Их долгожданная

Хелен Ли
Их долгожданная

Пролог

Лиам

– Сэр!

Я проснулся от мягкого касания к плечу и взглянул на миленькую стюардессу.

– Пристегните ремни безопасности, мы совершаем посадку.

Я и не заметил, как быстро пролетело время. Самолет плавно приземлился, и через десять минут я уже стоял у ленты приема багажа, доставая два огромных чемодана. Все мои вещи, вся моя жизнь уместилась в них. Мне предстоит начать все сначала, но так даже интереснее.

После долгих трех лет в Италии я с огромным предвкушением возвращался домой. Какая-то неведомая сила тянула меня в Западные леса, на родину. Честно говоря, понятия не имею, чем буду заниматься. Я сирота, меня воспитывал дед, отец мамы, но пять лет назад он умер, и тогда в моей жизни наступил переломный период. Я пытался найти себя, свое предназначение, место в жизни. Единственная родня, что у меня есть – бабушка и дядя во Флоренции. Они предлагали остаться с ними, у меня были бы должность заместителя директора в дядином элитном загородном гольф-клубе и множество возможностей для самореализации. Но это было то чувство, будто ты забыл что-то важное дома, и беспокойство не покидало ни на миг.

И вот я дома. Здесь я родился, вырос, обрел друзей… Кстати, а вон и Крис стоит у входа в аэропорт. Мой лучший друг ничуть не изменился, такой же плейбой! Его слегка небрежный вид, двухдневная щетина, кривая ухмылка и взгляд «я очень опытный и знаю, как доставить тебе удовольствие, детка!» всегда сводили девчонок с ума. Честное слово, не могу представить тот день, когда он остепенится и станет домашним. Прямо сейчас, пока я шел к нему, он, приспустив на нос свои темные очки-авиаторы, провел обжигающим взглядом по обнаженным ногам проходящей мимо красотки. Я только усмехнулся и покачал головой. Он неисправим!

Крис

– Кого я вижу!

Лиам, радостно улыбаясь, шел мне навстречу, катя чемоданы на колесиках. Подойдя ближе, крепко сжал мою руку в нашем тайном приветственном жесте.

– Привет, друг! Как же я скучал по дому.

– Могу себе представить! Наверно, на пиццу теперь и смотреть не сможешь, – поддразнил его.

Черт, я действительно соскучился по нему. Мы не выделись три года. Он уехал к родственникам в Италию и заканчивал там аспирантуру. Лиам Фальконе – настоящий эстет, ценитель искусства и жуткий зануда. Но все девчонки с ума сходят от одного его взгляда. Такой себе аристократ–интеллектуал с идеально зачесанными волосами, всегда в деловом костюме. У него свой особый шарм, который притягивает всех вокруг. А для меня он лучший друг и верный бета.

– Пицца никогда не может надоесть!

Я подхватил один из его чемоданов, и мы направились к машине на парковку аэропорта.

– Как отец? Что я пропустил? – нетерпеливо спросил он, усаживаясь на пассажирское сидение.

– Многое! – я хитро улыбнулся, и, тронувшись с места, начал рассказывать. – Этим летом мир сошел с ума! В стаю Коулов вернулись близнецы. Они совсем еще зеленые, но Фин уже отдал им правление.

– С чего бы это? – удивился друг. – Погоди-ка. Они нашли истинную?

– Ага! Но самый перец в том, что одну на двоих.

– Да ну тебя! Я о таком слышал от своей бабки в Италии, она говорила, что это невероятная редкость.

– Ну, тогда держись, это еще не все новости. Угадай, кто еще обрел пару? – я хитро прищурил глаза и бросил быстрый взгляд на Лиама. Он был заинтригован, но уверен, догадается. У нас с ним особая связь, он всегда думает, как я, будто читает мои мысли.

– Неужели твой брат? Эштон?

Так и знал, что догадается.

– Да! Но это тоже не конец истории…

– НЕТ! Не может быть! У него тоже тройственный союз? – он выглядел таким ошеломленным, что я даже всерьез задумался, когда видел его таким в последний раз? Никогда.

– ДА! С Джошуа Меддисоном. Так что теперь Эш на правах второго альфы стаи Меддисонов.

Лиам пораженно смотрел на меня с открытым ртом, переваривая информацию. Я не удержался и, достав свой айфон свободной рукой, быстро сделал пару памятных снимков.

– Эй! – запротестовал он.

– Покажу когда-нибудь твоей паре, – засмеялся я, снова переводя взгляд на дорогу.

Он заметно поник и стих.

– Лиам?

– Думаешь, мы с тобой когда-нибудь станем такими же счастливчиками? – всерьез спросил он.

Я знаю, его это сильно волнует. Я стараюсь проще к этому относиться, не задумываться о будущем, о единственной женщине, живу настоящим, наслаждаюсь тем, что дарит мне жизнь сегодня. А Лиам всегда все планирует наперед. Он, наверно, еще щенком по секундам распланировал свою свадьбу и расписал на листок по пунктам брачную ночь!

– Ты обязательно встретишь её, брат, – заверил его. – Но для начала неплохо бы распаковать чемоданы!

Он улыбнулся уголком губ и спросил:

– Ты не против, если я поживу у тебя несколько недель? Я пока еще не определился, чем хочу заниматься.

– Вообще-то, я хотел кое-что обсудить, – решив не тянуть, изложил суть дела. – Отец устал. Он хочет передать правление мне.

– Поздравляю, Крис, это же здорово, – искренне порадовался друг.

– Да… Но есть условие…

– Оу, не говори, я уже и так догадался. Брачный союз?

– Угу…

– И конечно же, это Камилла Транс?

– Угу…

– Дааа… Виктор не расслабляется ни на секунду. Как только Джосс оказался занят, он быстро нашел нового выгодного кандидата. И как твой отец согласился на это?

– Не знаю, он не говорит. Но Транс предложил что-то очень выгодное, раз отец так стремится передать стаю мне. Признаюсь честно, я перестал его уважать после этого. Появилось чувство, будто он продал стаю и меня в придачу.

– Да уж…, – вздохнул друг.

– В любом случае Ками не худший вариант. Она красотка.

– Это да. Знаешь, я общался с ней пару раз, и у меня сложилось самое приятное впечатление. Не думаю, что она похожа на своего отца.

– Возможно. Но на самом деле Камиллу никто не знает, она ни с кем не общается.

– Погоди, а как же сестра Джосса? Стефания, кажется?

– О, я и забыл сказать… Её лишили жизни за нападение на пару Коулов, а как позже оказалось, она еще и покушалась на жизнь Тайлер, пару Эша и Джосса.

– Вот так новость.

– У меня плохое предчувствие, Ли, – я не мог не поделиться переживаниями с лучшим другом. – Транс что-то задумал, и мне нужны надежные люди рядом.

Мы уже подъехали к моему дому, и я, заглушив мотор, повернулся и серьезно посмотрел ему в глаза.

– Тебе я доверяю. Хочу, чтобы ты стал моим бетой.

Ему не понадобилось много времени, чтобы обдумать ответ.

– Я в деле! – он предвкушающе улыбнулся и пожал мою руку.

Глава 1

Келли

– Ты уверена, что справишься?

– Да, пап, все будет хорошо.

Он так мило переживал за мой первый день, и я уже раз десять повторила эту фразу.

– Мне, правда, очень-очень жаль, что я не смог приехать.

– Все нормально, я понимаю. Как раскопки?

– Уже второй день пытаюсь отрыть тазовую кость стегозавра.

– Ух! Да ты, я смотрю, веселишься на полную, – улыбнулась я.

– Ооо, да! – подхватил папа. – Келли, слушай… Если тебе там не понравится, просто знай, что ты всегда можешь вернуться домой и…

– Все хорошо, пап, – оборвала его, пока он опять не начал лекцию о заочном обучении. – Я справлюсь.

– Ты умница! Я горжусь тобой. И ты у меня самая красивая, поняла?

– Да, пап, – закатила глаза и попрощалась с отцом.

Я стояла перед главным корпусом Национального Университета искусств. Мимо проходили восторженные студенты в поисках нужного корпуса. Сегодня день заселения первокурсников, а уже завтра начнется учеба. Я немного переживала по поводу соседки по комнате, а еще больше – как меня воспримут остальные.

На бланке регистрации, что мне выдали в деканате, был указан корпус «В». Глубоко вздохнув, расправила плечи и направилась по указателю. Я чувствовала, меня ждут большие перемены.

Дойдя до нужного здания, потащила чемоданы на второй этаж. Это общежитие было смешанным как для девушек, так и для парней. Но, похоже, джентльменов здесь нет, ни один проходящий мимо не предложил помощи. Черт, зачем я набрала столько шмотья?

В самом конце коридора второго этажа, я нашла комнату номер двести четырнадцать. Это хороший знак, ведь четырнадцать – мое любимое число! Внутри никого не было, значит, моя соседка еще не приехала. Комната была очень милой. Совсем небольшая, но в ней уютно разместились две узкие кровати, большой шкаф и широкий письменный стол. Но больше всего меня порадовала небольшая ванная комната с душевой кабиной и всеми удобствами. Это, наверно, было одним из основных критериев, при выборе места, где я проведу следующие четыре года.

Взгляд случайно скользнул по моему изображению, и я задержалась у зеркала. Ненавижу зеркала, они показывают не Келли Джонсон, а какое-то чудовище. Когда-то я была красивой девушкой с белоснежной кожей и яркими голубыми глазами, которые так ясно выделялись на фоне рыжих волос. А сейчас…

Послышался звук открываемой двери и грохот чемодана. Я прикрыла правую щеку длинной челкой и с огромным интересом вышла из ванной.

– Привет! – улыбнулась я своей соседке.

Она выглядела странно. Её волосы были то ли темно-синего, то ли фиолетового цвета, одета во все черное, с кучей фенечек на руках. На лице слишком много макияжа, все мрачное, даже губы бордового цвета. Девушка определенно относится к субкультуре готов.

Она окинула меня с ног до головы оценивающим взглядом и кивнула.

– Ага!

Осмотрев остальное помещение, бросила свой чемодан возле ближайшей кровати, а сама устало завалилась на нее и прикрыла глаза.

– Я Келли. А тебя как зовут?

Приоткрыв глаза и бросив на меня недовольный взгляд, она произнесла:

– Аманда. Если хоть раз назовешь меня Менди, я выполощу твою зубную щетку в унитазе. И еще. Не разговаривай со мной, когда я сонная, тогда я очень агрессивная.

 

– Ясно. Сейчас ты сонная?

– Сейчас я ОЧЕНЬ сонная.

– Хорошо. Тогда я буду тихо.

– Ага, – она повернулась спиной ко мне и зарылась в подушку.

Дааам, мы определенно с ней подружимся!

Чтобы не мешать спящей красавице, я решила немного прогуляться. В конце концов, не весь же день она будет спать, а вещи я смогу распаковать и вечером. Взявшись за дверную ручку, глубоко вздохнула и вышла в коридор общежития. Парни и девушки с чемоданами и пакетами вещей то и дело сновали туда-сюда. Я немного растерялась от такого количества людей в тесном помещении, но, пожалуй, нужно привыкать. То же самое будет происходить и в учебном блоке, и в столовой, теперь люди будут повсюду.

Неожиданно меня кто-то толкнул справа, и я налетела на высокого парня. Волосы, прикрывающие лицо, растрепались в стороны, и он четко смог разглядеть мой шрам. На его лице тут же промелькнуло отвращение, он быстро оттолкнул меня, будто прокаженную. Стоявшая рядом с ним девушка с пренебрежением и превосходством окинула меня взглядом. Мне стало жутко стыдно, я почувствовала прилив неприятного жара к груди и щекам. Быстро развернувшись, направилась на выход, но все же успела услышать брошенные вслед мне слова.

– Жесть, ты видела, что у нее на лице? – парень так громко это сказал, что мне казалось, все вокруг услышали и сейчас смотрят на меня.

Опустив голову, ускорила шаг, почти побежала.

– Да. Просто страшилка. Может, это у нее сифилис?

– Нет, детка, это просто уродский шрам.

– Не важно…

Задыхаясь, я выбежала из корпуса и побежала куда глаза глядят. Боль душила меня изнутри, а на глазах выступили отчаянные слезы. В тот момент думала, что все это было огромной ошибкой, папа был прав. Я, мечтательница, надеялась, меня примут в обществе, я смогу жить, как нормальная девушка, как раньше.

Забежав за последнее здание, очутилась в небольшом саду, где под старым дубом стояла кованая лавочка. Я перестала бежать и медленно подошла к ней. Устроившись поудобней, закинула голову назад и начала всматриваться в голубое небо сквозь густые ветви дерева.

– Мама, – одними лишь губами прошептала я. – Как мне тебя не хватает. Как бы ты поступила на моем месте? Хочу поменяться с тобой местами.

Внутренний голос громко запротестовал. Тебе нельзя, Келли, ты не можешь оставить отца. Он не выдержит потери еще и дочери.

– Это так несправедливо, что ты погибла.

По вискам покатились новые слезы, а в груди образовался ком, заставляющий громко всхлипнуть. Я еще не готова, три года прошло, а мои раны так и не затянулись, а этот шрам всегда будет напоминать мне о том дне. Всегда.

Мы попали в автокатастрофу, за рулем была мама. Было лето, я заканчивала десятый класс, и мы ехали выбирать мне платье на выпускной. Она очень спешила, чтобы у нас было побольше времени перед закрытием магазина. На перекрестке должна была сбавить скорость, но отвлеклась, и другая машина врезалась прямо с её стороны. Я выжила, а она – нет. Ненавижу себя за это. Это моя вина, мне понадобилось это чертово платье. Мама обожала совершать покупки. Когда мы с ней вместе ходили по магазинам, она скупала половину торгового центра, не меньше! Печально улыбнулась про себя, вспоминая, с каким азартом она дралась с другой покупательницей за давно вышедшие из моды леопардовые лосины от Prada, только потому, что на них была скидка семьдесят процентов. Я взяла их с собой. Как напоминание о том, что всегда нужно отстаивать то, чего хочешь. В этот момент поняла, что должна найти в себе силы побороться за свое будущее. Я три года скиталась по клиникам и реабилитационным центрам, врачи по кусочкам собирали меня после аварии как физически, так и психологически. Неужели все зря? Неужели из-за одного неприятного слова я должна бежать в слезах и прятаться, как испуганный котенок? Нет!

– Я не подведу тебя, мам, – печальным взглядом провела улетающую в небе тучку и, набрав воздуха в легкие, встала с лавочки. Я готова вернуться. Будет нелегко, но я справлюсь.

На улице был прекрасный сентябрьский день. Еще тепло, но запах осени уже чувствовался в воздухе. Я вышла из уютного садика и направилась в сторону корпусов. Хочу здесь все осмотреть, чтобы завтра не заблудиться. На территории университета находилось пять зданий, три из которых были общежитиями для иногородних студентов. В главном, самом большом и красивом – находился деканат, большой зал для проведения праздничных церемоний, комнаты для иностранных преподавателей, приезжавших по обмену, а также студенческая столовая на первом этаже. Во втором, примыкающем к первому, учебном корпусе находились классы, студии и небольшой спортивный зал, который не мог вместить в себя даже половины студентов. Как написано на официальном сайте, занятия спортом в основном проходят на улице, кроме зимнего периода. Все было расположено очень компактно, я легко запомнила дорогу из спортивного зала до столовой. Мое общежитие находилось всего в пяти минутах ходьбы, хотя и было самым отдаленным зданием. По центру располагался большой парк, заставленный лавочками и столиками, а вокруг росло много разных деревьев, создающих тень и уют.

На улице было полно народа, большинство стояли компашками, смеялись, что-то обсуждали. Некоторые студенты прощались с родителями, подолгу обнимая и заверяя, что все будет отлично. Присев на траву под кленом, я стала незаметно подглядывать за всеми. Вон тот парень, обнимая свою девушку, смотрит на задницу другой, проходящей мимо. А вон та блондинка обиженно надула губки и выставила перед своим папой ручку. Мужчина закатил глаза и, достав кошелек, вложил несколько купюр. А та маленькая девочка с грустью обнимает своего старшего брата. Кстати, а он очень даже ничего. Хотя о чем это я… Конечно, такой, как он, никогда даже не посмотрит в мою сторону. А если случайно обратит внимание, тут же скривится от отвращения.

Сразу после аварии часть моего лица сильно пострадала. Разбитое стекло боковой дверцы разрезало кожу на скуле, щеке, шее, плече и бедре. Вся правая сторона моего тела – один сплошной шрам. Приходится всегда ходить в закрытой одежде, прикрываясь от шеи до пяток. Я просто выбросила все свои купальники, майки на бретельках и коротенькие юбочки. Уверена, они мне больше не понадобятся. Мне сделали уже пять пластических операций, три из которых на лице. Стало лучше, но не настолько, чтобы люди перестали шарахаться при виде разреза от виска до губы. В любом случае я жду еще несколько операций. Доктор Шепард сказал, что можно будет повторить еще одну на бедре через полгода, но на лице нужно еще подождать год как минимум. Печально взглянув на целующуюся парочку, подумала, что, может, это и к лучшему, не буду отвлекаться от учебы. Я мечтаю стать профессиональным скульптором. С детства была творческим ребенком. Сколько себя помню, что-то рисовала или мастерила. Мама всегда поддерживала меня во всех начинаниях и даже хранила мои рисунки с пяти лет. Парочку я привезла с собой, наклею над кроватью. О, кажется, мне пора возвращаться. Я вымоталась после дороги, а еще ведь вещи распаковывать. И было бы неплохо все-таки найти общий язык с Амандой. «Менди!», – подсказал внутренний дьяволенок.

Глава 2

– Так, значит, ты из Нью-Йорка?

– Угу.

– Здорово! Всегда мечтала там побывать, но так и… – вспомнив об аварии, прикусила язык. Я вот уже минут двадцать пытаюсь завязать разговор с этой абсолютно не контактной готкой. Да кого она из себя возомнила? Неужели так сложно хоть притвориться любезной?

– Слушай, Аманда… Нам жить вместе целых четыре года, может, попробуем наладить контакт?

Она задвинула свою дорожную сумку под кровать, обреченно вздохнув при этом, будто я достала её уже так, что дышать невозможно.

– Хорошо. Обозначим правила и территорию, – соизволила заговорить она. – Ты не обращаешься ко мне никогда, кроме самых экстренных случаев, типа пожар, потоп, кто-то умирает. Хотя… на последнее мне пофиг. Не хочу и не буду слушать дурацкие разговоры о косметике, шмотках и парнях, – последние слова она произнесла писклявым голосом, явно кого-то передразнивая. – Если ты еще не поняла, я не люблю людей. Ты мне тоже не нравишься. Мы не будем подружками, а если ты будешь придерживаться простых правил, то и не станем врагами. Поверь, так лучше. Всё.

Она подошла к шкафу и начала скидывать в кучу свои шмотки, не складывать по стопочкам, а просто сбрасывать в кучу. Только сейчас заметила, что пялюсь на нее с открытым ртом. Она просто ввела меня в шок. Как это не общаться? Вообще? Ни разу за четыре года? Отчаяние тут же затопило мою грудь, я ведь так надеялась, что смогу здесь хоть с кем-то подружиться. И если это не соседка по комнате, то шансов найти подругу среди остальных очень мало. В очередной раз подумала, что это была плохая идея. Сидела бы себе дома, отправляла свои работы доставкой, получила бы диплом заочного обучения, и никакой душевной травмы. Я легла на кровать и отвернулась от этой злобной особы. Уже был поздний вечер, и я действительно устала. Разложила все вещи по полочкам, подготовила все необходимое для занятий, приняла душ и даже развесила свои детские рисунки на стене. Я помню свое обещание. Я попытаюсь еще. Не спросив моего мнения, Менди выключила свет, и комната погрузилась во мрак. Спокойной ночи…

Пробуждение было «сказочным». Оказывается, Менди у нас далеко не жаворонок, и раннее пробуждение для нее большая проблема. Поэтому она ставит будильник заранее. Слишком заранее. В шесть утра меня разбудила… нет, музыкой это назвать невозможно. Это был страшный грохот, похожий на отбивание кастрюль, биение молотка и работу бензопилы одновременно. Я так испугалась, что, громко вскрикнув, вскочила с кровати. А она даже глазом не повела! Вслепую нащупала телефон, отключила сигнал и снова заснула. Я подумала и решила подремать еще, ведь первое занятие только в девять. Но! Через пятнадцать минут это опять повторилось. Потом еще через пятнадцать, а затем уже каждые пять минут. Нам даже стали стучать в стену из соседней комнаты, что совсем меня не удивило. В восемь я уже была полностью собрана и с огромным облегчением вышла из комнаты. Но тут же натолкнулась на недовольное лицо незнакомой брюнетки.

– Ты что, совсем больная, такой грохот устраивать в шесть утра?! – накинулась она на меня.

– Это не…

– Какие-то люди странные, думают только о себе. Совсем притрушенная, – она окинула меня смесью пренебрежительного и ненавидящего взглядов и кивнула своей подружке. – Пошли, Лиз.

Проходившие мимо студенты замерли, с удовольствием наблюдая за шоу. Ну да, очень весело. Спасибо, Менди! Отличное начало дня.

В университете действовала индивидуальная система обучения. В зависимости от того, на какую специальность идет студент, ему предоставлялся рекомендуемый список из семи основных дисциплин, но его можно корректировать: какие-то предметы убрать, какие-то оставить. За дополнительные дисциплины нужно было доплатить. Я решила, что семи мне хватит с головой. Рекомендуемый список мне вполне понравился, поэтому не стала ничего менять. Даже физкультуру оставила – доктора советовали мне постоянно заниматься спортом и поддерживать физическую форму.

Первое занятие обещало быть ужасно нудным. История искусств. Ненавижу историю, да и вообще любые теоретические дисциплины. Но без теории нельзя перейти к практике. Мне не терпелось приступить к основному практическому занятию – Основы формообразования. Ходят слухи, что преподавательница этого предмета неимоверно несговорчива и неуступчива, очень субъективна, и если ей лично не понравится твое творение – тебя ждет полный завал. Мне не хотелось в это верить, но было ужасно любопытно с ней познакомиться. Это мой последний урок, и я жду его с нетерпением.

Войдя в аудиторию, тут же ощутила десяток пытливых взглядов, внимательно разглядывающих мое лицо. Отлично, это еще и лекция, будет человек сто, не меньше. Уселась на ближайшую лавку и наклонила голову, чтобы волосы прикрыли лицо. Я надеялась, что меня просто не заметят, и не будут трогать. Но сзади послышался отчетливый шепот, который и шепотом сложно было назвать.

– Ты видела? У нее шрам на пол-лица. Ужас.

– Да. Кажется, это она набросилась на Ника. Эми мне рассказывала. Он просто стоял себе в коридоре, как раз собирался пригласить её на свидание, а эта страшилка с громкими воплями подлетела и бросилась прямо в его объятия…

О, Боже! Дальше слушать не было сил. Обреченно прикрыв глаза, я надеялась, что случится какое-нибудь чудо и спасет меня. И оно случилось! Моя "подружка", Менди, как молния ворвалась в аудиторию, привлекая всеобщее внимание. Она была одета в свое традиционное мешковатое нечто черного цвета, с чернейшими глазами и синими губами. Её фиолетовые волосы были подняты в высокий хвост, а в ушах, оказывается, были тоннели.

– Ужааас, ты взгляни на «это», – послышался возмущенный шорох сзади.

 

Спасибо, Менди! Кажется, теперь все внимание твое.

– Теперь на нашем курсе две уродки. Может, они подружки? – сказав это, злобные сучки позади громко захихикали, будто задумали план по захвату мира.

Или нет, все-таки я стану «звездой» университета. К моему огромному удивлению Аманда села через одно место от меня. Вроде и не рядом, на расстоянии, но никто между нами не сядет, значит, она моя ближайшая соседка.

– О! Я ж говорила! Точно подружки…

– Эй, тупорылые курицы, – Аманда повернулась назад, с превосходством глядя на двух блондинок, что нас обсуждали. Я удивленно посмотрела на нее, внимательно прислушиваясь, что же она скажет. – Не дадите телефончик доктора, у которого делали сиськи? А то я смотрю, у вас неплохо сделано. О, губы, кстати, тоже.

Все в аудитории на секунду замерли, и я не удержалась – повернулась назад и посмотрела на двух побагровевших озлобленных девушек, испепеляющим взглядом смотрящих на нас.

– Да как ты смеешь, чучело…

На задних партах послышались смешки, а кто-то начал откровенно смеяться.

О-оу, чувствую, сейчас будет скандал, и меня сюда приплетут. Но я опять была спасена. Раздался звонок, и в аудиторию вошел преподаватель. Блондинки, так и не найдя чего ответить, остались сидеть с открытыми ртами и перекошенными лицами. Отметила про себя, что они и вправду насиликонены во всех стратегических местах. Мельком взглянула на Аманду и поймала её легкую самодовольную улыбку. Ничего себе, мисс Злюка умеет улыбаться. Все-таки она странное существо.

К огромному удивлению, история мне очень понравилась. Наш пожилой преподаватель, мистер Симс, обладал такой невероятной харизмой и чувством юмора, что невозможно было не поддаться на его кокетливые взгляды и остроумные шутки. К концу занятия накаленная обстановка смягчилась, и я даже забыла об инциденте. Но, поймав на себе многообещающие взгляды тяжкой расправы, поняла, что обрела себе врагов в лице тех модных девиц и их друзей. А это половина университета. Элитная половина. Такие, как они – красивые, модные, богатые – тусуются все в одной компании, считая себя лучше остальных. Выйдя в коридор, увидела, как они бегут к накачанным парням в спортивных куртках и вешаются им на шею. Один из них нагло схватил девушку за задницу, что привело её в полный восторг, заставляя громко засмеяться. Второй облизывал свою подругу так, что мне стало тошно. Стараясь не обращать на них внимания, я незаметно прошла мимо, направляясь на следующее занятие. Как бы выдержать этот день?

На Основах проектирования молодая преподавательница монотонно зачитывала нам теоретический материал, не забывая при этом бросать многочисленные взгляды симпатичным парням. Я так же уселась в первом ряду, чтобы не дать возможности другим студентам разглядывать меня, но училке все было видно. И она явно не была в восторге, даже не пыталась скрыть свою неприязнь ко мне. Уверена, она была одной из тех элитных дурочек, так и представляю, как она громко хохочет от того, что кто-то тискает её тело.

Когда прозвенел звонок, я первая собрала вещи и вышла из класса. Идти на следующее занятие настроения совсем не было, и я всерьез подумала уйти в общежитие. Но затем решила, что все же стоит попытаться, ведь когда-нибудь кто-то со мной заговорит. Возможно, на Основах композиции?

Класс был небольшой, по центру рядами стояли парты, а вдоль стены располагались мольберты. Скорее всего, когда закончится теория, мы будем на них практиковаться. Я пришла за пять минут до начала урока и на этот раз села на самой последней парте. Сразу передо мной уселся парень. Повернувшись ко мне, он приветливо улыбнулся.

– Привет, я Кевин Трентон.

Он протянул руку, ожидая моего ответа. Я так растерялась, что не могла понять, что же нужно сделать. Еще несколько секунд смотрела на протянутую ладонь, а затем, спохватившись, пожала её и улыбнулась в ответ.

– Келли Джонсон.

– Ага. Приятно познакомиться.

Он не был симпатичным. Низенький, лицо квадратное, тонкие губы, но ярко-голубые глаза сильно выделялись на белоснежной коже, делая его взгляд каким-то притягательным.

– Ух, – он перевел взгляд на мой шрам, будто только заметил. – Кто это тебя так? Собака?

Я не чувствовала, будто он сейчас будет издеваться или шутить надо мной. В его глазах читалось сочувствие, и я решила сказать правду.

– Автокатастрофа.

– Хмм, мне жаль, – участливо кивнул он.

– Спасибо, – я искренне улыбнулась.

С каждой секундой этот парень нравился мне все больше. Я очень хотела с ним подружиться.

– На кого учишься? – спросил он.

– На скульптора.

– Вау! – восхитился Кевин. – Это серьезно!

– А ты?

– На художника, – скромно ответил он.

– Ух ты!

Он опять мне улыбнулся, но на этот раз как-то мягче, будто мы уже друзья.

Глава 3

Услышав звонок, оповещающий о конце урока, я облегченно вздохнула. Наконец, этот учебный день закончился. Вспомнив прошедшие часы, пришла к выводу, что не так уж все плохо. На Основах композиции мне понравилось. Имя преподавателя я не запомнила, но молодой мужчина был очень веселым, явно любил и уважал всех своих студентов. Нам нужно было выбрать себе напарника, с которым предстояло подготовить композицию с использованием симметрии на вольную тему. Я была просто счастлива, когда Кевин предложил работать вместе. Он предложил сделать набросок, и, если мне понравится, я продолжу. Вообще, было странным то, что нам дали задание разделить одну картину на двоих, ведь творчество – это так индивидуально. Но преподаватель сказал, что это поможет взглянуть на свою же композицию глазами другого человека, дополнить её так, как бы это сделал другой художник. Очень интересный подход, и мне действительно не терпелось приступить к выполнению задания.

На большой перемене, будучи в приподнятом настроении, я решила рискнуть и посетить столовую. Как и ожидала, студентов собралось очень много, скопилась длинная очередь, а все столики были забиты. В столовую я пришла вместе с Кевином, с ним же простояла в очереди минут пять. Но когда он оплатил свою еду, его нашел сосед по комнате и пригласил за свой столик.

– Келли, пошли с нами, – предложил он мне.

– Ээм, – вмешался его друг, – Прости, но у нас весь стол забит, сегодня такой наплыв студентов, – он перевел виноватый взгляд на Кевина и пожал плечами.

– Ничего, – успокоила его я. – Все в порядке, я хотела поесть на улице.

Я врала. Я ужасно хотела познакомиться с кем-то еще. Но в то же время мне было страшно. Кевин был добр ко мне, но что, если кому-то мое присутствие будет неприятным? Я просто умру со стыда, если кто-то ткнет пальцем в мой шрам и крикнет на всю столовую «фу».

– Точно? – не унимался мой новый знакомый.

– Да, да! Конечно!

Я подняла поднос и направилась к выходу в сад. Он был в самом конце, нужно было пройти мимо всех столиков… И всех внимательных взглядов. Но раз уж я сказала, нужно придерживаться своей легенды. Наконец-то, без приключений добралась до открытой стеклянной двери и вдохнула свежий воздух. Не сравнится с душным помещением. Конечно, и на улице все столики были заняты, даже лавочки вдоль дорожек. Но я не растерялась, пройдя чуть вперед, поставила поднос с едой прямо на землю и уселась под большим кленом. Его ветки бросали тень, придавая уют. Я чувствовала себя защищенной, скрытой от злых взглядов, которые преследуют меня повсюду.

Достав свой гамбургер, голодно облизнулась и откусила приличный кусок.

– Ммм, – не смогла сдержать стон удовольствия и прикрыла веки.

Папа у меня вегетарианец. Для меня это сущее наказание: дома никогда нет сырого куска мяса, чтобы приготовить стейк или отбивную. Обычно я тайком заказываю жареные крылышки из мексиканского ресторанчика за углом, и все это жадно поглощаю после полуночи, когда папа крепко спит. Усмехнувшись своим мыслям, задумалась и не заметила, как ко мне кто-то подошел слева. Но когда послышался странный звук, резко повернула голову и выпустила бургер из рук. Прямо перед моим лицом возле ствола дерева какой-то парень расстегнул ширинку и начал доставать свой…

– Ты что творишь? – пискнула я, резво поднимаясь с места.

Очень вовремя, потому что он начал мочиться совсем рядом с тем местом, где только что сидела я. Недалеко послышался громкий смех компании парней и девушек. Я узнала их, это были те самые сучки и их парни с первого занятия. Это было так глупо, так неприлично и так… унизительно. Я подхватила свою сумку, лежавшую на земле, и собралась уходить, как меня окликнула одна из блондинок.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15 
Рейтинг@Mail.ru