ужас, от которого полностью отключается мозг, и остаются только животные инстинкты – спастись любой ценой. Я помню, как это было у меня. Очень хорошо помню.

Распорядительница стояла бледная, как покойница, но, похоже, в обморок падать не собиралась. Очень жаль, я бы с огромным удовольствием надавала ей по щекам, приводя в чувство.

Тем временем тьма вернулась к своему хозяину, но не спешила втягиваться в руку, зависла напротив клубящимся столбом черного дыма. Готова поклясться собственным глюком, они с дуалом разговаривали. Затем лорд взмахнул рукой, и тьма повернулась в мою сторону. Алые глаза на постоянно меняющемся облике выглядели жутковато, это было похоже на дым пожарища, которому кто-то прилепил два узких желтых глаза без зрачков. Тьма на мгновение зависла напротив и стала меняться. Эта субстанция не имела формы, но в то же время она могла ненадолго приобретать очертания знакомых с детства вещей. В прошлый раз это был китайский дракон в его самом страшном воплощении. В этот раз передо мной колыхалась гигантская змея, ее хвост уходил в пол, а огромная голова с клыками расположилась напротив моего лица. Я с вызовом уставилась в глаза твари. Если это та же, что была на Земле, то мне конец, если другая, то, возможно, еще поживу. Главное, не трястись от страха и ничем не выдавать свое волнение. И не лгать, они чувствуют ложь.

– Ты не испугалась, – задумчиво произнес дуал. – Уже видела такое?

– Я очень боюсь, – честно ответила я на первый вопрос. – И такого я никогда не видела.

Опять не соврала. Три года назад на Земле я видела теневого дракона, но никогда не видела змею.

– Как так получилось, что твоя метка исчезла?

– Я не знаю, дуа, – опять ни слова лжи.

Я ведь действительно не знаю, как глюк это сделал.

– Метка была?

– Да.

– Что на ней было изображено?

Ой, ой… я на мгновение запнулась.

– Я не знаю, дуа, – быстро опустила глаза в пол. – Она выглядела странно.

Ну, вензель точно выглядел странно, да и птичка была какая-то кривая…

Дымчатая змея напротив меня качнулась и, превратившись в туман, втянулась в тело дуала, разрез моментально закрылся, даже шрама не осталось. По залу пронесся вздох облегчения, а я лихорадочно соображала, как выкручиваться дальше. Да что он вообще ко мне прицепился? Я не самая красивая, не самая родовитая, не самая покладистая. Неужели что-то чувствует? Нет, этого не может быть! Ведь не может?

Спасение пришло с неожиданной стороны – от распорядительницы, которой очень хотелось отправить меня из этого зала. Когда мы ждали представления дуалу, она жаловалась одному из охранников: ее племянница – красивая, родовитая, богатая – не получила метку. Наверное, тетка решила, что, изгнав одну из потенциальных невест, она сможет сунуть свою протеже. Сейчас я ей была очень благодарна, что в жертву она выбрала меня, и с радостью согласилась бы уступить место кому угодно, только бы оказаться как можно дальше от этого дворца и от легионеров.

– Дуа… – Она фальшиво улыбнулась. – Элина Никс жила в городе и никогда не видела крупных птиц, ей трудно опознать ворона по рисунку. Уверена, она сама нарисовала на плече метку, чтобы попасть во дворец. А теперь ваша сила смыла все фальшивые узоры.

– Я ничего не рисовала!

И кто меня за язык тянет, ну призналась бы, что сама нарисовала, не убили бы меня за это. А теперь… Я прикусила губу, но было поздно.

– Элина не лжет, но с этим я еще разберусь, – задумчиво произнес дуал. – Раз метки нет, ей здесь делать нечего. Покиньте дворец, элина Никс, но не покидайте город.

Я радостно закивала и, коротко поклонившись, торопливо пошла к выходу, спиной ощущая на себе множество взглядов. Думаю, после наглядной демонстрации дуалом своей силы мне сейчас многие завидовали, но увы и ах, здесь каждый сам за себя. Я это усвоила еще в первые сутки прибытия в этот мир.

– Легионер, проводи элину до дома, – прозвучало в спину.

– Спасибо, но я сама найду дорогу, – улыбнулась я высокому воину в форме легиона.

– Следуйте со мной рядом, элина, – бесстрастно произнес он и распахнул передо мной дверь.

Пришлось подчиниться. Я, не оглядываясь, вышла из зала, едва сдерживаясь, чтобы не броситься бежать. Неужели вырвалась?

«Не думаю», – эхом отозвалось у меня в мозгу.

Вот и мне кажется, что все прошло слишком легко.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru