Три дракона для госпожи грации

Инна Федералова
Три дракона для госпожи грации

Глава 1. Что стало с офицером Тэхёном?

– Симпомпончик, ты уже проснулась? – привычно позвал Бан Чан.

Я взглянула из-за крепкого плеча, как он колдует над кофе:

– Мм-м, мне бы помог аспирин и бутылочка газированной воды. Но и за напиток богов спасибо, – я забрала свою кружку и прошла в гостиную.

Там удобно устроилась на софе, чтобы посмотреть утренние новости на KTTV FOX11. Очередная бандитская потасовка в клубе “Баунти”.

Хотя, признаться, я смотрела тупо в одну точку и мыслями была далека от происходящего на экране.

До определенного момента…

В последнее время меня жутко доставал офицер Ким Тэхён. Вы не подумайте, я не преступница. Напротив, его коллега!

Он кореец. У него двойное гражданство, как и у многих мигрантов. И, мне довелось в паре с ним закончить одну академию.

Не так давно, когда корейская волна охватила весь мир, в конце две тысячи восьмого года. Город Лос-Анджелес, где я собственно проживаю, объявил Корейский квартал специальным графическим районом. Тогда процент корейцев среди прочего населения (а, именно – латиноамериканцев, белых, чернокожих и мексиканцев) – возрос до тридцати процентов.

Любому корейцу, проживающему в Лос-Анджелесе, для поступления в академию достаточно было подать заявление на сайт, пройти физический тест, медкомиссию, включая полиграф и проверку документов всей семьи. И, вуаля! Полгода обучения плечом к плечу.

Ким Тэхён – придурок! Вечно цеплялся еще тогда. Предлагал встречаться и всюду наступал на пятки. Стоило ему сказать, что он слишком слащавый, чтобы я воспринимала его всерьез, так его издевки стали еще грубее.

Я терпела. Сильная. И не такие стрессы переживала!

А потом, после академки, нас двоих прикрепили к старшему (на тот момент) офицеру “Корея таун” – Бан Чану. Кстати, и он и еще двое из отдела – тоже корейцы.

Я лично ничего против этой этнической расы не имею. Просто сторонюсь “сладеньких” парней, коим Тэхён являлся. Предпочитаю более суровый типаж с изюминкой во внешности.

Вот я и прикипела к Бан Чану. Сразу! Как только увидела. Ему не составило труда расположить меня. И он напомнил мне отца. Такой же здоровый и своеобразный во внешности.

Вчера Бан Чан стал детективом, коим всегда мечтал. И офицеров нашего седьмого Уилширского участка малость переквалифицировали. Теперь мы относимся к отделу нравов. На нас повесили большую часть незакрытых дел по исчезновению людей без вести.

Одним словом, яркий пример дискриминации мигрантов и жителей Корейского квартала в рядах полиции Лос-Анджелеса.

Несмотря на ситуацию, вчера мы с коллегами поздно вечером забурились в “Нормандию” – выпить коктейлей в спокойной обстановке.

На праздновании своего повышения Бан Чан внезапно меня поцеловал. При всех.

Одновременно с этим поступил срочный вызов.

В “Баунти” по соседству расшумелись, и мы стремглав ринулись туда, потому что имели возможность быстро среагировать на беспорядок. Мы были изрядно пьяны и, наверное, зря туда сунулись. Тэхёна тяжело ранили ножом в бок, и его пришлось срочно госпитализировать.

Я вздрогнула от того, что Бан Чан сел позади:

– Хочешь, навестим его? – он обвил за плечи и попытался заглянуть в глаза. Наверное, заметил мой беспокойный взгляд, устремленный в экран.

Мне действительно было не по себе. Думаю, сейчас детектив намекал на случившуюся истерику, после того, как нашего коллегу увезли.

Хоть Тэхён и бесил меня, но сердце екнуло, когда я увидела у него вспоротый бок и обильно вытекающую кровь.

По этой же причине не смогла отказать, когда Бан Чан предложил заночевать у него. Он хотел лишь контролировать мое эмоциональное состояние, сам и пальцем не тронул.

Наревевшись, я смогла уснуть лишь, когда он обнял меня, пообещал, что все будет впорядке, и поцеловал в макушку.

Вообще-то мы жили в соседствующих апартаментах. Прямо напротив друг друга. Это трехэтажный тринадцатиквартирный жилой комплекс в Корейском квартале вблизи знаменитого перекрестка Вермонт-авеню и Олимпийского бульвара.

Что-то вроде общаги для иностранных выпускников местной полицейской академии. Но необязательно. Это самое безопасное место, куда только мог отпустить меня отец.

И, да, Тэхён там тоже проживал.

Я быстро выпила свой кофе и поднялась, готовая отправиться в больницу прямо сейчас.

***

Мы попрощались и когда я намерилась пойти за Бан Чаном, в последний момент Тэхён резко схватил за руку.

Удивление. Волнение. Трепет. Вот, что я испытала в тот же миг.

Медленно обернулась и взглянула в изможденные глаза офицера. Вздернула бровью.

– Побудь еще, – хрипло отозвался он.

Детектив вернулся, видно обнаружив, что меня за ним нет. И теперь застрял в дверях – также в удивлении глядя на него, на меня, на наши сцепленные руки.

Его это заметно смутило, но он промолчал. Лишь глухо бросил:

– Офицер Джексон, у тебя выходной. Пообедаем в другой раз.

Услышав это, Тэхён хмыкнул и сжал губы. В ответ Бан Чан холодно развернулся и зашагал прочь.

Вот уж не ожидала, что мужчины начнут делить такую, как я.

– Это было грубо, ты заметила? – Тэхён чуть улыбнулся.

– Не начинай, – тяжело вздохнула, и тут же замечая, что мы все еще держимся за руки, поспешно убрала свою.

Щеки обдало жаром, и я в неловкости огляделась по сторонам. Боже, что он себе позволяет?

– А я всю ночь не мог заснуть, – снова прохрипел он. – Думал, если закрою глаза, не проснусь. А, значит, не увижу твое мечтательное личико.

– Мечтательное? Что ты несешь? – усаживаясь рядом, в удивлении рассмеялась.

Обычно, я избегала долгих взглядов с Тэхёном, но сейчас этого не было. Напротив, хотелось показать, как я сочувствую. Хотелось, чтобы он думал – мне не все равно на произошедшее.

Конечно, прочие офицеры по-разному страдали. Но, как правило, ничего серьезного.

– Еще дня четыре поваляешься и будешь, как огурчик, – я обнадеживающе подмигнула и не замечая, сама накрыла его руку ладонью, и он снова резво ухватил своей.

– Попалась, – хрипло усмехнулся Тэхён и в мгновение переплетая пальцы, пристыл внимательным взглядом.

Этот момент… почему я не испытываю неловкости? Откуда вдруг уверенность?

– Поскольку я лишил тебя обеда, обещаю приготовить все, что угодно, когда выйду отсюда.

– Вот как? – неверяще прищурилась. – Пожалуй, откажусь.

– Эй! Я умею готовить! – с той же очаровательной улыбкой возмутился офицер и вдруг крепко сжал мои пальцы, отчего я вскрикнула. – Ох, прости, – тут же покаялся он.

– Раз такой грубый, пойду я от тебя, – вставая, уже намылилась было уходить, но снова оказалась удержана за руку.

На сей раз последовал сильный рывок, и я едва не повалилась на Тэхёна – вовремя выставила руку рядом с его подушкой. Сам он скривился. Боль отдалась в бок.

– Ты… ты чего? – нависнув сверху, часто задышала.

– Пообещай… – нахмурился.

– Чего? – произнесла шепотом, словно боялась, сама не понимая чего.

– Пообещай, что Бан Чан тебя не коснётся.

– Боги, о чем ты? – сейчас попыталась выпрямиться, но Тэхён обвил за плечи.

Ощутила собственные страх и неприятие. С чего бы?

– Ты понимаешь, о чем я.

Конечно, понимала. Но этот внезапный интерес офицера уже напрягал. А мы ведь даже не друзья. Хотя, нас определенно многое связывает.

Чтобы там ни было, вообще-то я пришла всего-навсего поддержать его.

– Поправляйся скорее, ладно? – пожелала я, натянув улыбку.

И пока Тэхён пребывал в обескураженном состоянии, быстро высвободилась из его рук.

– До встречи, – я помахала ему и стремглав выбежала из палаты.

Лицо просто горело от стыда.

Опять за старое? Не понимаю, Тэхён явно что-то недоговаривает. Или делает вид, будто знает Бан Чана лучше меня?

Оба ведут себя странно. Может, ну их? Взять тайм аут. Сегодня у меня выходной, а впереди четыре смены и долгожданный отпуск. Который, кстати, мне не с кем провести.

Разве что с родителями. А перспектива официантки в семейном кафе – меня как-то не улыбала.

Нужно придумать развлечение. Может, кому опытный профайлер понадобится на переговорах по бизнесу? Заполню-ка я анкету. Хоть баблишка подзаработаю. Никак три тысячи зеленых за час. Может, даже больше.

Куплю себе шикарный номер в гостинице. К примеру, в “Каса Дель Мар”. И с удовольствием проведу там все дни, наслаждаясь ласковым океаном.

Правда, Бан Чан как есть устроит за мной слежку. Просто, потому что будет беспокоиться.

Ау! Как больно! Я отступила, потирая лоб. Так замечталась, что даже не заметила прямо по курсу мужчину в сопровождении еще двоих. Я впечаталась прямо ему в грудь.

Азиат. В брючном белоснежном костюме и весь в золоте. Позади такие себе ребята. Значит, никак персонаж мафиози нарисовался.

– Эй, девчонка! Смотри, куда прешь, – рыкнув, смерил зловещим взглядом сперва меня, потом свою одежду.

Наверное, подумал, что я могла быть накрашена, потому и запачкать. Убедившись в чистоте своего прикида, вдруг облегченно выдохнул. Спешит на важную встречу?

– Извините, джентльмены, – я поспешно обошла их, в мыслях отмечая: привлекательный, однако!

Для меня много, кто привлекателен с прической “ди каприо”. А еще этот взгляд. Блестевшие здоровым блеском, почти черные глаза. С их обладателем я бы и ночь не прочь провести.

– Эй! Киска! Покажи сиськи! – подразнил один из сопроводителей.

Я даже не стала оглядываться. Просто выставила фак повыше, чтобы козел смог разглядеть.

– В жопу себе засунь, курица!

– А ты соси куриную жопу! – я заржала, как ненормальная и все же обернувшись, показала фак уже двумя пальцами.

– Пошла ты! – нисколько не обиделся тот. Напротив, он широко улыбался.

– Джонни, слышал, как она его? – засмеялся другой, похлопав мафиози по плечу.

 

Вроде посмеялись, разошлись – и на том спасибо.

А интересное у него имечко… Хотя, у меня лучше, что ли? Родители явно издевались, когда выбрали имя Джексон.

Папа все спихивал на маму – дескать, это она фанатела от Майкла Джексона. А сама она объяснила сей поступок моими темно-русыми кудрями, которые я унаследовала от отца.

Признаться честно, я метис. Отец – русский, а мать – кореянка.

Оба родителя гордятся моей внешностью, ведь я переняла от них все самое лучшее. Папины выразительные зеленые глаза с длинными ресницами, кудрявость волос. Все бы ничего, правда при дожде они у меня сильно пушатся, и я становлюсь лохматой.

От мамы мне достались губы бантиком и приплюснутый нос. Я больше – европеоидной внешности.

Что насчет сложения. Фигуристая. В роду отца все женщины имели пышную грудь и бедра. Костюм дайвера, который я как-то надевала на практике при прохождении учёбы в полицейской академии – подчеркнул все мои округлые прелести.

Помнится, Тэхён едва шею не свернул и прямо глаз оторвать не мог. При воспоминании об этом я грустно усмехнулась.

Да уж. Мне и сейчас от него не отделаться.

Позвонил Бан Чан и спросил, где я. Сказала, что выруливаю на “Булочную лавку” родителей и пообещала вернуться с вкусняшками.

Мы оба пригнали к госпиталю на электроскутерах. Так что, те были оставлены через дорогу.

И вот еще, что: анкету для профайлеров лучше бы оставить на домашнем компьютере. Самое время установить на него удаленный доступ, который позволяет работать даже в “спящем” режиме.

Эх, давно я не ходила на групповое представление беллиданса! Очередная сумасшедшая мечта за выходной день. Но мне всегда нравились такие вещи. Люблю музыку с султанскими мотивами и соответствующей подачей.

В Лос-Анджелесе немного мест, где можно отдохнуть подобным образом. А раз в год обязательно проходит фестиваль по беллидансу. Но я давненько на них не присутствовала.

Честно говоря, неудобно отпрашиваться на подобное. Бан Чан бы не понял. И не приведи господь, подумал бы, что я из меньшинств.

Просто, женская пластичность – та еще красота. И признаться в любви созерцать подобное – такое себе дело. Мужчины не поймут.

Проще самой выучиться, взять пару уроков у хореографа в академии. Еще одно полезное дело в отпуске.

Какая я молодец! Вот, Джексон, тебе и развлечения к отдыху: шикарный отель, волнующий океан, загорелый мафиози Джонни и я, крутящая беллиданс рядом.

Боги! И почему я вдруг подумала о Джонни. Я его даже не знаю. Надо же, все мозги растеряла! Что со мной сегодня?

Глава 2. Будем знакомы, Винни младший!

Ну вот, я и заступила на смену в седьмом Уилширском полицейском участке. Налила себе кофе, сижу, просматриваю архив накопленных нераскрытых дел по исчезновению людей, который нам так бессовестно всучил департамент полиции Лос-Анджелеса.

Еще пригрозил, если за три месяца не раскроем ни одно дело, нас снова расформируют. Ну, просто нет слов!

Ничего не предвещало беды. Как внезапно надо мной произнесли:

– Могу я видеть детектива Бан Чана?

Удивительно знакомый голос. Медленно подняла глаза и в прямом смысле опешила.

Джонни?

Мать его, это Джонни!

От его внезапного появления моя рука дрогнула, и горячий кофе пролился на руку и на архивные документы. Я нелепо вскрикнула, принялась судорожно их вытирать бумажными салфетками рядом.

Какой враждебный взгляд! Как тут не испугаться?

– Киска? – мужчина вздернул бровью. Он тоже узнал во мне ту не хорошую девушку, показывавшую вчера факи его братовьям.

– Офицер Королёва, помощник детектива Бан Чана – представилась я и зачем-то отдала честь.

Дура!

Моя реакция Джонни позабавила – он заулыбался.

– Русская что ли?

– Отец. Мама кореянка, – тут же отрапортовала я.

Чнрт! И зачем?

Улыбка Джонни стала еще шире:

– Да ты новобранец! И как таких хулиганок в полицию пускают? – еще издевается.

– Я не новобранец, мой стаж составляет два года.

– Ух ты! Теперь я знаю о тебе достаточно много, киска! – откровенно засмеялся он.

Лицо запылало. Я обернулась по сторонам. Брат Бан Чана видимо все еще отсыпается после ночного дежурства в комнате поблизости. А сам детектив вроде как отъехал куда-то – предупреждал, что на пару минут. Еще два офицера из участка в данный момент патрулируют район вокруг

Просто пипец! Кажется, я была одна.

Так. Надо взять себя в руки и действовать по инструкции. Хорошо еще, Джонни без сопровождения своих придурков.

– Детектив Бан Чан будет с минуту на минуту. Вы по какому вопросу? – я посерьезнела и сложила архивные дела в стопку справа от себя. Взглянула прямо в глаза неожиданного визитера. Тот переменился в лице, взгляд сделался гипнотическим.

Джонни опустил обе руки на стол и придвинулся:

– Киска… а что ты можешь? Я по серьезному делу. Справишься без босса?

– Джексон. Меня зовут Ли Джексон. И к вашему сведению, я разбираюсь в психологии. Не утруждайтесь, давить взглядом, – заявила гордо, сейчас выпрямилась и скрестила руки на груди.

– Вот как? – черты лица Джонни смягчились, теперь он был озадачен. Снова улыбается. – Типа профайлер что ли?

Удивительно, что этот тип знает подобный термин! Ну, и чего приперся с утра пораньше?

Конечно, я так не сказала. Только молча выжидала ответ.

– Ладно, крошка, слушай… – неловко усмехнувшись, сдался тот. – Я ищу своего брата. Пропал он давно. Года два назад. По слухам эмигрировал в Лос-Анджелес.

– Имя и отличительные черты? – я деловито уселась за компьютер и начала заполнять данные.

– Мы, из Кореи. Он – не совсем типичный кореец. Все его звали Винни младший. Или же, просто Ви. Рост сто семьдесят девять. Из отличительного – родинка на кончике носа, квадратная улыбка, большие глаза. Худощавое сложение.

Услышав про родинку и улыбку, я замерла. Описание вровень подходило Тэхёну. Нет, это невозможно. Полицейская академия жестко отбирает курсантов. Основной критерий – проверка документов всех членов семьи.

И Тэхён давно уже не худощав, он возмужал и накачал хорошую мускулатуру.

– Есть большая вероятность смены имени.

– Дату рождения полностью знаете? – мое сердце бешено колотилось и казалось, так гулко, что Джонни может услышать.

– Девяносто пятый.

– Какова причина исчезновения на ваш взгляд? – я внимательно посмотрела на Джонни.

Губы тронула легкая улыбка. Прищурился, глаза направлены вверх-влево. Значит события, которые он вспоминает, имеют место действительности.

– Он не пожелал быть членом клана “Двойной Дракон”. Думаю, вы понимаете о чем я, офицер Ли Джексон… В тот день ему должны были набить соответствующее тату. А он взял и исчез. – Джонни снова переменился в лице и сделался похожим на хищника.

В натуре? Он про Тэхёна! Божечки, мне надо поговорить с этим поганцем по душам. Оказывается, я ничегошеньки о нем не знаю. Ведь ни что в нем не выдавало бандита.

– Вашу гражданскую анкету я заполнила, – говоря это одновременно распечатала сию просьбу и попросила: – где-нибудь внизу оставьте свои контактные данные, чтобы мы были на связи на период поиска вашего брата.

Джонни кивнул и что-то начеркал на бумаге.

– Значит, мне ждать звонка от вас, офицер Ли Джексон? – он поднял глаза, смерил заинтересованным взглядом, неожиданно подмигнул с улыбкой.

А потом просто развернулся и пошел.

По пути столкнулся с патрульными офицерами.

– Джексон, мы тут пончики прихватили из лавки твоих родителей! – с порога осведомил один из них.

Но замечая мафиози, вытянулся в лице. И вместе с напарником покосился на него. Тот на них тоже. Смешно.

Или грустно? Теперь Джонни знает, чем занимается моя семья. Черт! Стало страшно. Но вряд ли он тронет маму и папу. Там нет его интереса. Он даже не отсюда.

Бан Чан был очень удивлен, когда я все рассказала. И приказал, чтобы я ни в коем случае сама не связывалась с этим Джонни.

Он сам созвонился с ним и сказал, что без фото заявление на поиск брата не обрабатывается. Мафиози извинился и тут же выслал его. Мы узнали Тэхёна. Это правда был он. По-крайней мере, сильно похож на него.

Бан Чан заявил, чтобы я скорее ушла в отпуск. Он сам намерен вести это дело. Вместо меня возьмет в помощники своего брата, сержанта Чанбина.

Только закрались сомнения, что никакой это будет не отпуск…

На тот момент я послушно кивнула. Хотя, это такая глупость. А что, если я с этим Джонни столкнусь где-нибудь вновь? Мне захлопнуть рот и убежать? Пфф-ф…

Мы вместе проверили пакет документов Тэхёна. Все чисто. Департаменту не нашлось к чему придраться. Из членов семьи указаны умерший отец и мать, которая как раз проживает в Лос-Анджелесе. Сейчас она замужем второй раз. За американца.

Появилась гадкая мыслишка, что Тэхён может быть сыном американца. Не зря у него такая нетипичная корейская внешность. Хотя, ерунда все.

Тут же отбросила навязчивую мысль.

В середине рабочего дня я и детектив заговорщически навестили нашего коллегу в госпитале. Естественно, Бан Чан не стал ничего расспрашивать прямо. Просто пожелал познакомиться с семьей.

Немудрено, что Тэхён заподозрил его в неискренней дружелюбности. Это было понятно по недоверчивому прищуру.

И когда детектив стал выражать открытый интерес к тому, чем занимается мама – офицер стал дергать пальцами и при ответе косить взгляд вправо.

Прямой же взгляд – поверхностный. Пытается не соврать, но и не дает точного ответа.

Видя, что Тэхён не особо идет на контакт, я перешла в наступление:

– Слушай, бро, может, мы заберем тебя отсюда? Дома отлежишься. Я присмотрю за тобой. У меня как раз отпуск с завтрашнего дня. Надо бы отметить.

Коллега вытянулся в лице. Разве это не то, что он хотел? Проводить со мной время в более интимной обстановке.

Я уже представила нас вместе. Похожи на молодую семейную пару. Я постоянно готовлю еду и прибираюсь. А он лежит на диване перед телевизором и болеет. Веселуха!

Мы с Бан Чаном уже обсудили этот момент. Он посчитал, что офицера стоило забрать с госпиталя, как можно раньше. Все равно у него будет оформлен больничный на две недели минимум. И тот посидит дома на виду до выяснения обстоятельств.

В который уже раз все мои мечты о культурном отдыхе разбились в одночасье.

Поздно вечером, когда мы с Бан Чаном во второй раз погнали в госпиталь, чтобы забрать Тэхёна, по пути вернулись на участок. Смене, заступавшей на ночное дежурство, я тоже проставилась за отпуск. Ничего особенного, но внимание уделить стоило.

– Вкусняшки твоей мамы? – увидев, расплылся в улыбке офицер Монтеро. – Благослови, Аллах, твою семью. Хорошо отдохни там, Джексон, – пожелал он.

– Хорош трепаться, поехали! – встретившись взглядом с братом Бан Чаном, Чанбин дал напарнику подзатыльник.

Обычно Чанбин не такой ворчливый. Просто беспокоился за нас – он уже осведомлен об инциденте с младшим офицером.

– Я обо всем позаботился. К утру в наш участок пришлют двух новобранцев.

Ну, верно. Сегодня день значка*. Студенты полицейской академии приносят присягу, формально становясь сотрудниками полиции.

_______

*Badge Day – за месяц до окончания обучения.

И слава богу! Теперь мне не нужно беспокоиться, что Бан Чану не с кем работать.

Мы оба будем в няньках. За новобранцами глаз да глаз. А вдруг одна из них женщина? Или даже две?

Стоя рядом с детективом, я округлила глаза из-за собственной нелепой мысли.

– Эй, ты чего, крошка? – замечая, неформально позвал Чанбин, и придвинувшись, шутливо пихнул меня грудью. – В облаках опять витаешь?

– Слышь, отвали от нее, – рассмеявшись, Бан Чан толкнул брата в плечо.

Вот нисколько не удивлюсь, если к нам в пополнение прибудет женщина! Этот озабоченный Чанбин только и стонет о том, что я всего одна такая на участке, и все мужчины озлобляются: дескать, коллектив надо разбавлять.

Вспомнив, что Тэхён, видно, уже заждался в машине, я поспешно попрощалась с сержантом и ребятами. Потянула за руку детектива.

– Джексон, не давай ему много пить! – крикнул вдогонку Чанбин, отчего я обернулась и наградила его улыбкой.

Утром он сильно извинялся за проступок брата – тот внезапный несанкционированный поцелуй. И дал понять, что это было не всерьез.

И ладно бы сам Бан Чан мне об этом сказал…

Вот тогда стало обидно.

Наконец, мы забурились домой, на наш этаж. Все трое проживали на третьем. Решили разместиться в апартаментах у Тэхёна, у него была смежная дверь – между моей и Бан Чана.

Единственное, о чем офицер мечтал – это принять душ. Но прошли всего сутки после ножевого. Переживая, что он занесет инфекцию, я вернулась к себе и взяла плотный силиконовый пластырь.

 

– Иди сюда, – позвала Тэхёна, – обработаю шов.

Он неспешно поравнялся со мной, и я стянула с него футболку. Охнула от того, что все его туловище было в синяках и ссадинах. Знатно вчера ему досталось.

– Разрешаю делать со мной, что угодно, – в ответ подмигнул и прикусил губу.

Я сделала вид, что не заметила этого. Меня больше беспокоила воспаленная кожа вокруг шва.

– Может, ну его, душ? Подождешь до завтра? – встретилась взглядом с Тэхёном.

– Нравятся потные мужики, Джексон? – подтрунил тут же.

– Пока терпимо. Лучше расслабься и поешь.

– Ладно, – соглашаясь, улыбнулся Тэхён.

Нас позвал Бан Чан. Он сам вызвался накрыть на стол. Даже успел сходить к себе и переодеться. Сейчас на нем была разношенная белая футболка, правда в рукавах облегающая большие бицепсы.

Замечая, за собой собственный заинтересованный взгляд, поспешно отвернулась.

– Я бы выпил, – попросил наш больной.

– Что бы и нет. Хлопни стопку, – детектив услужливо наполнил рюмку чистой текилой, когда тот удобно устроился.

Хотя, было еще пиво, которым мы собирались ее запивать.

Офицер любил хорошенько выпить. А еще нам нужно вывести его на чистую воду.

“Будь с ним поласковее”, – вспомнила я просьбу Бан Чана до того, как мы забрали Тэхёна. – “Знаю, ты его на дух не переносишь. Но в этот раз включи свое женское обаяние. Мы точно его раскусим”.

Бан Чан считал, что наше внутреннее расследование может привести к нечто большему. Я полностью солидарна. Чем черт не шутит!

Спустя пару часов…

– Послушай, нет, ты маме своей когда последний раз звонил? – детектив снова нажрался, это было слышно по голосу. – Поругались что ли? С мамкой так нельзя!

Тэхён датый лишь слегка. Было видно, что его достали эти дурацкие разговоры. Он не понимал, какого хрена происходит, и мерил детектива напряженным взглядом.

Бан Чана понесло читать нотации. А потом его внезапно вырубило. И сразу за столом. Разве что не мордой в пиццу.

Коллапс!

Нашему шефу пить нельзя. Его отрубает очень быстро. А ведь Чанбин предупреждал.

Черт! И что мне теперь делать с обоими?

Я переглянулась с Тэхёном.

– Покорми меня, – вдруг попросил он, вздернул бровью. – Бок затек, двигаться больно.

– Да поняла я, поняла. Не утруждайся объяснять.

Последовала его довольная улыбка.

– Налей текилы и дай буррито, только обмакни его в халапеньо.

– Сейчас, – примирительно кивнула, замечая на его тарелке недоеденный кусок.

Сделала, все как Тэхён попросил. Только в последний момент, он коснулся моих пальцев языком и губами. Я обомлела и скосила на его рот взгляд.

От такого интимного прикосновения ощутила легкий заряд по всему телу.

– Джексон, выдыхай, – явно замечая мои расширенные зрачки, подтрунил офицер.

– Чтоб тебя… – сейчас сцепила зубы. – Не делай так больше!

– А то, что? Влюбишься? – прищурился в улыбке. – Ах, да, я же слишком слащав для тебя, – и обязательно вспомнив мои слова, привлек к себе за плечи левой рукой.

А у него ранение было как раз в левый бок.

–Ты же двигаться не можешь, врунишка! – я ущипнула за нос, и тот простонал, вновь прикидываясь больным.

– Налей еще текилы.

– Обойдешься, – буркнула, наливая только себе.

– Ну, пожалуйста. И я сразу лягу спать.

– Не ляжешь, – разулыбалась я и вновь столкнулась взглядом. Тэхён хитро прищурился, ожидая ответа. И я не заставила себя долго ждать. – Покури со мной на крыше, – говоря это выудила из кармана домашних шорт косячок марихуаны.

– Хулиганка! Я тебя сейчас арестую, – заулыбался офицер. – За курение марихуаны шесть лет срока в Корее.

– Сейчас мы не на службе и официально отстранены.

– Где ты это достала?

– Конфискация. Шестое июля, уже забыл?

Это было утреннее патрулирование перед пересменкой. Тогда нас впервые поставили в паре. Мы задержали группу нигерских подростков лет двенадцати-тринадцати. Стащив у кого-то из родителей дурь, те решили попробовать.

И конфискованный косячок остался в моей полицейской форме. Обнаружила его, когда пришла домой. Спрятала до долгожданного отпуска.

Но ради того, чтобы раскусить Тэхёна, стоило использовать сейчас.

– Хах, точно! – он встал следом, и мы поднялись по лестнице, оттуда через дверь попали на крышу.

– То, что доктор прописал, я не чувствую боли, – затянувшись несколько раз, Тэхён передал марихуану.

Мне хватило двух затягов. И почему от дури так хорошо? Я словно невесомая.

Вцепившись в его руку, созналась, что из-за произошедшего не спала полночи.

– Серьезно? Звучит, как признание в любви, – взгляд Тэхёна стал зачарованным.

Сейчас офицер привлек к себе за плечи и стянув резинку с моих волос, зарылся в них пальцами.

Метая собственный взгляд то в глаза, то на рот, я выпалила:

– Не обнадеживай себя. Мне нравятся крутые парни, живущие по понятиям. Знаешь, типа любовь, честь, верность, семья.

– А что если я тот парень? – прищурился он, и я внутренне возликовала.

Тэхён клюнул. Это была чистая провокация.

– Да брось, – я рассмеялась и хлопнула его по груди.

– Серьезно. Что, если я не тот, за кого выдаю себя?

– Хорош прикалываться! Ты всегда такой милый, ну какой из тебя…

Он перехватил руку и удерживая, внимательно заглянул в глаза:

– Джонни приходил, верно?

Внутри меня все похолодело, и я отстранилась:

– Выкладывай.

– Скажу, если пообещаешь ничего не говорить Бан Чану, – смотрит жестко. Серьезен.

– Хорошо, – я подыграла. Буду действовать по обстоятельствам.

– Тогда… Будем знакомы, Винни младший, сын “Двойного дракона”. Ты ведь это хотела услышать?

Воцарилось молчание. Я затянулась, передала косячок Тэхёну. Он докурил и затушил окурок в нашей банке из под кофе: взяли свою, чтобы успешно ликвидировать следы преступления уже дома.

– Твой черед. Что тебе сказал брат?

Мне пришлось выложить все о столкновении с Джонни. И тогда я задала самый главный вопрос:

– Кто помог с документами?

– Родной отец. Очень влиятельный человек.

– Американец? Из Лос-Анджелеса? – я была намерена докопаться до истины.

– Да.

– Назови имя.

– Обойдешься, – парировал он. – Не слишком ты давишь на меня? – собираясь вернуться домой, мягко толкнул в сторону.

– Хорошо. Ты устал, поспи. Вернемся к разговору завтра. Бан Чану ничего не передам, – пообещала я.

1  2  3  4  5  6  7  8 
Рейтинг@Mail.ru