Тайны и маски

Кира Стрельникова
Тайны и маски

Глава 4

Рен вынул рамку, и мерцающий символ подтвердил: был вызов. Кастелли только поставил артефакт на стол, как в дверь раздался деликатный стук – пришёл слуга. Распорядившись насчёт ужина в номер, Лоренцо устроился на стуле и активировал рамку, ожидая, пока проявится тот, кто желал связаться, и почти не удивился, увидев покои Святого Князя. Конечно, кто ещё, ну не последняя же его любовница в Риме, с которой они расстались довольно мило и без взаимных упрёков и обвинений.

– Ты почему не отвечал, Лоренцо? – раздражённо спросил Родриго вместо приветствия.

– И вам доброго вечера, ваше святейшество, – не скрывая иронии, кивнул Рен, откинувшись на спинку стула. – Меня не было в номере, знаете ли. Изучал окрестности Флоренции, чудесный город. А таскать с собой хрупкий и дорогой артефакт не имею привычки.

Родриго поджал губы, смерил собеседника недовольным взглядом и продолжил разговор.

– Ладно. Ты нужен мне в Риме, возвращайся, как можно скорее… – начал было он, но Рен не дал договорить.

– Увы, ваше святейшество, к сожалению, вынужден отказаться, – с явным удовольствием развёл руками Лоренцо, любуясь физиономией Родриго.

Князь нахмурился – он сидел в своём кабинете в Священном Дворце в Риме, и по всей видимости, ещё работал с бумагами.

– Лоренцо, не дерзи, у меня появились сведения, что против меня готовится заговор, – сквозь зубы процедил Родриго. – Мне нужно, чтобы ты проверил…

– Скажите, вам знакома эта метка? – снова невежливо перебил Рен и поднял руку, закатав рукав рубашки.

Змеившийся вокруг запястья рисунок мягко мерцал тёмно-зелёным, но в остальном не причинял никакого неудобства, Лоренцо даже почти забыл про него, до сего момента. Родриго подался вперёд и нахмурился сильнее, пристально изучая руку родственника.

– Что это? – коротко спросил он.

– Знак, что я отрабатываю долг за вашего сына, – и не скрывая иронии, пояснил Лоренцо. – И именно поэтому вынужден выполнять поручения некоей Дамы в Маске, уверен, вы слышали о ней. А сеньора будет крайне недовольна, если я покину Флоренцию без её ведома.

В глазах Родриго полыхнул мрачный огонь, он сжал кулак и со всей силы грохнул по столу, отчего стопки бумаг подпрыгнули и потеряли идеальный порядок.

– Так и знал, что этот мальчишка во что-нибудь вляпается! – со злостью отозвался Святой Князь. – Где он?! – рыкнул Родриго.

Лоренцо беспечно пожал плечами и заложил руки за голову, чрезвычайно довольный беседой.

– Он уехал сегодня рано утром, не известив меня о своих дальнейших планах, – спокойно ответил Кастелли. – Так что великодушнейше прошу прощения, ваше святейшество, но к моему великому сожалению, я не имею возможности помочь вам в ваших делах, – изобразив подобие поклона, не вставая со стула, Лоренцо небрежно махнул рукой, искренне наслаждаясь ситуацией и зная, что Родриго ему ничего не сможет сделать.

Святой Князь одарил его ещё одним тяжёлым взглядом и, не прощаясь, отключился. Лоренцо же, с мечтательной улыбкой поизучав некоторое время расписной потолок, упругим движением встал и решительно направился к секретеру, где находился письменный прибор. Стоит пробежаться по лавкам Флоренции перед тем, как лечь спать, и пополнить запас полезных артефактов – кто знает, какие сюрпризы таит в себе спальня Лукреции.

Под каменными сводами небольшой камеры без окон неподвижно висели несколько светящихся шаров тёплого жёлтого цвета. За простым деревянным столом сидели несколько человек в плащах с капюшонами, откинутыми на спину, а на столе лежали снятые чёрные маски – здесь все были своими, а одежда нужна была только чтобы незамеченными пробраться сюда, в древние катакомбы на окраине Рима. Один из собравшихся, мужчина с широкими плечами, буйной шевелюрой цвета воронова крыла и грозно нахмуренными карими глазами стоял, опираясь на стол, и обводил сидевших пристальным взглядом.

– Кастелли получили слишком большую власть, – негромко начал он говорить. – Они подмяли под себя весь юг и центр Италии и подбираются к Тоскане, а там и до Венеции недалеко.

– Родриго хочет сколотить себе империю, – отозвался ещё один мужчина помоложе, с каштановыми волосами и тонкими аристократическими чертами лица, его губы кривились в ироничной усмешке. – И пока у него отлично получается.

– Он позорит церковь! – прошипел ещё один человек, под плащом которого угадывалась лиловая сутана, его глаза полыхнули яростью, а пальцы, унизанные перстнями, сжались в кулак. – Он попирает её законы, открыто сожительствуя с этой девкой, он признал детей от неё! Пора очистить Святой Престол от этой мрази!..

– У Родриго Кастелли сильная армия и хорошие полководцы, в частности Чезаре, – раздался ещё один голос, мягкий и мелодичный – среди заговорщиков была и женщина. – Вы хотите погрузить Италию в гражданскую войну, штурмуя Рим, ваше преосвященство? – в этих словах дамы слышалась откровенная ирония. – У нас мало людей и денег, и спасибо вам за это не скажут.

– Зачем война? – произнёс первый, брюнет, и усмехнулся, выпрямившись. – Есть куда более действенные и бескровные способы устранить Кастелли с дороги, а там – конклав выберет нового Святого Князя, обновлённый конклав, а не ставленники Кастелли.

– О, любезный, сеньор, и что же за способы? – оживилась дама и подпёрла кулачком щёку, с интересом глянув на собеседника. – Поведайте, я вся в нетерпении!

– Надо заставить Родриго отречься от Святого Престола, только и всего, – довольно сообщил брюнет.

Светлая бровь женщины, даже скорее девушки не старше двадцати пяти выгнулась, а епископ громко фыркнул, выражая своё отношение к этой идее.

– Только и всего?! – язвительно воскликнул он. – И как, интересно, любезный сеньор, вы собираетесь это сделать? Каким образом заставите Родриго Кастелли отказаться от нынешней власти?

Ухмылка брюнета стала шире, он выглядел как кот, объевшийся сметаны. Медленно опустившись на стул, мужчина выдержал паузу и наконец ответил:

– Наш Святой Князь всеми силами старается поддерживать видимость благочестия, в том числе и своей… семьи, – выразительно произнёс он. – Его дочь недавно вышла замуж за герцога Умбрии и стала уважаемой сеньорой. Но если Родриго прожжённый интриган и понимает, что нельзя давать врагам в руки даже подозрение на свои слабые места, то некоторые из его семьи ещё не обзавелись достаточной мудростью и осторожностью.

– Не тяните, сеньор, – нетерпеливо перебила его девушка.

– Как пожелает прелестная сеньорита, – с поклоном сказал брюнет и закончил мысль. – До меня дошли слухи, что у сеньоры Лукреции Манццони есть свои грязные секреты, которые она бережно хранит в тайнике в своей спальне. И секреты эти касаются её любовника.

Снова в диалог вмешался епископ.

– Про любовников герцогини Умбрийской не шепчется разве что ленивый, – отозвался он и махнул рукой. – Всем известно, что её брак – чистой воды политический ход её… отца, – тут священник запнулся и брезгливо скривился.

– Если станет известно, что она делит постель со своим братом, о чём свидетельствуют нежные письма из их переписки, Кастелли потеряют львиную долю своего влияния, народ будет возмущён, – перестав говорить намёками, выдал брюнет. – И мы достанем этот архив, – он опять встал и опёрся на стол. – Как только письма окажутся в наших руках, мы предъявим Родриго наши условия. Уверен, он скандала не захочет, – мужчина хмыкнул. – Как же, замарать своё имя обвинениями в инцесте в собственной семье! – брюнет издал ироничный смешок.

Девушка прищурилась, похлопав пальчиком по губам, в её глазах мелькнула задумчивость.

– А мне нравится идея, – протянула она. – Может сработать, пожалуй. Родриго тщательно скрывает свои делишки, это правда, и в глазах народа он не такое уж чудовище, как на самом деле. Я поддерживаю, – решительно заявила девушка и протянула руку.

Остальные, переглянувшись, последовали её примеру. Над соединёнными ладонями вспыхнули несколько искорок и погасли, скрепляя общую договорённость.

– Осталось продумать, как попасть во дворец сеньоры Манццони, не возбуждая подозрений, и достать архив, – очаровательно улыбнувшись, сказала девушка и оглядела подельников.

– Об этом я подумал, – кивнул брюнет, и его глаза остановились на молчаливом аристократе. – Для этого мне понадобитесь вы, сеньор, и вы, сеньорита.

Ровно в восемь вечера Лоренцо ждал у крыльца роскошного дворца сеньоры Манццони, как и говорилось в записке. Он приехал в Перуджо утром, дриады и в этот раз пропустили его своими тропами, правда, попросили всё-таки плату – один поцелуй. Лоренцо подозревал, глядя на улыбающиеся лица и хитрые взгляды, просто ради развлечения. Целовалась та дриада очень даже неплохо… Тряхнув головой, Рен вернулся в настоящее, оглядывая вереницу экипажей с гербами и гостей, поднимавшихся по лестнице. И где, интересно, его спутница?

– Вы не меня ждёте, сеньор? – раздался вдруг рядом мелодичный, звонкий голос.

Лоренцо обернулся: к нему подошла девушка, даже, наверное, молодая женщина не старше двадцати пяти, вполне симпатичная. Медно-рыжие волосы уложены в сложную причёску, украшенную многочисленными заколками, платье из тяжёлого бархата винно-красного цвета расшито золотой нитью и очень идёт сеньоре, особенно квадратное низкое декольте, открывавшее аппетитную ложбинку. Плотный корсаж на шнуровке приподнимал грудь, привлекая внимание, и Лоренцо стоило определённых усилий всё же перевести взгляд на лицо собеседницы. Точёные черты, прямой носик, губы, изогнутые в улыбке, ярко блестевшие серо-зелёные глаза. Да, сестра Джулиано де Россо оказалась весьма милой и очаровательной особой.

– Если вы – сеньора Контессина де Россо, то именно вас, – Лоренцо склонил голову, радуясь, что вечер пройдёт в приятной компании.

Хотя бы часть его, поскольку ему ещё предстояло незаметно решить и свои дела. Рен учтиво предложил сеньоре де Россо локоть, на который легла изящная кисть всего с одним перстнем, украшенным крупным рубином.

 

– О, так вы будете моим кавалером сегодня? – оживилась сеньора, её улыбка стала шире.

– Лоренцо Кастелли к вашим услугам, – представился Рен, пока они неторопливо шли к ступенькам дворца.

– Кастелли? А вы, случайно, не родственник ли Чезаре? – Контессина обмахнулась веером, стрельнув в Лоренцо любопытным взглядом.

– Кузен, – с непроницаемым лицом ответил Лоренцо.

– Знаете, а сеньор Чезаре недавно приходил ко мне свататься, – неожиданно сообщила непринуждённо сеньора де Россо, и Рен внутренне насторожился. – Только вот брат отказал, – со вздохом добавила Контессина.

Так вот, какое дело привело Чезаре во Флоренцию. Женитьба, значит, на единственной сестре Джулиано. У Лоренцо сразу сложилась картинка, зачем это нужно кузену, и он невольно восхитился дерзостью родственника. Герцог Тосканы слыл твёрдым в решениях и ревностным охранителем границ своей провинции, а Родриго, значит, задумал и Тоскану подмять под себя таким хитрым путём. «Неужели всерьёз считал, что Джулиано отдаст сестру и позволит Кастелли пробраться на территорию Тосканы?» – весело подумал Лоренцо, а вслух сказал:

– А что же, вашему брату не понравился жених? Чезаре знатен, богат, могущественен, – с абсолютно серьёзным лицом продолжил Лоренцо, краем глаза наблюдая за сеньорой. – Или вам кузен не подошёл по статям? – с усмешкой добавил он.

– О, – щёки его спутницы окрасил лёгкий румянец, она опустила ресницы, смущённо улыбнувшись. – Мы совсем не знакомы с сеньором Чезаре, он так неожиданно приехал, и сразу сделал предложение. А потом, после отказа брата, уехал, – с ещё одним лёгким вздохом закончила она. – Полагаю, если бы сеньор Кастелли поухаживал за мной, может, Джулиано, познакомившись с ним ближе, изменил бы решение, – сеньора хлопнула ресницами и посмотрела на него прозрачными глазами, в которых плескались рассеянность и задумчивость.

Лоренцо покосился на личико сеньоры и мысленно скептически хмыкнул. Что-то пока сестра уступает брату по уму. Хотя, она же записная светская дама, даром, что вдова. Наверняка кроме мужчин, слухов и нарядов больше ничем не интересуется. По крайней мере, у Рена были о ней именно такие сведения, и её размышления о Чезаре лишь подтвердили эти выводы. Он улыбнулся и осторожно похлопал по руке, лежавшей на его локте.

– Думаю, на сегодняшнем вечере у вас будет возможность познакомиться ближе с Чезаре, – изрёк Лоренцо, пока они поднимались по ступенькам ко входу, где всех встречал дворецкий в парадной ливрее. – Сеньора Манццони наверняка пригласила брата на приём.

Брови Контессины поднялись в удивлении.

– А разве не вы сегодня мой кавалер? – переспросила она с лёгким недоумением в голосе.

Рен про себя чуть не выругался, но сдержался. А ведь и правда, по правилам этикета, если он явится на приём в сопровождении сеньоры де Россо, то в глазах остальных это будет именно так. Мужчина нахмурился, напряжённо размышляя: сестра Джулиано, принимая приглашение Лукреции, не могла не знать, что Чезаре наверняка тоже появится на этом приёме. Почему она поехала не с братом, а приняла сопровождение постороннего незнакомого мужчины? Или… Здесь интриги Дамы в Маске и самого Джулиано? Записку ведь Лоренцо получил от первой. А если второй отказал Чезаре, то сопровождать сестру к Лукреции в самом деле не слишком приятно, так может, это герцог обратился к Даме за услугой? Всё это пронеслось в голове Лоренцо за считанные мгновения, а между тем, Контессина уже показывала дворецкому приглашение.

– Прошу, сеньора де Россо, – с поклоном произнёс слуга, и Лоренцо шагнул вслед за спутницей в просторный холл дворца Лукреции.

Кастелли бывал здесь пару раз проездом, в основном, доставляя поручения от Родриго к Лукреции, но дольше, чем на один-два дня не задерживался. Сестра Чезаре Рену не нравилась не меньше, чем кузен. Дворец встречал мраморным внутренним двориком, вокруг которого шла галерея с колоннами, а стены украшали мозаичные панно. В центре журчал фонтан, в чаше плавали красные карпы и розовые лотосы. Дальше шла анфилада роскошных гостиных, а на второй этаж вела лестница с резными каменными перилами – там располагались покои хозяев и гостевые комнаты для тех, кто останется во дворце ночевать. Сама хозяйка, сеньора Лукреция Манццони, встречала гостей в первой гостиной, убранной золотистым шёлком и украшенной светильниками с хрустальными подвесками.

Она сидела в кресле в окружении гостей, ослепительно улыбалась, то и дело здоровалась с подходившими к ней мужчинами и женщинами, сама похожая на королеву. Золотистая парча верхнего платья красивыми складками спадала до пола, тончайшее кружево обрамляло декольте и выглядывало в прорези рукавов, изящная вязь роскошного колье с топазами привлекала взгляд к волнующей ложбинке и сливочным полушариям, вздымавшимся над корсажем. Мягкие локоны собраны в сложную причёску, и её украшала диадема с теми же камнями, что в колье. За спинкой кресла, небрежно опираясь, стоял Чезаре и учтиво улыбался дамам, кивая знакомым сеньорам. Мужа Лукреции, естественно, не наблюдалось. Лоренцо мысленно усмехнулся: ещё бы, кто его пустит сюда, где делались интриги и заключались тайные договорённости. Чуть в глубине комнаты он также заметил красную сутану кардинала. Конечно, куда же без священника на приёме дочери Святого Князя.

– Вы представите меня вашей кузине, сеньор? – непринуждённо поинтересовалась Контессина, отвлекая Лоренцо от разглядывания гостей. – Боюсь, подходить с подобной просьбой к сеньору Чезаре будет с моей стороны несколько опрометчиво, – добавила она, смущённо опустив ресницы.

Рен же, представив физиономию Чезаре, наверняка не ожидающего встретиться здесь с оставленным во Флоренции родственником, едва сдержал радостную ухмылку. Лишний повод насолить кузену он не собирался упускать. А чтобы у Чезаре и вовсе скулы свело от ярости, Лоренцо планировал не покидать свою спутницу, разыгрывая галантного кавалера и развлекая её весь вечер. Ну, почти весь, если быть честным. И Рен, повернувшись к Контессине, поднёс к губам тонкие пальцы, не сводя с её лица взгляда.

– Безусловно, сеньора, с превеликой радостью, – едва не мурлыкнул он, от предвкушения кровь быстрее побежала по венам.

Сеньора де Россо расцвела довольной улыбкой и изобразила реверанс.

– Вы очень любезны, сеньор Кастелли, – проворковала она, взмахнув ресницами и посмотрев на него сквозь них.

Дама явно флиртовала с Лоренцо, и со знанием дела, вынужден был признать он. И хотя его не привлекали такие вот светские пустышки, в родне у сеньоры де Россо точно отметились дриады – ничем иным Рен не мог объяснить собственное желание пофлиртовать в ответ. Ну или ему просто нужно посетить местный квартал красных фонарей и успокоиться, ибо декольте Контессины казалось ему в данный момент гораздо привлекательнее милого личика. Положив ладонь сеньоры обратно себе на локоть, Лоренцо поспешно развернулся, предпочтя отвлечься на предстоящий маленький спектакль. Подняв подбородок и позволив себе лёгкую улыбку, он уверенно направился к креслу, где сидела Лукреция, и остановился, изобразив поклон, граничивший с небрежным.

– Дорогая кузина, несказанно рад вас видеть в добром здравии, – громко поздоровался он, завладев ручкой сеньоры Манццони, и приложился к ней губами.

Ошарашенное выражение, которое Лукреция не смогла скрыть при виде неожиданного гостя, доставило Рену истинное удовольствие. Он выпрямился, скользнул взглядом по Чезаре и едва не расхохотался: братец вытаращился на него, позабыв о приличиях, и похоже, потерял дар речи от неожиданности.

– Позволь представить сеньору Контессину де Россо, – невозмутимо продолжил Лоренцо, чуть отступив в сторону. – Сеньора была столь любезна, что пригласила меня составить ей компанию в путешествии и на этом приёме.

– Сеньора Манццони, – Контессина присела в безупречном реверансе, наклонив голову, и Лоренцо невольно задержался взглядом на нежном изгибе шеи и чуть выступавших позвонках. – Благодарю вас за приглашение, это было весьма неожиданно и приятно, – сестра Джулиано выпрямилась и сложила руки перед собой, а потом изобразила удивление, да так правдоподобно, что Лоренцо едва не поверил, что она в самом деле не ожидала увидеть на этом приёме Чезаре. – Сеньор Кастелли! Какая приятная неожиданность, – Контессина очаровательно улыбнулась.

К чести кузена, тот сумел кое-как справиться с эмоциями и даже улыбнулся в ответ, почти естественно. Он шагнул из-за спинки кресла, взял ладонь Контессины и приложился к ней губами, потом выпрямился и посмотрел на гостью.

– Сеньора, счастлив, что мы снова встретились, – Чезаре был удивительно немногословен, что добавило Лоренцо повода для молчаливого веселья.

– Сеньора де Россо, – Лукреция быстро взяла себя в руки и поднялась, аккуратно сжав ладони Контессины, и её ответная улыбка была такой же любезной и радостной. – Я рада, что вы приняли приглашение на мой скромный приём! Искренне надеюсь, вы насладитесь вечером и останетесь довольны!

– Весьма мило с вашей стороны, сеньора, – снова рассыпалась в любезностях Контессина, но хозяйка дворца перебила её.

– О, прошу, просто Лукреция! – проворковала она. – Я уверена, мы непременно станем подругами!

– Вы очень добры, Лукреция, – таким же тоном отозвалась Контессина. – Тогда зовите меня Контессиной.

Лоренцо, до сих пор стоявший рядом со слегка скучающим видом и краем глаза наблюдавший за наливавшейся красным физиономией Чезаре, тут встрепенулся и насторожился. Бросил острый взгляд на сеньору де Россо – его чуткое ухо уловило в звонком голоске светской дамы что-то едва заметное, подозрительно похожее на… игру? «Да быть того не может, – усомнился он, переключив внимание на спутницу. – С чего бы?! Контессина – и вдруг опытная интриганка?» Его мысли прервали тонкие пальчики, жёстко сомкнувшиеся вокруг его локтя.

– Вы позволите украсть вашего… кавалера всего на пару минут? Мы с кузеном давно не виделись, – мурлыкнула Лукреция, но её глаза, когда она бросила мимолётный взгляд на Рена, не предвещали тому ничего хорошего.

– Только на пару минут, – улыбка флорентийки стала лукавой. – Я намерена много танцевать сегодня, а сеньор Лоренцо убеждал меня, что он отличный танцор! – ресницы взлетели, Контессина кокетливо глянула на Рена.

– Не волнуйтесь, дорогая, я верну вам Лоренцо, вы и соскучиться не успеете! – Лукреция, продолжая улыбаться, потянула кузена за собой к неприметной двери в дальнем углу гостиной, и Чезаре последовал за ними с мрачным выражением – Контессина не увидела этого, поскольку он повернулся спиной к гостье.

Лоренцо с невозмутимым лицом последовал за разгневанными родственниками, уверенный, что его не выставят из дворца. Гарантом тому была вязь татуировки: он полагал, что при попытке не выполнить желание Дамы в Маске, магия заявит о себе. А Чезаре вряд ли захочет потерять такого ценного человека, как Лоренцо – по крайней мере, Рен очень на это надеялся. Лукреция толкнула дверь, почти влетев в комнатку всего с одним окном, больше похожую на будуар. Широкая кушетка в алькове, тяжёлые бархатные шторы тёмно-синего цвета, шёлк в тон на стенах, и столик, на котором стояла ваза с фруктами и графин. Едва захлопнулась дверь, Лукреция повернулась к Лоренцо, сжав кулаки, с лица мигом исчезла любезная улыбка.

– Ты какого чёрта здесь делаешь?! – прошипела она не хуже гадюки, сузив глаза, и куда только подевался весь светский лоск.

Скрестив руки на груди, Лоренцо спокойно ответил:

– Сопровождаю сеньору де Россо, я же сказал.

– Ну и когда вы успели познакомиться? – с угрозой в голосе подхватил Чезаре, шагнув к кузену. – Почему она тебя пригласила?!

– О, все вопросы к Даме в Маске, – огорошил ответом Лоренцо, смахнув с рукава невидимую пылинку. – Это она любезно попросила меня составить компанию сеньоре де Россо в этой поездке.

– Дама в Маске? – переспросил Чезаре тоном ниже и нахмурился. – Она-то при чём здесь?

Лоренцо поднял брови и пожал плечами.

– Да я откуда знаю? – с едва заметным раздражением отозвался он. – Меня попросили, я сделал. Таковы условия сделки, братец, – с усмешкой добавил Рен, едва сдерживаясь, чтобы не упомянуть при Лукреции об оплошности Чезаре.

Вот было бы любопытно посмотреть, как они ругаться станут. Понятно, что у обоих на стороне имелось множество любовников и любовниц, но друг при друге они терпеть не могли упоминать эту досадную мелочь.

– И кстати, – Лоренцо с небрежным видом чуть поддёрнул рукав, так, чтобы стала видна вязь рисунка. – Если вы считаете, что мне не место на этом приёме, даже по приглашению на двоих сеньоры де Россо, полагаю, эта татуировка не даст мне покинуть дворец, пока здесь находится она.

В будуаре воцарилась плотная, напряжённая тишина.

– И что эта татуировка делает? – осторожно спросила наконец Лукреция, разглядывая узор. – И кто такая Дама в Маске? – требовательно поинтересовалась она, с подозрением прищурившись и покосившись на Чезаре.

 

– Что делает татуировка, не знаю, и не горю желанием узнать, – Лоренцо с предвкушением улыбнулся – а вот и возможность отплатить братцу мелкой местью. – А про Даму в Маске спроси у Чезаре, – со смешком добавил он. – Это кузен играл с ней во Флоренции, а отдуваюсь за его проигрыш теперь я. Пожалуй, пойду, негоже оставлять мою даму одну надолго, – изобразив небрежный поклон и, не дожидаясь реакции на свои слова, Лоренцо вышел из будуара, успев ещё услышать гневное шипение Лукреции.

– Так кто такая эта Дама в Маске? И во что это ты с ней играл?!

Довольно хмыкнув, Рен аккуратно прикрыл дверь и направился на поиски Контессины. Он собирался провести с ней немного времени, даже потанцевать немного, а потом под благовидным предлогом ненадолго улизнуть и отправиться на второй этаж, в хозяйские покои. На охоту за бумагами. В ближайшее время Лукреции уж точно будет не до неожиданно появившегося родственника, как и Чезаре, чем Лоренцо и собирался воспользоваться.

Пройдя несколько богато обставленных гостиных, заполненных гостями, и не найдя в них сеньору де Россо, Лоренцо вышел в большой центральный зал, залитый светом сотен позолоченных ламп с хрустальными подвесками. Узкие зеркала в простенках увеличивали и без того большое пространство, в углу на возвышении играли музыканты, а по натёртому до блеска паркету плавно скользили пары в торжественной паване. Видимо, танцы только начались. Лоренцо окинул быстрым взглядом танцующих и сразу нашёл знакомую рыжеволосую головку – конечно, сеньора Контессина не осталась без кавалера. Рен отошёл к окну и прислонился к стене, рассеянно следя за танцующими и время от времени поглядывая на подопечную. Двигалась она прекрасно, признал Лоренцо, наблюдая за Контессиной, а ещё, обращала на себя внимание многих мужчин. Натренированный взгляд Рена подмечал и такие мелочи: флорентийка произвела впечатление своим появлением на приёме, особенно в отсутствие самой хозяйки. Похоже, отбоя в кавалерах у сеньоры не будет, как бы Чезаре не оказался не у дел со своими планами.

На губах Рена мелькнула усмешка, мысль ему понравилась. Покосившись на вход – кузен ещё не появился, видимо, Лукреция серьёзно взялась за допрос, – Лоренцо снова посмотрел на Контессину. Павана как раз закончилась, и вокруг сеньоры де Россо уже образовался круг поклонников, и Лоренцо решительно направился туда. Кроме удовольствия узреть перекошенную физиономию Чезаре, когда он увидит, что желанная добыча занята, да ещё и вредным родственником, Лоренцо и сам был не прочь потанцевать с Контессиной. Почему не доставить себе несколько приятных минут с красивой женщиной? Он легко раздвинул круг мужчин и остановился перед сеньорой де Россо.

– Не окажете ли мне честь, сеньора? – произнёс Лоренцо, протянув руку.

Она оглянулась на него, одарила обворожительной улыбкой и лукавым взглядом и вложила пальчики в его ладонь.

– С удовольствием, сеньор, – легко согласилась Контессина.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19 
Рейтинг@Mail.ru