Медиум обыкновенный

Евгения Ивановна Хамуляк
Медиум обыкновенный

Посвящается всем эзотерикам и экстрасексам. Держитесь, братья и сестры.


Тот март был нехорошим для Виктора Витиеватого. Все началось с его жены Ленки, которая стала пропадать по вечерам четверга и субботы в каком-то психологическом клубе с ужасным для уха названием «Эзотерика». Виктор со дня на день ожидал жену с предложением продать одну-единственную двухкомнатную квартиру, где они проживали втроем, с дочерью Аней. Продать и отдать деньги в пользу бедных, нылыпланетян, церкви мученников из Новой Зеландии, или приюту животных, или еще кому-нибудь, но лишь бы отдать. А отдавать Витя Витиеватый никому своего добра, заработанного честным мужчицким трудом охранника последние пятнадцать лет сутки через трое, никому не собирался. Потому как только заметил пропажу жены по четвергам и субботам, а также ее приход с блаженным видом домой сразу же спрятал все паспорта, документы на квартиру и на всякий случай медицинские книжки тоже. На авось!

Витя подумал о секте в первую очередь. Бросался в глаза первый знак беды, про который всегда писали в газетах или рассказывали по новостям, мол, родственник, наивно доверившийся каким-то мошенникам под видом психологов или всевидящих ведьм, переставал быть самим собой. То и случилось. Ленку было не узнать. Просто в один прекрасный день, сразу после четверга или субботы того злополучного марта, она перестала орать дурниной, как обычно это делала, когда что шло не по ее в доме. Это был нонсенс!

Во-вторых, вместо обычного «спасибо» супружница стала говорить «благодарю». Ох, как ему эти «благодарю» ухо резали! Наизнанку всю душу выворачивали! До тошноты! Прям харями-кришнами так и завоняло по квартире. А по ней и в самом деле стало вонять какими-то пакостями из Индии аккурат после 8 марта. Ленка уверяла, что вонь увеличивает денежный канал. У Ганиных, которые и сделали вонючий подарок на женский день после недавней поездки в Индию, этот вонизм увеличил канал так, что на дачном участке рос уже второй этаж. Витя Витиеватый был всеми ногами и руками за увеличение прибыли семьи, поэтому про вонючий дымок по квартире помалкивал, веря Ганиным и их открывшемуся каналу. Но с «благодарю» решил разобраться раз и навсегда, оно к деньгами отношения не имело.

Как-то за завтраком, держа будерброд с колбасой в руке, который Ленка ему сфарганила как обычно, сказал:

– Спасибо, Лена.

А она ему ласково так, аж аппетит весь пропал, шепчет:

– Правильнее, Витя, говорить «благодарю».

И давай сектанские свои теории развивать, мол, «спасибо» – это бога за тебя молить стану, а «благодарю» – свое божественное родное тебе, мол, дарю от души, бери – не хочу. Тут Витя вставил все, что имел про ее бога-кришну-харю и его место в его, Витиной двухкомнатной квартире, где отныне было запрещено молиться и дарить блага без дозволения Вити. С этим вопрос был закрыт.

Только вот Ленка стала пропадать хитро, в те самые сутки через трое, что пропадал Витя. Поэтому мужчина не сразу заметил, что его «разговоры по душам» не помогли душе жены от слова «совсем».

Последней каплей, упавшей в чашу терпения Вити, стала нечаянна встреча с супружницей в лифте. Лена, одетая как заправская медсестра перед хирургичекой операцией в белый халатик, одноразовые перчатки, калоши и с мусорным пакетом в руках, а также с тем самым «благодарящим» видом, намыленным явно по благим и честивым намерениям, куда-то намеревалась.

Рейтинг@Mail.ru