Мор

Макс Вальтер
Мор

Эта история посвещается моим хорошим друзьям: Марии и Сергею Кузовковым. Их имена и характеры реальны, и не являются случайным совпадением)))

Да, и не забываем тыкать в сердце, от этого Кузов становится ещё наглее)))

Обложки на весь цикл МОР, от художника Павла Дурягина: https://vk.com/duryaginp

Пролог.

Лёгкие просто разрывает. Хриплое дыхание вырывается из моего нутра, но воздуха всё равно не хватает. Сколько я уже бегу? Минут двадцать, час? Нет, час я бы не выдержал. Да и темп сбросить не получится. Сожрут! Вот суки! Они хоть устают вообще?! Да, соваться в Москву вот так, без должной подготовки, было очень плохой идеей. Но кто же знал, что здесь такой "абзац"? Во, дверь! Дёргаю ручку – открыто! Цепкие пальцы хватают за воротник куртки. Руки назад, пинок ногой, одежда слетает вместе с "хватателем". Заваливаюсь в тёмное помещение и быстро закрываю за собой дверь. Кажется, всё!

Здесь пованивает, но это ничто по сравнению с тем, что могло случиться со мной минуту назад. Комната наполовину заполнена какими-то ящиками. Овощи, они уже успели частично разложиться. По-моему, я даже обрадовался отсутствию мяса. Вонь от тухлятины я бы вряд ли выдержал. Хотя всё, как обычно, зависит от ситуации. В моей лучше всего прятаться в помещении с одним входом, и желательно, чтобы тот был закрыт железной дверью.

Вначале я даже не понял, что это за место. Меня привлекла хорошая, самодельная, металлическая дверь. Видимо, хозяину склада она досталась по наследству. Ну или сварщик знакомый за бутылку сделал. Как только я закрыл за собой дверь и задвинул толстую, надёжную щеколду, наступило ощущение безопасности. Но расслабляться рано, нужно осмотреться, а то мало ли.

Включив фонарь, я поводил лучом света по сторонам, и вместе со зрением до меня дошёл запах. Но именно эта вонь помогла мне окончательно расслабиться. Пахло прокисшими помидорами и ещё какими-то овощами. Разглядывать их желания не было, утром разберусь.

Я устало присел на пороги и прислонился спиной к двери. По ней уже вовсю колотили снаружи. Вибрация приятно распространялась по всей спине. Отсутствие результата начало успокаивать тех, кто пытался ворваться ко мне.

– Э-э-э, – постучал я рукоятью пистолета по двери. – Вы чего там притухли-то? Давай, массаж продолжаем.

На дверь вновь посыпался град ударов, который гулко раздавался в замкнутом пространстве. Снова приятная вибрация в спине.

Ситуация, конечно, так себе. Сижу в замкнутом пространстве, сзади ломится куча тварей, которые видят во мне только хорошо прожаренный стейк.

– Мля, может там есть что пожрать? – я поднялся и прошёл дальше, вглубь помещения.

Ящики с помидорами, огурчики, капуста, лук, вон, вижу. Ну нормально, сейчас салатик нарубим. Жаль, коробочки с майонезом нигде не лежит.

Ох ё-моё, забыл представиться.

Меня Серёга звать, но чаще всего меня называют Кузов. Это фамилия просто такая: Кузовков. И нахожусь я в жопе! Да так глубоко, что света совсем не видно. А самое интересное, что в эту жопу я залез сам. Даже не знаю, с чего начать. Может быть с того, что наступил конец света? Хотя нет, пожалуй, начну немного раньше…

Глава 1.

Кум.

Жену не отпустили на работе. Жаль. Ну ничего, после наверстает, когда в отпуск пойдёт. Это мне хорошо, вахта закончилась, и свободен. Мать попросила картошку посадить помочь. Еду в деревню, на малую родину свою. Есть такая: "Лашма" называется. Вот там я родился и вырос. Работы у нас нет. Хотя вру, есть работа, но для избранных. Предприятие у нас расположилось рядом. Хорошее, серьёзное и очень богатое. Вот только места рабочие там ограничены. А тех, кто там работает, даже на пенсии не выгнать. Стабильно, чего там говорить. Платят хорошо и вовремя.

Таким, как я, там делать нечего. Да я и не стремлюсь особо. Нормально у меня всё. Работаю в Москве, в группе быстрого реагирования, ГБР, если по нашему. Не пыльная работёнка, но грязи у нас достаточно. Платят сносно. Короче, пойдёт для сельской местности.

Сейчас вот днём поработаю, а вечером к куму поеду. Баня у него, бассейн, всё как у людей. Своими руками, между прочим, создано. Молодец мужик, уважаю. Мы с ним в спортзале познакомились. Вместе заниматься ходили. Он меня старше, лет на десять. Помню, ещё смеялся над ним, когда он только пришёл. На разминке весь мокрый уже, а основная тренировка ещё впереди. Ну ничего, быстро втянулся. Через год уже такие результаты выдавал, мама не горюй! Упёртый.

На поверку потом вообще отличный друг оказался, я его крёстным сына своего сделал. Вот теперь зову Кумом и в баню к нему гоняю. Обычно всей семьёй, но на этот раз у жены аврал на работе, не отпустили. Все говорят, что Кум и Кума – это крёстные друг другу, а для меня он как-то по другому называться должен. Только мне насрать – так больше нравится.

Жена работает ментом. Ха-ха. В полиции служит. Но ментом ей это быть не мешает. Чего они там могут все выходные делать? Ну раз не отпустили, значит, важное что-то.

Уезжать одному совсем не хотелось. Началась какая-то нездоровая канитель вокруг столицы. Вот вроде только пережили самоизоляцию, всё успокоилось, и тут на тебе. Снова – здорова. Лишние движения, военные опять стягиваются. Что-то где-то проскакивает в информационном плане. Но всё в виде слухов. Ничего достоверного не говорят. Жена вроде не последний человек, подполковник в уголовке, но и ей особо ничего не известно.

Недавно наши, ГБР-овцы, ролик смотрели. Кто-то из своих передал. Так там какие-то обожратые узбеки на ОМОН прыгали. В итоге всех положили. Со своих укоротов изрешетили на фарш, можно сказать, в прямом эфире. С этими парнями так лучше не шутить. Где парни достали эту запись, не знаю, да и знать, в общем-то, не горю желанием. Наверняка кто-то из своих дал.

Моя говорит, что сейчас уголовка светит тем, кто панику распространяет. Видосик я, конечно, себе скачал и Куму отправить не забыл. Пусть в курсе будет. Мало ли?

Так вот, мужики потом обсуждали увиденное. Спорили долго, но к мнению пришли единому: зомби это были. Потому как на видео момент один попал. Узбек, значит, с развороченной грудиной, опять на ноги поднялся. Там, конечно, и камера прыгает, и не поймёшь ничего особо, когда такой замес идёт, но углядели и несколько раз пересматривали. Я, конечно, не верю. Ну какие, нах, зомби?! Сковородку, наверное, под рубаху спрятал, вот и жив остался. Она, конечно, не броник, но от дробовика вполне прикрыть может. А если они там под наркотой были, так и болевой порог там так повышен, что головой стены ломать можно.

Кум зацепился за запись, просит ствол ему подогнать. Человек он законопослушный, просто так паниковать не станет. Заодно вот и мне теперь переживание передал. Везу ему ТТ старенький. У знакомых копателей намутил. Стреляет, работает, всё как положено. Проверял лично. Коробку патронов ещё везу.

Ладно, посадим картошку за пару дней, и назад помчу. Нехер жену одну оставлять. А там уже думать будем. Но что-то мне кажется, что шум утихнет. Сейчас опять разведут муть свою по телеку, денег наворуют под шумок, и нормально всё опять будет.

Ну вот и славно, картошку похоронили, теперь можно и расслабиться.

– Здорова, Кум, – бросил я в трубку. – Баню греешь?

– Приедешь, и погреем, – ответил он. – Сам знаешь, у меня она быстрая.

– Добро, – улыбнулся я. – Скоро буду. Чего купить, говори.

– Всё есть, тебя только ждём, – как всегда, ответил Кум. – Давай там, шевели батонами.

– Не ори, а то продам, – засмеялся я и отключил звонок.

Баня – это хорошо. А ещё коньячок под шашлычок. Кум его так маринует – можно вместе с языком проглотить. Организм расслабился, мысли потекли ровно и неторопливо.

– Убери кегли, – подошёл Кум и пнул меня по ногам.

Я лениво подвинул ноги, и он развалился рядом с довольной улыбкой.

– Хорошо, – протянул Кум. – Что сам-то думаешь?

– Ты о чём? – вынырнул я из состояния полной нирваны.

– Ну как о чём, о ситуации этой, – продолжил тот, мы почти весь вечер общались на сторонние темы, видимо, настал тот самый момент.

– Да что я думаю… – я окончательно принял сидящее положение и потянулся к бутылке с коньяком. – Ерунда это всё.

– Не уверен я, Серёг, что на этот раз всё так однозначно, – задумчиво произнёс тот. – Слишком странно всё.

– А чего странного-то? – усмехнулся я. – Военных и в прошлый раз стягивали. И что? Понтов вообще никаких. С этой "Короной" всю страну на уши поставили, а по факту, кроме разговоров, ничего.

– Ну ведь много людей болело, да и сейчас болеет, – не согласился Кум. – Это мы с тобой в бане, любой вирус убьём.

– Угу, особенно под такую закуску, – пошутил я. – Ну давай, будем живы.

Выпили, посидели, подумали, закинули по куску мяса. Вот Ольга подошла, это жена Кума. Она порядок любит не хуже мужа своего. Всё у них по линеечке, всё красиво и чисто. Вот и сейчас, баня чуть проветрилась, так она сразу убрала там всё.

– О, закусывают уже, – улыбнулась она. – А мне?

– Сильвупле, мадам, – заулыбался я и налил ещё раз, теперь уже на троих.

– О чём сплетничали без меня? – спросила Ольга.

– Да вот, твой говорит, что не простой шум поднимается, – ответил я. – Переживает.

– Ну а у вас-то что говорят? – она тут же включилась в разговор. – Машка-то не смогла приехать. У неё на работе что вообще говорят?

– Да что говорят, – подумав, ответил я. – Ничего такого. Объявили полную готовность, а что, почему, молчок. Ну вы сами-то верите в этих зомби? Блин, ну бред же.

– Может и бред, – высказался Кум. – Но рано или поздно люди точно доиграются.

– Вот с этим согласен, – отсалютовал я рюмкой.

Одновременно у всех пришло СМС. Я взял свой телефон и посмотрел на экран. По мере моего чтения улыбка с лица стала сползать, а внутри появилось ощущение приближающейся беды. Глядя на меня, Кум и Ольга тоже взяли в руки телефоны.

 

– И ты говоришь не париться? – спросил Кум.

– Теперь даже и не знаю, – почесал я макушку. – Мля, ребят, я, наверное, больше не буду выпивать. Поеду лучше за женой с утра пораньше.

– Согласен, – кивнул Кум. – Давай в дом перебираться, – сидели мы всё это время на улице, в просторной беседке.

Проклятая СМС-ка, может и не дожидаться утра, сейчас уехать? Нет, я выпивал, ни к чему такие риски. Да и выспаться нужно. Ладно, утро вечера мудренее.

– У тебя что написано? – спросил Кум, когда мы перебрались в дом и сели на кухне.

– Скорее всего то же самое, – ответил я. – Не выходите на улицу, запаситесь всем необходимым, опасно для жизни и всё такое.

– Всё ещё думаешь, что это лажа? – грустно усмехнулся Кум. – Что делать думаешь?

– Своих нужно забрать, – немного подумав, ответил я. – Для начала. А дальше не знаю, видно будет.

– Забирай своих, и ко мне приезжайте, – тут же предложил Кум. – Вместе пересидим. Если что, у нас недалеко деревня тупиковая, там переждать сможем.

– В самом деле, Серёг, приезжайте, – вставила своё слово Ольга и, поставив перед нами чай, села за стол. – Если это та самая жопа, что в фильмах показывают, то в маленькой деревне больше шансов выжить.

– Так, отставить галдёж, – попробовал я разрядить обстановку. – Давайте будем последовательны. Вначале своих заберу. Да и в Лашме у меня тоже не мегаполис. Проще вам ко мне приехать. Родителей я тоже не брошу.

– Значит, давай по обстановке, – сказал Кум. – Едешь к своим, если всё нормально получится, позвонишь, когда обратно приедешь. Там будем думать, что и как. Но на всякий случай давай договоримся. Надумаешь к нам ехать, приезжай. Если наступить реальная жопа, тогда вот здесь, – он встал и показал место на холодильнике. – Будет записка, где нас искать. Ну, это если мы ещё живы будем.

– Так, давай, Кум, ля-ля не делай, – сказал я. – Всё нормально будет. Приеду, позвоню. Я спать пойду.

– Давай, мы сейчас тоже ложимся, – ответил тот и принялся помогать жене убрать со стола.

На утро я быстро попил чаю с бутербродами, попрощался с Кумом и Ольгой и почти сразу уехал. Домой заезжать не стал, а смысл? Всё моё при мне.

Машина бодро катила примерно до Клепиковского района. Едва я пересёк границу Московской области, тут же вляпался в пробку. Очень многие сорвались обратно в Москву. Такое бывает, особенно в сентябре. Вначале все спешат на дачи в периферию, картошку копать, огороды убирать. А в воскресенье вечером уже мчатся домой, чтобы успеть собрать детей в школу. Да, к тому же, ещё на работу в понедельник успеть.

Ритм жизни этого мегаполиса удивляет. Поначалу мне было тяжело привыкать к этой постоянной спешке. Но со временем втянулся. Толпа заражает. Я много раз слышал подобное, но впервые ощутил это на себе именно в Москве. Вот, буквально недавно подходил к метро неспешным шагом, но стоило слиться с потоком, и всё. Мне нужно куда-то бежать, быстрее заскочить в вагон электрички. Лишь на некоторых улицах эта паника начинает растворяться и улетучиваться. Арбат – одна из таких.

Пробка – это тоже своеобразная паника. Все стараются погромче сигналить. Нервное напряжение нарастает. Но поток машин от этого быстрее ехать не будет. Я съехал на обочину и остановился. Нужно до ветру.

Когда вернулся в машину, посидел в задумчивости, запустил двигатель, включил передачу и осторожно двинулся справа от стоячего потока. Долго я так не проеду, впереди пост ДПС, но хоть сколько-нибудь смогу провести в движении.

Причина пробки оказалась именно на посту. Полицейские перегородили дорогу и устроили эдакий контрольно-пропускной пункт. Я осторожно влился в поток, не без нервных сигналов от стоявших там машин. Взглянул в зеркало и улыбнулся. Не я один такой наглый. Моему примеру последовали ещё несколько бесстрашных водителей.

– Документы, – даже не представившись, потребовал лейтенант.

Я молча протянул ему права, страховку и принялся ждать дальнейших указаний. Быковать в мои планы не входило, тем более, что на посту дежурили четверо автоматчиков, упакованных в броню и шлемы. Бедные, на такой жаре.

– Куда едем? – тем же тоном спросил полицейский.

– В Москву, – спокойно ответил я.

– Туда нельзя, – спокойно сказал инспектор. – Вас не пропустят.

– Я всё же попробую, – улыбнулся я.

– Ваше право, – кивнул тот и отдал мне документы. – Проезжайте, не задерживайте.

– Сильвупле, – улыбнулся я и продолжил движение.

Теперь можно было придавить в педаль. Проверка документов создала пробку на въезде, но уже после машины получили хорошую фору друг перед другом. Можно было мчаться с ветерком. Слова инспектора заставили меня нервничать ещё больше.

Что могло такого произойти, чтобы людей перестали пускать в столицу? Я достал телефон и ещё раз набрал номер жены. Недоступна. Мать её.

– Вот зачем нужен телефон, если его постоянно выключенным держит, – я в сердцах кинул свой гаджет на соседнее сиденье. Тот, подпрыгнув, свалился на пол. – Сука, – прошипел я.

Пришлось отвлечься от дороги, чтобы поднять его. А когда я вновь обратил свой взор на трассу, то едва успел объехать вставшую посреди дороги старую "Шестёрку". У неё из-под капота валил пар. Закипел, бедолага. В другое время я обязательно бы остановился и помог. Но сейчас я спешил.

Шины шуршали по асфальту, двигатель равномерно урчал. Я вставил стик в IQOS, немного подождал и сделал первую затяжку. Затем подумал, выдернул его зубами и выплюнул наружу. Сунул руку под торпеду и извлёк заначку. Жена ругается, когда я курю, но сейчас мне нужна нормальная сигарета.

К Москве я подобрался часам к одиннадцати. И то, что я увидел, повергло меня в очередной шок. На въезде, уже в Люберцах, все дороги перекрыли военные. Со стороны столицы были слышны выстрелы. ТАМ СТРЕЛЯЮТ!!! Мать их, что они там устроили?! Что вообще происходит?

В пробку я встал на самом въезде. Немного поплутав по районным дорогам, я как раз и приехал к непреодолимой преграде. Уткнулся в стоявший боком БТР.

Машину пришлось оставить. Пошарив по салону, я покидал все вещи в спортивную сумку, подвесил на пояс травмат, телефон и сигареты по карманам. Машину загнал во двор к многоэтажкам. Всё, дальше пешком.

В кольцо оцепления я попал буквально через сотню метров.

– Эй, фтсиу, – услышал я свист, который предназначался мне. – Ты куда это собрался?!

– В Москву, – ответил я сержанту, который приближался ко мне.

– Не положено, – ответил мне тот дежурной фразой.

– Да хорош, братан, у меня там жена, дети, – продолжил я тихонько приближаться к молодому сержанту.

– Я сказал: стой на месте, – скомандовал тот и, схватив автомат, направил его мне в грудь.

– Ладно, ладно, – поднял я руки вверх. – Не нервничай только, ухожу. Смотри в спину мене не шмальни.

Уйдя в подворотню, я сел на скамейку у подъезда и крепко задумался. В Москву мне попасть необходимо. Жену я там не оставлю. Вот только как туда попасть? Пожалуй, нужно прогуляться вдоль оцепления. Наверняка выход есть.

Я ещё раз набрал номер жены, но на этот раз телефон ответил простым молчанием. Я взглянул на экран – нет сети. Ещё веселее. В Москве, и сети нет? Это уже из разряда фантастики. Скорее всего они глушат сигнал.

Над головой раздался грохот. Подняв глаза, я увидел, что в сторону столицы движется колонна вертолётов. У них снизу были прицеплены какие-то ящики. Наверняка гуманитарка. Сейчас сбросят их на улицы.

На глаза попался магазин "Охотник". То, что нужно. У меня с собой даже элементарного бинокля нет. Войдя в лавочку, я увидел скучающего продавца, который читал бумажную книгу.

– Здравия желаю, – бодрым голосом поприветствовал его я. – Тяжело без телефона?

– Ой, и не говорите, – сложил книгу тот. – До того привык, что совсем забыл о книгах. А вот сейчас от страниц оторваться не могу.

– А не знаешь, командир, что там случилось? – кивнул я головой в сторону столицы.

– Говорят, зомби, – пожал плечами тот. – Город ещё в пятницу вечером закрыли. А потом стрельба началась.

– И ты на работу после этого вышел? – удивился я.

– Почему нет? – пожал плечами продавец. – Тёмные времена всегда были лучшими днями в нашем бизнесе.

– Что-то не похоже, – усмехнулся я. – Ладно, покажи мне бинокли и резинок для ПМ-а дай, пару коробок.

– Боюсь, против мертвяков они вам не помогут, – усмехнулся в ответ тот.

– Увы, другого разрешения у меня нет, – пожал я плечами.

– Согласен, оказаться за решёткой в такое время будет ещё хуже, – кивнул парень и стал выкладывать на прилавок то, что я попросил.

Закупился я почти на восемь тысяч, жена узнает, убьёт. Но сейчас вопрос стоял иначе. Жизнь дороже, а без того, что я приобрёл, у меня вообще шансов ноль. Правда, и сейчас примерно столько же, можно только хрен десятых добавить.

Мне удалось попасть в подъезд одной из многоэтажек. Пришлось с полчаса просидеть у подъезда, но в итоге мне повезло. Из него вышел мужчина со следами запоя на лице, видимо, за очередной дозой направился. Я успел придержать дверь, оборудованную магнитным замком, и вошёл внутрь.

На чердак попасть не удалось, но это и не нужно. С площадки на девятом этаже из окна открывался прекрасный вид на МКАД. Я взял бинокль и стал рассматривать окрестности. Мне нужна лазейка, любая, хоть щель в заборе.

В обзор попалось движение. Я приблизил изображение, насколько смог, и чуть не выронил бинокль из рук.

Прямо по дороге бежало трое человек в военной форме, а за ними мчались во весь опор какие-то гражданские. Один из солдат обернулся и, присев на колено, дал по ним очередь из автомата.

– Они там что, в конец свихнулись? – кажется, я испытал шок.

Сглотнув ставшую вязкой слюну, я попытался успокоить бешено стучавшее сердце. Вышло плохо. Трясущимися руками я продолжил наблюдение. Лучше бы я этого не делал. Люди, по которым только что прилетела очередь из автомата, начали подниматься. Но как? Почему это происходит в реальности?! Такого просто не может быть! Что вообще за херня происходит в этом городе?!

Глава 2.

Бардак.

Я закурил прямо в подъезде. Хоть законом это запрещено, но у нас много чего запрещают. Вот и здесь на подоконнике стояла пепельница из консервной банки. Значит, можно дымить, раз жильцы себе это позволяют. Сверху хлопнула дверь, и ко мне спустился мужик в тельняшке с сигаретой в зубах.

– А ты кто? – спросил он меня, чиркая зажигалкой.

– Жак Ив Кусто в прорезиненном пальто, – грубо ответил я и стал спускаться вниз.

– Ну и дурак, – еле слышно пробормотал тот.

Отвечать я не стал, ну его. Всё, что я хотел, уже увидел. А точить лясы времени нет.

Машка у меня молодец, просто так рисковать не станет. Скорее всего сидит сейчас у отца на даче. Тесть у меня военный, подвал себе оборудовал будь здоров. Там любой апокалипсис пересидеть можно. Вот только добраться до них проблема.

Генеральская дача находилась на противоположном конце Москвы. Если даже следовать по диагонали и в мирных условиях, всё равно за день не дойду. Хотя тесть может и эвакуировал их уже. В любом случае нужно прорываться и решать по месту. Связи-то с женой нет, значит, скорее всего они тут.

Пройти в столицу можно было через автосалон. Чтобы попасть внутрь, нужно перелезть через забор, затем пробраться по территории салона, и снова через забор. Уже подходя к вожделенному входу, меня снова окликнули.

– Э, мужик, ты чего там шаришься? – услышал я голос сзади и даже вздрогнул от неожиданности.

– Да я так, – обернулся я. – От делать нечего.

Ко мне навстречу шёл очередной сержант в форме полицейского. На шее у него болтался автомат, который он придерживал одной рукой.

– Документы имеются при себе? – повелевающим тоном спросил он.

– А как же, – дружелюбно улыбнулся я. – Паспорт, вот, есть.

Привыкший к власти человек в любой ситуации ведёт себя как хозяин. Здесь тоже не было исключения. Он вальяжной походкой подошёл ко мне, выпустил из рук оружие и потянулся за паспортом, который я держал в руке. Улицы были пустые, даже если кто-то увидит меня из окна – плевать. Я сделал резкий шаг навстречу и ударил ладонями по ушам представителю закона. Тот подбросил руки, чтобы прикрыть свои пельмени, и тут же заработал прямой в солнечное сплетение. А когда он начал оседать, я добавил ему коленом в челюсть. Этого оказалось достаточно.

Я оттащил полицейского с прямой видимости глаз и задумался, склонившись над автоматом. Блин, если всё так хреново, то он мне поможет, а если нет, то я сяду, и никакой тесть мне не поможет. Колебался я недолго, выдернул "Макар" из его кобуры, прихватил запасную обойму и перемахнул через забор. Автомат оставил. Насветиться с ним можно капитально. Пистолет, если что, сброшу потом.

 

Я прокрался между машин, каждый раз замирая от любого шороха. Вот он, забор, который отделяет Москву от Люберец. Там, правда, ещё по трассе долго шлёпать, но это уже технический вопрос.

Мимо сетчатого забора пронеслись несколько БТР-ов, следом проехали Уралы и Камазы с чёрными номерами. В тентованных кузовах сидели солдаты, полностью вооружённые. Всё это мой глаз подмечал мельком. Из столицы стали доноситься очередные очереди. Короткие, прицельные. Чуть позже загавкал какой-то пулемёт. Его звук отличался от привычного АКМ-овского.

Была не была. Я осмотрелся и подпрыгнул, хватаясь вспотевшими руками за трубу, которой оканчивался забор. Уже подтягиваясь, я услышал крики за спиной.

– Стой, сука! – раздался громкий крик. – Стреляю на поражение.

Очередь хлестанула в тот самый момент, когда я перевалился на другую сторону. Сумка запуталась сверху, зацепившись за торчащую проволоку от сетки. Затрещала и порвалась, вывалив содержимое прямо под забор. Я уже лежал на той стороне, прикрывая голову руками. От смерти меня спас высокий бордюр, который отделял проезжую часть от небольшого засохшего газона.

– Ты же там сдохнешь, придурок! – прилетел крик. – Вернись назад, тебе ничего не будет, обещаю.

– Пошёл в жопу! – крикнул я в ответ и начал ползти по асфальту, пытаясь уйти подальше от опасного места.

– Ну и хер с тобой, дятел, – прилетел ответ.

Высовываться я побоялся. Кто его знает, этого дебила. Это ж надо, по гражданскому с автомата палить. Как только сетчатый забор скрылся за углом здания, я рискнул подняться во весть рост. Вроде тихо. Я с точкой посмотрел на вещи из сумки, которые так и остались валяться сзади. Там же остался и новенький бинокль.

– Урод, мля, – высказался я и показал забору средний палец.

Ладно, где наша не пропадала. Попробуем так. Я осмотрелся, прикинул, куда лучше двигать. А педалить мне теперь вдоль дороги. Кстати, очень странно, МКАД пустой. Кое-где стоят брошенные машины, но ни пробок, ни чего-то даже похожего на них. А ведь люди должны были бежать отсюда, как тараканы от дезинсектора.

От очередной колонны с военными пришлось прятаться. Делать это посреди широкополосной дороги не очень-то удобно. Хорошо, что успел вовремя заметить и перевалиться через отбойник. Залёг, вжался как можно плотнее. Вроде пронесло. Скорее бы начались жилые кварталы, там можно хотя бы в подъезд забежать или в подворотню какую.

Почему МКАД оказался пустым, до меня дошло очень скоро. Военные оцепили весь город плотным кольцом. Мало того, они успели оградить всё пространство сетчатым забором, выставить вышки с пулемётными точками и приправить это всё автомобильными отбойниками. Получилось так, что кольцо вокруг столицы являло собой эдакую буферную зону. Посмотреть, что творится за её пределами, не выйдет, а подобраться ближе не даст второе оцепление. Такое чувство, что готовились они к этому заранее.

Бинокля с собой у меня уже не было, но телефон с хорошим зумом неплохо справлялся. Я рассматривал укрепления и только успевал удивляться. Если подобное выставили по всему периметру, то в Москву мне просто так не попасть. Нужно что-то придумать.

– Опа, а вот и решение идёт, – пробормотал я.

От основной части оцепления отделилась пара солдат. Двигались они очень странно, как будто пытались свалить от того, что там происходит. Ну, дезертиры существовали во все времена. Вопрос в другом: "Что там за дерьмо такое, что даже вооружённые до зубов люди валят подальше? И какого они молчат обо всём, что здесь происходит?".

Вообще, я сильно сомневаюсь, что им удастся долго замалчивать всё это. Если люди валят, значит, уходят они с информацией. Связь, скорее всего, глушат специально, чтобы данные не просочились. СМИ молчат, скорее всего им рты быстро закрыли. Это только на словах у нас свобода, цензура сейчас похлеще, чем при Сталинском режиме.

Парочка двигалась вдоль забора и постоянно оборачивалась. Вскоре они присели и затаились возле отбойника. Мимо прошёл патруль, после чего оба бойца продолжили движение. Через какое-то время оба упали на животы и поползли подальше от столицы. Я осторожно двигался наперерез, стараясь при этом не отсвечивать. Неизбежная встреча произошла под эстакадой.

– Э, пупки, – окликнул я обоих, направив на них ствол травмата. – Нехорошо вот так своих кидать.

– Твоё какое дело? – ответил один из них. – Пукалку свою убери, – он начал движение к автомату.

– Руки в гору, дятел, – усмехнулся я и для наглядности взвёл курок на пистолете. – Я вас обоих сейчас хлопну, даже обосраться не успеете.

– Тебе что надо вообще? – спросил второй. – Что ты пристал? Дай нам уйти.

– Да не вопрос, – подумав ответил я. – Шмотки свои скинь и вали.

– Ты что, туда собрался? – выпучил глаза первый. – Ты на всю голову, что ли, больной?

– Так, пацаны, мне с вами тут возиться некогда, или сами шмотки скинете, или я их с трупов сниму, – улыбнулся я. – Думайте резче.

– Оружие нам оставь, – мрачно сказал второй и принялся раздеваться.

– Что там такое происходит? – решил я заодно узнать ситуацию.

– Да абзац там, полный, – снимая штаны, ответил тот же солдат. – Нет больше Москвы, и живых там больше нет. Если ты туда за семьёй идёшь, то забудь и вали подальше.

– Ты толком-то расскажи, что там такое? – настроение упало ниже плинтуса, а в груди появилось тянущее чувство тревоги.

– Мертвецы там бегают теперь, – буркнул первый. – Шустрые твари, очень шустрые. Их пока пулемётами сдерживают, но скорее всего это не надолго. Скоро они вырвутся. Люберцы уже эвакуировали. Остались только самые тупые и алкаши.

– Нормальные вы защитники, – уколол их я. – Что же вы пост оставили, очко сыграло?

– Я бы тебе сейчас твоё очко порвал, если б ты мне пушкой в рожу не тыкал, – огрызнулся тот.

– К семьям мы уходим, – ответил за него второй. – Может успеем предупредить, подготовиться.

– Извините, – буркнул я, понимая, что перегнул немного. – Я, конечно, понимаю, что вам насрать, но у меня просьба к вам будет.

– В жопу себе её засунь, – снова огрызнулся первый.

– А вот хамить не надо, – сказал я. – Не хотите, не делайте. Мне всего лишь нужно, чтобы вы один звонок сделали. Куму моему позвонили, как только выберетесь. Скажите, что Кузов просил, он поймёт. Просто позвоните и расскажите что здесь происходит.

– Давай номер, – спросил второй.

– Лысый, ты опух, что ли? – посмотрел на него первый. – Ты что, этому мудаку помогать ещё собираешься?

– Соску закрой свою, дятел комнатный, – оборвал его я. – Или я тебе сейчас вес башки твоей тупой на девять грамм увеличу. Записывай, – это я уже второму.

Как только процедура была окончена, я без раздумий всадил резиновую пулю первому бойцу в лоб. Тот рухнул, как подкошенный. Второй побледнел и чуть было не упал на колени.

– Не сцы, травмат это, – улыбнулся я. – Я так, для страховки, чтоб он издалека по мне не шмальнул потом.

– Ну я пойду? – заикаясь, спросил второй.

– Да, не задерживаю, спасибо за шмотки, – протянул я ему руку.

Солдат с опаской пожал её и задом начал отходить. Я подхватил одежду и скрылся с прямой видимости за колоннами эстакады. Уйдя подальше, быстро переоделся и короткими перебежками двинулся в сторону забора, закрывающего проход в город.

Не успел я добраться до намеченной цели, как был обнаружен.

– Эй, боец, ты что там делаешь? – услышал я оклик, который предназначался мне.

– Посрать ходил, – крикнул я в ответ. – Здесь меня хоть за жопу никто не схватит.

– Ха-ха-ха, резонно, – ответили мне. – Входи давай резче, пока прапор не пришёл.

– Принял, – махнул я рукой и начал шарить глазами в поисках входа.

– Ну ты что телишься там, – снова крикнул часовой. – Забыл, где вылез? Вот там, через две секции сетка отодвигается.

В ответ я снова махнул рукой и пошёл в указанном направлении. Здесь, через пару секций, действительно была оставлена лазейка. Вот такая она, наша доблестная армия. Казалось бы, есть приказ, есть защитное ограждение, а его всё равно оставят с лазейкой. Ну так, на всякий случай.

Вот и всё, я в Москве. Теперь осталось понять, как отсюда вырваться и что вообще происходит. Пройдя немного вдоль забора, я шмыгнул в подворотню, а через пару метров уже находился в здании какого-то торгового центра. Нужно осмотреться, шмотки сменить. Эти оказались малы. Всё-таки рост мод метр девяносто и вес в центнер, не такой уж частый размер. Хорошо, что часовой оказался туповат, даже отсутствия оружия не заметил. Я бы уже миллион вопросов задал на его месте. Но мне пока что везёт.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru