Мор

Макс Вальтер
Мор

В зале царил полный бардак. Вещи разбросаны, стойки валяются. Некоторые окна полностью разбиты, а по полу катаются пустые гильзы. На стенах дырки от пуль, да и кровь присутствует. Что здесь произошло? Кто и в кого стрелял? И почему сейчас здесь тихо?

Всего два дня назад, когда я покидал город, здесь всё было хорошо. Ну, относительно, конечно. Люди в панике скупали всё, что не прибито. В супермаркетах пустые полки. Но то, что я вижу сейчас, это ни в какие ворота.

Сзади что-то скрипнуло. Я резко обернулся и направил в ту сторону пистолет. Всё ещё травмат. Что бы здесь ни произошло, убивать я пока никого не собирался.

Осторожно ступая, я направился в сторону недавнего шума. Внимательно рассматривая всё вокруг и то, куда наступает нога, я продвигался метр за метром. Внезапно шорох повторился, я даже вздрогнул. Напряжение росло. На этот раз звук донёсся слева. Я лёг на пол и посмотрел в ту сторону. Манёвр принёс успех. Я увидел чьи-то ноги и даже направление, в котором они двигались.

Пригнувшись, я рванул наперерез, и как оказалось, вовремя. Выскочив из-за поворота между деревянными стеллажами для одежды, я наотмашь нанёс удар тыльной стороной ладони, целясь в нос. Раздался шлепок, эхом улетевший под высокие потолки торгового центра. Человек ойкнул тонким голосом и свалился на задницу. Я тут же направил в него пистолет и едва не упал от смеха.

Распластавшись на полу, лежала какая-то девчонка. На вид лет двадцати, с чёрными кругами от размазанной краски под глазами. Волосы выкрашены в яркий красный цвет. К этому всему теперь ещё прибавился разбитый нос и кровь, которую она стала размазывать по лицу вместе со слезами.

– Эй, ты кто такая? – спросил я, и не думая опускать пистолет.

– Я… я… Ле-э-на, – хлюпая носом, выдала она.

– Лена, Лена, сиськи по колено, – выдал я старую тупую шутку. – Ты что здесь делаешь, Лена?

– Я… я… не знаю, – продолжая всхлипывать, ответила она. – Мне стра-а-шно. Помогите мне.

Всё, прорвало, начались слёзы градом, с подвываниями. Так нас быстро заметят. Я подошёл к ней и попытался успокоить. Бесполезно, стало только хуже, плюс ещё и обниматься полезла. Звонкая пощёчина оборвала истерику, а на меня уставились два напуганных глаза.

– Тихо, матрёшка, – поднёс я палец к губам. – Ты же не хочешь, чтобы они вернулись? – она быстро замотала головой. – Короче, слушай сюда. Там за поворотом будет забор из сетки. Иди к нему, там военные, они тебя спасут.

– Я не пойду-у-у! – снова начала паниковать Лена и потянулась к моей шее.

– Так, руки от советской власти, – отмахнулся я. – Ты дура, нет? Я тебе говорю, они тебя спасут.

– О-ни ме-ня у-бью-у-ут, – снова завыла та.

– Сейчас в рожу дам опять, – пригрозил я. – Тихо. Почему они тебя убьют, с чего ты это взяла?

– Я… я… видела, – заикаясь, ответила она. – Мы, мы хотели выйти. Нас много было. Они всех убили. Я здесь спряталась.

– Так, понятно, – я присел рядом и крепко задумался. – И что мне с тобой делать?

– Я не знаю, – тихо ответила Лена. – Можно мне с тобой?

– Куда? Я в самое пекло сейчас полезу, – обалдел я от запроса.

– Я не буду мешать, – тихо сказала она. – Пожалуйста, возьми меня с собой.

– Ладно, пошли, Матрёшка, – немного подумав, согласился я. – Но учти, не будешь слушаться, колено прострелю и на корм оставлю.

Лена уставилась на меня непонимающим взглядом. Наверное, решала, шучу я или нет. Я не стал ей мешать делать выводы, хрен с ней, пусть думает, что хочет.

– Ну чего вылупилась, стрелять-то умеешь? – спросил я.

– Н-нет, – ответила та, но хоть моргать начала.

– М-да. Может хоть бегаешь быстро? – поинтересовался я.

– Я каждый день на беговой дорожке по пять километров пробегаю, – услышал я гордый ответ.

– Принял, – сказал я и поднялся на ноги. – Пошли.

– Куда? – снова удивлённый взгляд.

– Кошке под муда, – разозлился я. – Короче, или без вопросов делаешь, что говорю, или колено.

Лена моментально вскочила и, кажется, была готова уже стартануть. Ладно, хоть и тупая, но не спорит – уже хорошо. Так, и куда мне идти? Сначала домой. Нужно проверить, если моей там нет, то пойдём в дальний путь, через всю Москву, в Красногорск. Карту бы найти, а то непонятно, куда, чего? Может навигатор попробовать? Уж спутники-то они глушить не станут. А может тачку угнать какую?

– Эй, Матрёшка, у тебя машина есть? – спросил я.

– Меня Лена зовут, – приподняла подбородок та, видимо, шок начал отходить.

– Лена, прострелено колено, – брякнул я. – Есть машина, нет?

– Да, на парковке стоит, – обиженным тоном наконец ответила она.

– А навигатор там имеется? – задал я очередной вопрос.

– Ты ненормальный, что ли? – так, сейчас, наверное, опять что-то выдаст. – Навигатор во всех машинах есть.

– Пошли смотреть, – махнул я рукой

Глава 3.

Вот так Лена.

Так я и думал: навигатор оказался встроенным в магнитолу. Ну, здесь Москва, здесь всё есть. Попробую на заправке карту намутить. С ней всё равно надёжнее, ну их, эти гаджеты. Света, по-моему, уже нет нигде, а без энергии это лишний вес. Хотя, тоже решаемо.

Идти решили между домов, и свою ошибку я понял почти сразу.

Едва мы вышли из-за поворота, как я увидел их. Группа из пяти человек стояла на детской площадке. То, что с ними что-то не так, было понятно сразу. Одежда ещё чистая, ну так, относительно, но вот сама поза и поведение очень странные. Даже наркоманы, которых я по работе повидал немало, себя так не ведут.

Эти стояли, покачиваясь из стороны в сторону, и периодически вздрагивали от разных звуков. При этом тело их казалось расслабленным, плечи висят, руки, словно плети, и головы у всех наклонены. Один даже сидел на жопе, при этом продолжая выдерживать ритм маятника.

– Так, Матрёшка, валим огородами, – прошептал я. – Пойдём другим путём.

– Хватит называть меня так! – во весь голос выдала эта дура.

Как и следовало ожидать, странные люди тут же на это отреагировали. Они моментально уставились в нашу сторону и буквально через мгновенье сорвались с места. Бегом, мать их так. Хотя по всем законам жанра они должны были еле передвигать ноги и что-то мычать.

Тело среагировало быстрее мозга. Схватив Лену за отворот спортивной куртки, рывком отправил её мордой в землю. Правая уже вытянула пистолет и направила на бегунов. Левая вниз, под рукоятку и: бах, бах, бах. Звук от выстрела взлетел эхом и помчался между высоток, оповещая всех вокруг о нашем присутствии.

На бегущих мои выстрелы не произвели ровным счётом никакого впечатления.

– Бежим! – заорал я и первым сорвался с места.

К моему удивлению, тупого вопроса не последовало, как и нытья по поводу падения в пыльный газон. Лена с низкого старта рванула так, что обошла меня буквально за пару шагов. Выбора особо не было, и мы на всех парах уже мчались в торговый центр. Влетев в вестибюль, сразу рванули наверх. Пробежали несколько метров и скрылись за поворотом, затем влетели в комнату и закрыли за собой дверь. Топот ног пронёсся мимо буквально через минуту и стих где-то в глубине помещения.

– Ещё раз вякнешь без разрешения, я тебя точно хромой сделаю, – прошипел я Лене прямо в лицо. – Поняла, нет?!

Та часто закивала, даже спорить не начала. А я посмотрел на свой травмат и отбросил его в сторону. Вместо него взял в руки Макарова, который снял с полицейского. Шестнадцать патронов против пятерых мудаков. Всё равно нужно понять, как их убить, иначе мне и шага здесь не сделать. Один раз в кино уже обманули, посмотрим, что с выстрелом в голову.

– Сиди здесь, – шёпотом сказал я. – Не вздумай даже дёргаться, сожрут.

– Ты куда? – испуганно спросила она.

– Посрать захотел, – съязвил я. – Тихо сиди.

Я приоткрыл дверь и выглянул наружу. Никого. Осторожно ступая, вышел из комнаты, бухгалтерия здесь, или менеджеры какие-то сидели. Передо мной раскинулся большой мебельный зал. "Мудаки" стояли здесь же, все пятеро. Они разбрелись, и теперь диваны, столы и всё это разнообразие находилось на их пути.

Я прошёл в дальний угол, хорошо, что ковролин скрывал звуки моих шагов. Не знаю, насколько они вообще чувствительны к громкости. Прикинув свой угол стрельбы и расстояние, я поднял пистолет. Валить будем самого ближнего. Если не выйдет, свалю, сделаю круг по центру и вернусь к Лене. Будем дальше соображать.

Осторожно тяну за спусковой крючок.

Ба-бах! Первый выбранный мной мужик осыпался на пол, как куча грязных тряпок. Остальные резко повернулись в мою сторону.

Ба-бах! Какая-то женщина только-только начала движение и всем пластом рухнула на диван с дыркой в черепе. Слева подросток, он запутался в стульях и начал сипло орать, пытаясь подняться.

Прямо на меня уже летел ещё один, но врезался в диван и кубарем покатился по полу. Его я пристрелил со второй пули в тот момент, когда он начал подниматься.

Следом за ним вылетел следующий, я едва успел отскочить в сторону. Тот впечатался головой в стену позади меня и упал на задницу. Выстрел в затылок упокоил его, а меня осыпало брызгами крови вперемешку с его мозгами.

Остался последний, он уже справился с препятствием и начал свой рывок ко мне.

– Ба-бах, ба-бах, ба-бах, – последняя пуля покинула магазин, да и сам пистолет тоже.

Тело сделало ещё пару шагов, и подросток рухнул рожей в пол. А судя по топоту снизу, к нам уже спешили гости, и, как я подозреваю, не на чай.

Выбиваю ногой дверь в бухгалтерию и ору: "Бежим!". Лена сразу же срывается с места, и вот мы мчимся по второму этажу торгового центра в поисках другого выхода.

На этот раз мы оторвались довольно быстро. Зомби нас не видели, хотя не могу с уверенностью сказать, что это именно зомби. Таких я только в паре фильмов видел. Если их такая куча и они все такие же быстрые, нам пиздец. И я сейчас не имею ввиду себя и Лену. Нам всем, как человечеству.

 

– Блин, два дня назад ещё всё было нормально, – в сердцах произнёс я вслух. – Я же уезжал от людей. А вернулся вот в это дерьмо. Как же так?

– Они появились внезапно, – начала рассказывать Лена. – Начали из метро выпрыгивать. Пока там закрывали двери, ты знал, что там есть большие двери?

– Об этом все знают, – ответил я, понимая, что она имеет ввиду те самые, которые превращают весь метрополитен в бомбоубежище.

– А я вот не знала, – она снова начала включать свой тон, как будто она самая особенная на всей планете.

– Ну и что дальше-то было? – спросил я.

– Они начали выбегать и нападать на всех, – ответила она. – Началось всё вчера вечером, часов в семь-восемь. А утром из города уже никого не выпускали.

– Где же все люди-то? – удивлённо спросил я.

– Вот они за нами бегали только что, – ответила Лена. – Те, кто живой, прячутся, наверное. Я не знаю, мы же не в Москве ещё. Тут военные всех убивают, они там дальше прям стеной стоят. Мы с друзьями успели проскочить, пока они улицы занимали. Но я слышала, что они не смогут их всех сдержать.

– А там только военные или полиция тоже? – спросил я, предполагая ответ заранее.

– Полиции тоже много, – подумав, ответила она.

– Ну надеюсь, она не дура и успела свалить, – задумчиво сказал я.

– Кто? – уставилась на меня Лена.

– Жена моя, – нехотя ответил я.

– Ты что, ещё и женат? – не уставала удивляться своим открытиям она.

– Лен, прикинь, люди женятся, – пришлось включить язву.

– Я не дура, знаю, – важно заявила та. – Просто удивляюсь, как такого хама в мужья позвали?!

– Зато тебя, видимо, не спешат звать, – огрызнулся я.

– Я ещё не нашла достойного, – опять нос кверху.

– Ну-ну, – кивнул я. – Вон заправка, пошли зайдём.

– Зачем? Нам что, бензин нужен? – снова тупой вопрос.

– Пожрём что-нибудь и карту посмотреть не мешало бы, – ответил я.

– Ты что, будешь есть еду с заправки? – возмущению Лены просто не было предела.

– Лично я буду, – кивнул я. – А как ваше высочество, не знаю. Или Матрёшки только в ресторанах питаются?

– Я ем только здоровую пищу, – включила та поучающий тон. – А какая может быть здоровая еда на заправке?

– Долго жить, что ли, собираешься? – меня начала забавлять её философия. – Я бы рекомендовал тебе забить болт на все свои загоны. Не факт, что мы с тобой до утра доживём.

– А ты сделаешь мне хот-дог тогда? – она даже остановилась, когда до неё наконец дошли мои слова.

– Вот это мужской разговор, – прихлопнул я её по спине и изобразил кавказский акцент. – У миня хот-дог знаищь какой? Он сам тебя спращивает: "Чё? Как"?

Лена брызнула звонким смехом, да так громко, что я присел. А она, поняв, что сделала очередную глупость, прикрыла рот ладошкой и выпучила испуганные глаза.

В здание заправки мы вбежали. Как только за нами закрылась дверь, я опустился на пол и прижался спиной к стенке. Лена поступила точно так же. В руке у меня уже был пистолет, и я шарил глазами по полу. Всюду кровища, но ни одного тела.

Кстати, я действительно не увидел ни одного трупа с тех самых пор, как попал в этот пиздец. Допустим, военные за собой убрались. Хотя я в этом сильно сомневаюсь. Ну не узбеков же они нанимали?

– А где все тела? – толкнул я локтём в бок Лену. – Столько смертей, а трупов нет.

– Они людей разрывают, – видимо, вспомнив об этом, вздрогнула она, а саму фразу произнесла шёпотом. – Налетают кучей и разрывают на части. А потом с этими кусками убегают, чтобы их место занял другой.

– Ты что, всё это видела? – спросил я.

Лена с зелёным лицом покивала, а затем рванула на четвереньках в угол и начала блевать.

– С ума сойти, психика у людей, – почесал я пистолетом макушку. – Я б от такой картины застрелился. Я пожрать посмотрю, – чуть громче сказал я, в ответ мне прилетел очередной икотный рык.

Пока я сочинял хот-дог, Лена принялась умываться из бутылки, и видимо, рот прополоскать тоже решила. Я уже почти закончил приготовление, когда она подошла ко мне. Молча взяла холодную булку с сосиской, сдобренную майонезом, кетчупом и горчицей. Она тут же вгрызлась в неё с таким аппетитом, будто не ела всю жизнь.

– Товар по акции не желаете? – съюморил я и точно так же начал поглощать свою порцию.

– Омномном мном умум? – спросила она с набитым ртом.

– Выплюнь хер, скажи нормально, – не упустил я очередную возможность поиздеваться.

– Блин, ну ты достал уже со своими тупыми шутками! – возмутилась она, но хотя бы уже тихо.

– Привыкай, пока тебя не сожрут, придётся их слушать, – продолжил я гнуть своё. – Чего хотела-то?

– Мы куда теперь пойдём? – повторила она вопрос, прожевав кусок, и тут же отхватила новый.

– В Мытищи, – сказал я, а Лена даже прекратила жевать.

– И как мы это сделаем? – спросила она, наконец справившись с собой.

– Ножками, – ответил я. – Или тачку возьмём. Только на ней мы далеко не уедем, или в пробке встанем и нас сожрут, или военные заметят и пристрелят.

– Хорошенькие перспективы, – задумалась она и отправила очередную порцию еды себе в рот.

– Нормально, – отмахнулся я. – Нам бы только стволы найти.

– Я видела, недалеко ящик военный валяется, – сказала она, и теперь уже я перестал жевать.

– Лен, ё-моё, вот ты дура, нет? – наконец родил я. – Ты можешь о таких вещах заранее?

– Ты уж определись, то тебе дай, то тебе не давай, – с довольной рожей сказала она. – А то как женщина, сам не знаешь, чего хочешь.

– Так, ля-ля не делай давай, – остановил я её. – Где конкретно ящик ты видела? И как туда попасть?

– Здесь, на развязке, недалеко от него ушли, – ответила она.

– Такими темпами мы сегодня вообще отсюда не уйдём, – задумчиво произнёс я. – Ладно, глотай скорей, не морщи носик. Пошли на ящик посмотрим.

Лена прыснула в ладошку и с улыбкой быстро прожевала остатки хот-дога. Через минуту с полными карманами шоколадок мы покинули гостеприимный уголок. До развязки дошли без приключений, а вот там нас ждал сюрприз.

Около десятка мертвяков стояло прямо у ящика с военными маркировками и разорванным парашютом, который болтался на столбе.

Ну нормально, и как прикажете к нему подойти? Может замануху какую сделать? Но ничего, кроме пистолета и пары запасных обойм, больше не было.

Можно, конечно, зарядить пустую резинками, но понтов от них нет. Так мы только внимание привлечём… А это идея.

– Лен, лазать умеешь? – с довольной рожей спросил я.

– Что нужно-то? – закатила она глаза.

– Да чтоб ты забралась куда повыше и постреляла в воздух, – сказал я. – А тех, кто потом к тебе прибежит, я из оружия в ящике положу.

– Давай, – протянула она руки за пистолетом, я с неуверенным видом протянул ей ПМ, который зарядил резиновыми пулями.

– Короче, жмёшь сюда, отсюда вылетает пуля – поняла?

– Я не тупая, – произнесла она и заглянула в ствол, держа при этом палец на крючке.

– Я вижу, – кивнул я. – Себя не убей, ладно?

– Разберусь без сопливых, – гордо заявила она и стала осматриваться. – Я вон на то дерево заберусь.

– Добро, – я прикинул высоту и удобство, в голове даже похвалил её за выбор. – Стреляй по сигналу, не раньше.

Лена кивнула на ходу, запихала пистолет себе в карман спортивной куртки и подошла к дереву. Посмотрела, примерилась и, подпрыгнув, оттолкнулась ногой от ствола, взлетев ещё выше. Ухватилась за ветку, подтянулась, выход на один, закинула ногу и как обезьяна вскарабкалась чуть ли не на самую макушку.

Я начал подкрадываться поближе к ящику. Получалось не очень быстро, и я постоянно ожидал неудачного выстрела сзади. Кто её знает, эту Матрёшку. Когда до цели оставалось буквально пару десятков метров, я дал отмашку Лене.

Громыхнул выстрел, мертвецы резко обернулись на звук, но и не думали двигаться с места. Лена догадалась стрельнуть ещё раз, реакция последовала незамедлительно. Мёртвые рванули к дереву, на котором сидел стрелок. Немного выждав, я перепрыгнул отбойник и побежал к ящику. Ни монтажки, ни арматурины, как его вскрывать? Попробовал ударить ногой. Ничего не вышло. Вцепился в край и что было силы потянул на себя. Гвозди слегка поддались, причём со скрипом и вместе с мертвецами.

– Эй, дебилы, идите сюда, – стала кричать моя помощница с дерева.

Сработало, они снова повернули. А я продолжил ковыряться с ящиком. Наконец мне удалось расширить щель так, что я смог просунуть в неё пальцы. Дело пошло намного лучше. Под конец боковая крышка отлетела, и я, не удержавшись на ногах, полетел на асфальт. Лене снова пришлось покричать, чтобы отвлечь от меня внимание.

Я подпрыгнул и снова подбежал к посылке. Внутри оказались знакомые мне военные ящики. Сдёрнув один из них, я откинул крышку и заглянул внутрь. Вот это везение! Внутри лежали Валы. Новенькие, готовые к употреблению, даже без консервационной смазки. Под ними находились уже набитые магазины, судя по количеству, по два на каждый.

Схватив автомат, я вставил рожок на положенное ему место, дёрнул затвор, перевёл в режим очереди и приложил оружие к плечу. Двукратный прицел слегка приблизил ко мне головы бомжей, – именно так я начал называть про себя мертвецов, – палец вдавил спуск.

Вал дёрнулся в моих руках, издавая лязгающий звук работы механизма. Голова первого разлетелась, как арбуз. А вот остальные совсем никак на это не отреагировали.

Подумав, я перевёл стрельбу в одиночный режим и по очереди ухлопал оставшихся. Лена спустилась, когда я уже вовсю потрошил ящики.

– Ну вот, видишь, я тебе пригодилась, а ты меня брать не хотел, – продолжала хвалиться Лена.

За моей спиной уже болтался военный рюкзак, сам я переоделся в летнюю "Горку", на шее висел Вал, а на поясе всё тот же трофейный Макаров. В рюкзаке лежали патроны и приятной тяжестью давили на плечи. Поверх костюма висела разгрузка, в которой торчали заряженные магазины к автомату.

– А где ты научился так стрелять? – спросила Лена.

– В армии, – ответил я. – Да и с тестем на охоту часто езжу. Это оружие вообще впервые в руках держу. Но мне понравился, на Калаш похож.

– Понятно, – ответила она. – А мне почему ничего не дал?

– Ты же сказала, что стрелять не умеешь, – сказал я. – Учить мне некогда, а пулю в спину получать нет никакого желания.

– Ты всегда такой? – надула губы та.

– Нет, я гораздо хуже, – огрызнулся я. – Нужно на ночь где-то спрятаться.

– Домов, вон, много всяких, выбирай, – с улыбкой сказала она и обвела одну из многоэтажек рукой.

– Так, мне нравится ход твоих мыслей, – кивнул я. – Только не вздумай шуметь. Они на звук очень остро реагируют.

– Я заметила, – сказала Лена. – Мне вообще показалось, что они слепые.

– Это ещё почему? – спросил я.

– Не знаю, – пожала плечами она. – У меня бабушка всю жизнь слепая. Вот они ведут себя точно так же. Нюхают постоянно, на звук реагируют очень резко и руками шарят, когда втыкаются во что-то.

– Хм-м, молодец, – впервые похвалил её я. – Можешь ведь, когда захочешь.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru