Поймай, если сможешь

Марина Линник
Поймай, если сможешь

Глава 6

Самая благородная и сладкая месть —

это прощение.

Пьер Буаст

– Доброе утро, Маргарита, – поприветствовал девушку граф де Мор, когда та утром вошла в столовую. – Вижу, вы не сомкнули ночью глаз?

– Доброе утро, Сэмуэл, – улыбнувшись уголками губ, отозвалась девушка. – Увы, вы правы. Мне не спалось. Да и как можно спать, когда голова раскалывается от тягостных раздумий.

– Мне очень жаль… Присаживайтесь, прошу вас. Николя приготовил сегодня чудесные круассаны, да и кофе остывает.

– Благодарю, но я не голодна.

– А вот это неправильно. Позвольте мне на правах друга попросить вас отведать хотя бы фрукты. Я настаиваю, Маргарита, пожалуйста!

Немного помедлив, девушка все же села за стол. Христиана тут же подошла к ней с кофейником, из которого шел дурманящий запах свежесваренного кофе. Маргарита сделала несколько глотков, и по ее телу тотчас же разлилась приятная теплота.

– Вам уже лучше? – глядя на порозовевшее личико гостьи, спросил граф.

– Да, намного. Спасибо вам большое за все! Я в неоплатном долгу перед вами, – кивнула Марго в знак благодарности. – Во всяком случае, мне придется, видимо, попросить вас еще об одной услуге.

– Я внимательно слушаю вас, – легкая улыбка заиграла на благородном лице Сэмуэла.

Обладая недюжинным и проницательным умом, он уже догадался, о чем пойдет речь. Собственно, граф и стремился подтолкнуть девушку к нужному ему разговору, тем не менее де Мор не хотел форсировать события. Маргарита должна была сама решить свою судьбу.

– Вчера я не стала расспрашивать вас, чем вы занимаетесь, – начала разговор Марго ровным голосом. – Содержать такой замок, прислугу, садовника, повара, водителя очень дорого. Из этого следует, что вы весьма богатый человек, но, несмотря на это, я ни разу не встречала вас в салоне моей матери, а она собирает у себя всех толстосумов.

– У нас, к счастью, разный круг общения, – снисходительно проговорил Сэмуэл, откинувшись назад. – Мои друзья и мои покупатели не мелкие или крупные дельцы; правда, иногда попадаются господа и такого плана. Люди, которые крутятся в салоне вашей матери, либо подхалимы, либо денежные мешки, нажившие капитал на биржевых спекуляциях. Мои же покупатели по-настоящему богатые люди, состояние которых передается из поколения в поколение.

– Ваши покупатели?

– Я занимаюсь предметами искусства, моя дорогая: картины, скульптуры, антиквариат. Мои покупатели ценят не только деньги, но и красоту, за которую готовы платить немалые суммы.

– И, невзирая на это, в течение десяти лет вам так и не удалось отомстить моей матери за гибель вашего отца? Почему?

Лицо графа мгновенно стало серьезным. Положив салфетку на стол, мужчина встал и подошел к окну. В столовой повисла неловкая пауза. Маргарита уже раскаивалась в своей несдержанности. Она уже открыла рот, чтобы принести свои извинения, но тут раздался голос де Мора:

– Вы задали хороший вопрос, Марго… Позвольте мне вас так называть. Почему я ничего не предпринял? Вероятно, потому, что на восстановление доброго имени моей семьи я потратил слишком много сил. Да, признаюсь, в душе все еще живет ненависть к этой женщине. Если бы вы знали, как часто после смерти отца (моя мать умерла за год до его гибели) я представлял картину, как Адель умоляет меня забыть все обиды… Почему не отомстил… Хм… Не было подходящего случая…

– А с моим появлением он появился, – перебила его девушка. – Я права?

Сэмуэл круто повернулся к ней и посмотрел на нее в упор.

– Вы намного умнее, чем я предполагал, моя дорогая… Да, не скрою, узнав, кого привел Господь под мой кров, я намеревался воспользоваться вами как орудием возмездия. Но после…

– После? – с вызовом спросила Марго.

– Находясь в бессознательном состоянии несколько дней, вы часто бредили. Из ваших несвязных слов мне стало понятно, что вы тоже жертва этого чудовища.

– И тогда…

– Тогда я решил помочь вам обрести себя, помочь вернуться в общество, – закончил граф. – Вы же об этом хотели меня попросить? Не так ли?

Покраснев как мак, Маргарита утвердительно качнула головой.

– Я хочу заключить с вами сделку.

– А в вас живет жилка вашего отца, – рассмеялся Сэмуэл. – Вы умны, прекрасно образованны… Мне кажется, мы найдем с вами общий язык.

– Итак, вы готовы помочь мне?

– Смотря в чем.

– Я намереваюсь вернуть себе все, что забрала мать у моего отца, а ее саму – уничтожить.

– Вы намереваетесь УБИТЬ вашу мать? – глаза графа округлились от удивления. – Марго, вы… вы поставили меня в тупик.

– Разумеется, нет, – жестко ответила девушка. – Какой бы она ни была, какие бы страшные злодеяния не совершила, Адель – моя мама. Нет, я не желаю ее смерти. Но принимая во внимание положение вдовы и ее огромное влияние, я хочу открыть общественности истинное лицо этой отравительницы.

– Каким образом вы собираетесь сделать это? Вы все-таки решили обратиться в полицию? – насторожился мужчина. – Поверьте, это неразумное решение.

– Нет, у меня есть другая идея. И на этом этапе мне понадобится ваша помощь.

– Какая именно?

– Вот какая…

И Марго, не таясь, посвятила графа в поэтапно разработанный ею ночью план. Чем дольше она говорила, тем в большее изумление приходил Сэмуэл. «Вот так тихоня… а девчонка не промах, – думал он, поглядывая на гостью. – Вот что значит знать историю».

Изложив план, девушка замолчала и с вызовом поглядела на де Мора.

– Итак… вы поможете мне?

– В целом идея неплоха, – помолчав, ответил Сэмуэл. – Но мы внесем в ваш план небольшие коррективы, если не возражаете… Какие – мы обсудим это чуть позже. Наберитесь терпения. В нашем деле оно понадобится. И все же для начала нам нужен некто, кто сможет снабжать нас информацией. Мы должны знать обо всем, что происходит в жизни вашей матери и отчима.

– У меня есть такой человек.

– Он надежен? Вы доверяете ему?

– Вполне… если охранник моей матери не дал мне умереть в ту ночь, выбросив букет на дорогу, то, пожалуй, он заслуживает доверия.

– Ну что ж, – согласился с ней де Мор, – ваше умозаключение не так уж ошибочно. Возможно, несколько безрассудно, но нужно попробовать. Каким образом вы хотите связаться с ним? Назначите встречу?

– Жак очень осторожен, так что мне придется пойти на определенный риск. Вы не одолжите мне машину?

– Куда вы собрались? – удивился граф.

– Мне следует съездить к нему домой.

– Но это безумие, моя дорогая! – воскликнул мужчина, с удивлением воззрившись на нее. – А если вас кто-то увидит или узнает?

– Во-первых, я отправлюсь к нему ночью, поэтому меня вряд ли кто заметит.

– А во-вторых?..

– Вы высадите меня возле соседнего дома и уедете. Через час вы вернетесь и подхватите меня.

– Ну а если Жак не согласится и вызовет полицию?

– Что ж… – вымолвила девушка. – Тогда мне представится возможность взглянуть моей дорогой мамочке в глаза и спросить ее, посадила ли она на мою могилку мои любимые цветы.

Граф смотрел на Марго с восхищением. «Я не ошибся: мадемуазель не только красива, но и умна. Редкое сочетание в наши дни, – подумал он, не отрывая от нее взгляда. – В ней есть что-то дьявольское: вон как загорелись глаза. Конечно, Маргарита молода и еще неопытна… но, думаю, мне удастся вылепить из нее нечто совершенное. Она алмаз, нуждающийся в правильной огранке и оправе».

На подготовку ушло несколько дней. Граф весьма скрупулёзно подходил к делу, так как понимал, что в случае провала другая возможность свести счеты с обидчицей появится не скоро. Да и к Маргарите Сэмуэл начал испытывать безотчетное расположение. Несмотря на возраст (а ему исполнилось пятьдесят), мужчина так и не обзавелся семьей. Сначала учеба, потом война, затем бесконечная работа в компании отца. После банкротства и смерти отца де Мору пришлось создавать империю заново. Но, учитывая предыдущий опыт, он построил ее иначе, играя на слабостях тех, кто довел компанию отца до разорения. Появление девушки круто изменило его жизнь.

Ночь выдалась очень темной. Мрачные тучи еще с вечера заволокли небо, скрыв от людских глаз серебристый диск луны.

– Нам повезло, – заметил граф. – Не видно ни зги. Спрошу еще раз: вы уверены в своих действиях? Пока еще не поздно все отменить.

– Aut cum scuto, aut in scuto2, – ответила Марго и вышла из машины.

– Жорж, – приказал де Мор, – объедешь квартал и встанешь возле того каштана. Мы должны подстраховать ее. Мало ли что может случиться. Я не готов сейчас потерять девушку.

– Слушаюсь, Ваше сиятельство, – отозвался водитель и плавно нажал на газ.

А тем временем Маргарита осторожно пробиралась к дому охранника матери. Она не знала, что ждет ее: неудача или успех. Здравый смысл, основанный на интуиции, подсказывал ей, что Жаку можно доверять. Но все могло произойти, поэтому стоило быть начеку.

Подойдя к дому, Марго осторожно заглянула в окно. В гостиной было темно. Зная, что в этот вечер жена охранника отправилась к своей матери и осталась там на ночь, Марго не боялась встретить в доме кого-либо, кроме него самого. Девушка пробралась к входной двери и, стараясь не шуметь, достала из сумки связку ключей. Когда граф учил ее подбирать и открывать различные дверные замки, она как-то не задумывалась о том, каким образом сам Сэмуэл овладел искусством взломщика. Сейчас же, когда она стояла с отмычками в руках возле чужой двери, закравшаяся подозрительность шевельнулась в душе. «Ладно, – после минутного колебания сказала Маргарита сама себе, – отложим все вопросы на потом. В настоящее время важнее найти сообщника в доме матери». Отбросив все сомнения, мадемуазель Ларю решительно приступила к делу.

 

Дверь поддалась почти сразу, что внушило ей надежду на благоприятный исход дела. Неслышно ступая, Марго прокралась на второй этаж и прислушалась. В одной из комнат раздавался мерный храп. Подойдя к двери, девушка превратилась в слух.

– Я не ошиблась, – прошептала она и тихонько приоткрыла дверь.

Войдя в комнату, Марго увидела спящего человека. Тихой тенью взломщица скользнула к изголовью кровати и склонилась над спящим человеком. Это был ОН. Включив фонарик, девушка тихо позвала:

– Жак… Жак, проснитесь! Вы слышите меня?

– К-кто тут? Что вам нужно?.. Что вы здесь делаете?.. Черт, где мое оружие! – протирая глаза, пробормотал охранник. – Кто вы?

– Это я, Жак… Маргарита Ларю, – спокойно ответила юная взломщица, осветив свое лицо.

Глава 7

Нет преступления без наказания, нет наказания без

закона, нет преступления без законного наказания.

Норма римского права.

Холодный осенний дождь барабанил по подоконнику. Стылое небо с самого утра заволокло свинцовыми тучами, которые неслись по небу с невероятной быстротой.

Настроение Андре Бонье было под стать погоде: такое же мрачное и скверное. Просматривая счета и принесенную секретарем документацию, он хмурился с каждой минутой все сильнее и сильнее. Наконец, не выдержав, мужчина бросил бумаги на стол и погрузился в раздумья. Жена сдержала свое слово: в одном из многочисленных интервью она выложила пикантные подробности их совместной жизни, упомянув о пристрастии мужа к алкоголю и разгульному образу жизни. После таких откровений партнеры Андре постепенно начали отказываться от покупок его продукции, предпочитая работать с менее скандальной персоной.

– Гадина! – стукнув кулаком по столу, проворчал обойденный муж.

Он вскочил со стула и начал расхаживать по комнате, заложив руки за спину.

– Мерзкая злобная гадина! Отвратное чудовище! Бесовское отродье! – продолжал супруг одаривать женушку нелестными эпитетами. – Змея подколодная… исчадие ада!

– Господин Бонье, – дверь слегка приоткрылась и показалась белокурая головка секретарши, – к вам мсье Гранд. Впустить?

– Что еще потребовалось этому старому хрычу? – насупился Андре. – Не хватало, чтобы и он отказался… Зови!

Через пару секунд в кабинет вошел безукоризненно одетый представительный мужчина, морщинистое лицо которого искажала презрительная гримаса. Распахнув объятия, Андре устремился навстречу гостю.

– О, мсье Гранд, какая честь. Я весьма рад видеть вас, – поприветствовал Бонье мужчину, делая вид, что не замечает неприязненной мины посетителя.

– Не могу похвастаться тем же, – не обращая внимания на протянутую руку, ответил вошедший и уселся на стул без приглашения.

– Могу ли я предложить вам что-нибудь выпить? – сразу сменив шутливый тон на деловой, спросил Бонье.

– Наш разговор будет краток, так как у меня нет желания длительное время находиться в вашем обществе.

– Что это значит, любезнейший? – с вызовом произнес Андре, бросив на гостя злобный взгляд.

– А то, что я разрываю с вами контракт! – воскликнул мсье Гранд.

– Но почему, позвольте узнать?

– Почему? И вы еще спрашиваете – почему? – вскочив на ноги, закричал господин. – Вы разве не читали сегодняшнюю газету? Нет? Тогда советую! Весьма занятная статейка, надо сказать… вот, смотрите!

Он со злостью швырнул на стол газету и вновь уселся на стул. Взяв ее с невозмутимым спокойствием, Андре наткнулся на броский заголовок: «О чем думает молодой богач Бонье». Нехорошее предчувствие закралось в душу мужчины. Пробежав глазами статью, он побагровел. Неизвестный автор не просто нанес удар по его репутации; составитель пасквиля просто полностью уничтожил его.

– «Исходя из вышесказанного, можно с уверенностью сказать, что господин Бонье не обладает джентльменскими манерами. Этот горе-бизнесмен демонстрирует небрежное, скотское отношение не только по отношению к клиентам, но и к поставщикам своей компании. Сноб, не умеющий адекватно оценивать свои силы и обстановку, явно не обладает способностью смотреть вперед»… Это черт знает что такое! – отбросив газету, вскричал он. – И вы, любезнейший, поверили в это якобы сенсационное разоблачение? В эту грязную клевету?

– Я понимаю ваши чувства, – сдержанно проговорил мсье Гранд, – и все же вы тоже должны понять меня. После таких статей, не способствующих сохранению вашей репутации, никто не хочет работать с вами. Мои клиенты не покупают вашу продукцию, и она портится. По вашей милости я теряю деньги, а я не хочу стать нищим. Не для того я работал всю жизнь, чтобы на склоне лет оказаться несостоятельным должником. Поэтому я разрываю наши отношения. Прощайте!

– Но господин Гранд, давайте все обсудим, – попытался остановить его Андре. – Уверен, мы с вами сможем…

– Нет, не сможем, – перебил гость. – Я все сказал!

Когда дверь за посетителем захлопнулась, Бонье со стоном опустился на стул. Лишившись самого крупного покупателя, ему ничего не оставалось, как объявить себя банкротом.

– Я убью эту тварь! – прорычал мужчина. – И пусть меня посадят… Хотя… садиться в тюрьму из-за этой дряни нет никакого желания. Надо что-то придумать… Предпринять… Я не дам ей сломать меня! Она получит по заслугам…

Узнав, что жена собралась на неделю в Ниццу, чтобы сменить обстановку, Андре устремился за ней.

– Мадам, ваш муж просит принять его, – сообщила вошедшая в комнату горничная.

– Что? – нахмурилась Адель. – Гоните к черту это ничтожество!

– Но, мадам, он настаивает…

– Вы что, не поняли меня? – закричала на нее женщина. – Я сказала, гоните к черту…

– Ну зачем так негодовать, дорогая, – оттесняя девушку, весело заметил Андре. – Иди, милая, ты свободна. И предупреди портье, чтобы никого не впускал к нам. Мы очень заняты и не принимаем посетителей.

– Что ты себе позволяешь? – укутавшись в пеньюар, спросила супруга. – На каком основании ты тут командуешь?

– Ну, я пока еще твой муж, – напомнил Андре.

– Будь уверен, что это ненадолго, так как я собираюсь подать на развод, – объявила она. – И уже предупредила мсье Тома о своем решении, попросив подготовить соответствующие бумаги к моему возвращению. Так что вскоре ты станешь совершенно свободным мужчиной. Советую поторопиться и охмурить какую-нибудь старушку, чтобы не остаться нищим через год-другой. Молодость недолговечна, и твое обаяние перестанет действовать на старых богатых вдовушек.

– Зачем же мне охмурять кого-то еще, когда у меня самая красивая жена на свете? – приблизившись к ней, вкрадчивым голосом промолвил мужчина.

– Вот только не надо тут испытывать на мне свою магнетическую силу, – встав с кресла и отойдя в противоположный конец комнаты, проговорила Адель. – Иди вон, потренируйся на ком-нибудь другом. В лобби отеля собирается весьма занятная публика. Там ты найдешь парочку раритетных экземпляров, которые не знают о тебе и твоих проделках. Они будут не прочь закрутить с тобой роман. Правда, одной уже под семьдесят, а другой и того больше. Но ради денег ведь можно и потерпеть, не так ли?

– Ты несешь чушь, дорогая, – подходя к ней, произнес Андре. – Какой здравомыслящий человек будет смотреть на других дам, когда рядом с ним такая восхитительная женщина.

Бонье попытался обнять супругу, но та с гневом оттолкнула его.

– Не смей прикасаться ко мне!

– Но Адель! – сокрушенно покачал головой муж. – Почему? Почему ты так поступаешь со мной?

– И ты еще спрашиваешь почему? После того, ЧТО ты наговорил мне? После того, как ты бросил меня?.. А ты знаешь, сколько бессонных очей я провела по твоей милости? Сколько слез я выплакала?

– Прости, дорогая, я все осознал, – опустил голову Андре. – Я – большой дурак. Только оставшись наедине со своими мыслями, я понял, какое сокровище было рядом со мной все эти годы. Прости меня! Я был не прав…

– Что, – ехидно заметила жена, – дела идут не так хорошо, как прежде? Я слышала, что мсье Гранд разорвал партнерские отношения с тобой.

– Да, мы больше не работаем вместе, если хочешь знать. Но, – он продолжил наиграно безразличным тоном, – его отказ принес большую выгоду компании. Я нашел хорошего партнера за океаном… Ты не знаешь его… так вот, мы буквально вчера подписали с ним договор о сотрудничестве на очень приличную сумму. Это самый первый мой крупный контракт. Я хотел разделить эту радость с тобой, с самым близким мне человеком, да к тому же предложить партнерство (на взаимовыгодных условиях, разумеется), но, если тебе не интересно мое предложение, то я обращусь к другой судоходной компании. Благо выбор большой. А контракт, между прочим, на десять лет… на сумму семь миллионов долларов.

– Семь миллионов долларов? – глаза Адель распахнулись.

По тем временам сумма была не просто большой, а огромной.

– И это только начало, – разливался соловьем Андре, ничуть не смущаясь лжи, ибо никакого контракта он не заключал и ни с кем вчера не встречался. – Если в США мой товар придется по вкусу покупателям, то мы планируем расширить наше партнерство, а со временем и вообще перенести часть производства в Америку… Нам был нужен надежный перевозчик. Но раз ты не хочешь… Что ж, поищем его в другом месте… Хотя зачем я тебе все это рассказываю? Я и мой скромный бизнес больше не интересны тебе. Что ж, определенно придется воспользоваться твоим предложением и спуститься в вестибюль отеля. И вовсе не для того, чтобы подцепить кого-то, а чтобы в одиночестве отпраздновать такое важное для меня событие. До встречи в суде, дорогая!

Мужчина круто развернулся и зашагал к двери. Но едва Бонье коснулся ручки, как услышал за спиной голос жены:

– Подожди! Куда ты направился? Мы же еще ничего не обсудили.

Андре самодовольно улыбнулся. Кому, как ни ему было знать о слабостях «обожаемой» супруги: женщина любила деньги больше всего на свете. Именно поэтому он и озвучил такую фантастическую сумму. Рыбка проглотила наживку и попалась на крючок.

– Зачем идти в бар, когда у меня есть превосходное шампанское, – любезно предложила Адель, в глазах которой загорелся огонек. – Если ты не против, то можно отпраздновать такое событие и тут… в моем номере… точнее, в нашем номере.

– Твое предложение сулит мне прощение? – поинтересовался мужчина, вопросительно посмотрев на жену.

– Пока назовем это партнерством, – уклонилась от прямого ответа женщина, лукаво поглядев на него. – Ну, а там посмотрим.

Всю ночь напролет из спальни мадам Ларю доносились сладострастные стоны, судорожные вздохи и скрип кровати. И только под утро изнеможенная парочка, праздновавшая не только мнимый контракт, но и воссоединение, угомонилась.

– Как спалось? – взглянув на часы, задал вопрос Андре. – Ого, уже почти двенадцать! Ничего себе! Дорогая, а мы пропустили завтрак.

– К черту завтрак, – обняв его за талию, страстно зашептала Адель ему на ухо. – Ты намного вкуснее.

– Эй, эй! – отстраняясь от нее, весело проговорил муж. – Потише!.. Пойду, закажу нам еду в номер. Не против?

– Решительно нет, – растянувшись на кровати, отозвалась мадам. – Закажи и… сразу же ко мне… я жду тебя!

При виде обнаженного тела супруги кровь взыграла в жилах Андре. Несмотря на ненависть, которую он испытывал к жене, как прекрасная женщина, обладающая к тому же колоссальным сексуальным опытом, она продолжала волновать его до сих пор.

– Уже мчусь, – выходя из спальни, бросил он. – Я только позвоню в ресторан.

Уже сидя за прекрасно сервированным столом, мужчина бросил как бы невзначай:

– Ты знаешь, о чем я подумал сегодня ночью?

– Разве не обо мне? – удивилась женщина, широко распахнув глаза. – Все-таки ты мерзавец!

Супруг поглядел на нее с укором.

– Дорогая, я не заслужил порицания. Я сказал «о чем», а не «о ком». Большая разница.

– О, прости, прости, прости, – взяв его за руку, проговорила жена. – Я не права. Это моя глупая ревность, милый! Я ведь так люблю тебя!

– Я тоже, – поцеловал ее руку Андре и продолжил: – Поэтому и хочу предложить тебе отправиться в Париж не на поезде, а на нашей яхте. Это будет так романтично!

– О да! – обрадовалась было Адель, но тут же сникла. – Однако тогда наша поездка займет кучу времени. А его сейчас нет. К тому же твой партнер…

– Ах, да, – спохватился Бонье. – Я совсем запамятовал. С тобой забываю обо всем на свете: и о работе, и о клиентах, и о партнерах…

– Я тоже, – заливаясь румянцем и опустив ресницы, прошептала женщина. – Эта ночь была незабываемой.

– Поэтому я и хочу сделать что-то такое, что послужит знаком нашего с тобой окончательного примирения… А может, возьмем яхту… на один-два дня. Ты же знаешь, я умею управлять ею… и сбежим ото всех. Только ты и я! Смотри, погода стоит превосходная, полный штиль. Побудем наедине! А после вернемся домой в Париж на поезде. Как тебе мой план?

 

Немного поразмыслив, мадам Ларю согласилась с идеей. Она и предположить не могла, что Андре замышляет против нее.

– Я же говорила, что муженек приползет ко мне на коленях, – беседуя по телефону с подругой, надменно говорила Адель. – Видела бы ты его вчера… Побитая собака. Столько тоски во взоре, столько раболепия. Мое тщеславие полностью удовлетворено. Хотя нет, не полностью…

– И что ты намерена сделать? – услышала женщина на другом конце. – Простишь его?

– Ему придется изрядно попотеть, чтобы я простила его. Ты же знаешь, я ненасытная… Кстати, он ушел готовиться к нашей завтрашней поездке.

– Куда это вы собрались?

– На пару дней мы уйдем с ним в море: только я и он. Представь? Не могу дождаться! Я вся горю от нетерпения!

– Счастливая, – вздохнула ее подруга. – А мой Пьер весь в работе. Только об акциях и бирже разговариваем с утра до ночи… И так целыми днями. А у вас что ни день, то романтика… Эх! Завидую я тебе!

– А ты сама виновата, – фыркнула Адель. – Подчинилась ему полностью, вот теперь и пожинаешь плоды… Ну ладно. Мне некогда болтать с тобой. Надо еще в магазин женского белья съездить. Сама понимаешь: я должна явиться перед ним при полном параде.

Положив трубку, женщина услышала у себя за спиной:

– Это перед кем ты собираешься красоваться?

Резко обернувшись, мадам Ларю увидела мужа, стоявшего в дверном проеме с великолепным букетом ее любимых цветов.

– О, я и не знала, что ты вернулся, – немного сконфузилась она. – Ты давно тут?

– Нет, я только вошел и услышал, как ты собираешься щеголять перед кем-то в красивом нижнем белье. Я знаю его?

– Это зависит от того, – кокетливо взглянула на него супруга, – насколько хорошо ты знаешь себя.

– Даже так? – усмехнулся мужчина. – Тогда ладно… Прощаю. Ты надолго? Не забудь, мы выходим в море рано.

– К ужину вернусь… закажешь еду в номер? – целуя мужа в щеку, спросила Адель.

– Конечно, дорогая, не волнуйся. Я достану для тебя луну, если потребуется.

– Люблю тебя, – женщина послала мужу воздушный поцелуй и скрылась за дверью.

– И я тебя… – задумчиво проговорил Андре, вытаскивая из кармана маленький флакончик.

Не спеша он начал рассматривать на свет золотистую жидкость, игравшую в лучах солнца. Его губы скривились в дьявольской усмешке.

– …люблю… И жили они долго и счастливо, пока смерть не разлучила их!

2Aut cum scuto, aut in scuto (лат.) – Со щитом или на щите.
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru