Невидимый город

Елена Первушина
Невидимый город

Глава 23

Десятники собрались в Луневом Гнезде, и Карстен рассказал им Дессин план уже от своего имени.

Те из солдат, кто поумнее, сразу сообразили, что без шеламки тут не обошлось, но это – к лучшему. На лесных колдунов в приграничье крепко полагались.

После совета два десятка человек отправились в сторожевые разъезды, как оно и было испокон века. Еще дюжина вояк засела в замке и принялась крутить факелы из просмоленной пеньки. Обломки медных сосудов бросили в котлы с прокисшим вином, туда же опустили две сотни факелов.

– Теперь остается надеяться на любезность дивов, – подытожил Карстен. – Пусть погуляют в Королевстве еще пару седмиц.

– Если чужане придут раньше, твои солдаты их помотают, – ответила Десси. – Но ты помолись своему Солнцу, чтобы такого не случилось.

Однако пока чужане не показывались, и Мильда погнала безработных солдат расчищать замок. Десси была ей так благодарна, что старалась не попадаться на глаза.

Теперь шеламка целые дни торчала на кухне, паря репу с брюквой и жаря мясо на всю ораву, а по ночам бродила по галерее или по внешней террасе у бойниц и бормотала: «Дырка! Во всей затее дырка! Ох, пропадем!» – пока Дудочник не вылезал из своей клети и не гаркал:

– А ну спи! Хватит выть, собака баскервильская! Десси, испугавшись незнакомого ей божка, утихомиривалась.

* * *

– Мне нужно серьезно поговорить с тобой, сынок. Речь идет о безопасности всего Королевства. И о твоей судьбе тоже.

– Я весь внимание, матушка.

«Сделай морду проще, волшебник! Она считает тебя идиотом, так не порти хорошего впечатления о себе!»

Он подал Исгерд руку, и они стали прогуливатся по двору. Из туч выглянуло солнышко и принялось, как кошка, слизывать выпавший снег.

– Скажи, ты не хотел бы вернуться в столицу?

– О чем вы толкуете, матушка? Мне что-то невдомек.

– Правда? Но ведь все просто. Годы прошли, Дух Хранитель уже не гневается на тебя. Я… принесла ему богатые жертвы и умоляла простить моего сыночка. Мне невыносимо думать о том, что ты скитаешься невесть где, голодный, полуодетый, и тебе не с кем даже поговорить по душам.

– Матушка, о чем вы говорите?! Я боюсь верить вам. Вернуться в столицу! Быть прощенным! Если б вы знали, как я корю себя за то, что заставил вас столько страдать…

– Ну что ты, не надо. Сыновья всегда причиняют горе своим матерям, а матери всегда их прощают, так уж повелось испокон веку.

Сайнем вновь поцеловал подол ее платья. Она ласково потрепала его по голове и подняла с колен.

– Так вот, поговорим о твоем возвращении. Говорят, ты дружен с тем дивом-отступником.

– Вроде бы так, матушка.

– И еще говорят, что он просит в награду за службу земли в Пришеламье.

Сайнем призадумался: как быть, изображать идиота дальше? Ничего не видел, ничего не слышал? Нет, если она решит, что, пообщавшись с чужанами, я превратился в слепоглухонемого сержанта, то и разговаривать со мной не захочет. Надо проявить небольшую смекалку.

– Должно быть так, матушка.

– А теперь слушай. Необходимо, чтобы Армед остался при королевском дворе. Мы уже обсуждали брак его сестры и милорда Хильдебранда. Для самого Армеда тоже найдется достойная невеста. Главное, чтобы он сам понял: ему гораздо выгоднее жить в столице, чем сидеть здесь, под самым боком у проклятого леса.

– А для чего это вам, матушка?

Исгерд вновь окинула сына оценивающим взглядом и, вероятно, разгадала его нехитрую игру, потому что следующие ее слова были обращены отнюдь не к «идиоту».

– Здесь Армед останется опасным союзником, которого придется все время улещать и богато одаривать. А если вся армия, все силы, все деньги Королевства будут этой зимой собраны в единый кулак, то следующей весной мы сможем, не дожидаясь очередного нашествия, первыми явиться в горы. И тогда король Рагнар будет одаривать своих верных слуг уделами из дивьих земель. Ты понимаешь?

– Я понимаю, матушка. Я постараюсь сделать все, что в моих силах.

– Я верю тебе, сынок, и буду с нетерпением ждать следующей встречи.

Она поцеловала Сайнема в щеку, овеяв на мгновенье запахами фиалки и медоцвета, подобрала юбки и пошла к королевским покоям. Сайнем показал ей вслед язык.

– Таори-мертвые, – пробормотал он.

Глава 24

Наверху волшебника поджидал Армед.

– Слышал, Халдон? Его Величество приказывает моим людям расчистить подходы к реке, – начал чужанин без предисловий. – Я не хочу, чтобы они глотали стрелы. Сделаешь что-нибудь?

Сайнем задумался, потом хихикнул. Встреча с матушкой окрылила его, и удачные мысли так и скакали в голове, словно дрессированные блохи.

– Сделаем. Только что дальше?

– Дальше?

Сайнем пересказал свой разговор с Исгерд.

– Я тебе, конечно, не советчик, – закончил он, – но я сам от этой компании побегу за Шелам и дальше.

– Советчиков и без тебя хватает, – согласился Армед. – Ты дороги расчисть.

И, помолчав, добавил:

– Конечно, землю я не отдам, поищите другого дурака. А вот Аин отдать придется, как ни крути.

– Хильдебранд ей подойдет, – утешил его Сайнем. – А не подойдет, так она его быстро обстругает.

Армед глянул на волшебника изумленно, подумал было, не начистить ли морду дерзкому таори за такое небрежное обращение с его, Армеда, сестрицей, но потом махнул рукой – пусть сами разбираются, как хотят.

– Так вот, о колдовстве, – продолжал Сайнем. – Прежде всего мне нужно будет примерно полкотелка коровьего навоза.

– Навоза?

– Причем свежего. Лучше даже горячего. Ты уж, дружище, постарайся, достань. Дальше. Твой брат дарил тебе что-нибудь?

Армед указал на тяжелое золотое запястье.

– Отлично, отдашь мне. Дальше. Аин носит под одеждой поясок из змеиной кожи. Попросишь у нее и тоже принесешь. И последнее. Добудь кусок стрелы, что вытащили из ноги того парня. Ну которого подстрелили у переправы. Вот и все, пожалуй. Если завтра все соберешь, послезавтра перейдешь речку как по-писаному. Идет?

– Идет. Справишься – за мной подарок.

– Не надо, обойдусь. Хочешь одарить, расскажи, почему вы с гор сошли, а леса не боитесь.

Армед рассмеялся:

– А чего нам бояться, Халдон? Это же наша земля. Мы тут жили до таори и после таори жить будем.

Сайнем придержал рукой челюсть.

«Все-таки я и правда идиот, – подумал он. – Кругом идиот, и нечего прикидываться».

* * *

Армед уговорил короля Рагнара отложить разведку на два дня, пояснив, что эти дни – священные праздники для чужан. Сайнем сутки постился и не выходил на солнце. Под вечер он отправился на задний двор, вычертил на земле кончиком Армедова копья магическую звезду, развел внутри нее костер из свеженарубленных березовых полешек, бросил туда несколько сухих стеблей чертополоха. Когда нагорело достаточно углей, он поставил в середину кострища горшок со змеиным пояском, обломком стрелы, золотым запястьем и навозом.

Вонь от горшка быстро разогнала всех пришедших полюбопытствовать, один Армед остался и часа три развлекал волшебника преданиями о прежней беззаботной жизни людей (то есть, по-сайнемову, чужан) и о нашествии злобных мертвецов (по-сайнемову, людей Королевства).

Князь, как всегда, оказался прав, когда решился три часа нюхать навозный дым. Зрелище того стоило. Едва солнце село за лесом, горшок забурлил, запыхтел отчаянно, завертелся, как оглашенный, на углях и треснул. Из него вырвались две черные в золотую крапинку змеи и, злобно шипя и плюясь огнем, понеслись по воздуху к Шеламу.

Сайнем мечтательно улыбнулся, представляя, как чуть погодя одна из этих тварей вопьется в запястье Армедова брата. А вторая… Вот этого Сайнем не знал, и улыбка сползла с его лица. В самом деле, он был уверен, что не чужане потрепали королевский отряд на переправе. Но кто? Если их с Армедом путь лежит в Шелам, то с этими незнакомцами, возможно, еще предстоит встретиться.

Огонь полыхнул в последний раз, и две дюжины змеенышей помельче выпорхнули из пламени и устремились навстречу врагам. Туда, куда звали золотое запястье и обломок стрелы.

– Ну, теперь дай тем, кто в лесу, ночь и день на то, чтобы убежать подальше, а потом наступай спокойно, – сказал Сайнем чужанскому князю.

Армед снова пообещал в случае удачи засыпать волшебника подарками.

* * *

Ночь спустя отряды чужан, наведя веревочные переправы, беспрепятственно перебрались на тот берег, поднялись вверх по течению, обшарили лес вокруг моста, но не нашли ни одной живой души.

Наутро король уже гарцевал по мосту и во весь голос нахваливал союзников. Сияющий Армед вернулся в Купель и, не сходя с коня, объявил верному Халдону, что придумал для него достойную награду. Халдон получит во владение ни больше ни меньше как один из замков Пришеламья, а также сотню воинов для его защиты. Сайнем едва не взвыл от досады, но, к сожалению, от подобных подарков не отказываются, если жизнь еще дорога. Поэтому он отправился в гости к чужанам-победителям. (Ради их доблести король приказал вскрыть винный погреб купельской ратуши, и это, доложу вам, – кое-что.) Волшебник долго надоедал охмелевшим солдатам расспросами, не видали ли они в лесу кострищ, порубок или каких-то иных следов лагеря, и, узнав, что кроме синиц и белок они ничего не видели, помрачнел еще сильнее.

Глава 25

Наконец посланные Карстеном дозорные обнаружили ночевку чужан в полудне пути от Павинки. На глаз там оказалось около пятидесяти сотен воинов. На закате маленький отряд из Лунева Гнезда подобрался как можно ближе к лагерю и забросал его горящими головнями да горшками с конским добром (стрелы решили беречь до самой крайности). После этого нападавшие улизнули.

Погони за ними не было. Изумившись такому дивьему добросердечию, двое солдат рискнули вернуться и выяснить, не полегли ли враги разом от одной только вони. И увидели нечто вовсе невероятное: «атакованные» чужане спешно снимались с ночевки. Все пятьдесят сотен.

 

Десси (а план, разумеется, придумала она) рассчитывала попросту устроить врагам беспокойную ночь, с тем чтобы с утра они помедлили с маршем, выслали разведчиков и добрались до Павинки только к следующему вечеру, а если Шелам позволит, то и вовсе ночью. Однако чужане проявили небывалую прыть, и теперь в ее распоряжении вместо суток было всего несколько часов. И замок тут же превратился в потревоженный улей.

Всех мужчин Десси отправила в деревню – гнать в замок скотину и тащить весь скарб, какой смогут унести. Женщины, разумеется, побежали присмотреть за кормильцами. Поэтому готовить Лунево Гнездо к обороне довелось шеламке да ребятишкам.

Когда загорелись на небе первые звезды, все люди из Павинки сгрудились у зубцов внешней стены. Дудочник с кузнецом сумели вновь приподнять мост, и он криво висел надо рвом, совсем как в прежние времена. Десси прохаживалась взад-вперед по боевому ходу – открытому пространству между бойницами и донжоном замка. За спиной она слышала всхлипывания и недовольное бурчание. Шеламка и сама ясно понимала, до чего подло оставлять деревню на поживу проклятым дивам, но предпочла рисковать домами, а не людьми. Перезимовать, по крайности, и в замке всем миром можно. Хотя оборони Шелам от такого…

Длинная и пестрая змея чужанского войска неторопливо всползала в долину Павы. Шли они боевым порядком, всадники прикрывали фланги. Увидев замок, дивы поневоле замедлили шаг. В ночи Лунево Гнездо светилось тысячей зеленых колдовских огней. Вымоченные в кислом вине с медью факелы кого угодно могли привести в замешательство.

Десси по привычке посчитала Детей Ласточки – четырнадцать – и прониклась уважением. Уже то, что она и ее куцый отрядишко решились принять этот бой, стоило где-то записать. Хотя бы в отхожем месте храма Аэты, где, говорят, выбиты имена самых самонадеянных глупцов.

Десси положила ладонь на крышку стоящего перед ней сундука, прислушалась к беспокойным толчкам и шороху внутри, кивнула Карстену. Он махнул рукой, крикнул: «Вперед, именем Солнца!», и две дюжины таких же сундуков полетели со стены к подножию замка.

В полете они раскрылись, злобно щелкая челюстями окованных крышек, и из столетней тюрьмы на свободу вырывались парадные наряды бывших хозяев Лунева Гнезда. В глазах на мгновенье зарябило от блеска парчи, шелков и драгоценных камней. Истосковавшаяся, почуявшая наконец людей одежда одним махом одолела ров и кинулась, раскрывая объятия, к чужанам. Изысканные женские платья льнули к мужественным кожаным доспехам, легкие шарфы обвивали шлемы и сапоги, бесстыдные белоснежные блио приникали к дивьим штанам и вцеплялись в них со страстью соломенной вдовушки. Мужские же плащи, камзолы, колеты не остались равнодушны перед ослепительной красой чужанских мечей и секир. Они заключали непокорных девственниц в объятья, вырывали их из рук опешивших хозяев и тащили в ближайшие рощицы, чтобы там, под сенью дерев, познать всю сладость мира.

Враг был разбит без единого выстрела, враг в панике бежал.

Впрочем, и сами мужественные защитники замка до утра не решились опустить мост, ночью все окрестности находились в полной власти ликующей одежды.

Под утро большинство гуляк без сил валялись в пыли на дороге. Десси с Радкой почистили и подлатали их, а Карстен раздарил своим верным в награду за службу. Хозяйки, опасаясь норова графской одежи, поотпарывали галуны и украшения, а из прочего понашили чепчиков и праздничных передников. Шеламка радовалась. После такой основательной смерти тряпочные души совсем освободились и отправились всеобщим путем за Меч Шелама. Пара одичавших нижних юбок еще какое-то время бродила по лесам, потом выловили и их.

И, наконец, Десси перестала по ночам тревожить Дудочника своими стенаниями.

Глава 26

За ночь подморозило, и на рассвете в воздухе повисло облачко мельчайших колючих кристалликов. Затянутые изморозью палые листья (бурые прошлогодние и яркие лаковые, первые с нынешнего года) похрустывали под копытами лошадей, как малосольные огурчики.

Солнце искоса поглядывало из-за горизонта, и в белесых его лучах четверо богато одетых всадников казались по меньшей мере сказочными принцами.

Но если и следили за утренними гостями Шелама какие-то глаза, то светилось в них отнюдь не восхищение, а скорей ненависть и алчность.

Не задерживаясь на лицах («Что на дивью морду долго пялиться?!»), взгляды так и прикипали к теплым плащам, к крепким, ладно стачанным сапогам, к ухоженному оружию.

Всадники меж тем, беспечно перекликаясь и посмеиваясь, миновали плавный поворот лесной дороги и натянули поводья. Путь им преградила старая поваленная береза. И тут же за непрозрачной еще стеной придорожного кустарника шесть стрел прильнули к лукам, двенадцать потрескавшихся, потемневших от многолетнего копания в земле пальцев потащили тетивы к ушам, шесть обутых в опорки ног уперлись в мерзлую землю, готовые распрямиться.

Луки были по большей части переделаны из охотничьих самострелов и черканов (да и откуда взяться иным у честных землепашцев, изгнанных дивами из родных деревень и не сумевших прижиться в городе?), но шагов на двадцать и эти самоделки били неплохо.

Всадники сразу заметили ровно обрубленный комель березы, сгрудились посреди дороги, выставили маленькие нарядные щиты. Незащищенные лошадки обреченно всхрапывали. Но тут, растолкав приятелей, выехал вперед на всеобщее обозрение один – златокудрый красавчик в белом с синим исподом плаще. Вскинул левую руку, и сразу стало видно, что никакого доспеха на нем нет, стреляй куда хочешь – хоть в грудь, хоть в спину, хоть подмышку. Но пальцы вдруг судорожно сжали древки стрел, отведенные локти задрожали и опустились, а условленный крик сойки провалился обратно в горло вожака и превратился в осиплое кряканье. И было отчего.

Натужно кряхтя и взмахивая узловатыми сучьями, береза поднималась с земли. Гнулась, дрожала мелко, но рывок за рывком тянула вершину в зенит. И поднялась. Постояла мгновенье-другое на комле, взбрякнула напоследок сухими листьями и повалилась на обочину, ломая кусты.

Перепуганные до смерти разбойники прыснули в лес, а дивьи всадники с улюлюканьем помчались за ними.

Светловолосый волшебник остался на дороге. По счастью, некому было сейчас глянуть в его глаза, потому что случись тут какой человек, он не увидел бы в лице волшебника ни мудрости, ни властного спокойствия, но лишь облегчение, как у ученика, которого миновал перст наставника.

Халдон Змей, бывший Вианор, Хранитель Равновесия, бывший Сайнем Обаяшка, нынешний сотник князя Армеда, вступал во владенье дарованными землями и намеревался и впредь не скупиться на дешевые фокусы, потому что крепко трусил.

* * *

В небесах было холодно и ветрено. Перистые облака, словно рыбья чешуя в неводе, почти сплошь покрывали небо, неяркое солнце скользило по низкой отлогой дуге, а земля внизу уже ощутимо наливалась желтизной и багрецом.

У ног Десси чирикали, прощаясь с гнездами, ласточки. Шеламка сидела на крыше донжона, на высоте в двадцать без малого человеческих ростов над землей, куталась в три теплых кофты, но, несмотря на покрасневшие руки и нос, слезать не желала. Иногда бывает полезно хорошенько проветрить голову.

После блистательной победы над дивами в Луневом Гнезде, кажется, наступили покой и благодать. Руками благодарных защитников замок наконец довели до ума. Теперь, если домен Клык пожелал бы собрать своих воинов в замке, к их услугам был весьма просторный зал для пиров и советов на первом этаже и даже казармы – для желающих остаться на ночь. А если бы вдруг (невероятно, но все же вдруг!) пожаловали бы гости познатнее, то Карстен и тут не ударил бы в грязь лицом. Зал для приемов и зал для пиршеств в основании башни, а также полдюжины жилых комнат вокруг обрели все необходимое: столы, лавки, светильни, постели, сундуки, поставцы. Правда, вместо парчовых покрывал на постелях лежали все больше перины в пестротканых чехлах, а низкая добротная мебель обладала поистине крестьянским норовом и то здесь, то там выставляла совершенно неуместные острые углы, но и в прежнем Луневом Гнезде обстановка не отличалась изысканностью, а единственные гостьи – Десси с Радкой – вообще подобных вещей не замечали.

Когда же разбирали кладовые в подземелье, так своевременно обнаруженном Рейнхардом, натолкнулись на еще один сюрприз. В одном из закрытых помещений хранились запасы горного угля – редкого и дорогого дара земли, который способен гореть в очаге едва ли не всю ночь и легко давал жар, достаточный для ковки. Горный уголь покупали у тех же чужан за немалые стада скота, и некоторый его запас в замке был чистейшим везением. Десси не только успокоилась на счет того, как обогреться зимой, но и смогла расплатиться с кузнецом Хоком и за топор, и за все прочие его работы для замка.

Итак, замок Сломанного Клыка выглядел теперь уютным, обжитым и… совершенно беззащитным, ибо из всего должного вооружения по сусекам наскреблись две дюжины поясных мечей и кинжалов, да еще некоторый запас копий и рогатин. Разумеется, Карстенова дружина, случись что, пришла бы защищать замок не с печными ухватами и не со скалками (каждый держал свое личное оружие в порядке), но парочка камнеметательных машин на стенах была заветной мечтой Десси.

Она мечтала о них по утрам, когда собирала грибы в березняке на излучине Павинки или клюкву на болоте; мечтала днем, когда помогала Гнешке резать репу; мечтала вечером, когда рубила вместе с Радкой капусту на кухне замка. Мечтала так сосредоточенно и упоенно, что кончик ногтя на большом пальце левой руки уже крошился от случайных ударов ножа.

Об этих машинах она и пыталась толковать сегодня со здешними плотниками. И убедилась, что все, кто хоть сколько-то понимал в военных машинах, давно уже подались на поиски работы в Купель, а то и в столицу. А сама Десси, хоть и выросла в крепости, далеко от печки не отлучалась. Словом, опять нужно было что-то придумывать – и желательно побыстрее.

Десси прекрасно знала, что стоит ей переступить порог кухни, как братья Луни, Радка, Мильда и Дудочник тут же примутся что-то у нее выспрашивать, советовать, упрекать, подбадривать. А ей все это изрядно надоело. Ей хотелось забраться куда-нибудь подальше и немного отдохнуть от людей.

Сначала она думала отсидеться на чердаке. Но по чердаку носились, свирепо мяукая, недогулявшие весной коты. (Как они в замок пробрались?! Не иначе Мильда прикармливает…) И Десси полезла выше – на башню.

Но все-таки до чего хорошо тут! Пусто, одиноко, светло.

Десси усмехнулась и наперекор всем холодам запела под нос задорную весеннюю песню про молодого короля-солнце, уводящего жену у старика-зимы:

 
Все цветет! Вокруг весна!
Королева влюблена.
И, лишив ревнивца сна,
К нам сюда пришла она,
 
 
Вся радостью сияя.
А ревнивцам даем мы приказ:
Прочь от нас, прочь от нас!
Мы весенний затеяли пляс.
 
 
Сам король тут, вот те на!
Поступь старца неверна,
Грудь тревогою полна,
Что другому суждена
Красавица такая.
 
 
Старца ревность ей смешна,
Ей любовь его скучна,
В этом юноши вина,
У красавца так стройна
Осанка молодая.
 
 
А ревнивцам даем мы приказ:
Прочь от нас, прочь от нас!
Мы весенний затеяли пляс[4].
 

И солнышко в ответ на ласку и привет разогнало на мгновенье облака и просияло, как встарь, залив башню, рощи и поле золотым потоком.

Десси встала, закинула руки за голову, позволила ветру и солнцу себя обнять.

* * *

Сайнем с дороги увидел на донжоне своего замка какой-то странный знак: то ли светлый крест, то ли колесо на палке. Ну ясное дело, поганой лесной магии тут не чураются. Ладно, добро, доедем, а там уж разберемся.

За его спиной переговаривались чужане.

– Нет, ты глянь, ты смотри, девка бедовая какая! Смотри, куда забралась! Вот, помяни мое слово, нынче же вечером ее прижму.

– Ты и рожу отсюда углядел, глазастый? Может, как рожу увидишь, сам от нее бегать будешь.

– Тю! На кой мне рожа! Ночью-то, да еще в чуланчике. Мне норов нужен. Я шустрых люблю. А за что подержаться тут будет – это уж я и отсюда вижу.

 
* * *

Десси глянула вниз и увидела на дороге четырех незваных гостей. Верней, толком увидела одного – светловолосого, в белом сверкающем плаще. Остальные трое рядом с ним как-то терялись. Чужане как чужане – эка невидаль. А вот таких светлых рыцарей шеламке прежде не приходилось видеть. И впрямь, словно в песне, – король-солнце с неба спустился. Только лучше бы он в песне и оставался. Напела на свою голову. Четверо тут, на виду, а за деревьями сколько?! А мост-то у нас как назло опущен!

Десси поспешно нырнула в башню, захлопнула за собой тяжелую дверь и побежала по винтовой лестнице вниз.

4Из песен трубадуров. (Примеч. автора.)
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36  37  38  39  40  41  42  43  44 
Рейтинг@Mail.ru