Божественная комедия артиста Кукурузина

Елена Трещинская
Божественная комедия артиста Кукурузина

Эпизод 12

Фраза Вергилия Публия Марона:

«Бойтесь данайцев, дары приносящих».

Не верите во влияние литературы на людей?

Рассказы Антона продолжались. Дрон предупреждал, что он будет ещё и ещё вспоминать подробности своего посещения другого измерения. Кукурузин с озвучки мчался в Сосновку, и они с братом бесконечно пили мамин компот в беседке.

Чаще всего два брата обсуждали один момент, который Дрон показал им на своём волшебном экране: возвращение Антона ОТТУДА медленно. Удивительным было то, что фигура подростка светилась и такая вот светлая, вроде фонарика, вернулась в земной мир. Дрон сказал, что так всегда и происходит. При рождении оттуда сюда человечек буквально привносит свет в этот мир! Это свечение на языке физики можно объяснить повышенными вибрациями волн-частиц тела.

Но Дрон добавил следующую, шокирующую информацию: всё больше людей и всё чаще будут кратковременно посещать ТОТ мир именно с такой целью, привнесение высоких частот сюда. Это необходимо для эволюции. И так было всегда, только это делали единицы и через рождение. А теперь… появляются люди, которые СПЕЦИАЛЬНО будут туда-сюда ходить с той же целью, осознанно.

– Ну-ка, тут поподробнее, – собрал складки между бровей писатель К. А его младший брат и вовсе онемел.

Теперь это обсуждалось братьями в беседке Сосновки.

– Скажи, что это за специальные люди такие, ты помнишь, Дрон говорил, что будут туда и обратно ходить, или уже ходят? – спрашивал брата Антон о самом для себя интересном.

Эта тема вплеталась и в новую книгу, поэтому Кукурузин имел прямой интерес, но Дрон сообщал об этом явно не всё. Было выяснено, что такие люди есть по всему земному шару и у нас в стране, и в Москве. Также стало известно, что они сначала практикуют «осознанные сновидения».

Но этого мало, думал Кукурузин, для такого путешествия нужны соратники ОТТУДА, специалисты, как их называет Дрон. А значит, эти таинственные люди а) имеют межпространственные связи; б) имеют-получают-развивают навыки; в) возможно, своими хождениями они строят порталы для других, следующих. Да, наверняка, они имеют учеников. То есть, это группы людей, так сказать, сотрудников эволюционного движения планеты. Кукурузин понимал, что он может фантазировать, но это и требовалось! Интересно, как они выглядят, эти супермены.

Антон, к счастью, сдал все экзамены, – жизнь ему и здесь стала нравиться всё больше и больше. Агату он попросил не говорить на тему происшествия. Он даже торжественно заверил её, что начал новую жизнь, оптимиста и взрослого мужика. И она подпрыгнула от радости, когда он выразил желание стать профессиональным зоологом.

Но, как и предупреждал Дрон, Антону ещё долго будет нужен человек для откровений, и Кукурузин на это радостно подписался. Он не стал скрывать от братишки, что с некоторых пор чувствует себя писателем. Одна книжка уже написана, теперь он сочиняет необычную книгу, фантастику, так что рассказы Антона для него очень в тему.

Кукурузин заканчивал свой труд, но название произведения не находилось. Дрон отказался в этом помочь. Но это было единственным, что не получалось, остальная жизнь вокруг Кукурузина цвела цветами: Антон с Агатой изучали в зоопарке зверюшек, набрав книг по зоологии, Дрон помогал закончить книгу, а Маля шила и пела дома, создавая там местный рай, начались репетиции долгожданного антрепризного спектакля.

Оставался один неясный вопрос, – что дальше делать с новым произведением? Но Дрон отмахивался: всё сделаем. Кукурузин, опять зазвав Дрона к себе в отсутствие Мали, давал отчёт о проделанной работе. Судя по выражению глаз бывшего Вергилия, отчёт нужен был самому писателю: осталось пара финальных страниц.

– Так. Хочу обобщить кратко информационный материал, не сюжет. Через героев и события я сообщил читателю о том, что есть природная энергетическая матрица планеты, которая обеспечивает человечество энергией и информацией. И есть искусственная матрица ИКС – искусственная коммуникативная система, – которая блокирует часть энергии и информации для людей, чтобы они были управляемыми, вот. Дальше, я показал, куда движется всё это. Та часть человечества, что сопротивляется переменам, новой информации и духовному прогрессу, уходит с планеты разными способами, и вернётся через какое-то время сюда опять, чтобы прожить уже по прогрессивным программам, не имеющим имплант страха. Часть людей, зомбированных матрицей ИКС, сможет от неё избавиться и присоединиться к эволюционному движению. Такая вот комедия.

Дрон с довольной улыбочкой молча хлюпал спелой грушей.

И вот Кукурузин закончил последнюю главу. Обе кошки лежали на синем диванчике в полутьме. Маля приедет сегодня поздно. Песенка наелась крабовых палочек, – оголодала после дождевых червячков на даче. Кукурузин тоже пошёл на кухню, открыл холодильник, – рядком стоят малины деликатесы в коробочках. Вынув первый попавшийся, Кукурузин сел за стол и автоматически заработал вилкой.

Люди, сознательно «гуляющие» в другое измерение… Дрон сказал, что есть и без-сознательно гуляющие. Это когда клиническая смерть или кома. После этого люди просто ничего «такого» не помнят, хотя чувствуют себя лучше, чем раньше. Говорят, у многих из них жизнь меняется, цели, приоритеты. То есть, для наполнения нашего мира высокими частотами всё больше и больше людей ходят за ними в миры более гармоничные… Интересно.

«Неужели это интересно не всем? Как это возможно…»

За окном-стеной – вечерний город. Где-то в нём – братишка Антон, который… Нечто внутри Кукурузина начало тихое движение. Мысль? Нет пока. Чувство? Скорее предчувствие. Новая тема… для новой книги! Подростки, конечно, да!

И, словно кто-то режиссировал, Кукурузин открыл поле Яндекс Дзен и, автоматически листая, вышел на статью с цитатой Далай Ламы:

«Стало подрастать новое поколение – миллениалы. У них другие идеалы – им не нужны атрибуты финансовой состоятельности. Им хочется развития личности, свободы выбора, и чтобы оставили в покое. Они смеются над биржевыми брокерами в строгих костюмах, называя их рабами офисного пространства. Они смеются над женщинами, которые мечтают о шубах и кольцах с бриллиантами, и готовы вкалывать ради них. Миллениалы отрицают факт, что для того, чтобы много получить, надо много работать. Они хотят минимизировать свои энергетические затраты. Планете не нужно большое количество «успешных людей». Планета отчаянно нуждается в миротворцах, целителях, реставраторах, сказочниках и любящих всех видов.

Она нуждается в людях, рядом с которыми хорошо жить.

Планета нуждается в людях с моралью и любовью, которые сделают мир живым и гуманным. А эти качества имеют мало общего с «успехом», как он определяется в нашем обществе…»

Как-то поздно вечером после репетиции Дрон нагнал Кукурузина в парке.

– В телефон загляни.

На вотцап пришло сообщение от некоего издателя Павла Решетникова, который прочёл Кукурузинский «Полночный обед» и желает переговорить с автором.

– Дрон? А как ты текст этой книжки у меня достал? – вопрос ещё до рождения вслух оказался глупым. Дрон только хихикал.

– Назови книжку «Божественная комедия артиста Кукурузина», – сказал он, – серьёзно.

Эпизод 13

Не верите в ад? Он вплетён в жизнь современного общества.

Кем? Есть люди – носители ада.

Павел Решетников на встрече задал Кукурузину один-единственный вопрос:

– А вы профессиональный писатель? То есть Литературный институт заканчивали?

– Нет, – ответил Кукурузин нарочито шутливым тоном, – я как почти вся классическая библиотека.

« И Данте», – подумал он.

Книгу «Полночный обед» издали очень быстро. Даже организовали встречу с автором в магазине – Кукурузин подписывал купленные экземпляры.

Через несколько дней о книге артиста Кукурузина понемногу заговорили в СМИ. «Подождите ещё, комедию мою прочитаете, выпадете в осадок, точно, – думал Кукурузин, – в «Обеде» всего-навсего инопланетянин зачастил в одну семью обедать ночью. Никак не мог попасть днём, – у него время нелинейное, а сферическое… Эх, печатать начали, – приятно!»

Через две недели – под конец лета – пригласили на телевидение, рассказать о книге, о себе. Вопросы не клеились, как и ответы, но, как часто бывает в подобных передачах, всё немножко сдобрили смешками. Дрон, не заглядывая в телек, был в курсе событий.

Дальше полетели первые камни: статьи критиков. И читатели нашлись, которым не понравилось произведение. Как водится, они схлестнулись с новоиспечёнными почитателями таланта. На ленты в сети ляпнулись и грязные статейки чёрно-жёлтых фантазёров, сочиняющих «истории из жизни новоявленного писателя».

Пара таких статей попала на глаза Мале и этот «пухленький ангел» в секунду превратился в бушующую птицу, бил крыльями, стучал клювом и возмущённо верещал. Кукурузину пришлось уговорами заманить её в ванну с розовыми ароматными бомбочками и потереть спинку, чтобы успокоилась. Мама звонила, читала эту ересь и плакала от лжи на её сына. Дрон сказал, что это всё составляющие рекламы и успеха. Он был прав. А Антон с Агатой ржали, прочитав, что «Кукурузин на гастролях в Н… ске изгадил граффити все стены провинциального театра».

– Как-то не талантливо, – высказался про эту писанину артист Кукурузин гнусавым голосом своего нового персонажа из антрепризного спектакля. – Если б я хоть рисовать умел…

Но пора было вывести в свет следующую книжку, козырь, как сказал Антон, который уже успел прочесть «Комедию» в электронном виде. Неожиданно издатель Решетников отказался её печатать. Дрон опять одобрил ход событий. Не он ли повлиял незримо на этого человека специально? Потому что, каким-то образом узнав об этом отказе, сразу три издательства предложили свои услуги на выгодных условиях. Дрон указал на издательство «Мерцедоний». Так в Древнем Риме называли тринадцатый месяц в году.

– А какому режиссёру мы предложим нашу «Комедию»? – спрашивал артист поэта, когда они входили к Дрону в коммуналку.

 

Но дорогу им преградил библиотекарь – поставить автограф. Тут же выскочил из своей двери спортсмен, пловец, и Кукурузин расписался на его футболке, а учительша демонстративно хлопнула дверью.

Дрон не стал включать свой волшебный экран, друзья просто плюхнулись на диван.

– Воздвиженскому, – сообщил фамилию режиссёра Дрон.

– Ты с ума не спятил? – обрадовался Кукурузин. – Ты знаешь, что он из пятёрки самых крутых? Думаешь, он будет меня слушать?

– Он пока самый крутой по использованию компьютерной графики, – невозмутимо продолжал Дрон. – Это то, что нам нужно. И фантастику любит.

– И как ты собираешься организовать встречу?

Кукурузин вдруг заметил, что всё это время он видит своего нового друга в одной и той же лимонной худи с капюшоном. Но эта худи остаётся абсолютно чистой. «Наверное, у него их три», – подумалось писателю-фантасту.

– Не знаю, – неожиданно сказал Дрон, – но рукопись уже у него.

Режиссёр Воздвиженский не позвонил. Прошёл месяц. Кукурузин мотался по гастролям с антрепризой, Антон учился, периодически вспоминая детали своего потустороннего путешествия, а Дрон исчез.

Коротая свободное время на гастролях, Кукурузин старался гулять один. Он размышлял. Что есть ад? И какая-нибудь есть необходимость в наши дни в таком понятии? Польза? Писатель-артист гулял по парку старого русского города, в котором проходили гастроли, наблюдая бегающих детей, их родителей, одиноких пешеходов, парочки, старичков с палками, бегунов, собак, выгуливающих своих хозяев.

Если ад тут, на земле, то в чём он проявляется? Может, в слепоте людей? В замыканности, мутности целей жития? Несомненно, ИКС матрица как программа-вирус играет тут роль чёрта из ада: обществу поставлена цель выживать, карабкаться, преуспевать, портит жизнь, как и общепланетные игры в угрозу войны, холодной или горячей, и активное толкание одних другими в нищету или сталкивание народов для смертоубийства.

Но сами люди? Вот как эти гуляющие по парку? Кроме исключений, большинство из них, – «среднеживущие», то есть, «как все», живущие опять по законам, установленным «плохой» матрицей. Предположим, часть народа, посмотрев фильм про такую матрицу, сначала задумается, потом станет наблюдать, анализировать и сделает выводы для себя. И будет продолжать жить в обществе, но, уже осмысленно подходя к разным вопросам, и эта осведомлённость поможет выстраивать свою жизнь по своим предпочтениям…

Нет, нет, надо вернуться к словосочетанию «как все». Откуда оно взялось? Ведь дед и бабушка Кукурузина знали другое словосочетание – «как люди». Вот в чём разница! «Как люди» в те послевоенные годы означало для всех жить честно, открыто, хорошо выполнять свою работу, стараться хорошо учиться, нести ответственность за свою семью, любить Родину, а главное, всё воспринимать от сердца! Не умом… «Плохая» матрица сидела голодной все годы, пока мы жили как люди, как человеки.

Господи. Неужели это всё ушло? Не поэтому ли жизнь превратилась в ад? Что, людям обязательно нужен какой-то строй, идеология, чтобы жить радуясь? Занимаясь любимым делом, а не проговаривая ежедневно претензии к «стране»? Ведь истории известны и более тёмные времена, но люди умудрялись создавать шедевры, или создавать новое – науки, открытия. Занимались же любимыми делами, несмотря на то, что за это могли посадить в тюрьму, убить тайно или публично сжечь на костре? Или это были исключения, а большинство…

Вот оно, это слово – большинство. Это что, всё-таки, нечто тестообразное? Видимо так и устроено. Но тогда вредная матрица очень полезна! Она заставляет «тесто» пройти опыт давления, мнёт, жмёт и лупит это тесто, добиваясь его… качества?

Писатель Кукурузин сел на лавку. Приплыли. Надо книжку переписывать. А что же Дрон молчал?

Но маховик запущен, колесо закрутилось, новую книжку уже издали, «Божественную комедию цифрового века», – таково было её название. Сопутствующая шумиха поднялась, как при падении камня в пруд, вся муть со дна. Опять интервью, телевидение, новости, критика, восторги, обсуждения. Даже позвонили с двумя предложениями вторых ролей в новых кинокартинах. Вторых, не третьих-четвёртых. Стали приходить деньги. Декабрь дунул метелями.

Жизнь писателя К. стала меньше нравиться ему самому.

Комната Дрона закрыта, якобы уехал пока. Нужна информация, надо переговорить! Где его носит, в каких мирах?.. Кукурузин каждый раз дёргался, когда видел в толпе куртку лимонного цвета. Маля бережёт домашний очаг, несмотря на то, что её Мурзик стал грустнее, чем раньше, – устаёт. Маля старалась привносить побольше семейных радостей в их жизнь, тепла, уюта, выучила новые арии из опер, связала кошкам пёстрые жилетки.

Ещё летом она выгородила угол в комнате для маленького письменного стола под ноутбук – рабочее место любимого. Связала коврик ему под ноги. Кукурузин думал. А можно ведь думать без мучений? Можно. Когда эго знает своё место и не лезет в душу. Надо научиться.

Так что у нас с адом? Он нам нужен или как? Или кому как? Может… самому сначала выйти из «плохой» матрицы? Наконец-то!! Дошло!..

Значит, так. Пусть жизнь идёт своим чередом, раз. Встреченные препятствия не преодолеваем, лбом не бьёмся, два.Не переживаем ни по какому поводу, то есть, восприятие меняем на более философское, три. Занимаемся любимыми делами, что бы кто бы ни говорил, четыре. Стараемся всех понимать и любить, начиная с близких, это пять. Давно Мале цветочков в горшке не покупал.

Цели? А не их ли нам диктует магнитная клетка на башке? Стандартные приоритеты, – её рук дело, – нам ни к чему. Зависимость от мнений, – вообще мелочь. Да, жить как человек, гораздо приятнее! Берём пример с младшего братишки.

А тесто… Всё равно станет выпечкой, по предназначению: куда ты от эволюции денешься.

Эпизод 14

Ничто никуда не исчезает, но меняется… Не верите?

Значит, не верите гению Ломоносова.

«Божественная комедия цифрового века» пошла в мир. Встречи с читателями, интервью, автографы. Кукрузин заметил, что на встречах почти не задают вопросов по сути, по теме. То есть, они совсем не звучат. Дрон был прав, – нужно время. Режиссёру Воздвиженскому, возможно, тоже.

Зато появилось много свободного времени подумать. Ведь юный Проводник предложил гораздо больше информации, чем взяла книга.

У Бога во вселенском хозяйстве всё продумано. Даже есть … божественное образование, отличное от того, что придумали люди для своих детей. Хорошо бы сочетать и то, и другое… Как устроена божественная школа? Как жизнь. А где можно видеть божественное хозяйство на Земле? Это природа.

Дрон как-то рассказывал, что если ты рождаешься с каким-нибудь талантом или даром, то это означает, что в прошлых жизнях ты достиг на этом поприще хорошего уровня, то есть, Роден уже побывал скульптором, Леонардо – инженером, Плисецкая – танцовщицей, Жуков – военачальником, а Лермонтов – уже сочинял поэмы ранее. Учтём, что время движется не в одном направлении, тогда, допустим, прошлая жизнь Леонардо могла быть и в наши времена. Просто его память гения сохранила тени воспоминаний о подводных лодках, вертолётах и прочем. А Плисецкая могла танцевать раньше и в … параллельном мире. Возможно, паря в воздухе, как птица!

То есть, образование или обучение Господь Бог не даёт потерять, оно сохраняется! И человек, приобретающий навыки, обогащает себя не на несколько десятков лет, а навсегда. И труды рано ушедших – не пропадают даром. Потому что приобретённый опыт архивируется в тех слоях ДНК, которых учёные пока не открыли, потому что они находятся в тех «невидимых» для учёных телах человеческого Существа, что они пока не могут зафиксировать и не желают. А эти волшебные слои… общие для всех людей, и слиты в единое поле информации… Также Дрон сказал, что многое из того, что создано тут, на Земле, ТАМ имеет особенную ценность. И сохраняется, конечно!

Это божественно здорово. Значит, дурак Герострат зря старался: храм, сожжённый им, стоит себе в ином мире! И Гоголь сжёг рукопись, да не сгорела она, – рукописи не горят! Сожжённые мракобесами книги и картины.

Значит, артист Кукурузин, житель современной Москвы, уже был некогда сочинителем? «Интересно, что я писал? О том, что меня волновало… А что? Или я сначала в монастырях переписывал книги других людей от руки, до изобретения печатного станка…»

Как бы то ни было, писатель К. решил более не сочинять, не писать вообще. Чувство неправильно выраженной мысли последней книги, или не до конца додуманной, было противным и не покидало Кукурузина. «Я торопился, поспешал! Этот вечно юный Вергилий подталкивал, а я поддался, суетился…»

И Дрон-Вергилий вернулся. Это произошло, как всегда, неожиданно. Кукурузин отснялся в эпизоде нового кино в глухой провинции на небольшом озерце. Съёмочная группа съехала с турбазы, где проходили съёмки, а Кукурузин остался ещё на пару дней, отдохнуть и побыть в одиночестве.

Заканчивался март, было сыро и пустынно, хотя ещё двух постояльцев турбазы обслуживала одна горничная, одна повариха, она же официантка, и один Иваныч на все руки мастер, – и что починить, и охрана, и за директора. Никто никому не мешал. Царила тишина.

Кукурузину как глоток воды в пустыне была нужна эта звенящая тишина. Озеро туманилось. И вдруг он увидел на берегу прямо у воды фигуру в ярко-лимонной худи! Дрон опять был в мокасинах на голую ногу и в джинсах с дырками, несмотря на март.

– Старик! – чуть не расплакался взрослый дядя. – Опять не по погоде одет!..

Слова – одни, а чувства другие, и Дрон все их считал. Без лишних слов. Они сначала гуляли по берегу озера, а потом присели на огромное бревно среди камней. Всё это напоминало или очередные съёмки фантастической драмы или другой мир, ТОТ.

Вопросы накопились.

– Что скис, писатель? Ты всё правильно написал, не нужно было в этой книжке объяснять всё до конца. Для этого будут другие сочинения. Данте тоже сомневался, – говорил Дрон, забросив в воду кусочек коры. – Пиши, не останавливай себя, если тексты идут. Даже если ты напишешь в стол, всё равно это сработает. Ты же производишь энергию особенной пробы, и она всё равно находит своё место, потому что… её ждали! У Бога в хозяйстве всё продумано! В Божьем мироустройстве нет ни одной лишней или ненужной микрочастицы, а ты о потерянном для широкой публики творчестве. Даже хаос в космосе имеет цель, ценность, период и место со строго отведёнными границами. Вроде компостной кучи в саду.

– Что значит, – ждали энергию? – спросил Кукурузин, заметив, что кусочек коры, заброшенный Дроном в озеро, поплыл, вроде лодочки.

– Ты в курсе, что мозг не рождает мысли, а принимает их? – задал свой вопрос Дрон. – Так вот, принимает он их от тебя, который ТАМ сейчас находится.

– Где… я? – не понял Кукурузин.

– Антон, попав ТУДА, мог встретить себя, понимаешь? Каждый из нас есть во многих мирах. А когда ты уходишь из этого мира с концами, то сливаешься с собой ТАМ, понял?

– Ух, ты.

– А теперь представь картину, – и чудесная голограмма вдруг возникла над гладью озера! Она светилась красками! Как же этого не хватало Кукурузину все эти холодные месяцы осени и зимы!..

Голограмма, местами размытая, показала какие-то дивные неописуемые вещи, фигуры-энергии, на глазах растущие сказочные цветы размером с деревья, какие-то крылатые существа, летающие парами и в одиночку…

– Это – более высшие миры, – продолжал Проводник свою миссию, – в них ты тоже есть. И я. И другие. Даже те, что сейчас заняты преступлениями на Земле, да! Те, что поджигают леса и ежедневно бросают в городах банки, бумажки, те, что бессмысленно убивают животных и издеваются над детьми… Только они в высших мирах пока словно спящие ростки… Когда-нибудь, они соединятся со своими земными аспектами, когда те пройдут Путь. Это всё – фантастично, но это всё можно пересказать языком земной физики, хоть она у вас пока ужасно ограничена. Так это всё и работает, потому что всё есть энерго-материя разных свойств, и поэтому все миры очень разные, имеют свои особенности, достопримечательности, свой путь развития, свою историю, своих героев…

– Знаешь, а ведь я раньше не задумывался о Боге, – сказал Кукурузин, усмехнувшись своему прошлому, – просто употреблял это слово как все и когда все. А теперь… всё очень интересно.

– Что? – радовался Дрон как мальчик.

– Я так понимаю, что это понятие – Бог – временное, для определённого этапа развития человечества, так или нет?

Дрон сначала помолчал, потом вздохнул свои слова полной грудью:

– Ну ты же писатель, пойми, это… необъяснимое! Нет таких слов, есть чувство, понимаешь? Хотя есть и рациональное объяснение: да, Исток Жизни, Великий Импульс, Творец, создавший всё… и так далее. Можно на пятиминутный ролик наговорить. И люди будут ещё это делать, пытаться объяснить Его, назвать, описать, рассказать… Это кому-нибудь нужно. Но когда это уже не нужно, это становится чувством, которое объяснить или передать невозможно, пойми. В этом измерении сознания такое чувство передать невозможно. ТАМ можно, да и то не полностью. Ладно, ты молодец, а мне пора.

 

Но двое не сдвинулись с места. Голограммы высших миров постепенно таяли над озером.

– Большое хозяйство, – задумчиво произнёс Кукурузин. – Интересно, а работники турбазы сейчас тоже это видят, если они смотрят в сторону озера?

– Нет, – беззвучно засмеялся Дрон, – это всё «кино» в твоей и моей голове, как у вас говорят. Но на самом деле, у вас не только голова «умная», а весь организм и все ваши магнитные тела-поля, весь набор, из которого каждый человек состоит.

Над озером пролетела какая-то птица.

– Слушай, а вот эти специальные люди, которые туда-сюда из мира в мир ходить умеют, – спросил Кукурузин, – они, как ты говорил, обычные граждане или какой-нибудь супер засекреченный институт, я не знаю, посёлок…?

– Это обычные граждане, – солнечно, по-утреннему улыбался Дрон, хотя солнце уже почти село. – Понимаешь, благодаря этой их работе, – а они тут как в командировке, – в ваш мир привносятся такие виды энергии, которые позволяют миру эволюционировать. Например, у всех людей начинает меняться состав крови, функции ДНК.

– Это такая супер-полезная контрабанда, – веселился Кукурузин.

– Вроде того! – игриво подхватил Дрон. – На основе этих привносимых энергий можно построить совершенно новый мир, с новой материей, и не чужой мир, а ваш, знакомый, на основе всех ваших достижений, только более гармоничный. Без болезней и одряхления тела, например.

– Это тебе не какой-то Искусственный интеллект, – хмыкнул писатель.

– Искусственный интеллект, в который вас втискивает «плохая» матрица, – просто детская игрушка по сравнению с Творчеством Бога, Коллективного Существа, как ты понимаешь.

– А ты слышал, нас всех хотят к единой энергобазе подключить, типа, чтобы управлять? – спросил Кукурузин за многих людей.

– «Плохая» матрица, и те, кто через неё вами пытается руководить, – не совершенство, понимаешь? У них имеется масса ограничений, я уже не говорю про огрехи. Например, никакими изобретениями они не заставят подчиниться людей с повышенными вибрациями, никогда. А повышенные вибрации – это…

– Это светлые, добрые люди, живущие радостно, творчески, не унывая, не очаровываясь стереотипами, клише, деньгами, властью, кумирами и идеями.

– А также люди, живущие нелогично, – Дрон слегка толкнул друга в плечо, – разве тебя можно запрограммировать, Кукурузин? Ты чудак и растярёха, ты романтик, и юмора в тебе достаточно, чтобы погасить любой запущенный злодеями импульс.

– Да, и ещё неуязвимы для программирования люди, которые не дают страхам гнездиться в себе, которые от радости ржут постоянно и пляшут периодически, которые в меру пофигисты, которые могут сходу отдать жизнь, спасая другого, люди, чьи виды деятельности направлены на помощь другим, животным, Земле, кто создаёт красоту, и… тут всё понятно.

Дрон тихонечко хихикал. Хихикал ли он таким образом в Древнем Риме?

– Удивительно всё-таки, – выдохнул Кукурузин, – эта жизнь. Вечна и вечно полна сюрпризов.

Рейтинг@Mail.ru