Космическая любовь. Капитан и беженка

Хелен Ли
Космическая любовь. Капитан и беженка

– Патрульный истребитель типа "М3", оснащенный боевым лазером мощностью восемь с половинной тысяч зеттаватт, тремя генераторами энергощитов "Микра", двумя стыковочными рукавами, десятью спасательными капсулами вместительностью по три человека, ангаром на три звездокара. Имеет восемь боковых оружейных слотов, наполненных импульсными пушками, ускорителями частиц, плазменными генераторами и ионными излучателями. Один центральный оружейный слот для плазморакеты "Рапира". Корабль быстрый, легкий, маневренный, лучший в своем классе. Но при этом легко вмещает команду численностью в двадцать пять гуманоидов. Начинка корабля…

В этот момент я поняла, что что-то не так и тут же смолкла, застыв на месте. Кажется, я так сильно увлеклась, что не заметила, как доктор Эрик замедлил шаг. Мы уже были в коридоре и должны были зайти в подъемник с остальными членами команды, но люк закрылся прямо перед моим носом, и мы с доком остались одни в небольшом помещении.

– Вы учились в космической академии, доктор Тай Чу? – раздался удивленный голос Эрика за моей спиной. Я медленно повернулась к нему и отрицательно покачала головой. Опять солгала.

– А откуда же вы так много знаете об оснащении военного корабля?

Да! Откуда мне, старому китаёзе знать столько об оснащении любого корабля? Бля! Я ведь должна была к этому подготовиться. Сейчас он начнет спрашивать о предыдущих местах работы, или может даже месте учебы, или будет называть известных на всю систему докторов, а я ж никогошеньки не знаю, да и вообще в медицине полный ноль. Опять надо врать! Убедительно.

– А у меня внучка в Космической академии Земного Союза учится, – закивала я. А по сути так и есть!

– Вот как? – удивленно протянул метис, пристально разглядывая мои глаза. А я застыла, боясь моргнуть, лишь бы линзы не слезли. Они ведь у меня кратковременные. Через пару дней тонкая пленка полностью и бесследно растворится, но у меня с собой еще две пары есть. Спрятаны в накладном наплечнике под накидкой.

– А вы до этого где работали? – поинтересовался Эрик, вновь нажимая сенсор вызова подъемника.

Ну вот, начинается… Хотя ответ пришел быстро, ведь легенда продуманна заранее.

– На роботоконструктором заводе. Но я давно на пенсии. А опыта работы на военном корабле нет, – для убедительности виновато развела руками. – Первый пилот даже не стал проверять мой стаж, просто сразу предложил…

– Ясно, – оборвал Эрик. Люк поднялся вверх, и док указал мне рукой в шахту подъемника. Сам зашел следом и нажал средний сенсор из трех. На корабле всего три этажа. Нижний – технический. Там хранятся боевые снаряды, техоборудование, а также все необходимое для нужд команды на трехмесячный период – от еды до медикаментов. На втором – жилые каюты членов экипажа, включая капитанскую. А вот на третьем – рубка. Притом с капитанской каюты есть личный подъемник прямо к центру управления корабля. Все продуманно и очень удобно.

– Но вы же должны были где-то работать или получить соответствующее образование, если искали вакансию психолога, – не унимался док.

– Ну… я, знаете ли, больше философ, чем психолог, – неторопливо протянула, вживаясь в роль мудреного старца. – Долгие годы провел в древнекитайском центре философии и религии Тибет-Лу, там и посещал курсы психологии.

Эти слова возымели нужный эффект. Доктор Эрик слегка округлил глаза в удивлении и в его взгляде читался полный восторг. А мне это было на руку, так как проверить правду я говорю, или вру, не имелось возможности. Пребывание в этом самом центре никаким образом не контролируется государством, даже штрихкод не заполняется. Это религиозная буферная зона, своего рода независимая община посреди обитаемого континента Земли. Люди, полностью отказавшиеся от социума и земных благ, могут получить пристанище в бескрайних джунглях Тибета. Хотя и не все. Нужно пройти ряд тестов, чтобы доказать, что пришел с добрым сердцем и чистыми намерениями уберечь первозданную природу. Только одна проблема – оттуда почти никто не возвращается – не хотят. И не мудрено. Это ведь заповедник, там самая чистая атмосфера на всей планете, и фактически рай для всех помешанных на чистоте экосистемы. А после большого ядерного взрыва пять сотен лет назад, таких землян достаточно много. Так что, мне нужна причина, по которой я вернулась в современный город.

– И почему же вы ушли? Я видел изображения с заповедника, там действительно очень красиво. Зелено.

– Из-за внучки, – продолжила сочинять на ходу. – Родители её погибли, а мне вот понадобились кредиты, чтобы содержать её обучение в космоакадемии.

Браво! Гениально! Лучше бы я не придумала, даже если заранее сочинять. И как раз про меня. Мои родители действительно погибли. Только доброго дедушки у меня нет. Вместо него злой и жадный дядюшка, который мечтает продать/обменять меня, "редкий и необычный цветок", как выгодный товар.

– Ну что же, – отозвался мужчина. – Сочувствую вашему горю.

Он звучал довольно искренне, и я не удержалась – с благодарностью посмотрела в черные глаза и кивнула. Похоже, он пока единственный здесь приветливый человек. Док вообще меня приятно удивлял с каждой секундой. Все, начиная от его внешности, говорило о сильном, волевом характере. Он был почти на голову выше меня, особенно, если учесть, что я сильно сутулилась. Его кожа светло-коричневого цвета, очень необычная, всего на несколько тонов темнее моей. А разрез глаз не китайский, а европейский, округлый.

Мы остановились на втором этаже и учтивый док снова пропустил меня вперед.

– Вы правы, на "Армагеддоне" действительно двадцать пять человек, – сменил тему он, проходя вдоль узкого коридора с множеством металлических люков. Члены команды в темно-синей форме Союза шныряли туда-сюда, создавая всеобщий гул. А я слушала доктора и по ходу дела осматривалась по сторонам. Обшивка корабля была светлой и чистой. Всюду сиял порядок, что лишь говорило о чистоплотности капитана Кристона.

– В командный состав входят капитан корабля, старший помощник капитана, он же по совместительству первый пилот – с ними вы знакомы. Также главный механик – Олко Пэйто, с ним вы еще успеете познакомиться.

Он произнес это так многообещающе, что я сразу поняла – характер у того не сахар. Похоже, все в командном составе те еще рогатые. Меж тем, док продолжил инструктаж:

– В основной состав входят второй пилот, два помощника капитана, три наномеханика, два электротехника, оператор-связист, прогнозист, лечащий врач, то есть, я, гражданский психолог, то есть вы, и…

– Экономист, – подсказала я, когда он на секунду замялся.

– Вы не перестаете меня удивлять, коллега, – улыбнулся Эрик. – Пожалуй, о младшем составе нет смысла упоминать.

– Два машиниста, два санитара, один смотрящий провизионного цеха, он же повар, еще один человек ему в помощь, и три уборщика, – перечислила я, наслаждаясь своим тщеславием. Да! Я очень умная, что ж поделать…

– Очень хорошо, – утвердительно кивнул док и остановился у одного из люков со значком красной капли крови.

– Это наше совместное место работы. Для вас оборудован отдельный рабочий стол. Хотя вы также можете принимать пациентов у себя в каюте.

"Очень в этом сомневаюсь!" – подумала.

– Спасибо, – вежливо ответила.

Он прошел дальше на две двери и повернулся ко мне.

– Вы ведь уже прошли идентификацию, значит, каюта должна сработать на ваш штрихкод.

Отлично… Остается лишь надеяться, что краска все еще стойко держится.

Я бросила быстрый взгляд на Эрика, гипнотизирующий мой профиль, и поднесла запястье к сенсору.

– Каюта закреплена за Ли Тай Чу, – произнес механический голос системы корабля.

Сенсор загорелся белым светом, и люк пополз вверх.

– Ну, что ж, – молвил док, кивая в сторону маленькой коробочки. – Думаю, вы сможете разобраться с персональным планшетом, раз так хорошо осведомлены в начинке военных кораблей. Там карта Армагеддона, распорядок дня, маршрут, список членов команды, расположение по каютам, способы связи с командным составом, а самое главное – догов о зачислении на службу. Внимательно прочтите его, чтобы избежать каких-либо казусов. Располагайтесь, теперь это ваша персональная жилплощадь на следующие два месяца. А может и дольше, – загадочно добавил док и пошел вперед. Не оборачиваясь, бросил на ходу:

– Моя каюта следующая, а капитанская в самом конце коридора. – Если возникнут вопросы, обращайтесь.

Вопросов не возникнет!

Эрик подошел к следующему люку и слегка наклонился, чтобы сенсор отсканировал сетчатку его глаза. Ух ты! Так у них здесь можно менять способы идентификации! Хотя стоило подумать о линзах, энтузиазм тут же сошел на нет. Даже на пальцах у меня специальные тонкие перчатки из гидропластика, меняющие отпечаток пальцев и цвет кожи. А еще на них налеплены морщины для правдоподобности. Маска на моем лице сделана из того же материала, и хоть она обтягивает, как вторая кожа, все под ней чешется до безумия. Я терпела все это время, чтобы не выглядеть прокаженной, но стоило оказаться одной в комнатке пять на восемь нардов, наконец, смогла сделать несколько глубоких вдохов. Даже пискнуть и подпрыгнуть, потому что эмоции били ключом. Сбросила рюкзак на пол, нашла в дальнем правом углу санблок и сразу же бросилась к зеркалу. Заглянув в свое отражение, окончательно убедилась, что все на месте, и я действительно старый узкоглазый китаец.

– Составу корабля "Армагеддон" немедленно занять свои каюты, – прозвучал голос системы. – Повторяю, составу корабля…

Ну вот, я уселась в кресло у илюминатора и пристегнула ремни безопасности. Это не обязательно, потому что подъем в атмосферу никак не ощущается внутри корабля благодаря балансовым подушкам, но сейчас мне необходимо было успокоиться.

– Корабль стартует через пять, – раздался голос, начиная отсчет.

– Четыре…

Я посмотрела в маленькое окошко и увидела серый пол космопорта. Ну вот…

– Три…

Назад уже нет пути, теперь только вперед…

 

– Два…

Ничего, все будет хорошо!

– Пуск.

Корабль слегка дернулся и начал плавно подниматься наверх. А я глубоко вздохнула, отстегивая ремни. Ну, вот и все. С каждой секундой моя планета становилась все меньше, и, наконец, окончательно пришло осознание того, что я вырвалась в свободное плаванье. Надеюсь, это хорошее начало новой жизни. Устало потерла глаза и осмотрелась вокруг.

Вся моя каюта была трансформерной системы. То есть, мебель выдвигалась по надобности, кроме койко-места и кресла – они были стационарными. Быстро обшарив все стены, нашла большой шкаф-нишу, с репликатором формы, письменный стол возле койки, выдвижную панель с персональным планшетом, еще пару полок, а все остальное – санитарные удобства.

Вот теперь я разрывалась между желанием стянуть всю свою маскировку и с головой стать под ионный душ, или залезть в систему корабля, чтобы все здесь разнюхать. Но хорошенько подумав, решила все же принять душ. Капитан или другие "вышки" ко мне не точно зайдут, сдался им психолог во время взлета. А вот потом неизвестно, когда я смогу вновь стать собой.

Нажала на сенсоре иконку душа, и тут же из стены вылезли две пластины – одна служила поддоном со стоком, а вторая крышкой, из которой спускалась тонкая пленка для защиты от капель.

Я даже застонала от блаженства, когда, наконец, сняла с лица гидропластиковую маску. Потерла щеки и лоб, а затем стала быстро снимать остальное. Перчатки с рук первыми полетели на стул. За ними черный плащ, под которым целый мешок маскировки. Обычный на вид комбинезон скрывал под собой накладные мышцы, предающие моему телу мужское очертание. Вообще-то фигура у меня очень женственная, даже Риа сказала, что это гнилой номер, и мне стоит прикинуться бабулей. Но я лишь гордо задрала голову, надевая перед зеркалом накладной пивной животик. Грудь примотала бинтами, так что она плавно перетекала в "жир" на пузе, а оно уже сливалось с тучными ягодицами и ляжками. Ну да, попка у меня очень округлая и упругая, потому пришлось и на нее наложить эффект "обвисшего зада". В итоге, когда я предстала перед Рией в полном образе, она долго кивала головой, а затем вынесла вердикт:

– Не годится! Слишком сексуальный дедок вышел! От барышень отбоя не будет!

Вспомнив подругу, стало немного грустно. Мне будет очень её не хватать. Но мы поклялись друг другу ни за что не терять контакт. И как только я обоснуюсь где-то, сразу дам ей знать, а она будет прилетать в гости.

Глава 3

Оставшись полностью голой, я стала на тонкий поддон и отрегулировала температуру ионного потока. Нас в академии учили закаляться, чтобы экономить на обогреве. А еще всем девушкам нужно было обязательно коротко стричь волосы, чтобы не тратить время на мытье. Но я, конечно, со своей шевелюрой прощаться не хотела. Нет, в первый год все таки постриглась под полный ноль, потому что дядя не верил, что я решусь. Но блин, не настолько я зациклена на себе, чтобы отказываться от мечты всей жизни ради косы до пояса. Она, кстати, висит дома над моей кроватью! А на втором курсе дядя сам лично пошел к нашему куратору и "попросил" сделать для меня исключение. Куратор "просьбе" внял, и уже к седьмому курсу я вновь отрастила свои густые волосы. Правда, только до плеч. Сейчас они аккуратно сложены в пучок, а маска делает мою голову полностью лысой. Риа посоветовала перекрасить их в черный, потому что, если хоть прядь покажется наружу… Ну да, все офигеют, как минимум. Где вы видели китайцев с рыжими волосами? Да и вообще… Моя внешность абсолютно не вписывается в стандарты Старой Земли, ведь большая часть населения – чернокожие или метисы. А они уже в свою очередь делятся на китайцев и европейцев по разрезу глаз. Хотя это абсурдно, потому что история гласит, что европейцы когда-то были вовсе белокожими. Но пять сотен лет назад на Мертвом континенте произошел большой ядерный взрыв, погрузивший Землю в огромную тучу ядерной пыли на целых два года. Это сейчас континент мертвый и необитаемый, а раньше он носил гордое название "Америка". Кажется, он даже делился на южную и северную. Но суть в том, что там было много светлокожих людей. Сразу после взрыва очень многие смогли эвакуироваться. История умалчивает подробности, но в моей семье все всегда верили, что этот взрыв был подстроен специально. А как еще объяснить тот факт, что эвакуировались в основном только "белые люди", а потом так быстро нашли подходящую по климату планету АМП-1097864 в системе Гидра, которую позже назвали Новой Землей? Они там быстро обосновались, и сейчас до безумия помешаны на чистоте первозданной природы, экологии, и даже собственной расы. Браки с инопланетянами у них категорически запрещены. Расисты они там все, короче…

Вот моя бабушка, бунтарка по натуре, оттуда, и вся моя внешность оттуда – светлая кожа, зеленые глаза, рыжие волосы и рост ого-го! А тут, на Земле, остались лишь узкоглазые и темнокожие, которые за многие годы перемешались между собой, и сейчас только по разрезу глаз и уровню "темноты" можно различить народ. А еще в истории говориться, что раньше люди с узким разрезом глаз назывались азиатами, а китайцами были лишь жители огромной и мощной страны Китай. Но позже как-то прилипло к ним это прозвище, и все! Ну а после присоединения заселенных планет Солнечной системы к Галактическому Союзу, и вовсе пропали страны, нации, народности. Остались лишь равноправные по развитию регионы на едином заселенном континенте Земли, с общепринятыми нормами и межгалактическим языком. Европа, Центральная Африка, Южная Африка, Центральная Азия, Китай, Тибет-Лу, Индея и Австалион. Родители моих мамы и дяди Эдгара родом с Австралиона. А мой дедушка, который папин папа, с Европы, но женился на бабуле из Новой Земли. Её назад, на родную планету, не приняли, потому она доживала жизнь здесь. И по непонятно каким причинам, победили гены бабушки, хотя эволюция показала, что они должны быть слабее. Так что, мой папа тоже рыжий и совсем не китаец. А вот во мне кровь уже немного подмешалась, и глаза у меня узковаты, как у мамы. Но все равно, для девушки я очень высокая и необычная. "Прекрасный цветок", как всегда говорит дядя Эдгар. Хотя, честно, ужасно раздражает, когда все вокруг пялятся, как на чудо Вселенной, а мужчины видят во мне только необычный экспонат для своей коллекции любовных заслуг. Один такой "коллекционер" уже разбил в пух и прах надежды на счастливую семейную жизнь, а заодно и мое сердце. Хорошо, что это случилось на первом курсе академии. Я долго отходила, застав своего жениха в постели с другой, точнее, их там было две, но не суть… В конце концов, я смогла полностью отстраниться и погрузиться в учебу. Не заводила романов, не отзывалась на флирт, мне было просто не интересно мужское внимание. Оно вызывало лишь раздражение и отголоски старой забытой боли.

– Ну вот, опять… – грустно прошептала, смывая мыльную пену. Ненавижу вспоминать об Айване.

Правда, перед отъездом Риа меня очень порадовала, рассказав последние сплетни. На это раз Айвана застали в постели с двумя… гуманоидами из той самой Церры. Они там все полигамны и очень любвеобильны! Короче, позор на всю академию ему гарантирован!

Выключив ионную воду, я поняла, что окончательно расслабилась. Тут же, в душе, была функция сушки, но мне пришлось немного дольше поторчать под соплом, чтобы высушить влажные волосы. Да, действительно неудобно. Возможно, мне придется обрезать их, чтобы не задерживаться каждый раз. Но не сейчас! У меня есть занятие куда интереснее.

Ступила на теплый пол и обреченно покосилась на стул со всем моим "боевым снаряжением". Надо все таки одеться, а то мало ли… у капитана будет стресс после общения с моим дядей, и он обратится за помощью к "мозгоеду". От одной мысли, что мне придется оставаться один на один с этим страшным мужчиной, тело пробила мелкая дрожь. Я никогда не видела Кристона вживую, но много раз смотрела по галовизору его выступления. Он был прекрасным оратором. Если честно, я балдею от его голоса, будто впадаю в какой-то транс. Помню, когда дядя включал информационный канал вооруженных сил, и там выступал Кристон, я просто закрывала глаза и наслаждалась низким урчащим голосом, даже не вслушиваясь в смысл слов. И лишь дурацкие комментарии дяди вырывали меня в реальность. В любом случае, мне нужно попытаться не попадаться капитану на глаза вообще. Он не глуп, хотя дядя думает иначе. До сих пор стремно от его сканирующего взгляда. А если он еще и заведет разговор, точно раскусить меня, как лунный орешек. Нужно приходить в столовую раньше, быстро есть и сбегать до прихода чудовища. Не попадать в передряги, просто быть невидимкой.

– Я смогу! – уверенно произнесла своему отражению, натягивая последний элемент маскировки – маску.

Ну вот, снова я – не я. Когда больше ничего не мешало, и я чувствовала себя чистой и свежей, сразу бросилась к персональному планшету, или ПП. Правда, неприятный зуд вернулся. Нужно стырить у дока какую-то антигистаминную мазь.

– Пожалуйста, пройдите идентификацию, – прозвучал голос системы с нажатием пускового сенсора.

Задрали! Да сколько можно? На каждом шагу проходить эту идентификацию. А чтоб в туалет сходить, тоже нужно запястье подставлять? Мои перчатки доходили до локтей, но в области татуировки утончались до микропленки, которая лишь затемняла цвет кожи, но не скрывала рисунок штрихкода. И вот сейчас, глядя на свое запястье, поняла, как сильно облажалась. После ионного душа краска намокла, и, видимо, я не до конца её высушила, потому что сейчас мой штрихкод напоминает одно сплошное черное пятно.

– В бездну! – выругалась я. – Метеорит в трещину! И что ж теперь делать?

Взялась за голову и стала расхаживать по каюте взад-перед. Правда, больше трех шагов делать не получалось.

– Так, без паники, – успокоила я себя, вспоминая слова папы. Он всегда был спокойным, рассудительным, и мог найти выход из любой ситуации. "Всегда есть варианты, детка", – говорил он.

– Варианты! – воскликнула я. – Варианты идентификации. Док использовал сетчатку глаза. Я не могу снимать линзы каждый раз, остаются отпечатки пальцев. Подбежала к внутрекаютной панели системы корабля, молясь, чтобы она вновь не затребовала штрихкод.

– Способы идентификации, – произнесла я.

– Способы идентификации, – повторил голос. – Распознавание персонального штрихкода, сканирование сетчатки глаза, определение по отпечаткам пальцев правой руки. Желаете изменить способы идентификации?

– А функции распознавания голоса у вас тут нету? – с надеждой спросила я мужским басом.

– Функция распознавания голоса отсутствует в связи с низким уровнем защиты, – ответил заумный голос.

Да уж, в наше время сменить голос можно многими способами. От пилюль, до операции. Я решилась на второе, потому что, только так можно менять нужный тембр в любое время. Плазменный мембраны обволакивают нервы, ведущие к голосовым связкам, и могут регулировать их звучание. Ну, по крайней мере, я так поняла из всех тех заумных слов, что мне говорила доктор Сарт. Это работает, а больше знать не хочу.

– Желаете изменить способы идентификации? – оборвал мои мысли голос системы.

– Желаю, – несмело ответила я. Только вот нормальных идей не было. – А сколько пальцев нужно для опознавания?

– Для опознавания личности и входа в систему необходимо три пальца правой руки гуманоида.

Ну да, меньше у гуманоидов уже и не бывает. Тогда это какие-то клещеподобные.

– Ну что ж, – вздохнула я, поднося к сенсору руку в перчатке. Когда мы с Рией забивали информацию в штрихкод, отпечатки с гидропластика тоже сняли. Вот только они уже кому-то принадлежат. Я же купила их и эту маску в лавке приколов и немного переделала по необходимости. Так что, отпечатки сделаны по чьей-то модели и одинаковые на всей партии этой продукции. Надеюсь, в системе не нашелся еще один такой же умник, как я!

Прозвучал короткий писк, затем загорелся белый свет и на сенсоре появились галограммы двух мужчин. Меня, старого китайца, и еще одного молодого узкоглазого.

– Отпечатки пальцев совпадают с другим индивидом, – произнес голос, а я застыла, не дыша. – Подтвердите свою личность, выбрав одно изображение из представленных на галоэкране.

Я глубоко вздохнула, почувствовав, как волна радости и облегчения поднимается внутри. Нажала свою галлограмму и сжала руки в кулаки, боясь шевельнуться.

– Новый способ идентификации подтвержден, – произнесла система.

Я подняла руки вверх и подпрыгнула на месте, не в силах удержать счастье от своей маленькой победы.

– Такс, – задорно произнесла я, потирая руки. – Проверим-ка.

Вновь подбежала к ПП и нажала пусковой сенсор.

– Пожалуйста, пройдите идентификацию, – прозвучал голос.

– Ага, ага, – нетерпеливо заерзала на стуле, кладя руку на экран.

Синий луч медленно пополз вниз, сканируя изображение, а когда, наконец, я дождалась вердикта, то чуть не грохнулась со стула. Загорелся красный свет и раздался противный писк.

 

– Идентификация не пройдена. Зафиксировано вторжение в систему, – прозвучал строгий голос.

– Нет, нет, – судорожно шептала я, пытаясь выключить планшет трясущимися руками. Это ж теперь капитану и всем "вышкам" придет сообщение. Катастрофа! Просто катастрофа!

– Тварь! Вырубайся! Ну! Давай, вошь астероидная!

Я лупила ладонью по экрану, пытаясь сделать хоть что-то, чтобы противный писк прошел. И в какое-то мгновение синий луч опять активировался, сканируя мою ладонь. Я затихла, с подозрением глядя на тонкую ползущую полосочку. А затем загорелся белый свет и системный голос сообщил:

– Идентификация пройдена успешно. Ли Тай Чу допущен до системы "Армагеддона".

– Да чтоб, ты бл₽&@?! провалилась сквозь землю, марсианская за₽₽&@?!, – распылилась я, сметенная чувствами злости и облегчения. Ведь пронесло же все таки…

– Безмозглый, долбанутый хлам! – прошипела я на персональный планшет и вдобавок пристукнула ногой.

– Ну почему же, – прозвучал насмешливый мужской голос у входа. – Самая последняя модель ПП – "Т-101". Даже у Канцлера дома хуже.

Я медленно обернула голову, вовремя вспомнив, что глаза не должны быть вылупленными.

– Зд-драсте, – пискнула я.

Это был не кэп, что уже лучше всего на свете. На пороге стоял высокий солидный мужчина средних лет. Красивый, даже очень. Кажется, я непроизвольно открыла рот и бесцеремонно разглядывала его фигуру с ног до головы. А когда остановилась на удивленном лице, вмиг подобрала челюсти. Дедули не западают на командный состав! А передо мной стоит именно один из высшего состава, как я понимаю, главный механик.

– Добрый день… вечер, – запнулась я. Прокашлялась и усилила голос. – Я доктор Ли Тай Чу. Вас что-то беспокоит?

Блин, это прозвучало глупо и неуместно. Но ведь я никогда не принимала пациентов, и без понятия – о чем с ними можно говорить?

Мужчина, европеец, между прочим, метис, с широкими плечами, в обтянутом космическом комбинезоне. Он в удивлении поднял брови и так же пристально осмотрел меня.

– Вы здесь и часа не пробыли, а уже нарушили работу системы, и спрашиваете, беспокоит ли что-то меня?

Да, знаю… идиотизм полнейший. Увидев мое растерянное лицо, красавец-мужчина снисходительно усмехнулся и шагнул мне навстречу.

– Я эйрэ Олко Пэйто, – представился он. – Главный механик корабля "Армагеддон".

Я протянула руку, как обычно здороваются мужчины, но он даже не взглянул на нее. Вот же дура! Он же с Марса, и имя у него соответствующее, а они там не приемлют рукопожатий и вообще прикосновений.

– Так что у вас стряслось? – спросил эйрэ Пэйто, кивая на ПП.

– Эмм… Я перепутал руку, – с легкостью солгала. – Изменил способ идентификации, а когда нужно было поднести отпечатки, положил на панель левую вместо правой.

Закончив свою скороговорку, сделала самый невинный вид, глядя куда угодно, только не в глаза эйрэ.

Ниже по званию "капитана" на военных космических кораблях являются "бастон", а уж потом "эйрэ". При том, пилоты не могут носить какие-либо звания, потому к Александру Вусту можно обращаться только как "первый пилот".

– Бывает, – вынес вердикт, первый механик. – Но теперь-то получилось?

Он подошел к панели персонального планшета и склонился над галоэкраном.

– Вроде, да, – несмело произнесла я, натягивая рукав на размытый штрихкод.

– Давайте еще раз проверим. Поднесите свою ладонь. Правую руку, – напомнил он.

Тоже мне, умник. Недовольно поджав губы, положила пальцы на сенсор. И хотя система и так уже открыла мне доступ, синий луч вновь стал сканировать отпечатки. Я лишь надеялась, что дурацкая машина не запищит страшным визгом опять.

Но и на этот раз пронесло. Загорелся белый свет, и голос оповестил о доступе к системе корабля.

– Ну что ж, – протянул эйрэ. – Раз уж я здесь, покажу вам, как пользоваться ПП.

– Я справлюсь и сама-ааа… сам! – поняв, что только что конкретно проговорилась, под пристальным взглядом эйрэ Пэйто стала трещать без умолку. – Запросто! У меня внучка в космической академии учиться. И перед испытами все мне рассказывает. А у меня память хорошая, я ведь в Тибет-Лу жил долгие годы. Там, знаете, красивая природа, чистый воздух, и это очень хорошо сказывается на па....

– Знаю, – оборвал меня мужчина. – Мне доктор Праус уже рассказал. А вы в каком регионе были: северном или южном?

О, нет! Если он знает про Тибет-Лу больше меня, то точно каюк! И когда это они успели обо мне посплетничать?

– Везде понемногу, – поверхностно ответила я. – А как увидеть маршрут полета? Сюда тыкать?

Я, конечно, прекрасно знала, куда именно нужно тыкать, но специально открыла другой раздел. Моя маленькая хитрость удалась, и Олко стал объяснять на пальцах, как пользоваться тем, чем я управляла чуть ли не с пеленок. Помню, когда папа еще был жив, у него всегда был ПП под рукой. Конечно, он был предназначен для хозяйственных нужд и от космического значительного отличался, но азы-то одинаковы. С помощью домашнего планшета можно управлять домом и бытом. Регулировать температуру, свет, поток воздуха, всю электротехнику, санроботов, да все, что угодно. Но я, конечно, больше всего любила играть в игры. Мне казалось, это самая важная функция персонального планшета. Интересно, на этом есть "Марсианская ферма"?

– А вот эта иконка обозначает связь с капитаном, – прервал мои мысли эйрэ. – Сейчас проверим!

И с этими словами он нажал сенсор вызова. Я опять округлила глаза, понимая, что сейчас буду говорить с самим капитаном Кристоном.

– А может не надо? – пискнула я. – Он же сейчас управляет полетом…

– Слушаю? – прозвучал урчащий голос по ту сторону галоэкрана. Я замерла, прикидываясь каменной статуей. А вдруг пронесет?

– Проверка связи, капитан, – отозвался эйрэ Пэйто. – Ложная тревога, вторжения в систему не было.

Кэп все это время смотрел только на меня, но его страшное лицо не выражало ни единою эмоцию, словно на нем такая же маска, как и на мне.

– Ясно, – наконец, произнес он, а затем все же посмотрел на своего помощника. – Мы уже вырвались из земной атмосферы, ты мне нужен.

– Иду, – кивнул эйрэ и отключил связь. – Кстати…

Он вернулся в меню системы и включил карту.

– А вот и маршрут нашей миссии. Всего хорошего, доктор Тай Чу.

Не бросив на меня больше и взгляда, он вышел из каюты так же тихо, как и зашел.

– Ааааафигеть! – выдохнула я, прижав руку к колотящемуся сердцу. Нет, я точно подохну от переизбытка адреналина!

Сделав пару глубоких вдохов, приказала себе успокоиться, и переключила все внимание на карту Солнечной системы. Маленький значок трезубца обозначал военный истребитель Земного Союза. Мы как раз приближались к Луне. Затем пройдем орбиты Марса, Юпитера, Сатурна, Урана, Нептуна и, наконец, доберемся до Плутона – мертвой планеты. По прогнозу, нам на пути покажутся лишь Юпитер и Уран, остальные планеты будут по ту сторону Солнца во время перемещения нашего корабля. На Юпитере ничего интересного нет, кроме нескольких шахт плазмия, извлечение которого организовал мой дядя. А вот на Уране полным полно урановых руд, которые у нас закупают жители Новой Земли. Они им нужны для каких-то отсталых, но экологически чистых производств.

Обшастав всю систему, я усвоила следующее. Женский голос, что визжал о вторжении, зовут Мира. На борту двадцать пять человек, из которых я одна единственная женщина, хотя об этом, конечно, никто не догадывается! Пока… Ну и самое главное – останавливаться мы не будем. Вообще! Только на Плутоне. Ну а потом, как миссия будет выполнена, между прочим, опасная, не известно, когда мы вернемся, и вернемся ли вообще. А если нам таки повезет, то меня просто доставят обратно на Землю. И тут я раскисла окончательно.

– Это была глупая идея, – наконец, признала вслух.

Все это! Маскарад, побег, нарушение закона… законов. Глупо, бездна засоси, очень глупо. Надо было сразу лететь на Церру. По крайней мере, там бы у меня было намного больше шансов сбежать, чем сейчас. Не знаю даже, что должно случится, чтобы я исчезла из этого корабля? Может, нарушить еще пару десятков законов и угнать спасательную капсулу? Или даже капитанский звездокар? Пока мы еще не отлетели далеко от Луны, я могла бы там скрыться… Фигня! Очередной идиотский план Анлиты Айдар. Капитан Кристон истребит меня плазменной пушкой и не моргнет. Единственный вариант, это если очень-очень повезет, когда что-то поломается, и придется возвращаться на Землю. Нас отпустят на несколько суток, пока будет производится ремонт, но мне этого времени хватит, чтобы бесследно исчезнуть. На лице расплылась довольная улыбка, а шестеренки в голове закрутились с бешеной скоростью. Как бы мне "помочь" чему-то безвозвратно поломаться?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru