Цветок для неверной

Инна Федералова
Цветок для неверной

Глава 4

Лэр так надоела тюрьма! Да, именно так она называла то прекрасное место, в котором ее держал Дар. Кардинал Им-Мин знал, что она на время прижилась в обители вампиров, ведь ее супруг-тиран в лице Асмодея наконец открыл завесу тайны о том, кто биологический отец Таро. И, естественно, он сейчас зол на всех. На Лэр, которая посмела добавить ему еще рогов. На дворецкого – Себастиана, посмевшего искусить ее драгоценную супругу. Да, и на остальных демонов из своего окружения: все всё знали и молчали. До последнего. Властелин инкубов не хочет разговаривать сейчас даже со своим политсоюзником Даром, который, конечно же, тоже все знал.

По мнению Им-Мина, вампир, как и полагается джентльмену и близкому другу семьи асмодеевцев, забрал с собой Лэр, Таро и Себастиана. Последних двоих – Асмодей клялся, что сотрет с лица Пекла.

– Абигор. Хиро… Вы понимаете, что это вынужденная мера? – обратился тогда к демонам Дар фон Кейзерлинг.

Они уединились у одной из дальних стен зала. Провидец и однояйцевые близнецы Таро и Хиро одновременно кивнули, согласившись с тем, что их матери лучше побыть у вампира, пока не пройдет запойный период инкуба.

Стремившегося воплотить свою месть в самый жуткий кошмар наяву, за этим и вырывавшегося из рук, Асмодея едва тогда сдерживали сразу трое демонов – Уфир, Агалир и Кхаи. Последний к тому времени уже успешно успел пополнить ряды инкубов. Обычно сдержанный и равнодушный ко всему происходящему, сейчас повелитель похоти был вне себя от гнева, он то и дело сыпал проклятиями и плевался – пытался расплавить жгучей слизью держащих его товарищей.

Им-Мин знал, что между Лэр и Абигором все кончено и подозревал наверняка: демоница к нему не вернется, что-то у них пошло не так. Наблюдая за Кхаи, понял и то, что тот ей стал просто не интересен, как надоевшая игрушка. Асмодею же, несмотря на разрыв, она еще оставалась фиктивной супругой. Дара фон Кейзерлинга он сам считал выгодной для демоницы партией. Вампир был образован, моден и  прекрасен. А еще когда-то, даже смог украсть поцелуй у нее, своей «Темной Леди». Так ласково он всегда звал Лэр.  Но покорить ее сердце ему так и не удалось.

Тогда, размышляя над всеми попытками прошлых кавалеров демоницы, ангел Им-Мин понял: одними горячими чувствами демоницу не удержать. Она сохраняет дистанцию от того, что мужчины ей просто жутко надоедают. От подобной мысли пару дней назад поднебесный кардинал бы хмыкнул, но так и не решился признаться самому себе, что, как и все, сделается плененным очаровательной сердцеедкой. В другое время он очень ревновал к Кхаи. Ведь после того, как ангелы заключили с демонами перемирие и те вернулись в Пекло, перенявший «темную» сторону, кардинал теперь имел возможность видеться с ней каждый день. «Может, из-за этого Лэр старалась не показываться на глаза ни ему, ни самому вампиру? Побоялась, что они начнут драться как на Манхэттене?»

Обдумав все «за» и «против», Им-Мин все же решился на долгожданную "случайную" встречу с герцогиней. До того столько раз представлял себе сцену столкновения и репетировал, что и как он произнесет. Мрачные обстоятельства прославившейся на все Пекло демоницы он считал весьма кстати подходящим моментом, чтобы оказать поддержку и заодно привлечь внимание к собственной персоне. Ведь дарованное второй жизнью предчувствие как –всегда не обмануло, и накануне рождества он предвидел о том, что Бёнхо все расскажет Асмодею.

Глава 5

Илэриас

Дар снова исчез по делам, хотя скорее всего отстраивает то, что осталось от его клуба «Орд-лон» по причине последней моей выходки на пару с Уфиром. Поскольку в Демонии всегда сумерки, дневное время по нью-йорку вампир проводит именно в своем мире, а уже потом, когда на город ложится тьма, возвращается извне. Но, все же, я думаю, при ныне его силище, никакой свет ему не страшен, не говоря уже об ангельском.

Кстати, об ангелах… Странное дело – то, что задумал Бёнхо. На самом деле, я ему благодарна – он оказал мне медвежью услугу, а то я уже не знала, куда себя девать. Видимо предчувствовала, что рано или поздно Асмодей узнает о Таро.

– Ма! – окликнул мой бесопузик, стоило его вспомнить.

В этот момент я стояла у окна манхэттенской высотки, где мы прятались, и, безразлично смотрела на копошащихся внизу людишек, мирно попивала горький кофе из любимой керамики вампира.

– А? – не обернулась в ответ.

Ведь итак знаю, он только проснулся, потому что всю ночь накануне провел в обществе Дара. И даже не хочу смотреть, как он сейчас выглядит, по-любому жутко. Вампирья метка давала о себе знать – съедала тело моего сына, стремясь подмять его сущность под себя. Оказывается, яд скалапендры, которым был награжден сам Дар в один прекрасный момент, имел первоначальный побочный эффект: либо ты переродишься в монстра, либо потеряешь в этой отраве самого себя.

Укус Дара мог стать для бесопузика фатальным. Знаете, этот яд – как вакцина, неизвестно, воспримет ли его организм, дарует ли ему силу, какая сейчас есть у вампира. Ведь Таро – всего-лишь сын какого-то дворецкого. Потому меня ничто другое, акромя состояния кровинушки, больше не волновало вот уже неделю. И я даже почти смирилась с тем, что он может остаться калекой.

– Дар скоро вернется?

– Не знаю.

– Илэриас, – мягко позвал Себастиан, неожиданно выросший за спиной.

– Что? – если звал сам дворецкий, обычно он так условно настаивал на внимание к чему-либо или кому-либо.

 Глубоко вздохнув, я обернулась: при виде Таро выронила кружку с кофе из любимого набора вампира.

– Ангелы побери, сегодня он тебя точно покусает, – глядя на осколки, ухмыльнулся бесопузик и сложил на груди руки.

– Сейчас все уберу, – мгновенно среагировал Себастиан, оказываясь у моих ног уже с совком и метелкой.

Я же сделалась не в силах оторвать взгляда от сына:

– Ты похорошел! Ты справился! – теперь я была готова визжать от радости.

Тень от борьбы с ядом сколопендры и правда сошла с лица Таро: темные круги исчезли, трупная синева тоже, худоба ушла. Он вновь здоров, только стал намного привлекательнее, как мужчина.

Не помня себя от счастья, я оказалась рядом, чтобы заключить свою кровинушку в крепкие объятия.

– За это бы стоило выпить.

Видимо шутка оказалась неудачной – в следующую секунду хорошенькое лицо сына исказилось в кривой гримасе.

– Да, перестань, опять ведь напакостишь. На месте Дара моему терпению давно бы  пришел конец.

– Ой, ладно тебе! – искривилась я тоже. – Мы бы могли пойти в бар и оттуда уже связаться с фон Кейзерлингом.

– Зачем? – деланно сильно удивляется Таро, между тем, как оба мы почти не обращаем внимание на несчастного дворецкого. – Я могу связаться с ним прямо сейчас – с этими словами Таро едва не нажал на камень, чуть не вызвав голограмму вампира в своем наручном браслете.

– Не делай этого! – я подскочила к сыну, как ошпаренная и закрыла камень своей ладонью, взглянув на него бешеными глазами.

– Чего ты? – от неожиданности шарахнулся тот.

– Постой, я ведь еще не окончательно решила, чем мы займемся.

Таро взглянул так проницательно, будто понял, что за мысли роились в моей голове.

На Себастиана так и не нашлось сил взглянуть, ведь за шестнадцать лет службы он знает меня, как облупленную, и ему также хватит одного взгляда увидеть в глазах все, о чем я думаю. «Чертова демонская проницательность!» – не выдерживая, хмыкаю в мыслях и тут же замечаю, как теперь странно смотрят на меня оба. Да уж, сын стоит своего отца!

С этой мыслью я молча направилась в свою комнату, чтобы удержать весь хаос в голове. Потому что сейчас словно наваждением в памяти всплыла часть разговора с кардиналом Им-Мином:

«– Я хотел сказать, что ты мне очень нравишься, но…

– Мы не можем быть вместе, – в один голос с ним заученно произнесла тогда я.

– Да. В таком случае, я не отказываюсь от роли любовника, – глядя в глаза, быстро закончил он».

– Что за бред, – фыркнула я уже самой себе.

И тут же сделалось как-то дискомфортно и стыдно за поведение на праздновании рождества. Тот разговор так и остался незавершенным, потому что его прервал появившийся Бёнхо. Именно по его приказу Им-Мин сейчас может вести за мной слежку.

– Я в кафе за углом. Уже жду тебя – тут же мысленно отозвался кардинал Поднебесья, не скрывая своей радости в голосе.

– Им-Мин, дай мне минут двадцать.

– Заказать теплый латте со льдом, как ты любишь?

– Конечно!

– Ма, – отвлек Таро, окликнув из-за двери моей спальни.

– Да? – взволнованно отозвалась я, вечно у меня все случается  не вовремя.

– Ты, если хочешь, иди, проветрись. Я останусь с Себастианом на случай, если Дар заявится сюда раньше обычного.

Слышать от Таро такое оказалось странным. Неужели он догадывается о чем-то? Знаю, в крови сына течет тройная сила – вампира, демона и божества, коей является демоница Сколопендра. Может, поэтому у него открылись способности, о которых я не могу догадываться? С чего бы вдруг ему передумать, бродить со мной по Манхэттену именно сейчас, когда со мной связался ангел Им-Мин? И вряд ли он заинтересован сблизиться с дворецким – своим родным отцом – пока я отсутствую.

– Как знаешь, не скучайте, – открыв двери, я показалась перед сыном в облегающем желтом платье и такого же цвета танкетках.

– О-о-о! – присвистнул он, пристально просканировав нефритовыми глазами. – Не помню, чтобы ты надевала одежду в таких солнечных тонах. – Если Дар это увидит, не одобрит.

– Своего рода маскировка. И хватит меня попрекать вампиром, – говоря это, зло зыркнула на сына, прошла мимо застывшего Себастиана и, не говоря ни слова, покинула манхэттенское убежище.

Им-Мин ждал меня за столиком уличного кафе рядом с высоткой, где я проживала. Он держал в руках «New York Times», глаза его бегло скользили по строкам. Почувствовав мое присутствие, ангел отбросил в сторону газету и, вставая, радостно улыбнулся.

 

– Илэриас, – прозвучало из его уст с нежностью, это меня мгновенно расслабило. – Иди сюда, – проведя ладонью по лицу и бережливо ухватившись за подбородок, он притянул к себе, чтобы мимолетно поцеловать в уголок рта. Садясь на место, Им подвинул ко мне латте со льдом, хотя до того я не говорила, что люблю этот напиток. – Может, желаешь пирожное?

– Нет, – улыбнулась в ответ смущенно. – Будет лишним.

Это была наша вторая встреча с того момента, как я покинула пределы Вертерона, и кардинал вел себя так, словно мы в отношениях давным-давно. Хотя жест симпатии несколько секунд назад – был первым на пути нашей тайной связи.

– Тебе незачем следить за фигурой, ты итак не поправишься, – отпивая из чашки с кофе, он подозрительно сузил глаза, но губы его, все же, дрогнули в улыбке.

– Твой поцелуй слаще любого сладкого угощения, – сложив ладони под подбородком, подмигнула я.

В этот момент Им-Мин словно бы перестал контролировать себя, и его взгляд сделался томным.

– Дразнишь меня, – ангел провел языком по губам.

– Нет, что ты, – повторила за ним, – открыто соблазняю.

 Каюсь, с моей стороны это было дерзкое признание. Но помнит ли он, что у меня давно уже не было мужчины? И, если быть точнее, полгода. Да, я сама сводила на «нет» все внимание со стороны вампира после того, как узнала, что Кхаи грозился присоединится к нам, демонам. Все же, этот кардинал сумел украсть часть моего сердца. Просто, я сомневалась в том, стоит ли мне продолжать с ним отношения уже в Демонии, ведь Асмодей в буквальном смысле положил на Кхаи глаз. Да, мой супруг любит и мужчин. И в таком случае дорожку ему переходить было очень опасно: не зря же он его к нам позвал.

Хотя, за все шестнадцать лет, прожитых мною в Вертероне, такого замечено не было. Но после приключений на Манхэттене супруг вдруг вспомнил о своем фаворите – любимом инкубе Серпенте, с которым и проводил полгода практически неразлучно, то и дело запираясь с ним в своем рабочем кабинете. А на праздновании рождества Серпент, не стесняясь даже ангелов, открыто выпрашивал у своего повелителя ласки.

Вот, что за эгоист, этот мой супруг? Вначале приказал с Абигором расстаться почти насильно, а потом попытался выдать меня за своего политсоюзника вампира Дара, чтобы тот поделился им своей новоприобретенной силищей. И, конечно же, я, как и всегда, прикинулась, что подчинилась ему. Подумала тогда о том, что без влиятельного вампира нам не замять этот «манхэттенский инцидент». Так теперь мы называем случай о пропавшей девушке, произошедший по вине моего сына Таро.

Как же не вовремя порой проявляются инкубские способности! Как я уже узнала потом, девушка, приглянувшаяся моему бесопузу, вспыхнула словно спичка от одного лишь с ним поцелуя. Да! И такое бывает. Так что не мне одной тогда было больно из-за потери любимой половинки.

Нет, отец Хиро, то есть Абигор, никуда не делся. Просто нам нельзя быть вместе из-за разногласий повзрослевших демонят. Когда Таро – мой обычно уравновешенный и покладистый демоненок – узнал, кто его истинный отец, и в нем пробудился бунтарь, вдруг сговорился с вампиром Даром, чтобы тот инфицировал и его ядом Сколопендры. А Дар с радостью согласился, потому что, как выяснилось потом, я просто играла с ним в любовь и повторно ранила его чувства. Да, клыкастый пытался охмурить меня еще до того, как я стала фиктивной супругой Асмодея. И потому, всем назло, в особенности Асмодею, он охотно укусил моего бесопуза.

Позже, уже будучи в Вертероне, сын мне объяснил, что намеренно попросил Дара об этой услуге – дабы в будущем стать сильнее и защитить меня от неуравновешенного Асмодея, который по ошибке считал его своим сыном и даже запечатлелся с ним на родах.

 Но пророчество, есть пророчество, и ни что ты с этим не поделаешь. Да, я – «земная», и призвана в Демонию, чтобы родить Асмодею лженаследника, коим является Таро. Дабы сам Таро, согласно преданиям пророчества, сверг прародителя всех инкубов и суккубов с престола, лишил его своей главной особенности – искусству обольщения, а все те души, которые тот беспощадно загубил и которые поддерживали его демонскую силу, вырвутся из тела и, наконец, обретут покой. Тогда Асмодей станет обычным смертным, обретя человеческую сущность.

Первая часть пророчества уже сбылась и, вероятно, Таро готовится приступить к ее второй части. Именно за этим теперь я у Серых Кардиналов на особом счету и под постоянным наблюдением в целях моей же безопасности. А Им-Мин на праздновании рождества и вовсе открыто заявил о своих намерениях «быть ко мне намного ближе остальных».

Вот и сейчас, в нашу вторую встречу после совместной вечеринки ангелов и демонов, кардинал открыто демонстрирует свою симпатию.

– Я давно уже соблазнен тобой. Забыла? – вздернул Им-Мин бровью, озорно подавшись вперед, чтобы, глядя в глаза, произнести следующее: – Ты пару дней назад свела меня с ума своим признанием, что балдеешь от моего запаха. До тебя никто таких слов мне не говорил.

Не удержавшись, я прыснула со смеху. Кардинал пытался выглядеть дерзким как Кхаи, но получалось у него не очень. Ответная реакция с его стороны последовала незамедлительно – он снова вздернул бровью и взглянул так, словно ему сделалось неловко. Тогда я поспешила успокоить его:

– Ангел мой, а ты… – на мгновение я замолчала и, гипнотизируя его взглядом, под столом огладила его ногу своей. – …Не желаешь на некоторое время увести меня в более уединенное место, где я в полной мере смогу показать, насколько ты мне нравишься? – произнеся это, я тоже облизнула губы и взглянула томно-томно, чтобы намек до него был доходчивым.

Да, снова каюсь, что веду себя неприлично, да что там – совсем стыд потеряла. Но ничего не могу с собой поделать. Мне нужен мужчина, а иначе я сойду с ума. К тому же, как выяснилось, проклятие Вертерона вдали от пока еще супруга Асмодея, действует на меня более агрессивно. Ангелы меня побери! Самое распространенное в Демонии ругательство и накликало же на меня беду.

Завороженно продолжая смотреть на меня, Им-Мин сглотнул, потянулся к галстуку на шее, чтобы ослабить его:

– Да, Илэриас, сейчас… Я забронирую нам лучший номер отеля «Плаза».

Кардинал покопался в мобильном –  пара кликов, и все было готово. Хорошо иметь такую способность как навеивание иллюзии и телепортация. При помощи последней мы быстро оказались у ресепшиона и, едва получив ключи от заветной двери, мигом оказались на месте – ну, естественно, так, чтобы нашего волшебства никто не заметил.

– Сахарная попка… – ласково позвал кардинал и, обвив одной рукой талию,  увлек в сторону постели, другой – избавившись на ходу от галстука, теперь уже почти расстегнул мелкие пуговицы рубашки.

Только я увидела обнаженный торс кардинала, мгновенно сошла с ума: одновременно прижала руки к его животу и со всей жадностью впилась в его рот, было расплывшийся в довольной улыбке при виде моей реакции.

Им-Мин ответил на мой поцелуй с еще большим жаром, чем окончательно свел с ума. И на мгновения я подумала, что сначала просто трахну его, а уже потом, если останется время, займусь с ним любовью.

Кажется, кардинал мыслил в одном направлении со мной. Наверное, его тоже давно никто не согревал в постели. Вначале мы занимались этим словно животные, но потом наши действия сделались более человечными. Меня просто штырило от того, что Им-Мин наполовину гибрид и потому пах, как всякий «земной» мужчина настоящим мускусом. Сидя на нем и утопая в богемном запахе его тела, я старалась двигаться медленно, грациозно – так, чтобы прочувствовать каждый сантиметр его естества. Целовались мы тоже – неторопливо и все время смотрели друг другу в глаза.

Так мы довольствовались друг другом до тех пор, пока в моей голове не возник голос Дара.

Где тебя ангелы носят? Возвращайся.

– Ууу, кажется у тебя неприятности, – приглушенно произнес Им-Мин, оглаживая бедра.

– Как не стыдно читать чужие мысли, – слезая с него, попрекнула я и, принявшись одеваться, поинтересовалась: – Когда мы увидимся в другой раз?

– Я рядом даже тогда, когда ты этого можешь не знать, – загадочно отозвался он и, нехотя поднявшись следом, тоже принялся собираться.

Глава 6

      С каждым шагом на пути к двери манхэттенской квартиры вампира демоницу лихорадило все больше. Хоть она и пыталась взять себя в руки, но что-то ей подсказывало, что сейчас от него не стоит ожидать ничего хорошего.

     Несмотря на свою случайную связь с божеством Сколопендрой, Дар оставался верен Лэр и продолжал укрывать ее от Асмодеева гнева. Её сближение с кардиналом Кхаи на фоне манхэттенского инцидента очень задело его гордость. Да, чего уж там, ведь она вела двойную игру!

 Лэр внушила ему, Дару фон Кейзерлингу, что, наконец, она может принять его любовь, да и самой попробовать сделать что-либо на пути к их далеко непростым отношениям. Вместо этого демоница тайно сговорилась с красавчиком-кардиналом, охотно откликнувшимся на помощь Таро, и этим нещадно растоптала вампиру чувства. По крайней мере, так считал сам вампир.

"Дубль два", – в мыслях усмехнулся он, когда Асмодей узнал правду о том, что Таро вовсе не его сын, и, дабы спасти положение своей темной леди, схватил ее вместе с бесопузом, чтобы исчезнуть прямо с празднования рождества.

И вот сейчас, когда он вернулся в убежище, котором укрывал демоницу спустя пару дней после инцидента, не обнаружил ни Себастиана, ни Таро, ни самой Лэр.

– Что, пришла?! – едва она вошла, раздался в коридоре жесткий голос Дара, и от неожиданности ее тело пробрала легкая дрожь. – Чем это от тебя так пахнет? – недовольно поморщился он тут же, сделал шаг к ней навстречу и принялся ее обнюхивать. – Фу-у-у, Лэээр! Какого… – он замолчал.

Дару духу не хватило сказать вслух то, что он догадался, кто мог так пахнуть. А демоница увидела, как он зло сверкнул глазами и губы его сжались добела.

– Ты совсем охренела что ли? –  не выдержал он.

Воспитанный и обычно сдержанный, сейчас вампир был готов крушить все вокруг: он не мог знать наверняка, чем занималась в его отсутствие темная леди, и ревность вновь взяла вверх.

Илэриас видно подзабыла предупреждение Уфира о том, что может случится, разозлись клыкастый очень сильно: монстр внутри, которым наградила его Сколопендра, вновь заявит о себе – и тогда приедет хана всему живому, что встанет на его пути.

Глядя в его беспокойные злые глаза, ей не нашлось, что ответить, она только тяжело вздохнула: неприятно осознавать, когда ловят с поличным.

– Твой нос когда-нибудь тебя погубит, – выпалила она сию мысль, только та возникла в голове.

– Мой нос не раз спасал твою черную шкурку, – вроде бы и добродушно продолжил он, но в следующий миг миловидные черты лица его вновь заострились, сделавшись злыми, а глаза заблестели пуще прежнего. Он окинул ее наряд презрительным взглядом и не удержался от следующей язвительной фразы: – Ты случаем весь Манхэттен не ослепила, когда покидала квартиру?

– Нет, что ты, ледышка клыкастая, лишь обогрела одного замерзшего ангела на твоей территории. – хищно загнанная в угол, теперь демоница не боялась напомнить о том, как может жалить ее язычок.

– Вот же ты… – Дар едва сдержался, чтобы не озвучить то нехорошее слово.

Лэр обалдело присвистнула:

– Ну, знаешь… – и только сейчас заметив, что они одни, поинтересовалась: – Где Таро? Где Себастиан?

– А вот это я у тебя хотел спросить. Лэр. Я не знаю, что произошло. Когда пришел, их уже не было. – вампир потупил взгляд в пол, глубоко вздохнул и затем, снова поймав взгляд демоницы, произнес: – Моя Темная Леди, на этот раз твое положение более шаткое, чем можно предположить. – говоря это, он вдруг сократил расстояние, этим невольно насторожив Лэр, поднес руку  к ее лицу и, глядя на ее рот, большим пальцем повторил контуры пухлых губ. – Мало того…

– "Мало того", что? – испытывая смешанные чувства, осторожно повторила за ним демоница.

Отведя взгляд, словно бы сомневаясь в собственных домыслах, Дар предположил:

– Думаю, Асмодей пришел в себя и начал действовать. Почему-то, я никак не могу связаться с ними. Знаешь, это больше похоже на то, словно бы  абонент сотовой связи сменил место локации. – нахмурившись, он вернул взгляд Лэр: – Сама попробуй.

Лэр закрыла глаза и напряглась в попытке представить их с Таро тонкую связующую нить – своего рода телекинетический канал, по которому мысленно разговаривают друг с другом все высшие существа. У родственных демонов эта нить отчетливая и искрит рубиновым светом. Но вот в одном месте она оказалась повреждена.

– Да, что-то явно произошло, – демоница открыла глаза.

– И что же?

– Думаю, Таро захотел попробовать вернуться в Асмодиум. Мои нити с другими демонами Вертерона также повреждены.

 

– Да-да, – соглашаясь, закивал Дар. – Инкуб часто в гневе совершает необдуманные поступки, вот он и наложил чары «вне зоны доступа», решив оборвать с тобой всякую связь.

– И в попытке остановить Таро, вероятно, Себастиан последовал за ним, – погрузившись в ход своего мышления и будто бы не слушая Дара, озвучила Лэр, затем подняла на вампира испуганные глаза: – И что же мне теперь делать?

– Я должен увести тебя в другое место.

– Что? – демонице показалось, что она ослышалась и на мгновение даже засомневалась в искренности слов вампира. – Не вижу смысла. Зачем? – осмелившись, она поставила его слова под сомнение.

– Затем! – едва снежинками не заискрил Дар, сверкнув так зло, что ей мгновенно сделалось не по себе. – В целях твоей же безопасности. Сколько раз ты обжигалась, моя Темная Леди, а? И не припомнишь? Продолжаешь так наивно верить этим кардиналам, в частности Им-Мину?

– А что… что они сделали? – Лэр действительно не понимала, к чему клонит вампир, вдруг принявшийся теснить ее к двери – из-за чего она попятилась.

– Я не верю им с самого начала. Думаешь, Кхаи просто так решил перенять темную сторону? А если это все их, ангелов, коварный план? – последнее вампир уже прорычал.

Продолжая смотреть на Дара со смешанными чувствами, Лэр заметила, как на секунду его рот трансформировался в жуткий оскал.

– Твой новый кавалер в злом заговоре. И я тебе это докажу.

– Что еще за заговор? Чего ты несешь? – демоница не на шутку испугалась поведения вампира и, к тому же, спиной ощутила, как наткнулась на дверь. «Все, бежать некуда», – молниеносно пролетело в ее голове.

– Ты такая глупая?! – Дар импульсиво постучал себя кулаком по лбу. Казалось, монстр внутри него так и грозился вырваться на свободу. – Кхаи послали в Вертерон, чтобы разоблачить обстоятельства убийства той манхэттенской потаскухи, будь она проклята! Поэтому я запрещаю тебе впредь заговаривать с любым кардиналом и держаться от них на расстоянии. Да, что там! Ты не видишь, как я пекусь о тебе! Думаешь, к примеру, зачем Бёнхо раскрыл Асмодею правду о Таро? Они что-то задумали! И в целях твоей же безопасности, я должен изолировать тебя туда, где не достанут не то, что демоны, даже ангелы.

Потихоньку пазл в голове Лэр стал собираться в цельную картину и тогда, действительно, вопросов стало больше, чем ответов.

– Направишься под крыло моему давнему знакомому… – отдышавшись, он произнес более спокойно: – Помнишь Дали?

«Как же его не помнить», – в мыслях фыркнула демоница. – Этот волчара давно обязан вампиру своей жизнью».

– Если не будешь высовываться, новое укрытие спасет тебя от мести Асмодея.

– А как же Таро? – взволнованно напомнила Лэр.

– Точно, – глаза вампира прояснились, словно бы он окончательно пришел в себя. – Я сейчас никому не доверяю, но давай, свяжемся с Абигором?

В отличие от своей темной леди Дар мог себе позволить вызвать голограмму – что он, собственно и сделал.

Картинка вышла нечеткая и, то и дело, барахлила, как очень древний телевизор.

– Эй, приятель, чем занят?

Абигор только хотел было прикурить, и сейчас он никак не ожидал увидеть размытые пиксельные лица фон Кейзерлинга, а рядом с ним мать своего сына.

– С обоими бесопузами.

– Как «с обоими»? – вмешалась Лэр, взглянув на провидца озабоченно. – Покажи.

– Не волнуйся ты так. Мы с Хиро торчали у Уфира.

– Привет, мам! – влез в кадр бесопузик, промахав Лэр рукой.

– Привет, – голос ее предательски задрожал, она помахала сыну в ответ. Абигор перевел ракурс снова на себя и бывало продолжил: – Знаешь ведь, что в подвалах связь плохая. А Таро… он объявился с полчаса назад, сумев каким-то образом проникнуть в Вертерон, и на радостях мы все решили обкуриться на хрен! – Абигор навел ракурс на второго сына Лэр, и при виде него, спокойно возлежавшего в бассейне рядом с Уфиром, демонице тут же полегчало.

– Таро! – едва не теряя терпение, закричала она. И когда тот лениво повернул голову, демоница не выдержала: – Вот же, паршивый мальчишка, почему ты меня не предупредил?

– Ма, ты бы меня не пустила. Я хотел связаться с тобой позже через Дара, и ведь не знал, что он придет домой так быстро. Случилось чего? Извини, если заставил тебя волноваться.

– Все нормально, Таро. Где Себастиан?

Бесопузик куда-то кивнул и когда Абигор перевел курсор, вампир и демоница смогли увидеть, что дворецкий преспокойно себе нежится в бассейне вместе с остальными и, вдобавок ко всему – чего не было замечено за ним раннее –  лакомится самокруткой Уфира.

– Ватафак! – вновь не удержалась Лэр от вида того, как Себастиан буквально «поплыл».

– А? Лэр? – как и Таро до него, тот лениво покосился и произнес: – Все нормально, детка, я приглядываю за нашим сыном. Видишь? Одним глазком на него…

– Ватафак! – теперь уже выругался сам Дар, когда увидел скошенные глаза дворецкого своей темной леди. – Будет лучше, если мы с вами свяжемся позднее. – сказав это, вампир скорее отключился.

– Мы еще не сказали новый адрес… – возмутилась Лэр.

– Нет, ты видела его глаза? Да и зачем…я не могу ему верить.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12 
Рейтинг@Mail.ru