Тьма моего сердца

Мика Ртуть
Тьма моего сердца

Глава 3

В Закрытый город нас доставили в повозках, а вот обратно пришлось добираться своими ногами. На улице стемнело и стало прохладно, я быстро шла рядом с легионером, жалея, что не взяла с собой теплый платок. В этой части города мне бывать еще не приходилось, поэтому я с интересом глазела по сторонам, рассматривая богатые дома, лужайки и клумбы вокруг них. Закрытый город сохранился в своем первоначальном виде благодаря магическому куполу, созданному первым императором на заре цивилизации. Он до сих пор защищал дворец правящей семьи и дома родов, приближенных к трону. Вызывающая роскошь среди серой обыденности.

– Разительный контраст, – словно прочел мои мысли сопровождающий. – Горе за пределами круга и безмятежная жизнь под куполом.

– Аристократам тоже досталось, – нехотя вступила я в беседу. – Многие высокие роды́ потеряли защитников, потому что в этом мире воевали все мужчины. Просто их семьям повезло иметь дома рядом с дворцом, но поверьте, здесь тоже хватает горя.

– Вы идеализируете власть, элина.

Я промолчала, про себя соглашаясь с воином, но обсуждать такие вещи вслух было чревато. Тайная служба короны тщательно следила не только за газетами, но и за разговорами в толпе. Вот уж кто чувствовал себя вольготно, так это люди в сером.

Над головой пролетело что-то огромное и совершенно бесшумное, я от неожиданности вскрикнула и по привычке присела, закрыв голову руками. Сердце болезненно дернулось, и на мгновение из глаз выглянула тьма, а потом исчезла, раньше меня поняв, что опасности нет.

– Не бойтесь, элина, – мягко поднял меня за плечи легионер. – Это всего лишь птица.

Стыдоба какая! Испугаться обыкновенного ворона, принять его за демона крылана. Очнись, Нинка, нет больше демонов, можно ходить по улицам и не дергаться от каждой тени. Умом я это понимала, а вот привычки пока искоренить не выходило. Мне постоянно хотелось перейти на узкую тропу под защиту заборов или стен. Наверное, пройдет немало времени, пока я перестану вздрагивать от каждого звука.

– Простите. – Я тряхнула головой, рассматривая большую птицу, сидящую на руке воина. – Еще свежи воспоминания.

– Вам больше ничего не угрожает. Мое имя – Раймон, – улыбнулся он. – А это Анрей.

Ворон склонил голову и внимательно поглядел на меня круглыми черными глазами.

А я только сейчас рассмотрела своего конвоира. Лет двадцати пяти на вид, стройный, черноволосый и кареглазый. Обыкновенный симпатичный мужчина в темно-зеленом мундире легиона. Никакой тьмы. Никакого пафоса. Я выдохнула и немного расслабилась, не ощущая угрозы от этого конкретного человека.

– Ворон ваш?

– Все вороны служат легиону, – уклончиво ответил Раймон и взмахнул рукой. Птица тяжело вспорхнула и полетела вперед, а легионер сбросил с себя китель, и не успела я слова сказать, как он укрыл мне плечи. – Вы совсем замерзли, элина?…

– Никс. Мое имя Никс.

Я решила не играть в гордую недотрогу и с благодарностью надела китель, который на мне смотрелся как смирительная рубашка. А если верить смешливым взглядам редких прохожих, выглядела я в нем клоуном. Ну и ладно, зато тепло. И от него ничем не пахнет… Абсолютно… Я задумалась, вспоминая, чем пах дуал… Ничем. Даже когда стоял, уткнувшись в меня носом, он не пах. Странно…

– А вы всех воронов знаете по именам? – спросила я, когда мы вышли из Закрытого города и направились вдоль мелкой речки в сторону узкой кривой Госпитальной улочки, на которой находился наш дом.

– Нет, конечно. Даже для нас они все на одно лицо, – улыбнулся Раймон. – Точнее – клюв.

– А как же тогда?…

Я проследила взглядом за птицей, которая кружила над нашими головами.

– У него на лапе кольцо с именем, – заговорщицким шепотом сообщил Раймон, и я рассмеялась.

Было так непривычно болтать с молодым мужчиной, не особо следя за своей речью, не думая, как он расценит мои слова. Не боясь, что ему придет вдруг в голову на мне жениться или просто затащить в подворотню и задрать юбку. С Раймоном я себя чувствовала в полной безопасности, как, наверное, ощущала бы себя со старшим братом.

– Спасибо, что проводили.

Я остановилась у деревянной лестницы, ведущей в наше скромное жилище под крышей.

– Я получил четкий приказ довести вас до комнаты, – Раймон взмахом руки указал мне на лестницу.

Ворон безмолвно опустился на мужское плечо, всем своим видом демонстрируя величественное пренебрежение. На удивление тихая птица. За все время он ни разу не каркнул и летал совершенно беззвучно. Нормальные птицы так себя не ведут… мне кажется…

Я со вздохом вернула легионеру его китель и первая начала подниматься по скрипучей лестнице, молясь всем богам, чтобы она не рухнула под тяжестью мужского тела. Мы с Рокси худышки, и то боимся ходить по ступенькам одновременно, а идущий следом за мной воин не выглядел хлюпиком. Лестница под ним жалобно стонала и потрескивала, а я каждую секунду ждала грохота и мата. Но пронесло, мы благополучно добрались до двери.

– Вам следует вызвать ремонтную бригаду, – дал очень умный совет Раймон.

– Обязательно! – Как только заработаем на это денег. Я толкнула дверь и радостно провозгласила: – Вот я и дома!

Резкая смена выражения лица Раймона должна была меня насторожить, но я смотрела на птицу и слишком поздно поняла, что у него в руке материализовался короткий кривой клинок. Миг – и легионер скрылся в квартире, а еще через мгновение раздался душераздирающий крик.

– Рокси!

Я ворвалась в комнату следом за Раймоном и сразу же схватила стоящую у порога биту, готовясь защищать подругу с оружием в руках. За эти три года я отлично наловчилась орудовать дубинкой. Холодное оружие простолюдинам носить было запрещено, пришлось вспоминать бурную подростковую жизнь, в которой были и биты, и драки, и чего уж скромничать – распитие пива на лавочке в парке тоже было.

Я никогда не была тихой домашней девочкой, но пребывание в этом мире научило меня ценить жизнь и избегать опасности. Просто когда ты живешь в неблагополучном районе, а сама – худенькая симпатичная балерина, приходится учиться не только на пуантах бегать. Это потом, когда мамы не стало, я бросила балет и поступила в финансово-экономический, но начать учиться не успела…

– Никс!

Рокси, к счастью, была жива, она бросилась ко мне из темного угла и обняла. В спальне раздался звук бьющегося стекла, и подруга вздрогнула, прислушиваясь.

– Что здесь произошло? – спросила я, оглядывая Рокси. Платье у ворота порвано, но, кажется, на этом и все. – С тобой все в порядке? Что это было? Или кто?

– Не знаю, – громко ответила она и шмыгнула носом, усердно подмигивая мне левым глазом. – Я пришла домой, а он уже был здесь, рылся в шкафу. – По круглым щекам покатились слезинки. – Я так испугалась!

В это мог поверить вернувшийся в комнату легионер, но не я. Чтобы Рокси испугалась какого-то грабителя? Тем более что бита так и осталась стоять у входа. Я погладила подругу по спине, а заодно и ущипнула, давая понять, что не верю ни единому ее слову.

– Ушел, – хмуро сообщил Раймон. – В окно выпрыгнул. Далеко не уйдет, но пока вам лучше переночевать в безопасном месте…

– Ничего, – перебила его Рокси, ненавязчиво подпихивая к выходу. – Мы ставни закроем, у нас там крепкие засовы, и спокойненько переночуем, а завтра стекольщика вызовем. Не переживайте за нас, мы девочки взрослые, при демонах выжили, а уж при вашей защите так вообще ничего не страшно. А если волнуетесь, – тараторила она, не давая Раймону вставить ни словечка, – завтра заходите проведать Никс.

– Может, оставить вам Анрея? – Мужчина сам не заметил, как оказался за дверью. – Он сумеет позвать помощь, если снова появится опасность.

– Ой, не надо! Никс жутко птиц боится, – заливала Рокси. – На нее как-то крылан напал, насилу отбили. С тех пор и боится. Как видит птичку чуть больше мышки, так все!

– Что «все»?

Раймон попытался задержаться, но подруга уже взялась за крюк, показывая, что гостей мы больше не принимаем.

– Вот я и говорю, что все! – И она захлопнула дверь, запирая ее на замок. Потом постояла несколько секунд, прильнув к щели между досками, и только убедившись, что легионер начал спускаться, повернулась ко мне. – Собирайся, нам следу…

Громкий грохот и последующая ругань заставили нас нервно переглянуться и прижаться ушами к двери. Лестница все же не выдержала…

– Со мной все в порядке! – крикнул Раймон. – Завтра пришлю мастеров.

– Спасибо! – прокричала Рокси через дверь. – Будем ждать!

Мы еще постояли, прислушиваясь к звукам на улице, а потом я подняла на подругу вопросительный взгляд.

– Собирайся! Пока поживем у моего деда в лесу, про него мало кто знает, старик из ума совсем выжил, там тебя точно искать не будут. – Рокси выхватила из шкафа котомку и начала быстро закидывать в нее наши вещи. – Чего стоишь?

– Не хочешь ничего объяснить?

Она подбежала к двери в спальню, плотно ее заперла и повернулась ко мне.

– Я знаю, что тебя выгнали из дворца, – быстро выпалила подруга. – Приходил Шер. Это он сиганул в окно. Жаль, что не убился, – добавила она со злостью.

Шер – навязчивый самовлюбленный болван, возомнивший себя моим женихом. Он не раз летал с нашей лестницы и воспринимался нами как вездесущий таракан, но не как враг, которого стоит бояться. Противно, но прихлопнуть можно. Что же такого он сказал в этот раз, что Рокси спешно собирает вещи?

– Он сказал… – Она задрала нос, выставила вперед ногу и, уперев руку в бок, гнусаво передразнила: – Теперь, когда дуалы вышвырнули никчемную зазнайку из дворца, она сама будет умолять меня, чтобы я на ней женился. А если не приползет на коленях, то серые узнают о ее проклятом даре.

– Козел, – констатировала я. – Может, блефовал?

– Нет! – Рокси опять залезла в шкаф, и в меня полетела вторая котомка. – Он очень точно описал, что с тобой происходит, когда ты позволяешь дару работать. Никс… – Она напряженно посмотрела мне в глаза. – Ты ведь спрятала метку при помощи дара? Мне можешь не врать, я сама видела у тебя на плече рисунок ворона. А Шер сказал, что метки нет, что ты ее нарисовала, чтобы попасть во дворец и пробраться в постель к дуалу, но тебя быстро раскусили и с позором вышвырнули. Тогда я ему и вмазала!

 

Она сжала кулаки.

– Это он порвал на тебе платье?

– Полез целоваться, урод. Но, поверь мне, у него морда расцарапана так, что неделю заживать будет.

И она весело рассмеялась.

Мы быстро собрали вещи, покидали в котомки остатки хлеба и овощей, я повесила на пояс верную биту, а Рокси спрятала за голенищем сапожка кухонный нож. На случай побега у нас была заготовлена веревочная лестница, ее еще матушка Рокси плела, вот и пригодилась. Когда стемнело, мы выбросили в окно котомки и со всей возможной осторожностью вылезли следом. Ступив на мягкую землю, я подняла голову к небу, высматривая крылатые тени, но, к нашему счастью, воронов поблизости не было. Но я интуитивно чувствовала, что за нами следят, ощущая чье-то легкое ненавязчивое внимание, поэтому, спрятавшись в тени старого дерева, призвала свой опасный дар, попросив его укрыть нас тьмой.

– Ты стала сильнее, Никс, – прошептала подруга, когда я взяла ее за руку. – Твой дар вырос.

– Это не дар, Рокси, – вздохнула я, старательно отгоняя мысль о предстоящем разговоре с сущностью, которая с некоторых пор называет меня мамой.

К полуночи мы выбрались за городскую стену, а рассвет встретили в лесу, спрятавшись под раскидистыми лапами густой елки. Натаскали веток и улеглись спать, обнявшись и тесно прижавшись друг к другу.

– Ты ведь мне расскажешь? – шепнула Рокси. – Когда будет можно.

Не расскажу, подруга, потому что это знание может погубить тебя. Я закрыла глаза и через несколько минут провалилась в тревожный сон. Сначала снилась тьма, она приходила в мои сны постоянно, и я уже привыкла к ее незримому присутствию. Она расслабляла, убаюкивала, гасила тревогу… Но в этот раз что-то пошло не так. У тьмы прорезались глаза – антрацитовые глаза с алым отблеском. Они смотрели прямо на меня, а я от страха забыла, как дышать, знала, что надо проснуться, но, словно зачарованная, не могла отвести взгляд от знакомых глаз.

– Я найду тебя, жена моя, это просто вопрос времени. Я знаю, что ты в этом мире. Чувствую. Клянусь, я не причиню тебе боли. Если ты в опасности, просто позови меня.

Проснулась я с гулко стучащим сердцем и пересохшими губами. Выпила немного воды и вновь легла под теплый бок Рокси. Чертовы дуалы, и почему бы вам не вернуться в ту бездну, откуда вы появились?

Глава 4

Я лежала на мягкой подстилке из еловых ветвей, над головой расстилался зеленый шатер, рядом тревожно спала девушка, которую я давно уже считала сестрой, а в голове крутились события трехлетней давности…

– Нинка, как картинка, по двору идет! – проорал вслед Костя, но я не стала обращать на него внимание. – Домой через кладбище не ходи, там, говорят, черный призрак над склепом Риадны появился! И всех красивых девушек затягивает в страшное подземелье, чтобы злобно надругаться!

– Так то красивых! – громко захохотала Лиза. – Иди, Захарова, ничего не бойся, тебя точно не тронут. Кстати, завтра первая пара – физра, не опаздывай!

Даже оборачиваться не стала, только рукой махнула, знала, что они без злости, просто языками чешут.

Я всегда днем ходила через кладбище. Так получилось, что город разросся, и окраина превратилась в центр, вокруг старинного кладбища вырос парк, потом микрорайоны. Старые склепы и причудливые надгробия давно стали историческими памятниками, и ничего страшного в них не было.

Я шла по центральной аллее, посматривая по сторонам. Знаменитый склеп Риадны был в стороне и почти невидим за деревьями. Я даже не думала поворачивать к нему, но ноги сами понесли в том направлении, и через пять минут я, открыв рот, глазела на черный столб дыма. Небольшой, метра три в высоту, с четко очерченным алым контуром и более темными пятнами в центре, он неподвижно висел над склепом и, казалось, следил за мной. Потом я не раз думала, отчего я сразу поверила в его инородность и реальность? Почему не решила, что это шутка друзей? Почему не убежала?

«Видишь меня, смертная? Слышишь?» – прошипело внутри моей головы где-то на грани сознания.

Я сглотнула и кивнула, зачарованно следя, как столб превращается в длиннохвостое зубастое чудовище без глаз.

«Наконец одаренная! Сделка?»

Какая еще сделка? Мне бы драпануть отсюда подальше, но ноги стали ватными, а во рту пересохло.

«Ты помогать. Я спасу носителя. Спасу тебя. От смерти! – зашипело чудище прямо у меня в мозгу. – Не видеть тебя. Ощущать. Подходишь…»

– Я вроде пока не умираю…

Это было все, что я смогла сказать, и тут же поперхнулась страхом, потому что тяжелая каменная дверь склепа открылась, и из нее вышли двое.

Если бы это были бомжи или парни в черных смешных балахонах, я бы не испугалась, но это оказались два здоровенных типа в костюмах, у одного в руке блеснул пистолет. Им он меня и поманил.

– Нашелся объект, – сказал второй в маленькую рацию. – Производим захват.

«Они не слышат, – шипело в голове, пока меня впихивали в дверь. – Думают, я неразумное. Носитель даст силу. Обряд единения. Брачные игры. Согласишься, будешь жить. Спасу всех!»

– А вы кто?

– Ученые, – буркнул белобрысый тип в костюме и толкнул меня к ступеням.

Вообще-то я не у них спрашивала, хорошо, что дымчатый дракон понял.

«Ищем мир для жизни. Попали в ловушку. Надо уйти. Спасти носителя и уйти. Плохой мир. Силы нет. Делай, что скажут, и будешь жить».

– Меня будут искать! Мои друзья знают, где я!

– Значит, найдут, – флегматично сообщил белобрысый. – Не волнуйся, мы тебя отпустим, когда эксперимент закончится. Даже денег дадим.

Ага, как же! Мне всего семнадцать, но я знаю, что свидетелей убирают…

– Дерьмо!

Всего двенадцать ступеней вниз, и мы не в склепе. Во всяком случае, на склеп это точно не похоже! Я быстро огляделась.

Неожиданно большое, хорошо освещенное помещение, вдоль стен стоит оборудование, предназначение которого мне неизвестно, на камнях висят провода, по углам четыре камеры на треногах, еще какой-то здоровенный гудящий шкаф и семь человек. Двое в белых комбинезонах с защитными масками на лицах, в перчатках и бахилах, остальные в темных костюмах. На каменном полу странными символами вычерчен круг, по внешней стороне которого стоят свечи. Что за бред? Оккультные знаки и современное оборудование?! Во что они здесь играют?

Все это мозг фиксирует без моего участия. Взгляд цепляется за знакомое лицо… морду… Черный дымчатый дракон зависает в центре круга над обнаженным телом лежащего в нем мужчины.

– Открой глаза, ты что, никогда голых мужиков не видела? – легко пихает меня в спину белобрысый. – Тебе сколько лет?

И где бы я их видела? Если только в интернете, но там абстрактно, а тут вот он рядом, и кубики, и мышцы и… ни одного волоска. Глаза так и тянутся, куда им не следует тянуться. Нинка, очнись, тебя здесь убивать собрались, а ты краснеешь от вида обнаженки.

– Семнадцать! – огрызаюсь я. – Я несовершеннолетняя, и вы за все ответите.

– Обязательно ответим.

Больше со мной никто не разговаривает, под дулом пистолета вводят в вену какую-то фигню, и я теряю сознание…

Очнулась в кругу рядом с голым мужчиной. Меня переодели в алое шелковое платье, больше похожее на шикарную ночнушку, покрыли кожу какой-то липкой субстанцией и завязали на правой руке фенечку из мелких ракушек. Надеюсь, сосед мой еще жив. А то жутко. Да и жалко, симпатичный. И глаза необычного цвета – антрацитовые, еще немножко и – будут черные. Открытые, но безжизненные.

Губы пересохли и покрылись коркой, в голове туман, язык вроде как есть во рту, но команд мозга не слушает. Даже заорать не получается. Перевожу взгляд вверх и вижу зубастую рожу. Тьма так и болтается над нами.

– Камеры включили? – слышу голос, явно привыкший командовать. – Приступаем! Когда инопланетянин вселится в объект, фиксируем и закрываем раны. Работаем план А. В этот раз не облажайтесь, парни. Делаем, как он требовал. Официальный брак, перенос, первый объект на уничтожение, второй – в лабораторию.

Хочу возмутиться, что меня обещали отпустить, но молчу, только плачу беззвучно. Сама ведь понимаю: никто не отпустит.

«Они ошибаются. Думают, я главный. Думают, что дуал – ваш человек. Хотят поймать меня в новое тело. Глупые люди!»

Плохо соображаю, о чем он. Наверное, военные решили, что теневой монстр вселился в нашего земляка, а на самом деле они вдвоем прилетели?

«Надо связь. Ритуал. Кровь. Жидкости. Иначе не получится. Закон мира…»

Ничего не понятно, кроме одного: чтобы спасти меня и мужика, нам с ним надо пожениться и обменяться кровью и жидкостями… Э… Я, наверное, очень развратная, потому что думаю о сексе.

– Нина? – За кругом присел на корточки невзрачный тип в сером костюме. – Ты ведь Нина Захарова, студентка колледжа? – Я промолчала. Все равно они уже обыскали мою сумочку и нашли документы. – Ты можешь кричать и возмущаться, а можешь начать сотрудничать. С твоим согласием или без него, мы все равно подсадим в твое тело чужую сущность. И лучше тебе сделать это добровольно.

– Зачем?

– Разве тебе самой не интересно, что из этого получится?

– Нет.

– Это инопланетный разум, вирус, с которым мы пытаемся найти контакты. Он не может существовать вне человеческого тела, но при этом у них есть что-то наподобие религии, которая запрещает занимать чужие тела без согласия и обмена жидкостями – кровью, слюной… и прочим. А обмен у них приравнен к браку. Звучит странно, конечно. Но гость настаивает…

Я так поняла, что они ничего не смогли сделать с тьмой, погубили носителя и теперь пытаются договориться.

– Тебе придется пройти через ритуал. Брачный ритуал. Обменяться кровью, чтобы наш новый друг в твоем теле чувствовал себя как дома, иначе его отторгнет твой организм. Это все не будет иметь юридическую силу, но таковы требования…

– Вируса? – не удержалась я.

Мужчина поморщился.

– Его прежнего носителя. Надеюсь, ты понимаешь всю важность данного эксперимента и выйдешь замуж по законам инопланетной расы.

О, мой бог, сколько пафоса и лжи! Голый жених ободряюще сжал мою руку, но голову так и не повернул.

«Носитель слаб. Ранен. Поделится силой. Тьма. Симбионт. Передам часть. Узы навсегда. Спасу обоих. Уйду. Часть себя оставлю в тебе. Сильнее. Жить долго. Не болеть. Другой мир. Здесь убивать!»

– Какой ты разговорчивый, – произнесла я едва слышно, но один из типов в белом комбинезоне услышал.

– Он с ней общается! Отлично! Парень, значит, не врал, для передачи нужен обряд.

А я смотрела на жуткого монстра, и в душе поднималась злость. Злость на заигравшихся в богов людей, для которых моя жизнь и жизнь незнакомого парня ничего не значат.

– Спасешь? – шепчу я, глядя в безглазую морду.

«Спасу!»

А через мгновение я орала, что ничего не знаю, я передумала! Верните меня на кладбище, поставьте, где брали, и вообще лучше пристрелите!

Жених… Этот жених, имя которого я даже не знала, этот зомби с невидящими глазами навалился на меня и стал целовать. Болезненно, горько и кроваво. Я забрыкалась, пытаясь спихнуть его с себя, но он сильнее впивался в мои губы, кусая до крови. Он что, реально собирается меня лишить невинности прямо здесь?

«Прости. Надо!»

Да к черту такое «надо»! Отпустите меня! Это, между прочим, был мой первый настоящий поцелуй. И так мне стало себя жалко, что по щекам потекли слезы. Мужчина оторвался от моих губ, улыбнулся окровавленным ртом и нежно стер слезы тыльной стороной ладони.

– Верь мне, сатия. Моя избранная.

Глаза его были все такими же безжизненно слепыми, но действовал он, словно все видел. Я не почувствовала боли, только заметила, как из моих разрезанных запястий на пол потекли тонкие струйки крови. Инопланетный муж осторожно поцеловал меня в лоб и быстрыми четкими движениями полоснул лезвием по своим запястьям, а потом рухнул рядом без призраков жизни. Это что же выходит, я уже вдова? Я нервно захихикала, рискуя скатиться в полноценную истерику.

– Эксперимент переходит в заключительную стадию. Объект один отдает сущность объекту два. Приготовить энергетические силки.

Из мужских рук потекла черная густая тьма, сливаясь с моим дымчатым собеседником, приобретая плотность и увеличиваясь в размерах. А потом дракон склонился надо мной.

«Принимаешь ли ты тьму, дитя человеческое?»

– Да.

А что еще мне оставалось? Все равно умру от кровопотери, потому что никто не собирается перевязывать мне руки. Так может, монстр хоть отомстит за меня.

 

«Он будет хорошим мужем…»

– Ты можешь говорить больше двух слов за раз? – прошептала я. – Как его хоть звать?

«Терон Драго…»

И пришла эйфория. Тьма втягивалась в разрезы на моих руках, а я выгибалась от наслаждения, стонала, ерзала по полу и мечтала, чтобы это никогда не заканчивалось. Я ощущала себя всесильной, могучей, неподвластной никаким законам. Тело звенело от переполняющей его энергии, движения стали стремительными и точными. Кричали люди, вроде даже стреляли, что-то гремело, разбивалось на осколки, а я парила на волнах собственного удовольствия, счастливая, наполненная силой и тьмой.

«До встречи, сатия. Я покидаю тебя, оставив частичку тьмы. Мы найдем тебя, избранная!»

Очнулась я среди мертвых тел в разгромленном помещении. Ран на руках не было, только на плече таяла черная татуировка в виде переплетенных букв. Осмотрелась. Плохо соображая, где я и что здесь делаю, поднялась на ноги и на автомате направилась к единственной двери. Меня изрядно штормило. Во рту горечь, ноги и руки дрожат, тело в синяках и ссадинах, но они исчезали на глазах. Я открыла дверь и вывалилась на незнакомую площадь, спряталась среди обломков каких-то ящиков, забилась в темный угол и провалилась в сон. Там меня и нашла тетушка Марка, мать Рокси.

…Три года. Три года выживания, борьбы и тихого счастья. Я стала забывать о доме, о мужчине со слепыми антрацитовыми глазами, о разговаривающей тьме. Моя жизнь не была легкой, но она была насыщенной и полной событиями. И вот за один день все изменилось. Меня словно отбросило на три года назад. Я опять была растеряна и не знала, что мне ждать от будущего.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru