Мор

Макс Вальтер
Мор

Глава 4.

Да ну нах…

Грохот, откуда он? И тут до меня доходит. Это же машины. Притом тяжёлые. Звук кажется грохотом потому, что он отражается от домов.

– Валим, – тут же толкаю Лену в сторону ближайшего подъезда.

Едва мы успели спрятаться, как приближающийся рокот двигателей показался в просвете двери. Я наблюдал в щель.

Военные двигались плотным строем, не спеша. Пулемётчики лениво водили стволами, но практически все сектора были под наблюдением. Высунуться сейчас было сродни самоубийству. Они просто разбираться даже не станут. Доказывай потом, что ты гражданский, иммунный и всё такое. Да я бы сам пальнул.

Колонна была очень большая, по крайней мере, мне так показалось. Она тащилась мимо нас чуть ли не полчаса. Я даже не сразу понял, что они проехали и больше не слышно рёва дизелей. Точнее, слышно, но уже не так. И кое-что ещё пропало с радара. Кое-что такое, к чему я уже привык. И мне всё никак не удавалось понять, что именно.

– Не стреляют больше, – тихо прошептала Лена, но звук всё равно показался громким. – И машин больше не слышно.

– Значит, всё, абзац, – я наконец понял, что ещё изменилось, Лена уже подсказала. – Тут одно из двух, – продолжил я отвечать, – или всех убили, или больше не могут сдерживать.

– Даже не знаю, что лучше, – вздохнула та и прижала колени к подбородку. – Мне страшно, и я устала.

– Нужно подъезд осмотреть, поднимай зад, – не стал я церемониться. – Тут скорее всего второй вариант, и если всё именно так, как я бы сделал сам, то скоро начнётся бомбардировка.

– Ты что, думаешь, они Москву взорвут? – с испуганными глазами спросила она.

– Всё зависит от ситуации, – ответил я и убрал автомат за спину, у ПМ-а теперь достаточно боеприпаса. – Если всё то, что мы видели, только в Москве, то да. Проще похоронить город, чем всю страну.

– А где же будет столица? – удивлённо уставилась на меня Лена.

– Да хоть в Питере, городов, что ли, мало? – усмехнулся я. – Но дело не в этом.

– А в чём?

– В том, что если такое происходит по всем крупным городам, – продолжил я. – То нам ничего не угрожает, ну, кроме зомби, конечно.

– Думаешь, теперь так будет всегда? – грустно спросила она.

– Думаю, что да, – кивнул я. – А твои родные где?

Мы уже осмотрели подъезд. Выход на чердак имелся, так что в случае чего свалить успеем. Забрались на пятый этаж и заняли одну из квартир. Все двери, снизу до верху, мы закрыли, даже если кто-то скоблить начнёт или открыть попытается, услышим. Москва, блин, а тишина, как у меня в Лашме.

С тактической точки зрения может быть моё положение и невыгодное, но это как посмотреть. Пространство узкое, больше троих точно не пройдёт. Моя точка выше и просматривается лучше. Патронов тоже пока хватает. Зато если шухер начнётся, услышу заранее. Можно и свалить даже успеть.

Подъездная дверь на доводчике, нужно ещё понимать, что там ручка, что дверь на себя тянуть нужно. А где этим тупоголовым, да ещё и слепым. Наша дверь тоже на замке, просто так и не войдёшь.

Лена готовила еду. Мы не стали долго заморачиваться и разожгли огонь на балконе. Других вариантов всё равно не было. Ни света, ни газа, ни воды. Хорошо, что москвичи воду питьевую всегда впрок запасают.

– Нет у меня родных, – грустно сказала та. – Мать в прошлом году похоронила, отец алкаш, я его и не видела никогда. Всю жизнь в коммуналке прожили. Одна комната, без кухни, да душ с туалетом два на два. Продала я комнату да Москву покорять поехала. В нашем городе только коров доить и на пилораме водку пить.

– Понятно, коренная, значит, – пошутил я.

– Иди в жопу, – надула губы Лена. – Я ему тут душу раскрываю, а он…

– Ты лучше готовь там давай, с душой, – не стал извиняться я. – Жрать охота.

Ужинали разогретыми макаронами, которые нашли в не работающем холодильнике. Лена сделала пережарку с колбасой, кинула туда макароны и сейчас помешивала эту вкуснотень.

Лена наложила себе в тарелку, а я забрал себе сковороду.

– Еда настоящих мужчин: жир под майонезом, – с этими словами я щедро сдобрил еду мазиком и, нещадно карябая вилкой по тефлону, стал закидывать её в себя.

Затем мы закрыли балкон и ушли в комнату с одним окном. Лена улеглась на диван и сразу уснула. Я же решил посмотреть немного в окно.

Тишина, темень, где-то далеко, в городе, небо подсвечивается пожаром. Тушить некому, может так разгореться, что мама не горюй. А может и утихнет к утру. Что происходит во дворе, непонятно. Светить фонарём не хочется, мало ли, вдруг они всё-таки умеют видеть.

Ну а раз понтов от меня сейчас нет, нужно тоже на горшок и в люлю. Матрас и подушка с одеялом уже были разложены на полу. Я скинул кроссовки и прямо в одежде завалился спать. Автомат я положил рядом, чтобы только руку протянуть.

Наутро я жевал бутерброды, запивая их чаем. Дым с нашего балкона можно было заметить за километр. Но примерно так же сейчас выглядела и остальная часть Москвы. Только дым от пожаров там читался более явно. Мы-то что, чайник вскипятить, и все дела.

Прикончив завтрак, я отнёс посуду в раковину. И, смахнув крошки со стола, разложил карту, которая обнаружилась-таки на заправке. Отыскал наше местоположение, поставил отметку, где находится ящик с боезапасом, и принялся прикидывать маршрут.

Покончив со всеми делами, отправились на улицу. Подъезд оказался пустым, никто ночью в него не вошёл и из квартир не вышел. Но вот во дворе наблюдалась уже совсем другая картина.

Мертвецы стояли то здесь, то там, рассеянные по территории. Лена врезалась мне в спину и ойкнула, когда я резко остановился в тамбуре перед дверью.

– Тихо! – шикнул я на неё и аккуратно выглянул наружу.

Бомжи стояли и раскачивались, как деревья на ветру. Посторонних звуков не было, и казалось, что всё вокруг нереально. Пройти мимо просто так не представлялось возможным, стрельбу поднимать тоже не очень хотелось. Вот только другого выбора всё равно нет.

– Лен, придётся тебе учиться стрелять сразу на людях, – немного подумав, шёпотом произнёс я. – Одному мне не справиться.

– Я попробую, – серьезно заявила она. – Говори, что нужно делать.

– Тут всё просто, – принялся объяснять я. – Вот пистолет, вот так вынимать обойму, потом вставляешь патронами сюда, вот это тянешь, и готово.

– Я поняла, – кивнула Лена.

– Слушай внимательно, – продолжил наставлять я. – Стреляешь только в крайнем случае. Только если видишь, что я не успеваю.

– Хорошо, – снова кивнула она.

Я внимательно посмотрел на неё. Вроде не прикалывается, действительно поняла.

– Ладно, погнали, – сказал я и приоткрыл подъездную дверь.

Автомат в режим одиночных, и вперёд. Первого хлопнул сразу у палисадника, в нескольких метрах ещё двое. Здесь уже потратил три пули. Мёртвые вокруг начали оживать. Какой-никакой, а шум мы всё равно производили. Пока прошли вдоль дома, я пристрелил ещё троих. Лена всё это время шла за мной молча, пистолет дрожал у неё в руках. Но лишнего шума она уже не производила.

Завернули за угол, здесь стоят ещё трое. Прицеливаюсь, хлоп, хлоп, один минус. Оставшаяся парочка берёт разбег, перевожу автомат в режим очереди и короткими, по три патрона, укладываю обоих. Сзади прогремел Макаров, оборачиваюсь на выстрел и вижу ещё одного, бежит на нас. Навожу на него прицел, но пока не убиваю.

– Давай, Лена, вали утырка! – с азартом в голосе говорю я. – Не бойся, это уже не человек.

Матрёшка сжала губы так, что осталась одна тонкая полосочка, вся сморщилась и начала отворачивать лицо.

– На цель смотри, дура, – не выдержал я.

Бах, бах, бах, – три выстрела, один в грудь, куда остальные, не знаю. Мертвец как бежал, так и бежит, до нас буквально три метра. Быстро жму на курок, успокаивая тварь.

Из подворотен начинают вылезать дополнительные фраги. Выбежав на открытое пространство, они начали водить оскалёнными рожами. Но больше громких звуков мы не производили.

Меняю магазин и продолжаю очищать проход к дороге. Хлоп, хлоп, хлоп, какой шустрый попался. Не просто по прямой бежал, решил зайцем ко мне подобраться.

Из дворов мы выбрались на большой открытый участок дороги. Теперь к нам просто так неожиданно не подобраться. Срезав очередью очередного бомжа, который выскочил вслед за нами, я осмотрелся и позволил себе расслабиться. Хотя автомат далеко убирать не стал.

– Посмотри за обстановкой, – попросил я Лену.

Она хоть и бледная, но держится молодцом. Пистолет продолжает дрожать в руках, но хотя бы не бросает его при выстреле. Я сунул руку в карман горки и начал набивать полупустой магазин. Есть возможность, лучше зарядиться. Заполненный в автомат, тот, который из него, на добивку и в разгрузку.

– Всё, двигаем, – окликнул я спутницу и пошёл вперёд по многополосной широкой дороге.

– Стой, кто-то плачет, – дёрнула меня за рукав Лена спустя метров двести.

– Ты что несёшь? – спросил я. – Кто здесь может плакать-то? Да его давно сожрали бы уже.

– Нет-нет, постой, точно тебе говорю, кто-то плачет, – упрямо замотала она головой.

Я прислушался. Действительно, до ушей доносилось едва слышимое завывание. Блин, опять баба какая-то. Что же так везёт-то? Нет бы вышел какой-нибудь крутой морской котик, или русский Вася весь в пулемётных лентах. Так нет же, придётся теперь как товарищу Сухову, гарем по Москве таскать.

– Ладно, пойдём посмотрим, – сморщившись, согласился я.

Покрутив головой, я попытался сообразить, откуда идёт это завывание. Походил туда-сюда, пока не поймал направление и махнул рукой Лене. Друг за другом, в “боевом” порядке, подошли к краю дороги. Плач доносился откуда-то из двора. Арочный проход между домами увеличивал акустический эффект.

Странно, что зомби не сожрали ещё этого нытика. Я вскинул автомат и сунулся под арочный свод. Осторожно ступая, прошёл по этому коридору и заглянул во двор.

 

Так, бомжей нет, уже хорошо. Посреди песочницы, согнувшись, сидит женщина и рыдает, прикрыв лицо ладонями. Осмотревшись ещё раз, прикинул расстояние и наличие дополнительного выхода.

– Эй, не реви, – тихо сказал я. – Слышишь?!

Женщина задрожала и начала рыдать ещё громче.

– Твою мать, дура, – в сердцах выругался я и двинулся к ней, чтобы успокоить или попытаться как-то заткнуть. – Да тише ты, дура, сейчас зомби набегут!

Я протянул руку, чтобы дотронуться до её плеча, но тут произошло то, чего я никак не ожидал. Женщина резко подпрыгнула и, отскочив от меня метра на два, вытянула руку и стала указывать ей в мою сторону. Она раскрыла пасть, которая стала нереально огромной, и начала истошно вопить.

Я испугался так, что едва в штаны не наложил. Отпрыгнул, вскинул автомат и нажал на спуск. Очередь патронов в пять разорвала голову кричащей твари. И вот тут я услышал отклик. На зов этой бабы отозвалась сразу сотня глоток. Крик ворвался во внутренний дворик, а спустя мгновение его уже сопровождал топот ног.

– Бежим! – уже не таясь, заорал я.

И мы ломанулись через весь двор к противоположной арке. Вот только было поздно, в неё уже влетела бешеная толпа. Двигались они раза в полтора быстрее обычного. Я резко рванул в сторону и дёрнул за руку Лену, увлекая её за собой.

Мне едва удалось захлопнуть железную подъездную дверь. Удар нескольких тел о неё раздался гулом в замкнутом пространстве. Через мгновение град ударов усилился, мертвецы пытались выломать дверь. Справа послышался звон стекла и глухой удар о пол.

Мы рванули в квартиру, дверь которой была прямо. Прикинув, я решил, что из неё можно будет выскочить на другую сторону дома.

Так и получилось. Не церемонясь, я метнул в окно стул. Стекло с грохотом осыпалось. Походя схватил второй стул, пинком отправив первый в сторону.

– Давай лезь, быстро! – крикнул я, ножками сбивая остатки стёкол.

Лена быстро вскарабкалась на подоконник и вывалилась наружу, я тут же повторил её манёвр. В дверь квартиры уже начали ломиться. Но их я уже не боялся, слишком тупые. А вот те, которые не успели к началу концерта и сейчас спешили занять задние ряды, уже напрягали.

Я поднял автомат и одного за другим стал отстреливать спешащих на помощь. Но их всё равно было слишком много.

Снова бег, на этот раз недолгий – минут пять. Но дыхание сбито, руки трясутся, тошнота подкатывает к горлу. Да, нужно было спортом заниматься. Вроде и в спортзал хожу регулярно, но тренировка по армейскому рукопашному далека от спринта. Курить надо бросать, вот это сто процентов.

Я остановил наше шествие, снова набил патроны в магазин. Скинул рюкзак и высыпал ещё одну коробку в карман.

Теперь замучаюсь вечером автомат чистить. Столько стрельбы за одно только утро.

– Что это было такое? – наконец смогла отдышаться Лена, и это при том, что она каждый день по пять километров пробегает.

– Это, Лена, абзац, – уверенно заявил я. – По-русски это называется засада. Эти твари только что исполнили её на раз. Да ну нафиг! – я сам изумился от того, что только что произнёс.

– Что ты ей сделал, что она так орать начала? – как будто не услышав меня, продолжала истерить моя спутница.

– Я ничего ей не делал, ты что, не слышишь? – возмутился я. – Это была одна из них, такая же тварь. Ты что, пасть её не видела?

– Нет, так не бывает, – начала бормотать Лена. – Этого просто не может быть на самом деле.

– Понятно, – усмехнулся я и залепил ей звонкую пощёчину.

Голова Матрёшки дёрнулась, она присела на корточки и заплакала.

– Хорош реветь, – резко сказал я. – А то в такую же превратишься, – я покрутил пальцами, придумывая ей название. – Прапорщиком её назову.

– Почему прапорщик? – размазав слёзы рукавом, спросила Лена, начиная успокаиваться.

– Потому что Прапорщики всегда орут, – усмехнулся я. – Успокоилась?

– Наверное, – тихо ответила она. – Руки ещё трясутся.

– Это пройдёт, – сказал я. – Нужно дальше идти.

До обеда топали без приключений. Отдельно стоящих мертвецов старались обходить. Пару раз слышали знакомый женский плач, но проверять уже не решались. Скорее наоборот, старались обойти подальше. На обед остановились в кафе.

Само собой, что оно уже не работало, санитарный день, наверное. Но ничего, мы справились и без обслуживания. Правда, пришлось пристрелить парочку засидевшихся там зомби, но аппетита мне это не испортило. Судя по тому, как Лена уплетала за обе щёки, ей тоже было насрать.

Человек вообще такая сволочь, быстро ко всему привыкает. Вот совсем недавно она пыталась поймать богатого любовника и строила из себя фифу, а сейчас, даже не накрашенная, сидит с растрёпанным хвостом и уплетает холодную тушёнку. Нет, запивает, конечно, колой лайт, фигуру-то блюсти необходимо. А в целом по ней уже и не скажешь, что она Матрёшка. Научить бы её стрелять ещё, цены бы не было.

Поели и двинулись дальше. Патроны таяли на глазах. В карман уже полетела последняя коробка. Я стал прикидывать, где можно намутить ещё. Кроме полицейского участка, больше ничего на ум не приходило. Военных ящиков, которые сбрасывались с вертолёта, больше не попадалось.

Я остановился и начал высматривать на карте обозначения, которые хоть что-то могли подсказать.

Внезапно в кармане тренькнул телефон. Я уже и забыл о нём совсем. Выудил трубку и посмотрел на экран. Одно сообщение.

“Серёж, я у отца. В Москву не ходи, там смерть. Старайся объезжать крупные города. Если получишь это сообщение, сразу езжай на дачу”.

– Так, ну хоть что-то, – немного успокоившись, сказал я.

– Что там? – с любопытством спросила Лена.

– Жена, – ответил я. – Живая.

– Она написала, где находится? – продолжила допрос моя спутница.

– Да, – кивнул я. – Нам на дачу к тестю нужно. Из Москвы выходить теперь всё равно смысла нет. И ещё нам патроны нужны.

– Может там посмотреть? – указала Лена на вывеску: “Всё для охоты”.

– Ха, молодец, – улыбнулся я. – Садись, пять.

Магазин подарил нам ружьё двенадцатого калибра и ещё одно с оптическим прицелом. Хрен их знает, что за железки, но на обоих ценниках было написано “Сайга”. У обоих патроны доставлялись через магазин, что вполне удобно. Один большой минус: громко.

Подумав, я прихватил дробовик, то есть Сайгу, под охотничий патрон. На пояс повесил ремень со специальными ячейками. В него напихал патронов с картечью. Зарядил пять магазинов и закинул это добро в рюкзак. Оружие навесил на Лену, чтобы мне не мешало.

Дальнейшее путешествие по мёртвому городу происходило в штатном режиме. Один раз пришлось прятаться. Кто-то, или что-то побеспокоило Прапора. Вначале мы услышали визг, а спустя мгновение ему ответили глотки мертвецов. Когда они появились на дороге, нам пришлось немного побегать. Но происходило всё далеко, даже не знаю, среагировали они на нас или нет. Проверять и рисковать желания не было. Пересидели несколько минут в каком-то магазине одежды, в полуподвальном помещении, а потом пошли своей дорогой.

Глава 5.

Ну как так-то?

Ближе к вечеру мы ещё раз услышали визги Прапора. Но на этот раз всё происходило вдалеке. Мы просто замерли ненадолго, чтобы не попасть под волну.

– Видимо, твой Прапорщик со всей Москвы мертвецов собирает, – внезапно сделала из чего-то вывод Лена.

– Это понятно, на всю вашу "не резиновую" у неё дыхалки не хватит, – ответил я.

– Да нет же, я не об этом, – продолжила она, постоянно во что-то всматриваясь. – Посмотри, вон там баба стоит. Ей как будто пофигу на эти визги.

Я посмотрел туда, куда указала Лена. Там действительно кто-то стоял и никак не реагировал на крик Прапора. Я стал присматриваться. Силуэт начал плыть, а через мгновение я таки увидел мертвяка, но это был мужик.

– Там же дядька стоит, – покосился я на свою спутницу. – Ну-ка посмотри на меня, может ты слепнуть начала? На спину мне потом кидаться начнёшь ещё.

– Может это ты ослеп?! – внезапно резко ответила Лена. – Задрал ты своими шуточками!

– Эй-эй, чудо с сиськами, – выставил я руки вперёд. – Полегче на поворотах – заносит.

– Дебил, – обиделась та и уставилась на бомжа, который так и продолжал стоять вдалеке.

Мой взгляд эта фигура тоже почему-то притягивала. Он как будто постоянно плыл, так бывает, когда разогревается асфальт в солнечный летний день. Смотришь на двойную сплошную, а её изображение всё плывёт и вибрирует. Вот и этот так.

Нос услышал противный запах, который донесло порывом ветра со стороны этого чуда. И неприятный такой, словно кто-то воздух испортил.

– Смотри, эта сука на меня похожа, – повернула ко мне удивлённые глаза моя спутница. – Она меня бесит.

– Да завали ты её, и дело в сторону, – отмахнулся я.

У Лены тут же загорелись глаза, она скинула с плеча Сайгу и не очень умело приложила её к плечу. Я подправил свой автомат так, чтобы успеть её подстраховать. В том, что сейчас должно было произойти шоу, я был уверен. Даже появилось желание телефон достать. Но то, что случилось дальше, даже Ванга бы не предсказала.

Из подворотни в нашу сторону метнулась человеческая фигура. Я едва успел остановить палец, чтобы не пришить придурка. В том, что это нормальный, я убедился по его крику: “Не стреляй, дура!”. Палец Лены уже начал тянуть за спусковой крючок, когда парнишка с разбегу сунул ей кулаком в челюсть.

Моя подруга кубарем полетела на асфальт, а чудик в камуфляже замер на месте. Ну а я стоял и еле смех сдерживал. Хотя нет, уже не мог.

Картина маслом: Лена валяется в отключке, рядом Сайга. Передо мной стоит молоденький парень с испуганными глазами. А я ржу, как дятел, и пытаюсь держать новенького на прицеле.

– Не стреляй, ладно? – осторожно поднял руки тот. – Я нормальный. Ну и за девушку свою извини.

– Ой, мля-а-а, – вытер я слёзы. – Да вижу я, что ты нормальный. И она мне не “моя девушка”.

– Всё равно извини, – ещё раз повинился он. – Меня Саня звать.

– Серёга, – кивнул я в ответ. – Можно просто Кузов, так даже привычнее. А ты ей в соску-то дал?

– Да блин, это чмо, в которого она целилась, его если убить, он в пыль разлетается. Вонища такая, что кроме как блевать, больше ничего не сможешь. И все мертвецы в округе сюда сбегутся, – начал объясняться Санёк. – Почти так же, как и баба та работает, бешеная которая.

– А, я её “Прапор” называю, – догадался я, о ком он.

– Да, похоже, – с пониманием улыбнулся мой новый знакомый. – Так-то он безобидный вообще. Может рядом прыгать начать, бесит, короче, выманивает всячески, чтобы ты в него выстрелил.

– Понятно, – кивнул я. – Ну спасибо тебе за подсказку. Ты вообще куда путь держишь?

– Даже не знаю, – пожал плечами тот. – Я тут дембельнулся в пятницу. Думал по столице в выходные погулять, и домой. А тут вечером в пятницу такое началось! Вот, пытаюсь выбраться теперь.

– А тебе в какую сторону? – продолжил интересоваться я. – Втроём-то веселее будет. Мы до Красногорска идём, а там не знаю. От ситуации зависеть будет.

– А я с Твери, – задумался и, видимо, прикинул маршрут Саня. – Почти по пути получается.

– Ага, там плюс-минус сто кэмэ, – наконец расслабился я и убрал автомат подальше.

– Ну может там всё спокойно, – наивно предположил он. – Я здесь уже два дня от военных бегаю. Город под их контролем.

– Да-да, у нас всегда всё под контролем и живём мы лучше всех, – усмехнулся я. – Сдристнули твои военные. Мы их вчера вечером видели, как они город покидали. Кстати, скорби на лицах я не заметил.

– Это что же получается? Нам писец?! – мгновенно сделал он правильные выводы.

– Ну, я бы не был столь категоричен, – заметил я. – Шансы у нас есть.

– Сука, я тебя сейчас пристрелю, – застонала на асфальте Лена и попыталась подняться.

– Хотя насчёт тебя я уже не уверен, – немного подумав, продолжил я.

– Давайте я вам помогу, – подорвался к моей спутнице Саня. – Вы простите меня, пожалуйста. Но иначе мы все могли погибнуть.

– Обязательно было бить так больно? – обиженным голоском спросила она.

– Простите, я правда не хотел, – продолжил извиняться тот, помогая Лене подняться. – Меня Саня зовут, а вас?

– Я что, такая старая? Почему ты мне выкаешь? – ну всё, Лена точно пришла в себя окончательно.

– Ой, простите… то есть прости, – тут же поправился Санёк. – Меня просто так научили, ну это я из вежливости, – замялся он.

– Хороша вежливость, сначала в зубы, а потом на "Вы", – подлил я масла в огонь. – Прошу, мадам, шевелите сиськами, нам идти пора.

Лена фыркнула и сделала вид, что обиделась на всех сразу. Выглядело это вдвойне комичнее из-за начинающего наливаться синяка на подбородке. От первоначального вида матрёшки даже намёка не осталось.

Саня взглядом удава всюду провожает её декольте. Я хоть и женат, но нет-нет, да и сам ловлю себя на этом. Посмотреть там есть на что. Третий размер – это вам не шутка. Санька так вообще понять можно. Только из армии, год бабы не видел. Странно даже, что он её вначале не шатанул, пока та на асфальте в отключке лежала.

 

– Ты хоть имя ему назови, – усмехнулся я.

– Перебьётся, – ответила она с гордым видом.

– Короче, Саня – это Лена, – я представил её сам. – Можно просто Матрёшка.

– Сам ты матрёшка, – она наконец закончила прихорашиваться и только сейчас подняла ружьё.

– А где вы такие цацки взяли? – указал он пальцем на Вал в моих руках.

– Там, почти у МКАД-а, ящик военные потеряли, – махнул я рукой, указывая направление.

– Блин, круто, а давайте вернёмся, я себе тоже такой хочу, – внезапно предложил Саня.

– Ты сейчас шутишь, да? – не понял я. – Это почти день пути.

– Ну это вдвоём день, – начал уговаривать он. – А в два ствола-то мы сейчас до вечера на месте будем. А завтра к обеду уже сюда вернёмся.

– Это, по-твоему, не день? – спросил я.

И в этот самый момент прогремел выстрел. Лена всё же добилась своего, и теперь метрах в сорока от нас висело облако какой-то пыли. А с первым же порывом ветра до нас долетела жуткая вонь. А ещё через пару секунд крик мёртвых глоток разорвал тишину.

– Дура! – закричал я. – Бежим! – и мы ломанулись вслед за Саниной спиной.

Остановились, чтобы отдышаться, только спустя минут десять. Саня, хитрый жук, побежал в ту самую сторону, куда я указал ему рукой. Ну, когда рассказывал от том, где я свой автомат взял. Спорили мы недолго, к тому же, Лена внезапно приняла сторону Санька. Аргументировала она это тем, что якобы тоже хочет нормальное оружие. От Сайги у неё до сих пор плечо болит. Но последним словом меня уговорил Саня. Он предложил неплохую тактику передвижения.

– Нужно сделать несколько убежищ по всему городу, – сказал он. – Стянуть в них оружие, патроны, жратву и лекарства. Продумать это так, чтобы от одного до другого нужно было идти не дольше, чем день. А этот твой ящик даст нам хороший старт.

– Мы этой хернёй год будем страдать, – ответил я. – Мне нужно за женой. Я даже не знаю, жива она или уже за мясом охотится.

– Без патронов мы всё равно далеко не уйдём, а такая тактика позволит нам вернуться тем же маршрутом. – сказал тот. – Ну, не хотите – не ходите, я вас потом догоню.

– Ладно, не паникуй, что ты сразу, как эта, – я кивнул головой в сторону Лены. – Пошли, у меня всё равно патроны кончаются.

– А у вас с ней ничего такого нет? – заговорщицким тоном спросил он, когда мы уже шли за оружием. – Ты не против, если я с ней… ну…

– Дарю, – с улыбкой объявил я. – Я же тебе говорил, что женат.

– Ну мало ли, – пожал тот плечами и тут же свинтил ухаживать за Леной.

Дорога не давала нам расслабиться, несколько раз пришлось прорываться с боем. Саня взял на себя тяжёлую артиллерию, то есть Сайгу. Лене выдали в руки пукалку от Макарова.

Всё же работать в тройке оказалось куда более эффективно. Лена, конечно, та ещё мазила, но даже у неё начало получаться. По крайней мере, после того выстрела по Чмошнику, – теперь мы называли фантомного мертвяка именно так, – она уже не отворачивалась от выстрела и глаза не закрывала. Мне даже показалось, что она втянулась и поймала азарт.

Саня стрелял только в том случае, когда зомби подбегали очень близко. Я отстреливал тех, что подальше, а Лена лупила по всему, что движется.

До нужной нам точки мы добрались уже в сумерках. Но в целом, я вынужден был согласиться с Саней. Весь обратный путь у нас занял чуть больше двух часов. К самому ящику решили выдвигаться всё-таки утром.

На ночь заняли одну из квартир, ну и, как водится, запалили костёр прямо на балконе. Лена принялась готовить, а мы с Саней бездельничали. Но ей мы, конечно, сказали, что нам нужно планы составлять. Вот теперь сидим, составляем. Саня, правда, тоже делом занялся, сидит, стволы чистит. Уже Вал мой на части раскидал. Сейчас, вот, тряпочку через ствол гоняет. А я бдю.

По дороге завернули в продуктовый, пожрать взяли. Я себе пивка прихватил и сигарет блок. IQOS сел окончательно, и я его выкинул. Надоело эту солому курить. Вот сейчас стою, с балкона за двором наблюдаю, дым пускаю и пивко потягиваю. В общем, делом занят.

– Угости сигаретой, – ко мне присоединился Саня. – Я, конечно, бросил, но обстановка последних дней…

– Да на, не жалко, – протянул я ему пачку. – Лен, ну ты долго там ещё? Жрать охота.

– Потерпишь, – огрызнулась она.

– Вот так, Саня, сам видишь, я к ней со всей душой, а она мне: “Потерпишь”, – пожаловался я ему. – Нет в жизни справедливости.

– А по-моему, ты к ней несправедлив, – сказал он в ответ и украдкой покосился на Лену. – Она молодец, хозяйственная.

– Подкаблучник, – отмахнулся я и, допив пиво, с размаху швырнул бутылкой в мертвяка.

Промазал, бутылка с хорошим звоном разлетелась на части. Зомби во дворике оживились и столпились кучей у осколков. Некоторые даже присели и шарили руками по асфальту.

– Надо было попробовать коктейль молотова туда зарядить, – с умным видом сказал Санёк. – Сейчас бы проверили, горят они или нет.

– Мля, ну ты сразу не мог придумать? – расстроился я. – А как его делать-то?

– Ну, я точно не знаю, – задумался он. – Бензин точно нужно, короче, всё, что горит. Я где-то читал, что даже белый фосфор раньше туда добавляли, чтоб само воспламенялось. И вроде сера ещё нужна, для температуры.

– У нас из того, что ты перечислил, вообще ничего нет, – ответил я. – Бензина можем намутить, а вот где остальное взять?

– Мы можем попробовать просто смешать всё, что горит, – пожал плечами Саня. – Бензин, ацетон, растворители всякие. Можно даже сахар добавить, чтоб смесь липкая была.

– Завтра попробуем, – согласился я. – Тема хорошая. Если они в огне горят, мы так сможем толпу отсекать.

– Можно ещё всякие приманки делать, – разошёлся Санёк.

– Мальчики, пора ужинать! – позвала нас Лена.

– Ну блин, наконец-то! – тут же оставил я все обсуждения. – Давай мне побольше накладывай. А мазик где? – я полез в пакет и не обнаружил самого главного. – Вы что, ржёте, а? Вы майонез брали или где?

– Да вот он, – продолжая улыбаться, протянула мне пакет с соусом Лена, который она прятала за спиной.

– Детский сад, блин, – забормотал я и принялся поглощать ужин. – А вкусно, молодец.

– Угу, – поддержал меня Саня. – Лена восхитительно готовит.

Наша хозяйка с довольным лицом осторожно жевала, постоянно хватаясь за ушибленную скулу.

Утром отправились за добром. Около ящика никого не было, но после нас там явно ещё кто-то ковырялся. Хорошо, что всё не растащили. Но это и нереально, если ты пешком.

Когда Санёк увидел, сколько там добра – сразу включил хомяка и потребовал забрать всё. В итоге, после минут пяти споров и разборок решили взять машину. По идее, её можно было взять ещё вчера. Я-то больше за военных опасался, а сейчас их нет. Значит, передвигаться можно на колёсах, никто в нас из пулемёта шить не будет.

Хомяк во мне тоже присутствовал, и на уговоры я поддался быстро. Тем более, что на машине мы и двигаться будем гораздо быстрее. Глядишь, к вечеру уже в Красногорске будем.

Вот вроде всё просто, апокалипсис, хозяева не предъявят, бери любую тачку, и вперёд. Но на деле начались первые проблемы. А как заводить без ключей? Открыть-то просто, разбил окно, и, считай, уже внутри. Но это, опять же, если сигналка не включена. А как заорёт на всю округу?

Потратили больше часа на поиски подходящего транспорта. Нашли старенькую Газель, в замке у которой торчали ключи. Двери её настолько сгнили, что их можно было выбросить совсем. В дождь от них толку точно никакого, дыры сквозные. Видимо, поэтому хозяин и не волновался об угоне. Возможно, даже мечтал о нём, чтоб избавить себя от этого хлама.

Машина завелась сходу, даже не капризничала. Хотя, если судить по внешнему виду, мы просто обязаны были ей вначале полный ремонт произвести. Саня сел за руль и покатил в сторону развязки. Лену мы оставили там, на дереве, в охранении.

Как только мы подкатили, она ловко спрыгнула со своей наблюдательной точки. Саня в очередной раз восхитился её ловкости, но результатов это пока не принесло.

– Да дай ты ей в бубен опять и, пока тёпленькая… – не стесняясь присутствия Лены, подначил я Саню. – А это она так ещё год ломаться будет.

– Мужлан, – бросила мне на это Лена, но уже нисколько не обиделась. – Саш, не слушай его.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru