Тайны и маски

Кира Стрельникова
Тайны и маски

– Лоренцо? – сквозь зубы процедил Чезаре. – Что ты тут делаешь?

– Как видишь, дурака валяю в ожидании тебя, – пожал плечами означенный Лоренцо. – Ты же сказал сопровождать тебя, но утром ускакал, не оставив ни записки, ни объяснения, куда тебя унесло. Я прогулялся по Флоренции и вернулся, а что ещё прикажешь делать? – с иронией ответил Лоренцо, в синих глазах мелькнула насмешка и тщательно скрываемое недовольство.

Чезаре поджал губы, швырнул футляр на стол и остановился у окна, скрестив руки на груди. Ну да, он взял Лоренцо Кастелли, своего двоюродного брата, на всякий случай сюда, во Флоренцию. И только потому, что Рен являлся самым сильным магом на данный момент в их семье, и не только им – последние несколько лет Лоренцо подрабатывал личным шпионом Родриго, мотаясь по всей Италии. Несмотря на некоторые разногласия, царившие между Лоренцо и Чезаре, деваться Рену было некуда, семейная клятва не давала ему возможности отказываться выполнять приказы старших родственников или тем паче предать их.

– Проблемы? – коротко осведомился Лоренцо.

– Сложности, – буркнул Чезаре, не собираясь исповедоваться кузену.

О цели приезда во Флоренцию он тоже не был осведомлён.

– Надолго мы здесь? – снова уточнил Рен, отбросив небрежно книгу.

– Пока не знаю, а что? – Чезаре покосился на собеседника.

– Ну тогда если ты не против, хочу вечером отправиться в отличное местечко, – Лоренцо хрустнул пальцами и довольно зажмурился. – Давно о нём слышу и хочу попасть туда, раз уж подвернулся случай и меня занесло во Флоренцию дольше, чем на один день.

– Что за местечко? – невольно заинтересовался Чезаре.

– Игорный дом Дамы в Маске, – ответил Лоренцо. – Там можно сыграть в абсолютно любую игру, с любыми ставками, на которые хватит фантазии, единственное условие – не применять магию. Там за этим строго следят, я слышал, и провинившегося однажды лишают навсегда привилегии посещать заведение, – Лоренцо выпрямился, сняв ногу со стола.

– А почему Дама в Маске? – Чезаре повернулся к Лоренцо.

– Ну, его хозяйка всегда в маске, и никто никогда не видел её лица, – охотно пояснил Рен. – А ещё, там есть дивный обычай, – на лице Рена появилось задумчивое выражение. – Ты можешь предложить Даме сыграть в любую игру, и если выиграешь, она должна будет тебе шесть желаний.

– Хм, – Чезаре хищно прищурился. – А если проиграешь?

– Тогда наоборот, естественно, – невозмутимо ответил Лоренцо. – Ты обязан будешь выполнить шесть её желаний.

– И сколько выигравших? – ухмыльнулся Чезаре, подойдя к столу и взяв из вазы спелый, оранжевый абрикос.

Рен потянулся, плеснул из графина сока и отпил глоток, скользнув рассеянным взглядом по собеседнику.

– Я не слышал ни об одном, – спокойно ответил Лоренцо и отвернулся к окну. – Дама всегда выигрывает.

Глава 2

Тесс затаила дыхание, прицелилась и отпустила тетиву, отправив стрелу в полёт к мишени. Сухой щелчок о кожаную перчатку, тихий, на грани слышимости свист, и вот уже остриё засело точно в центре, и сеньора де Россо довольно улыбнулась, опустив лук. И даже магией не воспользовалась! Позади раздались медленные хлопки, и Тесс оглянулась на сидевшего в лёгком плетёном кресле брата, с одобрительной улыбкой наблюдавшего за ней.

– Отличный выстрел! – похвалил он и взял бокал с золотистым вином с личных виноградников семьи Россо. – Делаешь успехи, Тесс.

Она подошла к столику, положила лук и присела во второе кресло, аккуратно подобрав юбки. Лёгкое домашнее платье не стесняло движений, открывая шею и грудь, тонкий узорчатый шёлк как нельзя лучше подходил для жаркого дня. В последнее время среди дам Флоренции стрельба из лука стала весьма распространённым, хотя и не совсем обычным увлечением, и частенько на званых вечерах устраивали даже турниры среди гостей.

– Ну, с таким учителем, как ты, это очень легко, – усмехнулась Контессина и подхватила с блюда тонкий ломтик сыра, отправив в рот.

– Тесс, я вечером ухожу на ужин к сеньору Перини, – поморщившись, сообщил Джулиано, наколов на вилку кусочек розовой ветчины.

Женщина издала смешок, бросив на брата насмешливый взгляд.

– Он всё ещё не теряет надежды женить тебя на своей дочке? – ехидно осведомилась она, потянувшись к блюду с фруктами.

– Ну это вряд ли ему удастся, но ты же понимаешь, он – владелец одного из крупнейших производств сукна, – Джулиано выразительно глянул на Контессину. – Обижать его невниманием было бы глупо с моей стороны.

– Понимаю, конечно, – кивнула Тесс и невозмутимо продолжила негромким голосом. – Но учти, если сеньорита Луиджина войдёт во дворец Питти хозяйкой, ноги моей здесь больше не будет.

Герцог де Россо фыркнул, закатив глаза.

– Ну вот ещё, глуповатые толстушки с коровьими глазами меня никогда не привлекали, даже ради предполагаемого договорного брака, – ответил он. – Но на ужин прийти придётся.

Контессина вздохнула, подперев подбородок кулачком и посмотрев на брата.

– Значит, бросаешь меня сегодня? Ладно, пойду тогда на приём к сеньоре Мацци, она пригласила из Венеции какого-то поэта, говорят, он весьма приятные стихи сочиняет, – Тесс намотала локон на палец. – Ну и, вдруг узнаю что-нибудь полезное, что поможет подобраться к архиву Лукреции, – она лукаво усмехнулась.

Джулиано кивнул.

– Попробуй, – коротко отозвался он.

– Кстати, Кастелли прислал мне брошь с приворотом, – обронила Тесси, тоже сделав глоток вина из своего бокала.

Брови герцога поднялись.

– Вот как? – протянул он. – Чезаре времени не теряет, я вижу. И что ты сделала с подарком?

– Отослала обратно, – Контессина пожала плечами. – Скромной сеньоре не подобает принимать дорогие подарки от незнакомых мужчин, – со смешком добавила она.

Джулиано довольно улыбнулся.

– Наверное, сеньор был расстроен таким поворотом, – заметил он.

– Думаю, весьма, – подтвердила Контессина.

Они переглянулись и весело рассмеялись. Посидев ещё немного в парке, Тесс отправилась готовиться к приёму – солнце потихоньку клонилось к закату, на Флоренцию опускался тёплый золотистый вечер.

– Ты точно решил пойти туда? – негромко спросил Лоренцо, разглядывая фасад роскошного трёхэтажного особняка, из окон которого вырывалась музыка, смех, а около входа царило оживление прибывающих гостей.

– Точно, – уверенно ответил Чезаре и кивнул, поправив короткий плащ на плече, на его губах появилась самодовольная усмешка. – Мне всегда везёт в азартные игры, что в кости, что в карты, – и он направился к входу в Игорный дом.

– Слухи на пустом месте не появляются, – задумчиво протянул Лоренцо, последовав за Чезаре.

– Может, эта Дама в Маске просто не любит распространяться о своих поражениях, – иронично отозвался Чезаре. – А на самом деле, кто-то да выигрывал у неё.

– Может и так, – рассеянно отозвался Лоренцо.

У него имелось своё мнение на сей счёт. Правда, он не собирался отговаривать кузена, если уж тот твёрдо решил попытаться использовать Даму в своих мутных делишках, о которых, кстати, Чезаре так до сих пор и не рассказал. Они поднялись на крыльцо, подверглись внимательному осмотру привратника, и их пропустили в просторный холл, залитый светом. Большие зеркала в тяжёлых позолоченных рамах, множество светильников с хрустальными подвесками, картины весьма игривого содержания, дорогой паркет прикрыт ковровыми дорожками, наверняка зачарованными от вытирания – внутри это царство азарта с лёгким привкусом непристойности впечатляло роскошью. Здесь играли не только на деньги…

Мимо Чезаре и Лоренцо прошли две дамы, хихикая и обмахиваясь веерами, их лица были прикрыты масками, а наряды далеки от приличных, почти полностью оголяя шею и плечи и демонстрируя лодыжки из-под весьма коротких подолов. Стройные ножки были затянуты в шёлковые чулки с вышивкой, и Чезаре невольно проводил посетительниц заинтересованным взглядом, несильно пихнув Лоренцо в бок.

– А что, тут кроме разнообразных игр есть и другие развлечения? – невзначай поинтересовался он.

Рен хмыкнул, покосившись на собеседника.

– Только с согласия, Чезаре, – отозвался он. – Шлюх здесь нет, если ты это имеешь в виду, лишь гости, желающие развлечений.

– Понятно, – с толикой разочарования произнёс Чезаре.

– Сеньоры, – около них бесшумно возник дворецкий в богатой парчовой ливрее и поклонился. – Вы первый раз в нашем Доме?

– Да, – ответил Лоренцо, опередив кузена.

– Добро пожаловать. У нас простые правила, никакой магии, все игры – только честная удача, – дворецкий повёл рукой, показав на широкую мраморную лестницу, двумя крыльями уходившую на второй этаж. – На первом этаже – танцы, подвижные игры, жмурки, прятки, метание кинжалов, дротиков. Для мужчин есть возможность устроить учебный поединок на любом оружии, – при этих словах глаза Чезаре загорелись, и он перебил дворецкого.

– Только для мужчин?

– Да, сеньор, это исключительно мужское развлечение. Женщины допускаются только как зрительницы, – подтвердил слуга, и Чезаре вздохнул, не скрывая разочарования.

Рен подавил смешок, поняв ход мыслей родственника. Вызвать на поединок Даму в Маске – такое мог придумать только Чезаре, да уж.

– Второй этаж – шахматы, кости, карты, – продолжил обзор заведения дворецкий, ничуть не смутившись вопросом гостя. – Там же вы можете поужинать, если проголодались, есть несколько уютных столовых, и даже отдельные кабинеты, если вы предпочитаете уединение.

– А третий этаж? – полюбопытствовал Чезаре, поскольку дворецкий замолчал.

– Третий этаж – личные покои Сеньоры в Маске, туда вы можете подняться лишь по её приглашению, – пояснил слуга.

– А она сама спускается к гостям, или предпочитает наблюдать из потайных ходов? – с усмешкой спросил Чезаре, не сомневаясь, что тут подобные ходы имеются.

– Сеньора всегда рада приветствовать гостей в своём доме, – дворецкий оказался крепким орешком и на провокации не поддавался. – Хорошего вечера, сеньоры.

 

И так же бесшумно, как появился, слуга исчез, отправившись приветствовать новых посетителей.

– Пройдёмся, посмотрим Дом, или сразу искать хозяйку пойдёшь? – осведомился Лоренцо, заложив руки за спину.

– Пройдёмся, – неожиданно согласился Чезаре и решительно направился к правой анфиладе гостиных.

На первом этаже их встретили оживление и веселье, отовсюду слышались возгласы, женский кокетливый смех, мужские голоса. В некоторых комнатах царил полумрак – там играли в жмурки, и в них было особенно шумно. Несколько залов отвели под танцы, а в дальней части Дома находилось просторное помещение для поединков, стены которого украшало различное оружие. На первом этаже Чезаре задерживаться не пожелал и направился обратно к лестнице, по пути пробурчав:

– Тут почти все женщины в масках, и как я узнаю хозяйку?

– Думаю, узнаешь, – улыбнувшись уголком губ, ответил Лоренцо, следуя за ним.

В Доме роскошь царила везде, в каждой комнате, но не кричащая, вычурная, а элегантная и в самом деле дорогая. Картины, хрусталь, фарфор, зеркала, позолота, дорогой узорчатый шёлк на стенах и драгоценные породы дерева в паркете – всё говорило о хорошем достатке владельца. Или владелицы. О том, кому на самом деле принадлежал Игорный Дом, тоже ходило множество слухов. Одни склонялись к мысли, что Дама в Маске и была владелицей, другие болтали, что у неё есть муж, и он-то владеет Домом и доходами с него. А кто-то поговаривал, что тайным хозяином является вообще сам герцог Тосканский, а Дама – его любовница, которую он тщательно скрывает от всех.

На втором этаже было спокойнее и тише. Слуги бесшумно разносили на подносах вино и закуски, а гости развлекали себя различными видами шахмат, костей и карт, конечно. Причём, женщин тут было не меньше, чем внизу, к некоторому удивлению Лоренцо, даже за шахматами. Когда Чезаре присел за один из столиков, где требовался ещё один партнёр, Рен занял место наблюдателя около окна, скрестив руки на груди и рассеянно наблюдая за игрой. Лично его азарт не привлекал, потому что Лоренцо не верил в госпожу удачу, а полагался лишь на свою логику и отличную память, помогавшую ему выигрывать в большинстве игр. Магию он никогда не применял, считая шулерство ниже своего достоинства, Рена и без неё было крайне сложно обыграть, об этом знал весь Рим. А вот Чезаре азартен, да, и никогда не упускал случая сыграть во что-нибудь. Правда, в разумных пределах, надо отдать должное, после первого, самое большее второго проигрыша он оставлял игру.

Взяв с подноса слуги бокал с розовым вином, Лоренцо пригубил, скользнув взглядом по игравшим – похоже, Чезаре пока везло и шла хорошая карта. Рен решил пройтись по другим комнатам, заодно понаблюдать за гостями: вдруг увидит Даму в Маске, с которой так жаждал встретиться Чезаре? Лоренцо перешёл в соседнюю гостиную, где за несколькими столиками сидели игроки в шахматы с сосредоточенными лицами, направился дальше, как вдруг кто-то приобнял его сзади, ноздрей мужчины коснулся сладковатый, приторных аромат духов.

– Сеньор, не желаете сыграть с нами в кости? – выдохнул ему на ухо хрипловатый женский голос. – Мы как раз ищем партнёров.

Лоренцо обернулся, окинул взглядом даму, верхнюю часть лица которой прикрывала маска. Губы сеньоры изгибались в призывной улыбке, низкий вырез платья открывал плечи и грудь, а судя по блеску в глазах и пробивавшемуся сквозь аромат духов запаху вина, сеньора была навеселе. Рен мягко высвободился и отстранил женщину.

– Боюсь, у меня нет сегодня достаточно денег, я просто сопровождаю… знакомого, – с едва заметной запинкой ответил Кастелли.

– А мы не на деньги играть будем, – игриво ответила сеньора, хлопнув пару раз ресницами и не торопясь отпускать руку Рена.

– Не хочу вас разочаровывать, сеньора, но я сегодня не настроен играть вообще, – ответил Лоренцо, отступив на шаг. – Поищите других желающих.

Дама с явным разочарованием вздохнула, но не настаивала. Развернувшись, она слегка нетвёрдой походкой направилась дальше по комнатам, а рядом с Лоренцо раздался насмешливый голос Чезаре:

– Что, как всегда, поклонницы не дают покоя, Рен? Пойдём, – он с самодовольной улыбкой хлопнул по кошелю. – Мне сегодня везёт, хочу проверить, насколько. А потом поищем эту Сеньору в Маске.

Следующий час Лоренцо бродил за Чезаре по второму этажу, пока кузен присаживался то за один столик, то за другой, и в самом деле, если проигрывал, то по мелочи, в основном выигрывал. Настроение сына Святого Князя явно улучшилось по сравнению с днём, и когда Чезаре в очередной раз поднялся из-за игры в кости, ссыпав в мешочек золотые флорины, и с живостью огляделся, явно кого-то высматривая, Лоренцо поинтересовался:

– А зачем тебе вообще понадобилась Дама? Неужели думаешь, она поможет выполнить дело, ради которого ты приехал во Флоренцию?

– Возможно, – кратко отозвался Чезаре, шагая по гостиным, где сидели гости.

Судя по всему, скрытный кузен не собирался посвящать в свои планы, и Лоренцо сдержал раздражённое ругательство.

– Тогда зачем ты потащил меня с собой? – тем же негромким голосом, глядя прямо перед собой, спросил Рен.

– На всякий случай, – невозмутимо ответил Чезаре. – Вдруг тоже понадобишься.

Рен стиснул зубы, загоняя злость поглубже. Быть собачкой на побегушках у того, кто соблазнил твою жену – унизительнее не придумаешь, но Лоренцо некуда деваться, клятва верности на родовом перстне Кастелли обеспечивала послушание лучше любого шантажа. Магия просто не позволяла сказать «нет» на приказы или повеления любого из семьи Кастелли, или пойти против интересов, раскрыв кому-то постороннему планы дражайших родственничков. Вот и приходилось Лоренцо мотаться по всей Италии, выполняя тайные поручения Святого Князя и иногда – его сыновей. Хорошо хоть, Лукреция имела свою сеть шпионов и осведомителей, а к услугам Лоренцо обращалась редко.

– Так, ну, я готов к игре с таинственной сеньорой, – с воодушевлением заявил Чезаре, не замечая хмурого лица спутника, и потёр ладони. – Долго нам ещё бродить тут, искать её, или можно через кого-то передать просьбу?

– Полагаю, лучше узнать это у дворецкого, – сухо отозвался Лоренцо, резко потеряв интерес к Игорному Дому и планам Чезаре.

Ему хотелось скорее вернуться в гостиницу, да и вообще уехать из Флоренции обратно в Рим и подумать над тем, как избавиться от чёртовой родовой клятвы, посадившей его в золотую клетку. Чезаре кивнул и направился к лестнице, Лоренцо за ним. Найдя в холле дворецкого, сын Святого Князя подошёл и повелительно произнёс:

– Любезный, я желаю сыграть с Сеньорой в Маске. К кому мне обратиться?

Слуга одарил его неожиданно внимательным взглядом, потом поклонился.

– Подождите здесь, сеньор, вас пригласят.

Дворецкий скрылся за одной из дверей. Чезаре проводил его глазами и оглянулся на бесстрастного Лоренцо – кузен отошёл к окну, прислонившись к стене и созерцая улицу отстранённым взглядом.

– Что-то у тебя настроение упало, как вижу, – насмешливо сказал Чезаре – у него явно оно было на высоте, видимо, от недавних удач.

– Меня не интересуют азартные игры, – коротко отозвался Лоренцо. – И мне здесь откровенно скучно.

– Так развейся, – пожал плечами Чезаре. – Повеселись, вон, хотя бы в жмурки поиграй, – со смешком добавил он. – Отличная возможность пощупать сеньор и сеньорит и не получить при этом по лицу или вызов на дуэль.

Рен брезгливо поморщился.

– Если мне захочется кого-нибудь пощупать, я предпочту посетить весёлый дом и выбрать девочку поприличнее, – отозвался он, не глядя на собеседника.

– Как хочешь, – Чезаре отвернулся.

Как раз в этот момент из-под лестницы появился ещё один слуга, на сей раз в тёмно-синей, без украшений, ливрее и с совершенно неприметной внешностью, и подошёл к мужчинам.

– Кто из вас изъявил желание сыграть с Сеньорой в Маске? – осведомился он.

– Я, – встрепенулся Чезаре.

– Следуйте за мной, – слуга бросил мимолётный взгляд на Лоренцо. – Ваш спутник может подождать вас здесь, к Сеньоре вы пойдёте один.

– Удачи, – кратко пожелал Рен и проводил спину удалявшегося Чезаре глазами.

На его губах появилась ироничная усмешка: что-то подсказывало ему, что на сей раз капризная Фортуна отвернётся от кузена. Сам же Лоренцо, после некоторых раздумий, всё же отправился в тренировочный зал, размяться и сразиться с кем-нибудь в поединке, пока Чезаре пытается заполучить услуги Дамы в Маске.

На третьем этаже было тихо. Двери охраняли двое молчаливых, широкоплечих охранников с внушительными бицепсами, смотревших прямо перед собой. Слуга приложил к овальному медальону ладонь, и дверь бесшумно распахнулась, приглашая в святая святых Игорного Дома. Чезаре шагнул за проводником, с любопытством оглядываясь. Здесь царила сдержанная элегантность по сравнению с нижними этажами: на стенах однотонный шёлк приятных золотистых и зеленоватых оттенков, нейтральные картины охоты и природы в тонких рамах, гораздо меньше позолоты и зеркал. Пройдя через несколько гостиных, в которых царил полумрак, слуга остановился в небольшой круглой приёмной с ещё одними закрытыми дверьми и снова обратился к Чезаре.

– Одну минуту, сеньор.

После чего постучал и нырнул в приоткрытую дверь. Он вернулся буквально через несколько мгновений и с поклоном пригласил:

– Вас ждут, сеньор, проходите.

Кастелли переступил порог будуара, сразу найдя взглядом хозяйку. Она вольготно раскинулась на широкой кушетке, небрежно облокотившись на ручку и подперев кулачком подбородок, и смотрела на гостя с отчётливой ироничной улыбкой. Из-под подола выглядывала изящная щиколотка, затянутая в чулок с вышивкой, на стопе небрежно покачивалась атласная туфелька, и Чезаре неожиданно бросило в жар от этого с одной стороны вполне невинного, а с другой – весьма завлекательного зрелища. На Даме в Маске было верхнее платье из бархата насыщенного зелёного цвета, спереди застёгивавшееся на ряд золотых пуговичек, в прорезях рукавов и по краю низкого декольте выглядывало нижнее из тонкого белоснежного батиста. Из украшений на Даме был лишь золотой браслет с крупным зеленоватым авантюрином. Половину лица закрывала ажурная маска, но такая плотная, что сквозь неё было совершенно не разглядеть черты лица, да и хозяйка будуара сидела в тени, светильник горел лишь один, и комнату окутывал полумрак. Сквозь прорези маски на Чезаре смотрели живые, умные глаза неожиданно яркого синего цвета. Волосы, похожие на сгусток пламени, были уложены под золотую сетку, усыпанную маленькими изумрудами.

Перед кушеткой стоял столик, рядом – стул, на который Дама и показала, плавно поведя рукой.

– Присаживайтесь, сеньор Кастелли, – низким, грудным голосом произнесла женщина, и у Чезаре внезапно пересохло в горле, настолько обволакивающе и притягательно он звучал.

– Вы знаете, как меня зовут? – гость обнаружил, что его собственный голос слегка охрип, и поспешно прокашлялся, неожиданно смутившись и от этого почувствовав глухое раздражение.

Чтобы вот так, от одного взгляда на женщину или пары произнесённых ею слов терять голову? Да что он, мальчишка, что ли? Хотя Сеньора, конечно, хороша, ничего не скажешь, и маска только придаёт ей привлекательности. «А вдруг там скрываются уродливые шрамы? – попытался он вернуть мысли в нужное русло. – Ты здесь по делу, так что нечего распускать слюни!»

– У меня отличные осведомители, – Дама склонила голову к плечу, её улыбка стала шире. – Мне передали, вы желаете сыграть со мной?

Чезаре опустился на стул, ещё раз внимательно оглядел собеседницу, с некоторым трудом стряхнув наваждение, и кивнул.

– Да, желаю, сеньора.

– Вы знаете условия? – женщина выпрямилась. – Выигрываю я – вы должны мне шесть желаний в любое время, когда мне понадобятся ваши услуги, где бы вы ни находились и чем бы ни были заняты. Выигрываете вы – должна буду я вам.

– Знаю, – снова кивнул Чезаре.

– Магия запрещена, как и везде в моём Доме, – она чуть прищурилась. – Если вы попробуете применить, вам засчитывается проигрыш, сеньор. Защита сразу отреагирует на малейшее применение магии к игре и попытку жульничать.

– Обижаете, сеньора, – Кастелли ухмыльнулся, откинувшись на спинку стула. – Я предпочитаю честную борьбу, тем более, мне сегодня несказанно везёт, – самодовольно заявил Чезаре.

– Что ж, – Дама грациозно поднялась с кушетки и прошлась по будуару. – Тогда выбирайте. Любая игра, кроме поединка. Я не нарушаю правила этого Дома, – по алым губам скользнула усмешка.

– Любая? Даже жмурки? – развеселившись, переспросил Чезаре.

– Если вы выберете, вашей задачей будет поймать меня среди остальных гостей, – невозмутимо ответила Сеньора. – Или – мне вас, если водить буду я.

– Нет, пожалуй, предпочту всё же кости, «Домик счастья», – покачал головой Кастелли. – Развлечения оставим на потом, – добавил он, выразительно глянув на хозяйку покоев.

 

Показалось, или нет, её глаза сменили цвет? Теперь они отсвечивали зелёным, но в полумраке было не особо хорошо видно, и Чезаре мысленно махнул рукой. Какая разница, какого цвета глаза Дамы в Маске? В конце концов, под этой маской вполне может быть искусная иллюзия. Кастелли не рискнул проверить, опасаясь, что Сеньора воспримет это не слишком благосклонно и откажется играть с ним.

– Как пожелаете, сеньор, – бархатным, пробирающим до самых костей, голосом ответила женщина, и у Чезаре в паху моментально жарко затяжелело, а штаны стали причинять ощутимое неудобство.

Хорошо, она отвернулась к изящному комоду с множеством ящичков, и Чезаре, сделав пару глубоких вдохов, успел взять себя в руки, отвесив мысленный подзатыльник. Сеньора в Маске вернулась к кушетке, неся в руках шкатулку из резного красного дерева, и поставила на стол, опустившись обратно.

– Играем один раз, сеньор Кастелли, никаких реваншей, – предупредила она и открыла крышку, достав дощечку с вырезанным полем и стаканчик с костями.

– Я понял, – Чезаре наклонил голову, уже предвкушая, какое загадает первое желание.

Пожалуй, добавить в список своих побед известную флорентийку будет весьма приятно, а потом уже можно заняться глупышкой Контессиной. Дама высыпала рядом с доской горсть мелких монет и откинулась на спинку, махнув рукой.

– Ваш ход первый, сеньор Кастелли, – мягко произнесла Сеньора в Маске. – По праву просителя.

Чезаре взял стаканчик из резной слоновой кости и, несколько раз тряхнув его, выбросил два кубика на стол рядом с доской.

…Кастелли с трудом сдерживал ярость, с недоверием глядя на доску и кости. Он проиграл. Он – проиграл! А эта флорентийка смотрела на него с такой ленивой улыбочкой превосходства, что страстно захотелось стереть её с этого лица, скрытого под маской, аж пальцы зачесались. Но вряд ли пощёчина исправит дело. Чезаре проиграл и теперь должен этой рыжей нахалке шесть желаний. Он исподлобья взглянул на Сеньору и буркнул, скрестив руки на груди:

– И что дальше?

Улыбка на лице женщины стала шире, тонкий пальчик провёл по алым губам.

– Дальше – я дам вам знать, когда мне понадобятся ваши услуги, сеньор Кастелли, – невозмутимо откликнулась Сеньора.

– И что, мне торчать во Флоренции до этого знаменательного события?! – не скрывая раздражения, спросил Чезаре, сверля её взглядом.

Она склонила голову к плечу.

– Это было бы удобно для всех, но, если надо, я найду вас и в Риме, – проворковала Сеньора, и у Чезаре, несмотря на злость, внутри всё напряглось от её чарующего, чувственного голоса.

Кастелли криво усмехнулся, с трудом смирив эмоции.

– А если я просто уйду из вашего чёртова Дома и откажусь выполнять ваши… желания? – Чезаре решил до конца прояснить, можно ли просто проигнорировать долг.

Сеньора покачала головой, её глаза в полумраке будуара вдруг прищурились, и в них появилось жёсткое выражение.

– Магия этого Дома не выпустит вас без специальной метки, сеньор Кастелли, – негромко, веско произнесла женщина, мурлычущие нотки пропали из её голоса, однако не сделав его менее чарующим. – А метка появится, только когда вы произнесёте своё обещание отдать мне долг Игры, – Сеньора протянула ему руку, и в неярком свете светильников блеснул аквамарин.

Чезаре однако не торопился принимать ладонь, нахмурившись и глядя на конечность, будто это ядовитая змея. Связывать себя прямо сейчас клятвой, которая скуёт его по рукам и ногам, ему ой, как не хотелось.

– Мы можем заключить наше соглашение позже? – медленно спросил он, лихорадочно размышляя над вариантами выкрутиться из непростой ситуации, в которую сам себя и загнал, понадеявшись на удачу.

Сеньора убрала руку и пожала плечами.

– Воля ваша, сеньор Кастелли. Только помните, из Дома вы не выйдете, пока не подтвердите обещание. Можете пока свыкнуться с мыслью, что побудете моим… порученцем, – с тихим смешком и явной иронией добавила Дама, откинувшись на кушетку, её лицо оказалось совсем в тени, и видны были только поблёскивавшие глаза, да белоснежные зубы в улыбке.

Кастелли проглотил ругательство, молча встал и коротко кивнул прежде, чем выйти из будуара. Велико было желание хлопнуть как следует дверью, однако сын Святого Князя удержался. Незачем показывать этой стерве своё раздражение.

Едва за гостем закрылась дверь, улыбка сползла с губ Сеньоры, женщина вскочила с кушетки и нервно прошлась по будуару, хмурясь и сплетая пальцы. Ей совсем, совсем не нужен был этот сеньор Кастелли в качестве возможного полезного инструмента! Очень рискованно играть в такие игры с одним из самых опасных людей Рима, да ещё за спиной которого стоит сам Родриго Кастелли. Сеньора остановилась и прерывисто вздохнула. Но что ей оставалось делать, нарушать правила этого Дома и отказать Чезаре в просьбе? Это бы его насторожило точно, а привлекать к себе лишнее внимание Кастелли Дама в Маске тем более не хотела. Теперь, получается, он застрянет во Флоренции… А ей придётся крепко подумать, как же побыстрее использовать на нём шесть своих желаний.

Женщина поджала губы и раздражённо вздохнула, снова прошлась по будуару, постукивая пальцем по подбородку. И реванш не предложишь, она знала, что снова выиграет. Взгляд Сеньоры скользнул по браслету, и хозяйка покоев не сдержала усмешки. Да, магией во время игры нельзя пользоваться, охранная система Дома глушит её. Но кто сказал, что влиять на результат невозможно косвенно? Допустим, с помощью амулета абсолютной удачи? Только вот проигрыш Чезаре сейчас Даме совсем ни к чему… Так и не придя ни к какому решению, она вышла из будуара и неторопливо направилась вниз, пребывая в задумчивости. Можно, конечно, быстренько погонять сеньора Кастелли по мелким поручениям, чтобы избавиться от неудобного должника, но эти поручения ещё придумать надо.

– Принесла же нелёгкая, – проворчала тихо под нос Дама, спускаясь по лестнице.

Лоренцо успел провести парочку коротких поединков – среди гостей нашлись любители острых ощущений, ещё не выпившие столько, чтобы не суметь удержать в руках шпагу или меч. Естественно, оружие здесь было затупленным, ранить таким это нужно постараться. Рен оба сражения выиграл, и теперь пребывал в благодушном настроении: раздражение и злость на Чезаре удалось сбросить физической нагрузкой, ну и в кошельке прибавилось на несколько флоринов. Лоренцо приводил себя в порядок в смежной с залом для поединков гостиной, где имелась уборная и можно было переодеться. Игорный Дом предоставлял желающим размять мышцы и показать удаль даже свежие рубашки из тонкого льна. Скинув влажную от пота позаимствованную одежду, Лоренцо быстро ополоснулся, растёрся полотенцем и вернулся обратно, переодевшись уже в своё. И как раз вовремя: в гостиную влетел красный от злости Чезаре, из глаз которого чуть не искры сыпались. Рен мелочно порадовался про себя, поняв, что что-то пошло не так, но на его лице не отразилось ни единой эмоции.

– Как успехи? – невозмутимо поинтересовался он, зашнуровывая рубашку. – Получил, что хотел?

– Эта… лиса флорентийская обыграла меня! – яростно прошипел старший Кастелли и пнул ножку кресла, чуть не опрокинув мебель. – Я не знаю, как у неё это получилось, ведь там действительно стоят маячки на магию! Я их чувствовал, они там были! – Чезаре уставился на Лоренцо бешеным взглядом, тяжело дыша и сжимая кулаки. – Но она выиграла, Рен, слышишь?!

– Да не глухой, – его собеседник поморщился и демонстративно поковырял в ухе. – И что теперь? – он вопросительно глянул на Чезаре. – Ты должен Сеньоре шесть желаний? – чего ему стоило сказать эти слова обычным тоном, без иронии, и не усмехнуться открыто, один бог знает, но Лоренцо сдержался.

– Должен, – Чезаре буквально выплюнул эти слова, а потом вдруг замер и посмотрел на кузена прищуренным, оценивающим взглядом.

Рену этот взгляд совершенно не понравился. Мужчина взял колет, чуть нахмурился.

– Что такое? – коротко спросил он, продолжая одеваться.

– Рен, раз уж ты осведомлён об этом местечке лучше меня, что скажешь, можно ли передать этот долг другому? – вдруг поинтересовался Чезаре.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru