Приключения Славика Вселенского

Евгения Ивановна Хамуляк
Приключения Славика Вселенского

Посвящается моему потерявшемуся в Космосе Славику. Люблю тебя крепко. Твоя М

Глава 1. Доказательства

Если отбросить в сторону всякие девчачьи слезки и детдомовскую болтовню о том, что каждый ребенок в интернате уникальный и его непременно ждут самые лучшие родители и пресамое светлое будущее, то Славик Вселенский был совершенно другое дело! Мальчик точно знал, что он особенный и у него действительно необыкновенные, самые замечательные родители на свете! И да! Существовала тайна, почему им пришлось оставить Славика в детском доме. Мальчик был уверен, что и сами родители по сей день горько плачут, клянут эту проклятую тайну и разыскивают его по всему белу свету вот уже одиннадцать лет. И на то у Славика имелись самые веские доказательства. Вот!

Во-первых, это имя. Вы, конечно же, разведете руками в стороны, мол, ерунда полнейшая. В мире миллионы миллионов (ну или чуть-чуть поменьше того) Славиков, и все они одного сапога пара. И окажетесь неправы. Славик выходил не каким-нибудь там уменьшительно-ласкательным из Вячеслава, Владислава или Святослава, и им подобным. Славик был Слава, понимаете? То есть мама назвала его именно так, а никак иначе. И в документах, значимых по его делу, было черным по белому записано: по прибытию в детский дом, у которого нашли новорожденного, имелась записка, написанная от руки матери подопечного, где она назвала его Славой Вселенским. Записки, правда, след простыл… Славик уже лазил в архив детдома, перерыл там все, но так и не нашел этой такой дорогой его сердцу бумажки. Единственное, что связывало теперь его с потерявшимися (или потерявшими) родителями, это его ФИО – Вселенский Слава Славович. Отчество дали уже в детском доме, ибо в записке лишь указывалось ФИ.

А мама не могла назвать его именно так, а потом оставить, чтобы не вернуться. Или чтобы он, Славик, не смог вернуться в ее объятия. Не могло быть такого! В его имени однозначно хранился ключ, как и где ее искать. И когда мальчик вырос, научился читать и вообще соображать, он, конечно же, его разгадал. Но об этом потом.

Второе доказательство.

В школе-интернате №2, а точнее в классе Славика, а еще точнее – за его собственной партой вот уже одиннадцать лет училась девочка, которую тоже звали Слава. Это была самая красивая девочка с чудесным светлым лицом и с самыми длинными и русыми косичками на свете. В нее был влюблен весь класс и даже вся школа. И все-все в мире знали, что ее обязательно удочерят и заберут из детского дома скоро-скоро и вот-вот самые замечательные родители, которые только могут существовать. И что это какая-то грандиозная ошибка, что до сих пор какие-нибудь короли или принцы неизвестных или известных земель еще не приехали за ней.

Но главным было другое: эта ангельская Слава любила Славика, поэтому они всегда сидели и ходили вместе. И все над ними подшучивали и называли «жених с невестою», на что ребята не обижались. Только грустно вздыхали, понимая, что придет день, и их разлучат. И когда этот ужасный миг все-таки настал, за девочкой и в самом деле пришли самые красивые и добрые родители на свете, Славик был в отчаянии. Но ему в тот день пришло третье доказательство, что все будет хорошо. Но об этом потом.

На прощание Слава сказала, что никогда его не забудет, и, как только у нее появится возможность, она сразу же найдет его, и они опять будут вместе. «Ну, точно как мама», – в тот момент подумалось Славику. Мальчик почувствовал, что время разлуки временно, и Слава права: они обязательно найдутся во взрослой жизни. Осталось ждать каких-то там семь-десять лет.

Третье доказательство.

В ту первую ночь, когда Слава покинула детский дом, видимо, в утешение Славику приснился сон. Ему приснилась мама. Первый раз за все одиннадцать лет. Она была такая необыкновенная и прекрасная, теплая и большая, что он ощущал ее каждой клеточкой своего тела, но не видел лица. Она как бы плыла и была всем вокруг, а он был такой маленький-маленький, беззащитный и счастливый… Мама говорила с ним, а вокруг играла музыка. Эту мелодию он запомнил на всю жизнь: грустная и одновременно теплая, нежная и ободряющая, успокаивающая и ласкающая. А также запомнил слова.

– Славик, мой мальчик, – говорила Мама нежно, – ну где же ты потерялся, сыночек? Я никак не могу найти тебя. Вернись, мой малыш. Я так жду.

Славик пытался ей ответить, что он тут. Он здесь! Но мамочка не слышала его. Она все повторяла:

– Славик, приди, найди меня. Ты должен стать Повелителем Вселенной.

И теплый, большой свет от мамы стал таять, музыка тоже угасать. Но этого было достаточно. Мама не слышала Славика, но главное, что Славик услышал маму.

«Повелителем Вселенной» – вот так сказала мама на прощание, и это был третий и самый главный знак. Таких совпадений просто быть не могло! Ведь фамилия Славика, как вы поняли, была Вселенский.

А еще накануне этого сна на недавнем уроке труда, где учитель Александр Иванович рассказывал про разные профессии, чтобы учащиеся детдома могли определить свои планы на будущее и понять, кем они хотят стать после выпуска, Славику по перечисленным работам никак не удалось распознать свою стезю. Уж как только не нахваливал трудовик так нужные нашей богатой родине России в бум экономического и индустриального роста специальности: инженеры, конструкторы, бухгалтеры, маляры, продавцы, актеры и певцы. И как только Славик не старался впихнуть себя в образ монтера, лифтера, директора банка, экономиста или пожарника. Никак не выходило! Морщился и про себя отбрехивался, хотя учился на одни пятерки и числился в отличниках, из которых, как водится, может выйти хоть слесарь, хоть режиссер, хоть танцор балета.

Славик мечтал о приключениях! Александр Иванович подсказал, может, в шпионы податься тогда, как Штирлиц. Там приключений хоть отбавляй.

«Теплее», – поначалу подумалось отличнику, вспомнился образ известного персонажа, кстати, которого в жизни тоже звали ВячеСЛАВом Тихоновым. Еще один плюсик!

Но потом в голове стали всплывать погони и перестрелки современных агентов спецслужб, в поклонниках которых хоть и ходил Славик, но вот так запросто обманывать, драться, иногда даже убивать, как это легко делали шпионы в голливудских и прочих блокбастерах, он бы не хотел. Вовсе это не приключения! Да и драться мальчику не нравилось, хотя и приходилось периодически. Но об этом потом.

Возвращаясь ко сну: Славику вдруг подумалось, что быть Повелителем Вселенной – вот это звучит грандиозно! Вот это цель!

Понимаете? Не каким-нибудь там президентом или королем, которые зависят там от всяких норм международного права или от курса валют и которым приходится в ножки друг дружке кланяться почем зря, а настоящим всемогущим Властителем целой Вселенной. Это звучало гордо и многообещающе. Славик сразу же понял, что это то, что надо. И тут же дал себе обещание, когда станет Повелителем, сделает так, чтобы никогда-никогда родители не теряли своих детей, и все детские дома в его Вселенной пропадут, словно их и не было, и даже люди забудут, что это значило – жить без мамы и папы. А еще Славик дал себе сразу же второе обещание: в его Вселенной всегда будет играть музыка. И она будет такая же волшебная, как звучала тогда, когда приснилась мама. И у всех она будет играть по-разному и никому не надоест, и не будет скучно сидеть у окна, за которым идет дождь… когда чего-то ждешь…

Глава 2. План действий

С того момента, как Славик понял, что он особенный и потерявшиеся родители его ищут, а также что все эти совпадения – не просто так, мальчик решил составить план действий со множеством неизвестных и тайными ключами к их раскрытию.

И вот что произошло на следующий день…

Несмотря на бессонную ночь, после разговора с Мамой и музыкой, мальчик пришел на урок истории бодрым, но слегка задумчивым. И когда молодая учительница Светлана Геннадьевна, развернув перед классом на доске огромные плакаты с темой урока «Предки человека», где красовались волосатые фигуры безобразных обезьян с длинными черными руками и выдвинутой вперед челюстью, торжественно произнесла «Это наши дальние родственники, ребята», Славика бросило в холод. Однако учительница истории своим звонким голосом настаивала, что именно так выглядели наши прапрапрабабушки и прапрапрадедушки, от которых пошли наши прапрамамы и прапрапапы, которые совсем недавно по рамкам существования Вселенной слезли с пальмы и взяли копальную палку… У Славика выпал карандаш из рук.

Мальчик хотел было смолчать, но Светлана Геннадьевна продолжала, присовокупив последние данные ученых, что мозг обезьяны и мозг человека отличаются незначительно и весьма похожи по строению. Этого было предостаточно, чтобы нервы отличника и примерного ученика класса дали сбой. Он поднял руку для вопроса, как и подобает, но не стал дожидаться разрешения, встал и сказал:

– Извините, пожалуйста, Светлана Геннадьевна, но думаю, что ваши ученые сильно ошибаются. Я недавно смотрел передачу по телевизору про останки древних цивилизаций, такие как исчезнувшая Атлантида, Гиперборея, что находится у нас в Сибири, а также про раскопки в Мачу-Пикчу в Перу и про пирамиды Хеопса в Египте… Про их высокие технологии и невероятные достижения в науке и медицине, по некоторым данным, они даже летали в Космос… Одним словом, я ни за какие коврижки не поверю, что после всего этого мы произошли от каких-то там обезьян.

Светлана Геннадьевна ошалело посмотрела на Славика, часто помаргивая своими пушистыми ресницами, и только через минуту смогла пролепетать:

– Но официальная наука… Э… Министерство образования…

– И честно говоря, – серьезно продолжил мальчик, – я не верю, что моя мама и мой папа, да и вы тоже, произошли от каких-то волосатых приматов.

Славик кашлянул и нарочито сдвинул брови, так как именно в этот момент Светлана Геннадьевна с указкой в руке точь-в-точь повторила позу самки гомо сапиенса с плаката, ошарашенное лицо с выдвинутой вперед челюстью и выкатившимися от удивления глазами делали их похожими, контрастировали лишь кипельно белая блузка и идеально выглаженная синяя юбка. Это не укрылось от глаз учеников, и вскоре класс взревел от безудержного смеха и разразился аплодисментами.

 

Сказать, что Светлана Геннадьевна разозлилась на эту злую шутку, – не сказать ничего, но обиднее всего было услышать эту глупость от лучшего, самого образованного и начитанного ученика класса. Сгоряча она влепила Славику «кол» в дневник и выгнала из аудитории. А потом, еле-еле сдерживая слезы, попыталась продолжить урок про теорию Дарвина (что б ему неладно было) и про его человекообразных прямоходячих копателей.

***

Это происшествие встревожило многих, в особенности классного руководителя Славика, Веру Павловну, заслуженного педагога со стажем, которая на перемене утешала плачущую историчку, про себя размышляя, что же такого могло произойти с отличником?

– А какое у него было выражение лица, когда он вам это говорил? А когда все смеялись, он тоже хихикал? – словно заправский следователь допрашивала Вера Павловна коллегу, еще более хмурясь от получаемых ответов.

– Понятно, – закончила поглаживать по голове чуток успокоенную Светлану Геннадьевну опытный педагог, а про себя добавила: «Понятно, что ничего не понятно».

«Дела обстояли плохо», – заметила Вера Павловна. Ведь Вселенский тянул на золотую медаль. А что значит для воспитанника детдома? Что его возьмут в любой вуз страны без экзаменов. Это большая удача для брошенных деток! Общежитие, стипендия, перспективы! А этот «кол» портил всю картину и ставил крест на будущем хорошего мальчика. С «колом» надо было что-то делать…

Допросив для чистоты эксперимента всех учеников класса, то есть очевидцев происшествия, Вера Павловна решила углубиться в анналы интернета во внеурочное время, проверив каждую ниточку, записанную со слов учеников: и про Перу, и про Гиперборею с Атлантидой, и про Дарвина с гомо сапиенсами.

***

Под конец рабочего дня сидевшей за компьютером старой учительнице словно из рога изобилия вывалилось два миллиона триста пятьдесят восемь тысяч шестьсот тридцать девять документов по предложенному запросу, а также шесть сот тысяч картинок, с которых гордыми красивыми профилями смотрели симпатичные русалки и крылатые феи, а также удалые богатыри, утверждавшие в названиях, что являются истинными предками древних славян и вообще людей нашей планеты. Распечатав несколько страниц и отметив красной пастой нужное, Вера Павловна углубилась в поисковые системы за мнением самого Чарльза Дарвина. И вот тут ее ожидал настоящий сюрприз. Уважаемый естествоиспытатель и натуралист под конец своей долгой и интересной жизни стал утверждать обратное своим ранним воззрениям: обезьяны и люди НЕ имеют единого корня родства. А за XX век набралось такое количество доказательств этому, что, кроме внешнего сходства, да и то отдаленного, генетически люди больше приближены к другим видам животным, например, к свиньям или паукам, чем к приматам.

Рейтинг@Mail.ru