Космическая любовь. Капитан и беженка

Хелен Ли
Космическая любовь. Капитан и беженка

Я вновь бросилась к ПП, рассматривая детальную схему Армагеддона. Провозившись достаточно долго, чтобы снова вспотеть, я так и не смогла определиться. Проблема состояла в том, что все важные технические места были закрыты люками, а доступ к ним имел лишь командный состав. Конечно, это продумана именно на тот случай, когда молодая амбициозная девушка в прикиде старика хочет поломать военный корабль, потому что ей не хочется лететь на Плутон.

– Ладно, – устало вздохнула я, чувствуя, как раскалывается башка от перенапряжения. Взор упал на мягенькую постельку, а разум тут же отдал команду: "Спать!". Я ведь не отдыхала третьи сутки, скрываясь от стражей в космопорту. И стоило телу расслабиться на гидроматрасе, как сознание тут же беззаботно уплыло в сон. Нет сил ничего решать, будь, что будет!

Глава 4

– Доктор Тай Чу! – донеслось мне вдогонку.

– В пропасть! – прошептала я, а затем с натянутой улыбкой обернулась назад. Трое суток по корабельному времени мне удавалось избегать весь командный состав, а тут на тебе! Поймали в коридоре у пищеблока.

– Добрый день, первый пилот, – протянула я.

Алек, как всегда, смерил мое тело недовольным взглядом и снова вернулся к лицу.

– Почему вы до сих пор не в корабельной форме, как подобает? – проревел он на весь коридор. Уверенна, не то, что в пищеблоке было слышно, а даже в рубке.

Ну вот, блин, так и знала, что влетит за это. Ну что ж, я виновата, что в первый же день поломала репликатор в своем шкафу? Нет, я, конечно, успела сделать себе форму, но она слишком обтягивает мое тело. Из-за тонкой ткани видно буквально каждый бугорок. А когда я задала роботу новые параметры, на два размера больше, он наотрез отказался, мотивируя это несоответствием с предыдущими показателями. Ну, я его и разобрала, починить хотела. А обратно вот… Если уж совсем честно, когда нам на втором курсе преподавали "Мелкую роботомеханику", я прогуливала. У меня был депресняк, связанный с Айваном.

– Если вы за три дня пребывания на военном корабле еще не усвоили, – прервал мои воспоминания первый пилот, разрываясь на весь "Армагеддон", – что здесь принято носить форму, то, возможно, несколько ночных дежурств научат дисциплине.

Я удрученно опустила голову, рассматривая свои ботинки на три размера больше моего. Никто не любит ночные дежурства. Когда на пятом курсе мы проходили практику на круизном лайнере, я поссорилась с Миланой, своей однокурсницей, и подсыпала ей синьку в ионною насадку для душа. В итоге, она несколько дней ходила синяя, как виаторцы из системы Абра. И нет, чтобы промолчать, она, зараза астероидная, нажаловалась нашему куратору. Ну и заработала я три ночных дежурства подряд. Нудно, спать хочется ужасно, сидишь в этой рубке с пилотом, тупо смотришь в обзорное стекло, а эти бесконечные звезды маячат без остановки… Стоп! Стоп! Стоп! Назад! Это ж меня в рубку допустят! На целую ночь! Я резко подняла голову на Вуста, не забыв еще больше прищурить глаза, и со всей ответственностью произнесла:

– Нарушение осознаю, исправлюсь. К дежурству готов приступить сегодня.

Александр Вуст недоверчиво посмотрел в мои глаза, но все таки поверил.

– Явится в рубку в девять вечера по корабельному времени, – строго бросил он, разворачиваясь в столовую. – В форме!

– Есть! – воскликнула я, прижимая руку к сердцу, отдавая честь. И стоило ему скрыться за люком пищеблока, как моя китайская физиономия расплылась в предвкушающей улыбке. Сегодня вечером я выпущу свою шаловливую натуру на свободу! И не беда, что там будет еще и пилот. У меня есть время до вечера, чтобы придумать, как его заболтать. Довольная и в приподнятом настроении поскакала в свою каюту ожидать пациентов. А то, что они не хотят приходить – не моя проблема, в общем-то.

Как добралась до своего маленького королевства, сразу залезла в ПП. За три дня я ни разу не возвращалась к попытке разработать план "Возвращение домой", потому что не верила на удачный исход. Но теперь, когда представилась такая возможность, стала активно изучать технические характеристики. Конечно, я и так их знала, но когда визуально можно увидеть, думается лучше. Итак, планшет показал мне трехмерное изображение рубки. По центру под обзорным окном находится огромная панель управления, которая делится на три блока. За центральным сидит пилот и может взять управление на себя, когда отключена программа автопилотирования. С правой стороны размещен пульт управления снарядами. Обычно, это место занимают капитан или главный механик. Ну а с левой стороны блок прогнозирования полета и составления маршрута. Вот там я и буду дежурить всю ночь, наблюдая за тем, чтобы наш корабль случайно не сошел с назначенного пути. Ну мало ли, какой-то метеорит попадется на пути, или еще хуже – пиратский корабль. Конечно, со мной будет пилот. Их на корабле два, не считая капитана Кристона, который, несомненно, прекрасно умеет управлять своим кораблем. О, я надеюсь, что сегодня будет пилот из основного состава, а не Александр Вуст. От одного его голоса меня передергивает. И, конечно же, больше всего я надеюсь, что этой ночью капитан будет крепко спать и не придет проверять мое дежурство.

Не отвлекаясь больше на мысли о кэпе и все способы, которыми он будет меня убивать, решила вспомнить курс кораблестроения. Итак, весь "мозг" корабля находится под панелью управления. Если я поврежу что-то серьезное, то мы зависнем в открытом космосе и ни туда и ни сюда. Может поломать навигационную систему? А что? Это прекрасная мысль. Нет, капитан, конечно может оказаться отчаянным парнем и продолжить миссию "вслепую", но тогда огромная вероятность, что мы заблудимся и опять зависнем в открытом космосе. А еще слишком палевно. Именно в мое дежурство навигационная система, за которой я сидела – сломалась.

– Да уж… – удрученно вздохнула.

А может тогда сломать передатчик связи с Землей? Тоже мысль! Капитан каждый день о каждом важном событии должен докладывать моему дяде. Ведь именно он организовал миссию "Плутон-20". А если Кристон потеряет с ним связь, то и все дальнейшие поползновения бессмысленны. Проблема в том, что ломать передатчик в рубке не смысла. Его легко можно починить. Другое дело ликвидировать антенны, а они находятся снаружи корабля. Не вариант для меня.

Я сидела над планшетом не меньше часа, перебирая разные варианты пакостей. От отравления капитана, до разгерметизации нижнего яруса истребителя. Но стоило только подумать о расправе, если кто узнает, что это моих рук дело, вся решимость сразу сходила на нет.

Так ничего толкового и не придумав, тяжело вздохнула и начала собираться на дежурство. Оставался еще час. Пациентов даже не ждала, никто и не думал посещать мозгоеда. Потому, я решила принять душ. Краска, что нанесла Риа уже полностью смылась, так что на запястье остался мой родной штрихкод. Если придется где-то его активировать, меня сразу раскусят. Посушив волосы, в очередной раз подумала, что надо их обезать. Но опять нашла причину, чтобы этого не делать.

– Не успею!

Осталось полчаса, а мне еще нужно было натянуть эту дурацкую форму, облипающую как вторая кожа.

Я стояла у зеркала и крутилась в разные стороны.

– Это ужасно, – застонала я. – Просто катастрофа!

Действительно, я даже с трудом походила на гуманоида, скорее на тумбочку с человеческими конечностями. Плечи узкие, но зато толстые руки, затем сразу идет грудь, перетекающая в живот, который напоминает спасательный круг. И все это держится на тонюсеньких ножках. Потому что предполагалось, что на мне будет плащ. И мой комбинезон свободного покроя, под ним ничегошеньки не разобрать. Но он, блин, черного цвета, а корабельная форма – синего.

– Ууум… – заныла я, поворачиваясь к зеркалу задом. Там вообще все печально. – Нельзя так показываться.

Я и не заметила, как быстро пролетело время.

– Ли Тай Чу! – разнеслось на всю каюту.

Я подпрыгнула на месте от неожиданности и схватилась за сердце.

– В бездну! – выругалась я.

– Вы опаздываете! – опять прогремел голос. Это был Вуст, он орал на меня с экрана ПП. Я в испуге глянула на часы и нахмурила брови.

– Но ведь только без пяти девять, первый пилот.

– Вот именно! Опаздываете! Немедленно в рубку!

– Иду.

Я продолжала смотреть на него, ожидая, когда же он отключится. Но он лишь сверлил меня злым взглядом и, кажется, закипал все больше с каждой секундой.

– Я сказал, в рубку!

Он завизжал так, что у меня в ушах зазвенело из-за моего сверх-чувствительного слуха. И не желая больше нарываться на неприятности, выбежала с каюты со скоростью метеорита, даже не проверив свою маску. Хорошо, что в подъемнике зеркальная стена, и я смогла точно убедиться, что все на месте, ничего лишнего не видно. Но мой вид меня просто убивал.

Когда вошла в рубку, первый пилот стоял прямо напротив входа, сверля меня проникновенным взглядом. Но затем его внимание привлекла моя форма, точнее идиотская фигура в этой самой форме.

– Ли Тай Чу прибыл на дежурство, – отдала честь я, прижимая руку к сердцу.

Как в замедленной съемке увидела, что уголки глаз первого пилота опускаются, а губы расползаются в улыбке.

– Кхм, – он приглушил смех наигранным кашлем, закрывая рот кулаком, а взгляд опустил под ноги, чтобы не рассмеяться во всю.

Метеоритный дождь! Я действительно выгляжу ужасно, если даже этот хам застеснялся в открытую показать свою реакцию.

– Доктор Тай Чу, – продолжил Вуст, резко повернувшись ко мне спиной. Да, могу себе только представить, какую рожицу он сейчас скорчил.

– Вы будете нести ночную с вахту со вторым пилотом Адамом Вайтеном.

Действительно, в рубке мы были не одни. У пульта сидел второй пилот, внимательно всматриваясь в датчики. И только услышав веселые нотки в голосе своего командира, непонимающе повернулся ко входу. Глаза мужчины метнулись с меня на Вуста, а затем многозначительно округлились. И теперь и этот гуманоид прикрывался кашлем, сдерживая смех. Ну все! Мне надоело это издевательство, и я с гордо поднятой головой зашагала в сторону дежурного места у пульта навигации.

 

– Ну что ж, – хмыкнул Александр Вуст, вмиг посерьезнев. – Второй пилот Вайтен введет вас в курс дела. Самое главное – ничего не трогайте без разрешения. Внимательно смотрите в обзорное стекло и на радар. Если увидите что-то подозрительное – сразу сообщайте второму пилоту. Это ясно?

– Ясно, – бросила я со своего кресла. Наверно, просижу в нем всю ночь, чтобы не травмировать психику молодого парня.

– За нарушение устава вас ждут разные степени наказания. Самое слабое – дежурство в санитарной части. Самое строгое, кстати, любимое капитана – изгнание в открытый космос.

Он замолчал, выжидательно смотря на меня. Честно говоря, мне с трудом верилось, что они меня выбросят за борт. Во-первых, я хоть и военный психолог, все равно на корабле нахожусь в качестве гражданского лица, именно так указано в моем трудовом контракте. И по идее, армейскую подготовку я не проходила, меня просто взяли с "улицы". А это значит, что казнить они меня не могут, только отдать под трибунал по прилету домой. Ну и во-вторых, стоит сказать, кто мой дядя и они даже кланятся начнут. Вуст, наконец, заткнется и прикусит свой язык. А вот на счет кэпа я не уверенна, тот такой, что может и отыграться на мне за все конфликты с дядей. Чувствую, драть мне полы до конца полета.

– Ясно, – кивнула я.

Ответ первого пилота удовлетворил, и он засобирался к выходу. Но на прощание не удержался и еще раз окинул меня с ног до головы. Хотя в глаза посмотреть не осмелился, а резко развернулся и вышел из рубки прочь.

– Ну, что ж, – хмыкнул этот Адам. – Заступаем на дежурство?

– Заступаем, – кивнула я.

***

Как оказалось, дежурить с Адамом было весело. Этот молодой чернокожий европеец с модными сейчас фиолетовыми волосами совсем недавно окончил Космическую академию. То-то мне его лицо показалось знакомым. Он на три года старше, и я помню некоторых его однокурсников. Уверенна, меня он тоже знает, с моей-то внешностью и родством. Так что, самым главным было делать вид, что я полный чайник, когда он инструктировал по технике безопасности, и переспрашивать обо всем по несколько раз. Зато мне повезло с его болтливостью. Его рот буквально не закрывался ни на секунду, он то и дело рассказывал приколы нашей академии, вспоминая самых отличившихся курсантов и кураторов.

– Ну все, – остановила его жестом руки, пытаясь отдышаться от смеха. – Прошу, хватит, у меня уже щеки болят.

– О, так вы смеялись все это время, док? – удивился Адам, с интересом разглядывая мое лицо. – А я так и не понял, откуда этот странных хрюкающий звук.

На нас накатила новая волна хохота, и я ухватилась за пузо, чтобы оно окончательно не сместилось на бедра.

– Нет, ну правда, – не унимался он. – По лицу и не скажешь, что вы вообще знаете, как это делается. Только все тело трясется волновыми движениями и это "хрррраа", "хррюю"!

Он начал копировать мой смех, естественно, приукрашивая, отчего было смешнее в десять раз. Но я не виновата, что ретранслятор голоса превращает мой звонкий девичий смех в "это". Нет, нужно срочно успокоиться! Он уже заметил, что мое лицо не выражает эмоций, значит, стоит перестать содрогаться… Как он сказал? Волновыми движениями! Могу только представить, как гидросиликон в накладном пузе содрогается при каждом моем вздохе.

– Ну ладно, – подытожил он, раскачиваясь в своем кресле. – Сменим тему.

Немного подумав, добавил, продолжая пристально разглядывать мой профиль – я уже боялась поворачиваться к нему прямо.

– Знаете, док, это хорошо, что вы умеете посмеяться над собой. Обычно Вуст присылает мне на дежурство помощников капитана – Риктора и Ослана. Они мои одногодки, но ни с одним еще ни разу не было так весело, как с вами.

– Ну, возможно, это к лучшему, – посерьезнела я. – Ведь у тебя ответственная работа, ты всегда должен быть начеку и не отвлекаться на шутки.

На самом деле, я давно подметила, что Адам слишком несерьезный для пилота. Да, полет идет спокойно и гладко, но я уже трижды заметила на радаре пролетающие неподалеку метеориты, в то время как он травил свои шутки, и даже не соизволил глянуть на галоэкран. Вряд ли у него глаза в ушах или на затылке, потому что он все время был повернут ко мне.

– Да ладно вам, – махнул рукой Адам. – Что здесь может случиться? Мы же в орбите Марса – это самая тихая зона в нашей системе. Полночи прошло, а даже ни один метеорит рядом не пролетел.

Я закатила глаза, пока он не видел, и прикусила язык, чтобы не сказать колкость. Да уж, вот тебе и "профессионал"! Я лишь надеюсь, что во время дежурства с помощниками капитанов он все таки серьезнее. А то как я теперь буду спать по ночам?

– А кто еще дежурит кроме помощников? – перевела тему я.

– Ну, в основном, все понемногу. Чаще всего дежурство назначается в качестве наказания. Вот вам за что влетело?

– За то, что форму не носил, – буркнула я.

Он на секунду затих, а затем снова разразился громким хохотом.

– Вот, честное слово, док… – сквозь смех хрипел он, – лучше бы вы в своем плаще ходили…

Мне уже не было смешно, даже раздражать стало. Сама знаю, что лучше…

– Что здесь происходит? – у входа раздался яростный рев, и мы с пилотом подорвались со своих мест. А вот теперь для смеха точно нет причин.

– Капитан, – кивнул Адам, делая самый серьезный вид, на который был способен.

Я же стояла, как онемевшая статуя около своего дежурного места, боясь даже вздохнуть, чтобы не привлечь внимание чудовища.

– Я задал вопрос, второй пилот, – повторил Кристон, делая шаг к нему. – Отвечай, чем вы здесь занимаетесь?

– Так…э… Дежурим, капитан, Кристон, – нашелся парень.

Я его понимала, под таким взглядом очень сложно устоять, не то, что собрать мысли в кучку и на вопросы отвечать. Да, влипли мы конкретно. Мне-то может и сойдет, я ведь лишь дежурный, а вот второй пилот нарушил как минимум три правила той самой инструкции техники безопасности ночного дежурства.

– Все под контролем, капитан, – слабо выдал паренек.

– Да ну, – съязвил кэп. – А тогда ответь мне, второй пилот, сколько метеоритов пролетало в опасной близости от корабля за последние четыре часа?

Адам пожал плечами и почесал затылок.

– Да вроде как....

– Три! – оборвала я его, пытаясь спасти ситуацию. Ну да, жалко мне стало парня. Будь мы на любом другом корабле, даже не стала бы вмешиваться, но это ведь Кристон. Ходили слухи, что он отправил одного бедолагу в спасательной капсуле на Землю за мелкую провинность. Беда в том, что капсулы предназначены на полет расстоянием не больше, чем от Земли до Марса. А они уже были за пределами Марсианской орбиты. В итоге, того бедолагу перехватили у Луны и еле откачали. И это не самые страшные рассказы об этом капитане.

Я не смогла долго выдержать взгляд красных глаз и повернулась к Адаму.

– Второй пилот Вайтен дал мне задание отслеживать все приближенные объекты. Мною были замечены три метеорита, одна комета вдалеке и совсем далеко марсианский спутник компании "Эппл".

Выдав все на одном дыхании я смолкла, опустив взгляд вниз. Ну вот, теперь наступило напряженное молчание, и все ожидали вердикта капитана. А я задумалась, как он узнал о метеоритах? Неужели, у него в каюте стоит собственный радар? Или он имеет особый доступ со своего ПП ко всем датчикам центральной панели управления?

Я не видела, но очень хорошо ощущала, что он смотрит на меня своим сканирующим взглядом.

– Адам, – наконец, произнес капитан, на удивление спокойным голосом. Но мне лично в его спокойствие верилось с трудом. – Иди, собирай вещи.

– Что? – переспросил опешивший второй пилот.

А я в изумлении подняла глаза на капитана, пытаясь понять, что это он задумал. Кэп перевел суровый взгляд на второго пилота и медленно, по слогам, произнес:

– Собирай. Свои. Вещи.

Затем капитан Кристон гордо задрал голову и сложил руки за спиной.

– Я разочаровался в вас, второй пилот Вайтен. Как оказалось, вы абсолютно неквалифицированный сотрудник и к своей должности относитесь халатно. Я взял вас к себе на службу, пойдя на поводу у главнокомандующего земной армии, о чем искренне сожалею. Больше я в ваших услугах не нуждаюсь. Вы отправляетесь домой немедленно.

– Как? – поразился второй пилот, разводя руки в стороны. А я поняла, что тупо пялюсь на кэпа с открытым ртом.

– Если вас интересует техническая сторона вопроса, – размеренно ответил чудовище, – то на спасательной капсуле, естественно.

Вот чертовщина, я ведь только что об этом думала. Сглазила, блин.

– Но ведь…

– Я уже связался с военным подразделением Марса, – посуровел Кристон, не давая вставить и слово. – Через два часа вас встретят и доставят на Землю. А там будете разбираться с главным Командором.

И все! Больше он не произнес ни слова, лишь выжидающе смотрел на молодого парня, который еще минуту назад громко смеялся. Для него это означало не просто позорное выставление из самого престижного военного экипажа Земли, а возможно, конец всей карьеры. Адам на секунду глянул на меня, и в его глазах была полная потерянность и отстраненность. Нет, все таки, очень жаль этого парнишку. Если так получится, что мне придется вернутся к дяде, то обязательно попрошу его не ставить крест на Адаме Вайтене. А этот урок он усвоит на всю жизнь.

Второй пилот слабо кивнул, не смея поднять глаза на капитана, и без лишних слов направился к выходу. Люк рубки сработал на движение и открылся перед ним. В полной тишине я наблюдала, как мужественная фигура молодого пилота покидает рубку "Армагеддона", и это было самое печальное зрелище, которое я видела за последние семь лет. Это даже хуже, чем мое отражение в зеркале сразу после того, как я застукала Айвана.

Люк закрылся, и мы с капитаном Кристоном остались в рубке одни. А вот теперь мне стало страшно.

Гробовая тишина вводила меня в состояние полной прострации. Разум окутало словно в туман, это было странное неизведанное чувство. Я окончательно убедилась, что находится в замкнутом помещении наедине с этим мужчиной – опасно для моего здоровья.

Капитан Кристон, словно дикий хищник, медленными движениями приближался ко мне, не прерывая зрительного контакта. Когда он подошел совсем близко, на место, где только что сидел Адам, я вспомнила, что нельзя забывать о своем образе. Низкий тембр был наготове, через потовые железы выпущены расслабляющие феромоны, глаза сужены до предела. Все, что мне нужно, это собраться с духом, и не впадать в панику.

– Присаживайся, – махнул он на кресло возле меня.

Надо же, на "ты", хотя я и намного старше него… Ну, по крайней мере, на вид. Сделав глубокий вдох, последовала указаниям и уселась в кресле. Теперь Кристон нависал надо мной, пристально разглядывая лицо. Казалось, это длилось немыслимо долго, и атмосфера накалилась до предела. Наконец, он схватился рукой за спинку кресла пилота и развернул его лицом ко мне. А затем уселся и облокотился о колени так, что наши глаза оказались на одном уровне. Я ждала чего-то от него… Слов, может криков, не знаю. Но он просто молчал, сканируя меня с ног до головы. Может, это психологическое давление какое-то, испытание? Чего он хочет добиться? Запугать?

Я слегка расслабилась в кресле и гордо приподняла голову. Да, несомненно, я его боюсь! А кто не боится? Прямо сейчас он давит на меня своим авторитетом. Но я ведь дочь Тарсая Айдара, а он был самым отважным человеком, которого я знала.

– Вы хотите поговорить о случившемся, капитан? – я спросила тихо, но мой голос казался громом в полнейшей тишине.

Капитан тут же хмыкнул, приподнимая уголок губ, а мышцы правой стороны его лица сократились в нервном тике. Этот мужчина был обезображен ужасными шрамами, скорее всего, от бластерных лучей. Но если представить, каким он был до этого… Хм, что ж, он был красив. Даже очень. Мужественные черты лица, высокий лоб, тонкий нос, сломанный в двух местах, пышные губы соблазнительной формы. Да, пожалуй, губы у него самая красивая часть лица. Я неподобающе долго их рассматривала, что не осталось незамеченным.

– И как? Нравлюсь? – в упор спросил кэп.

Я опешила от вопроса и подняла удивленные глаза на его. Это он ведь о своих шрамах? Наверняка у него осталась какая-то душевная травма после случившегося. Думаю, стоит попробовать поговорить об этом.

– Как вы получили свои ранения? В одной из миссий?

В его глазах плясали смешинки, даже лицо просветлело, что до жути меня насторожило. Его взгляд был таким понимающим… нет, даже знающим.

– У меня встречный вопрос, – через какое-то время ответил он, копируя мою позу. – Как ты додумалась напялить гидропластиковую маску и в этом виде взойти на борт моего корабля?

Глава 5

 

Время остановилось, все вокруг исчезло. В просторной рубке остались лишь капитан, я и мое безумное сердце, колотящееся в груди со скоростью света. В какое-то мгновение его расслабленные черты лица ужесточились и он дернулся ко мне.

– Отвечать капитану! – разрезал тишину его яростный рев.

От полнейшей неожиданности и страшного испуга я, словно прокаженная, подорвалась на ноги, совсем не отдавая отчет своим действиям.

– Сидеть! – так же грубо прозвучала команда.

Вздрогнув, резко плюхнулась обратно в кресло и вжалась в спинку так глубоко, как могла.

Вновь все затихло и застыло. Капитан продолжал сверлить меня злым взглядом, а я смотрела на него как кролик на удава, ожидая дальнейшего выпада. В голове была лишь одна мысль "Это полный армагеддец!".

– Ты кто? – наконец, произнес чудовище напротив.

– А…А....Лита, – запинаясь, ответила я неровным голосом. Даже и мысли не было соврать. Когда мы проходили курс военной тактики и психологии, то куратор Мерриленд всегда учил нас, что если уж попался, то не стоит злить противника еще больше. Нужно постараться объяснить ситуацию и предложить выгодный для всех выход. А чем мне его заинтересовать?

– И кто ты такая, Лита? – обманчиво спокойно произнес капитан, продолжая сверлить меня зорким взглядом.

– Д-девушка, – проблеяла я. – Просто девушка.

Кэп хмыкнул и вновь облокотился на спинку кресла, сложив руки на груди.

– Это я и сам знаю.

– А как? – пискнула я. Хотела произнести больше, чем четыре буквы, но голос совсем пропал, а страх не давал даже нормально дышать.

Кэп опять дернулся, пододвигая свое кресло ближе и наклонился надо мной, вторгаясь в личное пространство. А затем сузил глаза и зловеще прошептал:

– Я вижу тебя насквозь.

Я не дышала, смогла лишь кивнуть. Понятно. Значит, он изначально все знал, не зря же так сканировал взглядом. А что, если он вообще робот какой-то? Типа терминатор?

– Другой вопрос, – продолжил он, обжигая своим дыханием. – С какой целью ты здесь?

Слегка отстранился назад и добил меня вопросом:

– Шпионка?

Не знаю, может это испуг так повлиял на мой мозг, может еще что-то, но я рассмеялась. Не тем хрюканьем, а своим привычным смехом, немного истеричным, правда.

– Шпионка… – сквозь смех выдала я, – в гидропластиковой маске и с накладным пузом… оооохохохо....

– Тогда кто? – не обращая внимания на мою истерию спросил кэп. Не злясь, не буравя уничтожающим взглядом, а будто с интересом разглядывая меня.

Я вмиг успокоилась и всерьез задумалась, что же ему ответить. Он пока не знает, чья я племянница, но легко сможет проверить по моему штрихкоду. Нужно врать очееень правдоподобно.

– Просто девушка, сбежавшая от жениха.

Чудовище в удивлении приподнял брови, отодвигаясь еще дальше.

– И все? Вот так просто? – насмешливо фыркнул он, явно не веря моим словам. – Пошла в лавку приколов, купила маску, что ты там еще сделала? Штрихкод подрисовала?

Дождавшись моего несмелого кивка, он опять хмыкнул и покачал головой.

– И так просто, без каких-либо препятствий попала на борт патрульного истребителя армии Земного Союза? Ты в своем уме, девочка? – последний вопрос он проорал мне в лицо.

Затем резко подорвался с места и стал расхаживать по рубке взад-вперед с заложенными за спину руками. Он что-то неразборчиво бубнил себе поднос, возмущаясь, а мой слуховой адаптер смог разобрать только "Идиотка", "Выбросить в черную дыру", "Тупоголовый кретин".

Последнее явно не относилась ко мне. Неужели, капитан столь самокритичен?

Раджар

Чертова бездна, это чудо в перьях срывает всю миссию. Так и знал, что это не кончится добром. Да, я понял, что передо мной стоит женщина в ту самую секунду, когда поднял на нее взгляд. Рентгеноспектограф, что имплантировала Эра в хрусталик моего поврежденного глаза помогает увидеть "начинку" любого объекта. Но что мне оставалось? Мы были готовы к старту, этот кадр уже зачислен в основной состав, с галовизора на меня смотрел главный Командор, ожидая отчета. Я пялился на старого китайца перед собой, видя очертания худощавой женской фигуры, и передо мной встал выбор. Либо вышвырнуть этого гермафродита за борт, но тогда бы мы зависли в космопрорте на неопределенное время, которого у меня в обрез. Либо закрыть глаза, в буквальном смысле, и отдать команду на взлет. В очередной раз пожалел, что согласился на эту миссию. Но Сарон пообещал, что она станет последней, а по окончании я вернусь на Землю и смогу взять длительный отпуск. Ведь пришло время. Девять лет прошло, моя айлинэ ждет меня где-то там.

А сегодня будто все сговорились против меня. Тамир позвонил и обвинил во всех грехах. Я видите ли сильно расстроил Эру тем, что до сих пор не явился на пластику. Но когда у меня получилось прилететь в прошлый раз, она опять была на сносях, и не могла сделать мне операцию, а больше я никому не доверяю. Тогда мой лучший друг укорил меня в том, что я слишком редко к ним приезжаю. Да я бы с радостью все бросил, но Сарон не дает сделать и вдох, непрерывно посылая меня в самые отдаленные уголки системы. Ладно, согласен, наверно я вспылил и не должен был так разговаривать с Миром. Не знаю, что со мной творится в последнее время. Все вокруг до жути раздражает. Особенно эта… дедуля. И второй пилот сегодня отличился, как никогда. Мне он сразу не понравился, но пришлось зачислить в штат по прямому указанию Сарона. "Я ручаюсь за него, он сын моего хорошего товарища и очень способный пилот", – вспомнил слова Командора. Ага, как же, очень способный… чесать языком.

– Тупоголовый кретин!

Вышвырнуть за борт – это лучшее, что я могу предложить в моем состоянии. А эта идиотка? "Просто девушка, убежавшая от жениха". Уймите меня кто-нибудь, как же я зол. И что мне теперь с ней делать?

Я сделал глубокий вдох и вновь повернулся к ней… к старому китайцу.

Анлита

– Скажи-ка мне, Лита, – вкрадчиво произнес Кристон, подбираясь ко мне, словно хищник, готовый броситься в любую секунду. Я максимально вжала голову в плечи, вслушиваясь в каждое слово.

– Что мне сейчас мешает выбросить тебя за борт точно так же, как этого неудачника?

Я в ужасе расширила глаза, уставившись на капитана. Он в своем уме? Меня? В открытый космос? В дурацкой спасательной капсуле? А если астероид врежется? А если пираты перехватят? А если что-то сломается, и меня унесет в неизвестном направлении? От потока собственных вопросов дико разболелась голова. А ведь я хотела вернуться домой. И вот теперь, когда появилась такая возможность, резко передумала. Капсулу со мной перехватят стражи марсианской армии и доставят на Землю прямо под ноги моему дяде. Сбежать не будет ни единой возможности. Но кроме далеко не радужной перспективы меня грызло еще какое-то непонятное чувство. Интуиция или чутье кричали вовсю, что нужно остаться. С одной стороны – это полное безумие, ведь миссия опасна, а я, как бы, не хочу погибать. Но с другой… Не знаю даже, может, это мой шанс проявить себя в качестве пилота? Я ведь мечтала о карьере всю жизнь. Хотя очень сомневаюсь, что капитан, сейчас желающий выбросить меня за борт, сменит гнев на милость и допустит к штурвалу.

Под напором испепеляющего взгляда я отрицательно покачала головой.

– Н-не надо за борт!

Господи, помоги! Нужно придумать хоть одну стоящую причину.

– Вам же нужен психолог на борту. А я обещаю, что буду вести себя очень тихо, никто и не узнает…

– Ошибаешься, – прервал кэп, нависая над моим креслом. – Психолог мне нужен был, – он сделал нажим на прошедшем времени и театральную паузу, – на борту для старта. Иначе, Командор просто не дал бы разрешение на взлет. Но теперь я запросто могу избавиться от балласта.

Я пару раз моргнула и решилась на отчаянный ход.

– Но ведь вам нужна причина отстранения, капитан. Второй пилот недостаточно квалифицирован. А я? Что вы скажете главному Командору земной армии? Что вас провела обычная девушка, надев карнавальную маску?

– Грррр…

Кристон резко дернулся ко мне, замахнувшись рукой, но так же внезапно остановился и до хруста сжал кулак. Он был в ярости, я понимала, что еще больше разозлила его своими словами, но кто-то будто сорвал все тормоза, и меня понесло в неведомом направлении.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru