Поймай, если сможешь

Марина Линник
Поймай, если сможешь

Глава 2

В меде тонет больше мух, чем в уксусе.

Жан де Лафонтен

Стояла теплая летняя ночь. Легкий ветерок едва колыхал листья клематиса и молочно-белые цветы луноцвета, сладковато-миндальный запах которого кружил голову. Марго сидела на балконе, укутавшись в плед, и внимала голосу природной гармонии. После разговора с матерью ей никак не удавалось заснуть. Раз за разом она прокручивала в голове их беседу, но найти ответы на свои вопросы девушке так и не удавалось.

– Эй, Марго, – услышала она голос отчима.

Падчерица вздрогнула и повернула голову в его сторону. Андре, завернувшись в халат, стоял на соседнем балконе и курил сигарету.

– Чего грустишь? Или устала после сегодняшнего приема? Понимаю, трудно выносить с непривычки всю эту разношерстную публику, которую приглашает твоя мать. Сказать по правде, я сам недолюбливаю подобные сборища. То ли дело закрытые вечеринки. Вот где можно повеселиться. Ты хоть раз была на таких?

Марго отрицательно покачала головой. Мать держала ее в строгости все время до начала обучения в университете. А потом на глупости не было времени: архивы, музеи, много самостоятельной работы и исследований. Учеба полностью поглотила ее. Но девушка не жаловалась. Изучение истории приносило интеллектуальную радость, удовлетворяло ее пытливый ум. А что еще нужно для счастья? Разве что душевного тепла, но, увы, счастья без боли не бывает. А чем сильнее боль, тем больше хочется погрузиться в то, что приносит тебе радость.

– Эх, ты! – рассмеялся Андре. – Нельзя же всю жизнь провести за скучными книгами. Веселись! Смакуй жизнь, дыши полной грудью!

– Я радуюсь… когда я летаю на самолете, когда вижу перед собой безбрежное синее небо. Ты не представляешь, что я испытываю в тот миг… Я не могу описать мое состояние словами. Наверно, так чувствуют себя только в раю, если он, конечно, существует. Да, кстати, еще раз спасибо за машину. Мне очень приятно. Я даже не знаю, как отблагодарить тебя за такой подарок. Это так дорого!

– Да ерунда, – отмахнулся от нее отчим. – Мне, правда, хотелось чем-то особенным отметить ТАКОЕ событие. Не каждый день твоя дочь получает диплом об окончании курса в Сорбонне. Ты – молодчина!

Марго залилась румянцем. «Как хорошо, что сейчас ночь, – пронеслось в ее голове, – а то подумал бы невесть что».

– Слушай, а как ты думаешь, может, сгоняем завтра в Реймс? Проведешь мне экскурсию по городу. По дороге пообедаем в каком-нибудь ресторанчике. Как считаешь?

– А как же мама? – немного смутилась Марго. – Она с нами поедет?

– Зачем? Твоя мать будет только мешать, – отрезал Андре, но затем, спохватившись, добавил: – У нее завтра какое-то важное совещание, потом еще что-то… так что вернется Адель только под вечер. Ну что, едем?

– Эй, ты чего? – заметив, что девушка колеблется, подбодрил ее Андре. – Ты сама сказала, что хочешь меня отблагодарить. К тому же я должен убедиться, что машина безопасна в эксплуатации. Что скажет мне твоя мать, если с тобой что-нибудь приключится?

«Только "спасибо"», – хмыкнула про себя Марго, не сомневавшаяся в том, что после сегодняшнего разговора она стала не только нежеланным гостем в доме матери, но и ее врагом номер один.

– Ну хорошо, – после минутного раздумья согласилась падчерица, представляя, какой скандал закатит мать, если узнает о поездке дочери с «отцом». – Только у меня просьба: не говори никому, ладно?

– Хорошо, если ты так хочешь, то не скажу. Давай тогда сделаем так… завтра утром я выйду пораньше и заеду в соседнюю деревеньку. У меня там кой-какие дела. А ты подхватишь меня там часиков в десять. Пойдет?

– Договорились!

– Тогда до завтра.

– Спокойной ночи!

– И тебе…

Несмотря на то, что Марго согласилась провести весь день с отчимом, сама идея ей совсем не понравилась. Она не раз замечала похотливые взгляды так называемого приемного отца, которыми награждал Андре свою «дочь» во время игры в теннис или во время вечерних посиделок на террасе. Девушка гнала от себя дурные мысли, не желая принимать его внимание всерьез. Как бы то ни было, дальнейшие события не только подтвердили ее опасения, но и едва не закончились трагедией.

Нагулявшись вдоволь по Реймсу, «городу французских королей»1, Андре предложил Марго по пути заехать в Венсенский лес, с недавних пор превратившийся в настоящую жемчужину Парижа, его так называемые «восточные легкие».

– Может быть, уже вернемся домой? – возразила падчерица, ощущавшая неловкость в присутствии отчима. – Мама определенно должна уже скоро приехать.

– У нее запланированный обед с клиентом, так что раньше одиннадцати-двенадцати она не появится. Не переживай, мы только немного пройдемся по парку, и все. И сразу домой. Поехали!

Девушке ничего не оставалось, как подчиниться.

Прогулка по лесу не доставила ей удовольствия, несмотря на непрерывную болтовню Андре, который рассказывал девушке различные веселые (по его мнению) истории, время от времени бросая на нее красноречивые взгляды.

– Андре, я устала, – наконец не выдержала она. – Поедем домой.

– Если ты устала, то давай немного посидим у воды. Я знаю тут одно очень живописное местечко. Ты немного отдохнешь, и мы сразу тронемся в путь.

– Я и так справлюсь. Мне не нужен отдых, чтобы вести машину, – попыталась возразить Марго.

– А если что-нибудь случится по дороге? Я не прощу себе того, что утомил тебя… что по моей вине с тобой что-то произойдет.

– Что со мной может произойти? О чем это ты? Я не понимаю.

– Ну не упрямься! Всего каких-то пятнадцать… двадцать минут. Посидим, посмотрим на воду, и сразу домой. Обещаю!

Вздохнув, падчерица согласилась и неохотно пошла вслед за отчимом, ругая себя за то, что вообще решилась на эту дурацкую поездку. «Все, пора возвращаться в свою квартиру. Через неделю у матери день рождения. После него сразу и уеду, – думала девушка, то и дело поглядывая по сторонам. – Куда это он ведет меня?»

Пока Марго предавалась размышлениям, Андре уводил ее все дальше и дальше от людных аллей. И хотя сейчас лес не выглядел той дремучей чащей, какой был в десятом веке, но в этой своей части он мало походил и на изумительный ухоженный парк в английском стиле. Здесь было совсем безлюдно. Подойдя к одному из многочисленных озер, мужчина остановился и повернулся к девушке.

– Посмотри, как прекрасно! – воскликнул он. – Какие потрясающие места, навеивающие романтическое настроение. Разве не так?

Он вплотную подошел к Марго и внезапно прильнул к ее губам, грубо обняв девушку.

– Что… что… что ты делаешь? – начала сопротивляться она, пытаясь вырваться из крепких объятий. – Отпусти немедленно… отпусти, слышишь? Мне больно!

– О, да! Сопротивляйся! – покрывая шею девушки жгучими поцелуями, простонал Андре. – Царапайся… кусайся… это так возбуждает!

– Ты сошел с ума! Отпусти… я сейчас закричу!

– Кричи сколько угодно. Тут нас никто не услышит… а твой крик только раззадорит меня.

– Ты же мой отец!

– Чисто номинально, дорогая… чисто номинально. Я устал от сморщенного несвежего тела твоей матери.

– Тогда почему ты живешь с ней? – пытаясь увернуться от насильника, выдавила Марго.

– Деньги, моя дорогая… и ее связи. На что она еще может годиться? Ей нужно мое молодое тело… мне – ее финансы.

С этими словами мужчина повалил девушку на траву, и падчерица почувствовала, как его рука заскользила под юбку. Марго наполнилась яростью. Она принялась брыкаться изо всех сил. Но в ту же минуту другая рука Андре сдавила ей горло.

– Дернешься, – прохрипел он, потеряв самообладание, – и я придушу тебя прямо тут.

Затем он нервно хохотнул и добавил:

– Девочка, расслабься и получай наслаждение… Я все равно доведу начатое дело до конца, и никто мне не помешает…

Вдруг совсем рядом раздались детские голоса:

– Папа, папа, смотри! На озере плавают лебеди!

– Где, Женевьева? Где ты их нашла? – услышала Марго раскатистый бас.

– Да здесь, папа! Скорей сюда!

– Черт! – выругался Андре, резко отстраняясь от падчерицы. – Какого дьявола им тут понадобилось?

«Господи, спасибо!» – про себя возблагодарила девушка Всевышнего за чудесное спасение. Не теряя ни минуты, она вскочила и, отряхиваясь на ходу, побежала к машине. Но не успела она сделать и нескольких шагов, как услышала тяжелое дыхание у себя за спиной.

– Стой! – крикнул Андре. – Остановись немедленно!

Но молодая особа не только не остановилась, а, наоборот, прибавила ходу.

– Если кому расскажешь о случившемся, – послышался у нее за спиной запыхавшийся голос отчима, – я тебя убью. Слышишь? Убью! И твое тело никто никогда не найдет!

Ситроен несся по дороге в сторону дома на огромной скорости.

– Недурно бы поскорее выбраться из этого логова, – то и дело повторяла девушка. – Никакие силы не заставят меня больше переступить порог этого дома. Лучше вообще быть сиротой, чем иметь мать, которая меня ненавидит, и отчима, который едва не изнасиловал меня. Сейчас вернусь в дом, соберу вещи и уеду. Ничего, что устала. Отдохну дома. А завтра… завтра я решу, что мне делать дальше. Прежде всего, съезжу на аэродром и поблагодарю Сержа. Я вряд ли смогу брать дальше уроки пилотирования. С моей зарплатой это станет, к несчастью, невозможным. Пока невозможным… а там будет видно. Что-нибудь придумаю. Главное – вырваться из змеиного гнезда!

Однако разорвать семейные узы оказалось не так-то просто.

– Где ты пропадала? – послышался недовольный голос матери, едва только Марго переступила порог дома. – Посмотри на себя! На кого ты похожа? Куда ты ходила в таком виде?

 

Мадам Ларю стояла на лестнице, ведущей на второй этаж, и неприязненно смотрела на девушку.

– Я не должна перед тобой отчитываться, – безучастно заметила дочь. – Я совершеннолетняя и не считаю нужным докладывать тебе, чем я занимаюсь.

– Не смей так разговаривать с матерью! Пока ты живешь в этом доме, ты будешь делать так, как Я тебе говорю, и будешь давать отчет, где и как провела день, – прикрикнула мать, раздраженная ответом девушки.

– Не буду. Я сегодня же уезжаю! – с вызовом поглядев на Адель, произнесла Марго. – Ноги моей больше не будет в этом доме.

– А кто тебе сказал, что я позволю тебе это сделать? – ехидно заметила мадам. – Ты уедешь из этого дома не раньше, чем я позволю.

– Что? – не веря своим ушам, переспросила Марго. – С чего бы это? Еще вчера ты мечтала, чтобы я поскорее убралась из твоего дома и не маячила перед носом твоего молодого мужа. Какие резкие перемены произошли за один день!

– Да, хотела! И до сих пор хочу. Но… прежде, чем ты уедешь, ты отработаешь каждый вложенный в тебя франк. Мы слишком много потратили на тебя денег, и теперь пришел час расплаты.

Марго застыла от безграничного удивления. Ей показалось, что она начинает сходить с ума.

– Мама…

– Я тебе не мать! – прикрикнула на нее Адель. – Я не хочу иметь ничего общего с таким ничтожеством, как ты!

– Тогда что вам от меня нужно, мадам? – высоко подняв голову, задала вопрос девушка. – Деньги? Я не брала у вас в долг. Машину? Вот ключи, я спокойно проживу и без нее. Моя квартира? Но я снимаю ее за свои гроши. Драгоценности? Я ношу только то, что отец подарил мне, и отобрать их вы не имеете права. Что же я должна вам?

– Неблагодарная! – взвилась мать. – Я вложила в тебя столько сил и души!

– Души? – дочь приподняла бровь. – Вы никогда не любили меня, так как я напоминала вам моего отца, которого вы терпеть не могли. Более того, я всегда мешала вам. За всю мою жизнь мы ни разу не провели отпуск вместе. А если и выезжали куда-то, к кому-то в гости на несколько дней, то только потому, что вам было выгодно играть роль заботливой мамочки. А после свадьбы… вы забирали меня из интерната только для того, чтобы мы изображали счастливую семью на светских раутах. Разве не так?

– Да, мне некогда было болтать с тобой о пустяках, – равнодушно ответила Адель, смерив девушку презрительным взглядом. – После смерти твоего отца мне пришлось много работать, чтобы ничего не потерять.

– Ах, конечно: модные магазины, отдых на водах, театры и рестораны почти каждый день, – все это отнимает массу времени, вы правы, – усмехнулась Марго. – Ведь именно из Ниццы вы вернулись с новым мужем?..

– … который заменил тебе отца! – с вызовом произнесла мать.

– … который сегодня… – добавила Марго и тут же осеклась.

– Что сегодня? – настороженно переспросила Адель, буравя глазами девушку.

– Ничего.

Марго хотела было подняться на второй этаж, но мать цепко схватила ее за руку.

– Где Андре?

– Откуда мне знать? Не я же его жена.

– Я знаю, что вы собирались поехать в Реймс… не удивляйся, и у стен есть уши. Так что? Я повторю вопрос: где Андре? – разраженным тоном спросила Адель, продолжая больно сжимать руку девушки.

– Мы расстались в Венсенском лесу.

– Почему?

– Откуда я знаю… он сообщил мне, что у него там какое-то дело, какая-то встреча. Отпусти меня! – выдернув руку, бросила Марго. – Мне еще надо собрать вещи.

– Я уже сказала тебе: уедешь только тогда, когда я разрешу. Иначе…

– Что иначе?

– Иначе остаток дней проведешь в психиатрической клинике, – прошипела женщина, не отрывая взгляда от дочери. – Я предупредила тебя. А ты знаешь, я всегда держу свое слово. Через неделю у меня день рождения. Соберется много, очень много уважаемых людей. И если хочешь, чтобы я потом отпустила тебя, то ты будешь более чем мила с ними. Кроме того, я познакомлю тебя с одним приятным старичком, прихоти которого ты выполнишь беспрекословно. Мсье Дидье большой любитель молоденьких дурочек, поэтому ты должна очаровать его, да так, чтобы ближе к вечеру он просто визжал от восторга и подписал наш контракт. Мне пока не удалось уломать его… После праздника катись ко всем чертям. Мне совершенно безразлично, ЧТО будет с тобой. Я ясно выразилась?

– Яснее некуда, – кивнула головой Марго.

И, не говоря больше ни слова, быстрым шагом заспешила к себе в комнату. Захлопнув за собой дверь, девушка бросилась на кровать и разрыдалась от гнева и бессилия. Нет, она давно не питала иллюзий относительно матери, и события последних дней только доказали, что Марго не ошибалась в худших предположениях. Оставалась призрачная надежда, что хоть отчим неплохо относится к ней, по крайней мере, так было последние восемь-девять лет. Впрочем, сегодняшнее происшествие в лесу полностью лишило Марго шансов на его участие или сострадание. У нее не осталось на этом свете никого.

«Через неделю кошмар закончится. Я уеду из страны. Куда? Да не важно. Один из профессоров университета предлагал мне отправиться в Перу в составе экспедиции, где в 1920 году в пустыне Атакама нашел геоглифы Наски. "Ваши знания и ваше умение летать на самолете могут помочь нам ответить на один из важных вопросов в истории человечества", – так он сказал на выпускном балу».

Тогда мадемуазель Ларю отказалась, так как не готова была надолго покинуть страну. Но сейчас… сейчас Маргарита согласилась бы отправиться хоть на Луну, лишь бы подальше от лживых и беспринципных людей, которых она считала своей семьей.

Ее размышления были прерваны стуком в дверь. Насторожившись, молодая особа села на кровать и прислушалась. Осторожный звук повторился. Соскочив с кровати, Марго на цыпочках подошла к порогу и тихо спросила:

– Кто тут?

Ответа не последовало. Затаив дыхание, девушка вслушивалась в каждый шорох, тем не менее за дверью по-прежнему было тихо. И тут ее взгляд упал вниз. Под ногами лежал сложенный белый лист бумаги. Присев на корточки, Марго осторожно подняла его и развернула дрожащей от волнения рукой. Но увидев изображение, Маргарита потеряла дар речи, ибо сразу догадалась, чьих это рук дело. На вырванном из книги листке был изображен Темпус. «Неумолимая коса времени» – так в Древнем Риме называли мужскую крылатую фигуру с козлиными ногами и косой в руках, олицетворявшую бренность и скоротечность всего живого. У римлян фигура Темпуса ассоциировалась с символом Смерти.

Глава 3

Месть – поступок человека,

верящего в справедливость,

необходимый для восстановления

его душевного равновесия.

Бетер

Свет фар выхватил из темноты лежащий на дороге роскошный букет. Нажав на тормоз, водитель остановился.

– Что случилось, Жорж? – раздался спокойный голос. – Почему мы остановились?

– Простите, Ваше сиятельство, я увидел большой букет… прямо посреди дороги!

– И что вас смутило, мой друг? – все так же невозмутимо продолжил мужчина, сидевший на заднем сидении.

– Мне показалось это очень странным… вот я и остановился. Не каждый день в такой глухомани встречаешь цветы на дороге. Но, наверно, я зря это сделал? Простите меня! – виноватым голосом добавил водитель.

– Вы целиком и полностью правы, Жорж: не стоило обращать внимание на такую ерунду, как букет… хотя… постойте!

Граф открыл дверь и вышел из машины. Вдохнув ночной прохладный воздух, он подумал: «Скверная сегодня погода. Если бы не аукцион, то никогда бы не уехал из своего уютного гнездышка. Но, признаться, поездка удалась. Никогда еще мне не доводилось так удачно… А это еще что такое? Становится интересно…»

Мужчина сделал несколько шагов в сторону леса. Он настороженно всматривался в неясные очертания чего-то, смутно напоминающего автомобиль, пытаясь разглядеть детали.

– Жорж, принесите мне, пожалуйста, фонарь.

– Слушаюсь, Ваше сиятельство.

Достав из багажника требуемое, водитель тотчас же направился к хозяину.

– Посветите, мне, пожалуйста, друг мой, – попросил граф.

Яркий луч, направленный в сторону темневшей груды, выхватил из темноты задний бампер машины.

– Хм, что тут произошло? Странно, – пробормотал господин, прищурившись. – Давайте спустимся, не против? Вероятно, машина застряла или еще что-то в этом роде.

– Как вы скажете, Ваше сиятельство.

Едва спустившись в ложбину, мужчины наконец разглядели разбитый вдребезги автомобиль.

– Пресвятая Дева! – перекрестился водитель. – Что тут стряслось? Как же так?

– Должно быть, человек не справился с управлением. Погода, сами видите, не балует нас, – пожал плечами граф, внимательно разглядывая обломки. – Да уж… удар был чудовищным.

– Судя по состоянию машины, вы правы от начала до конца.

– Что ж, вряд ли можно выжить после такой аварии. Но давайте посмотрим!.. В любом случае не лишним будет вызвать полицию…

Осветив салон автомобиля, под грудой искореженного металла они увидели бездыханную девушку, не подававшую никаких признаков жизни. Ее мертвенно-бледное лицо в потеках запекшейся крови напоминало маску.

– Боже мой! – прошептал Жорж. – Совсем юная… Как жалко-то.

– Да, по-настоящему жаль, – пробормотал граф, стоя неподвижно и продолжая рассматривать погибшую. – Авария произошла примерно час назад.

– Почему вы так решили, Ваше сиятельство?

– Посветите-ка мне сюда… видите? Это следы от мужских ботинок. Сюда кто-то спускался не так давно. Заметьте, сейчас идет дождь, и все же след еще не размыло. Почему тогда еще нет полиции? До ближайшей деревни отсюда примерно минут пятнадцать-двадцать… Но по непонятной причине человек, спустившийся сюда, помощь не вызвал. Почему?

– Наверно, потому что…

– Потому что она еще была жива в то время. И ее просто бросили тут умирать, – заключил граф. – Помогите мне вытащить потерпевшую.

– Вы думаете, что она…

– Мой друг, – перебил его господин, – давайте обсудим все после. Жизнь этого создания висит на волоске, поэтому дискутировать сейчас не время.

Мужчины приложили немало усилий, чтобы извлечь на свет божий израненную девушку, находящуюся в глубоком обмороке. Положив незнакомку на расстеленный Жоржем плащ, они наконец-то выдохнули.

– Что ж, – приложив пальцы к шее раненой и уловив слабый пульс, удовлетворенно хмыкнул граф, – мое умозаключение оказалось верным. Она до сих пор жива. Вопрос в другом – кто и почему бросил ее тут умирать?

Мужчина призадумался.

– Ладно, ответ поищем чуть позже. Не мешало бы отвезти девицу в больницу… хотя, стоп. Нет, нет, нет… Вот как мы поступим, мой друг. Отвезем раненую ко мне. После вы съездите за мсье Картье. Не вдаваясь в подробности, просто скажете, что дело крайне срочное и что я просил его приехать как можно скорее… А теперь понесли ее… осторожно, прошу вас!

– Конечно, Ваше сиятельство, – помогая хозяину поднять девушку, ответил водитель.

Они уложили раненую в салон с величайшими предосторожностями, боясь причинить ей еще больший вред. Уже садясь на переднее сидение машины, граф внезапно заметил букет, лежащий на дороге.

– Ах вот оно что, – опрокидываясь на спинку сидения, пробормотал мужчина. – Букет… он появился здесь неспроста. Получается, тот неизвестный хотел, чтобы ее обнаружили. Так, так, так. Тут есть над чем поразмыслить…

– Поехали, Жорж, время не терпит! – добавил господин, оглянувшись на лежащую на заднем сидении несчастную. – Сколько загадок за один вечер… Что же… попытаемся их разгадать.

Уже через час мсье Картье, лечащий врач графа де Мора, осматривал девушку, размещенную в одной из гостевых комнат замка.

– Что ты можешь сказать о ее состоянии, друг мой? – невозмутимым голосом поинтересовался граф.

– Сэмуэл, – разведя руками, отозвался врач, – врать не буду, она очень плоха. Множественные ушибы и переломы. На твоем месте я бы отвез девчонку в больницу. Ей нужен хороший уход.

– Серж, я не могу этого сделать.

– Но почему? – не скрывая своего удивления, задал вопрос Картье. – И вообще, где ты нашел девицу? Твой водитель ничего не сообщил, невзирая на то, что я допрашивал его с пристрастием.

– Жорж служит у меня уже тридцать лет, – пояснил граф. – Он предан мне.

– Мы знакомы с тобой еще со школы, Сэмуэл, – с укором посмотрел на него Серж. – Я разве когда-то подводил тебя? Разве я хоть раз обманул тебя или предал?

– Нет, дорогой друг, – похлопав его по плечу, ответил мужчина. – Если бы это случилось, то тогда, вероятно, мы не разговаривали бы с тобой сейчас… Между тем пока мне хотелось бы оставить ее пребывание в моем доме в тайне. А уж о больнице и речи идти не может.

– Но почему? Почему?

– Долгая история, – ушел от ответа граф.

 

– Так я никуда уже не спешу. Хочу тебе напомнить, что ты поднял меня с кровати посреди ночи.

– Скажи, – отмахнулся от вопросов граф, – ты можешь ей помочь? Сможешь поставить на ноги?

– Для этого мне необходимо заехать в офис, взять кое-что и поселиться у тебя на месяц, чтобы собственноручно ухаживать за ней. Вот только что я скажу своей старушке?

– Нинон мы скажем, что ты отправился в командировку… Предоставь это мне, Серж. Обещаю, я все улажу с твоей женой.

– Надеюсь, – хмуро заметил врач, – ты же знаешь, какая моя супруга ревнивица.

– Ну хватит болтать, – встав, проговорил Сэмуэл. – Жорж отвезет тебя в офис, а я позвоню Нинон, попрошу собрать твои вещи. У тебя всего один час. Время не терпит.

– Это уж точно, – глядя на лежащую перед ним незнакомку, покачал головой врач. – А она ничего… очень мила, хочу заметить.

– Пока это единственное ее достоинство, – разглядывая хорошенькое личико, которое уже успели отмыть от крови, произнес граф. – А там – кто знает, кто знает… Я уверен, что наша встреча не случайна… Иди, Серж, иди! Не теряй времени даром.

Закрыв за доктором дверь, мужчина подошел к столу, на котором лежала сумочка девушки. Вытряхнув из нее все содержимое, он начал внимательно рассматривать вещь за вещью.

– Маргарита Ларю, – прочитал он, открыв водительские права. – Уж не дочь ли ты покойного Огюста Ларю, владельца судовой компании? Насколько мне известно, сейчас делами заправляет вдова, весьма неприятная и вульгарная особа… Интересная птичка залетела ко мне в клетку. Вот и начнешь верить в божий промысел.

– Не… не трогайте… мне… отпустите! – услышал он стоны и несвязную речь больной. – Озеро… не сможете удержать… слежка… машина… они догоняют… туман… все равно убьет… убьет… она все равно ее убьет…

– Что бы это значило? Какой неожиданный поворот событий, – поднявшись на ноги и подойдя к кровати, прошептал граф. – Ну, теперь я просто обязан тебя спасти во что бы то ни стало. Держись, девочка, держись! История только начинается!

1На протяжении нескольких веков в соборе Нотр-Дам де Реймс проводилась коронация французских монархов.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru