S-T-I-K-S. Везунчик из Пекла, или В поисках золотой жемчужины

Дмитрий Шатров
S-T-I-K-S. Везунчик из Пекла, или В поисках золотой жемчужины

3

– Эх, хорошо. Люблю выходные, – Сергей с удовольствием потянулся, раскинувшись звездой на широкой двуспальной кровати.

Рука больно стукнулась косточкой о какую-то железяку. Та со скрежетом поехала вбок и с металлическим грохотом свалилась на пол. Сергей подскочил на кровати, тупо уставившись на чёрное тело тяжёлой винтовки, лежащей на светлом ламинате. Рюкзак на стуле, рядом автомат, пояс с кобурой. Ладонь смачным шлепком встретила лоб и сползла вниз по лицу.

– Я надеялся, что это всё мне приснилось, – Сергей застонал, припоминая вчерашние события…

Посадка довела почти до самого села. Четыре километра, как и обещали. Где-то на середине пути тёмная зелень еловой хвои сменилась раскидистыми кронами берёз. Дорога скрылась между рядами давно брошенных домов. Схоронившись в чахлом кустарнике, Сергей какое-то время наблюдал, выискивая возможные неприятности. Затем выбрал большой, основательно построенный дом, стоявший наособицу, и направился к нему. Два этажа красного кирпича, опущенные рольставни на всех окнах, двускатная черепичная крыша, высокий кирпичный забор с коваными воротами. Гараж на две машины. Рядом, в считанном десятке метров, два ангара из металлоконструкций. Перед ними обширная асфальтированная площадка, заставленная разнообразной сельскохозяйственной техникой. Здесь, скорее всего, раньше жил зажиточный фермер. Забравшись внутрь и проверив все комнаты на присутствие нежелательных гостей, Сергей запер входные двери на засовы и вырубился в хозяйской спальне.

– Ну, выходной, так выходной, – сказал себе Сергей и отправился осматривать дом.

Нашёл в кладовке запас воды для кулера. Приволок две большие бутылки в ванную комнату. Оправился со всеми удобствами, доступными цивилизованному человеку. С удовольствием вымылся. Прохладная вода смыла остатки сонливости. Древний инстинкт собирательства распалил здоровое любопытство. Сергей, как был, голяком зашлёпал мокрыми ногами по комнатам, открывая шкафы и ящики. Всё, что могло пригодиться, складировалось перед лестницей, а потом перемещалось в спальню на второй этаж. Небольшой казус произошёл на кухне. Известно, что даже пустой холодильник набирает до десяти просмотров за сутки. Машинально открытая дверь вместилища скоропортящихся продуктов была с руганью захлопнута. Сгусток невероятной вони вырвался наружу, и Сергей пулей вылетел в коридор, захлопнув за собой дверь. Несколько минут прошло в борьбе с взбунтовавшимся желудком, после чего было решено покончить с мародёрством. На сегодня. Чтобы не найти ещё чего-нибудь столь же вонючего.

Спальня хозяев превратилась в импровизированную штаб-квартиру. Приоткрытые окна обеспечивали приток свежего воздуха. На журнальном столике нехитрая сервировка из содержимого сухпайка. Коньячный бокал на треть заполнен янтарной жидкостью. В баре в гостиной нашлось две бутылки приличного коньяка. Сергей постарался расположиться с максимальным удобством. Свежая пара белья под униформой доставляла особенное ощущение комфорта. Сергей обстоятельно пообедал. Часы уже показывали два пополудни.

Сортировка вещей не заняла много времени. Да особо ничего и не было нужно. Сергей даже оружейный сейф оставил без внимания. Ну что там может быть? Охотничьи дробовики? Они тут по-любому не играют. Ну а карабин, если повезёт такое найти – только лишняя тяжесть. Несколько лишних футболок, трусы да носки – вот и всё необходимое. Сильно порадовала пара обуви, подошедшая по размеру. Высокие берцы из кордуры оливкового цвета облегали ноги как влитые. И ходить комфортно.

– Я теперь, похоже, завидный жених, – Сергей в новых башмаках задумчиво переминался с пятки на носок, с бокалом коньяка в руке. Перед ним на комоде лежали вчерашние трофеи, отсортированные по кучкам. Приличная жменя узелкового янтаря, шестьсот двадцать три спорана, сто семьдесят четыре горошины и одиннадцать жемчужин. Семь чёрных и четыре красных.

– Смотри-ка точно. Теплеет. Не врут, – Сергей взял одну в руку, что-то вычитывая в методичке.

– «…приём жемчуга внутрь многократно усиливает имеющийся Дар Улья и с большой вероятностью провоцирует развитие нового. Есть риск превратиться в кваза..» – Сергей вслух процитировал строки из руководства для новичков. – Выпить, что ли? Нет, не готов я ещё к таким экспериментам.

С этими словами он выдвинул верхний ящик комода. Несколько косметичек были освобождены от содержимого и стали вместилищем для его новых богатств. Небольшая шкатулка из яшмы с хитрым замочком скрыла в себе жемчуг. Сотня споранов отправилась в бархатный мешочек с завязками. На всякий случай.

Взгляд зацепился за бутылку коньяка и пустую фляжку рядом. Неожиданно сложился новый ассоциативный ряд, и Сергей снова полез в методичку. Споран булькнул в стакан с коньяком. Процесс не сильно сложный, и вскоре мутные хлопья осели на обрывке бинта, сложенном вчетверо.

Сергей попробовал приготовленное зелье. Скривился. Получившийся продукт явно не удался.

– Третий сорт не брак. Пойдёт, как неприкосновенный запас. В следующий раз на основе виски с колой попробую приготовить, – глоток качественного алкоголя поправил неприятное послевкусие.

– Странно, полбутылки уговорил, а ни в одном глазу, – Сергей побулькал остатками коньяка в бокале. – Ладно. Спишем это на стресс. – он глянул на часы.

Обе стрелки съехали на цифру шесть. До темноты ещё далеко. Прогулки в здешних местах противопоказаны, а заняться чем-то нужно. Точно же, гараж остался без внимания. Очевидное упущение. Сергей сбежал по лестнице, нашёл нужную дверь. Ряд узких окон под перекрытием пропускал достаточно света. Стены и пол отделаны светлым кафелем. Одно машино-место пустовало, а второе…

Сергей обошёл обнаруженный пикап, как говорится, подбирая слюни. Короче, в нашей реальности такая тачка называется «FORD F-150 Raptor». Всё. Нечего добавить.

– Чтоб мне так в прошлой жизни везло, – парень восхищённо выругался.

Стремительно-брутальная машина была, что называется, заряжена. Шноркель, дизайнерские дуги в кузове, хищная грязевая резина. Хитро изогнутый кенгурятник буквально унизан разнообразной дополнительной оптикой. Это не считая люстры из девяти фонарей, установленной по границе крыши и лобового стекла. В дополнительных креплениях по бортам кузова закреплены три запасные канистры, лопата, домкрат и топор на длинной рукояти. Сергей погладил блестевшее серым металликом крыло. Щёлкнул замок массивной двери. Салон встретил красной строчкой по чёрной коже и запахом нового автомобиля.

– Если мужик не параноик, то ключи будут в замке, – Сергей забрался внутрь.

Не параноик. Поворот ключа, и четыреста пятьдесят лошадиных сил весело откликнулись гулким рыком выхлопных труб. Приборная панель взбрыкнула стрелками многочисленных приборов и тут же потухла. Сергей вспомнил, где он находится и выключил зажигание.

– Велосипеды я не люблю, а пешком долго. На ней и поеду, – Сергей тыкал кнопки на консоли, привыкая к машине. Что ни говори, а именно автомобиль дважды помог спастись от смертельной опасности. Решение было принято, и будь что будет.

Следующее утро Сергей встретил уже на ногах, поднявшись ни свет ни заря. Привёл себя в порядок. Наскоро позавтракал остатками рациона. Стащил вниз и закинул в машину собранные ещё накануне вещи. Бак полон, канистры тоже. Из незавершённых дел осталось только обследовать ангары. И можно трогаться в путь.

– Ну и как я это буду открывать, – здоровущий амбарный замок висел на петлях калитки, встроенной в высокие ворота. На возможное решение наводил пожарный щит, расположенный между ангарами. Если точнее, то массивный, выкрашенный красной краской лом на этом щите.

– Тихо не получится, – при этой мысли под ложечкой засосало от страха.

Ещё бы. Долбить ломом по металлу – всё равно, что созывать на обед всех заражённых в округе. На такое ведь решиться надо. Сергей и машину не заводил из соображений безопасности. Да, дела. Ситуация патовая. Наконец, потратив несколько минут на сбор всей доступной храбрости в одну кучу, Сергей снял лом со щита.

– И снова странно, – мысли свернули в новом направлении.

Сергей задумчиво посмотрел на тяжёлую железяку, несколько раз взвесил её в руке. Потом так же покачал винтовку. Шанцевый инструмент был неожиданно лёгким. Да и «Выхлоп» вроде как полегчал, судя по ощущениям.

– Адреналин, наверное, – лом взмыл в богатырском замахе. Опустился. Снова поднялся.

– Это будет мой самый дурацкий поступок, – четырёхгранное остриё нацелилось было в корпус замка, но вонзилось в асфальт перед воротами.

Сергей отпустил лом, схватив отставленную в сторону винтовку. Почти на границе слышимости «затутукал» крупнокалиберный пулемёт. Сергей метнулся к дому. Замер у ворот, определяя направление, мухой взлетел на второй этаж. Затарахтели в лихорадочном складывании защитные ставни. Шторы, тюль разлетелись в стороны. Открыть окно и установить винтовку сошками на широком подоконнике – дело секунды.

А тем временем выстрелы приближались. Проявился басовитый шум мотора. Сергей приник к окуляру прицела. БРДМ «Кайман» – недавняя разработка белорусских оружейников – пёр по полям, не разбирая дороги. Машину ощутимо раскачивало, из-под арок летели комья перепаханной земли. В люке поворотной турели болтался чернявый боец, вцепившийся в рукояти управления огнём.

– Мелкий какой-то, – мелькнула шальная мысль, – на пулемётах обычно ребята покрупнее бывают.

Пулемёт НСВТ «Утёс» плевался короткими очередями. За броневиком, с отставанием метров десять, неслась здоровенная тварь. Таких Сергей ещё не видел. Монстр был выше «Каймана» раза в два минимум. Могучие ноги с вывернутыми назад суставами тяжело толкали пашню. Пластины брони причудливым узором покрывали толстую кожу. Асимметричные плечи ощетинились пиками костяных шипов. Мощная левая верхняя лапа прижата к корпусу. Правая – вытянулась вперёд. Сухая и узловатая конечность заканчивалась тремя длинными пальцами с изогнутыми когтями. Покатый череп на короткой шее. Глаза прятались под валом надбровных дуг. Тяжёлые челюсти явно перегружены количеством зубов. Пулемётчик, в попытках отогнать чудовище, долбил в белый свет, как в копеечку.

 

Любоваться дальше было не с руки. Ещё минута – и тварь будет уже тут. Чем она займётся после того, как расправится с броневиком – гадать не приходилось. Сергей открыл огонь. Первый выстрел попал в плечо. Монстра повело в сторону от энергии удара. Второй. Мимо. До атакующей элиты оставалось не больше трёхсот метров. Двести пятьдесят. Снова промах. Сергей занервничал. Двести. Ещё раз. Потрясающе. Четвёртая пуля волею случая, больше это объяснить было не чем, попала чудищу в колено, в слабое место брони. Матёрый хищник покатился кубарем, потеряв опору. Тяжёлый сердечник просто взорвал сустав, оторвав ногу ниже колена. Пулемётчик закрутил головой по сторонам, потом что-то проорал внутрь машины. БРДМ отвернул влево, закладывая широкую дугу, и остановился, покачиваясь на рессорах. «Утёс» зашёлся длинной очередью, мешая твари опомниться. Та заклокотала, закрутилась на месте, дёргаясь под ударами тяжёлых пуль. Из броневика выскочил человек в камуфляже с узнаваемой трубой РПГ-7. Пристроил гранатомёт на плече. Застыл, прицеливаясь. Реактивная граната покинула направляющую с громким хлопком. Кумулятивный снаряд впился в грудную клетку чудовища, выжигая внутренности. Точка. Облако пыли накрыло агонизирующего жемчужника.

Сквозь адреналиновый азарт боя стали пробиваться новые мысли. Не самые радужные. За три дня в новом мире Сергей успел отвыкнуть от людей. Наверняка местные сильно отличаются в мотивации своих поступков. Тут другие реалии, другие приоритеты. Ценности, в конце концов, другие. В том числе и морально-нравственные. В этом Сергей был уверен больше, чем на сто процентов. Паранойя, пока ещё лёгкая, запустила свои пальцы в мозг. Извилины заскрипели, обрабатывая новые вводные. Надо быть очень осторожным – это не обсуждается.

Тем временем мужики скрылись внутри своего транспорта, повозились с чем-то внутри. Затем броневик рыкнул двигателем и подкатился под окно. В люк высунулся давешний пулемётчик.

– Дружище, бинты есть? Раненый у нас, – извиняющимся тоном произнёс он.

– Сейчас, минуту. Подъезжайте пока к воротам, – Сергей сбежал по лестнице в гараж, схватил рюкзак.

Дверь боевой разведывательной машины была открыта. Между задних сидений поломанной куклой лежал боец. Здоровый, что в длину, что в ширину, бугай стонал от терзающей его боли. Одежда изорвана, вся в засохших бурых пятнах. Левая штанина неровно обрезана у самого верха. Нога от бедра перемотана бинтами со свежими пятнами проступившей крови.

– Всё, что есть, – Сергей протянул бинты, – могу ещё маек чистых дать.

– Да не, не нужно. Хватит пока. Баламут, меняй повязку.

– Боюсь, не довезём. Крови он много потерял. Да и контузило его капитально, – пулемётчик срезал ножом старые бинты, – И снарягу всю просрали… Эх, спека бы ему вколоть.

– Бинтуй молча, – нервно рыкнул камуфлированный. Командные интонации в голосе выдавали явного лидера группы.

– Может быть, это поможет, – Сергей достал и протянул новому знакомцу футляр.

– Хорошо подумал? – командир вперил в Сергея тяжёлый взгляд. В глубине отсека удивлённо охнул Баламут, разглядев содержимое футляра.

– Ты возьмёшь или будем дальше разговоры разговаривать? – Сергей придавил интонацией, заставляя мужика отвести глаза.

– Возьму. Баламут, лови, – шприц попал тому в руки, и он ловко уколол раненого, вдавливая поршень до упора.

– Всё, командир. Теперь точно доедем. И Халка довезём. Это как же повезло-то, – запричитал Баламут, продолжая хлопотать над товарищем. Здоровяк облегчённо выдохнул и замолчал, погружаясь в наркотическую нирвану.

– Должники мы твои теперь. А Халк – так дважды. Спасибо огромное! – Мужик выбрался из машины и протянул руку для рукопожатия. – Я Седой. Этот, говорливый – Баламут, наш механик-водитель. Кто Халк, ты уже понял. Пулемётчик он у нас, ну и специалист по тяжёлому вооружению.

– Сергей.

– Как, как? – Лицо Седого вытянулось и приняло недоумённое выражение.

– Да стебётся он, командир, – в голос заржал Баламут. Он уже закончил с раненым и успел перебраться за руль бронемашины. – Сергей. Вот уж насмешил, так насмешил.

– А что не так? – нахмурился Сергей, подобравшись и сделав шаг назад.

– Подожди, не кипишуй, – Седой вскинул ладони в успокаивающем жесте. – Ты что, свежий что ли? В смысле новичок? Ну, недавно провалился.

Непонимающий взгляд был ответом на его вопрос. Сергей отошёл ещё на пару шагов, подбирая рюкзак. Ситуация откровенно стала его напрягать.

– Да подожди ты. Я просто понять хочу. То есть ты новичок. Трёшься один, с крутым стволом в преддверии Пекла. Да ещё и пешком. Мимоходом спасаешь команду бывалых рейдеров от матёрой элиты, не заикаясь о доле в трофеях. Отдаёшь просто так дозу лайт-спека, даже не представляя её стоимости. Я ничего не пропустил? – Седой вопрошающе поднял брови.

– Ничего не пешком, у меня машина есть, – пробормотал в ответ Сергей.

– Пипец, ты жуткий, – Седой сокрушённо покачал головой.

– Да ты его, считай, окрестил, – Баламут, до этого внимательно прислушивавшийся к разговору, снова захохотал.

– Выходит, что так, – Седой развёл руками и продолжил рассуждать вслух, выстраивая логическую цепочку. – Жуткий и смертоносный, в преддверье Пекла. Адский демон какой-то. Во, нашёл я тебе имя подходящее. Ракшас. Ракшасом будешь. Теперь, дружище, ты мой крестник. А про Серёжу забудь: лишнее это, ни к чему. Ну и предлагаю тебе присоединиться к нашей команде.

– Ракшас, – Сергей покатал на языке новое имя, пожал плечами. – Хорошо, если иначе нельзя. Я сейчас.

Сергей, теперь уже Ракшас, убежал в дом. Через несколько минут ворота открылись, выпуская пикап на улицу. Увидев такую красоту, Баламут восхищённо крякнул. У всех нормальных мужиков одинаковые страсти. И любовь к мощным красивым автомобилям стоит не на самом последнем месте.

– Давайте раненого в мою машину. Ему тут поудобней будет, – Ракшас распахнул переднюю пассажирскую дверь. Втроём перетащили тяжеленного Халка и устроили на разложенном сиденье.

– Ничего, что мы как на пикнике себя ведём? – вдруг спохватился Ракшас. – Может хоть наблюдателя выставить?

– Не боись, – Баламут беззаботно отмахнулся. – Тут недалеко кластер перегрузился с неслабым таким городишкой. Твари со всей округи там. Здесь ещё минимум сутки будет спокойно.

– А эта? – Ракшас показал глазами на жемчужника. – Или она не местная?

– Это другая история, потом расскажу, – нахмурился Баламут в ответ на безобидный вопрос.

– Так, хватит болтать, – Седой вернулся к обязанностям лидера. – Сутки не сутки, тут бабка надвое сказала, а нам ещё километров сто киселя хлебать. Я потрошу элитника, вы – ангар. Все разговоры потом, когда в стабе будем. Вперёд.

– Это что? – спросил Баламут, с интересом разглядывая воткнутый в асфальт лом.

– Что, что, лом это, не видишь разве? Замок я собирался сбивать, а тут вы приехали.

– Пипец, ты отмороженный. Вот этим пробуй, – Баламут передал Ракшасу болторез.

Мощные челюсти инструмента без труда, и самое главное, без шума, перекусили толстую дужку замка. Калитка скрипнула, открывая доступ в тёмные недра ангара, как в пещеру Али-бабы. Особых сокровищ не было, но вскоре в кузов пикапа перекочевали двухсотлитровые бочки с топливом: две с соляркой, одна с бензином. Ракшас уже заканчивал их увязывать, когда подошёл довольный Седой. На вопросительный взгляд Баламута показал пухлый пакет.

– Делить как будем? – обратился он с улыбкой уже к Ракшасу. – Поровну или по-честному? Считай, твой трофей: без тебя нас бы уже переваривали.

– Как считаешь правильным, – Ракшас пожал плечами. – Так-то я в команде уже, вроде как, а ты командир. Вот и решай.

– Хорошо, выберемся – разберёмся. Баламут, отдай ему свою рацию и поехали.

Через минуту маленькая колонна выбралась из деревни и углубилась в поля по направлению к стабу.

4

– Оставляйте, ему восстановиться надо, – жилистый мужик в белом халате вытирал руки спиртовой салфеткой. – Я его подлатал, осколки убрал все. Он и сам оклемается, но это недели две займёт, если будет на усиленном питании. А тут за день-два в форму приведу. Два гороха за операцию, десять споранов за день восстановительного лечения…

– Ни хрена себе у вас расценочки, доктор, – Баламут не утерпел и влез в разговор, услышав озвученные суммы.

Первым делом по прибытии в стаб нашли знахаря и определили раненого. Пока Халка пользовал местный эскулап, Седой ждал в приёмной, а парни носились по посёлку, определяясь с постоем. Знахаря кстати так и звали – Эскулап. По неведомой прихоти Улья бывший военврач получил Дар знахарства и осел в здешнем стабе штатным медиком. Один из частных домов переделали под больничку, приспособив комнаты под нужные помещения. Завезли и установили необходимое оборудование и принадлежности, так что местная лечебница соответствовала самым высоким медицинским стандартам. Седой как раз беседовал с доктором в приёмной, когда вернулись Баламут с Ракшасом.

– Уймись, Баламут, – отрезал Седой, отсчитывая на столе оговорённую плату.

– Я его какое-то время специально в беспамятстве подержу, в искусственной коме, так сказать. Завтра загляните, там более точно определимся.

– Спасибо, доктор. Да, и вот ещё. Новичок у нас, – командир подтолкнул Ракшаса вперёд. – Посмотрите, пожалуйста, раз уж пришли. По срокам Дар Улья уже вроде должен проявиться. Осталось выяснить, какой он у него.

Эскулап усадил Ракшаса на стул, наложил руки на голову, явно придавливая какие-то нервные узлы. Точки под пальцами пронзило, словно мгновенным уколом. По спине забегали мурашки.

– Ваш Дар – увеличенная физическая сила, – знахарь взял новую салфетку. – Уже сейчас она на начальном уровне жёлтой шкалы заражённых. Если будете грамотно развивать, сможете подобраться к фиолетовой. Как минимум. Ещё горошина с вас, кстати.

– Грамотно – это как? – Ракшас с удивлением, как будто впервые увидев, начал рассматривать свои руки.

– Это вам ваши товарищи расскажут. Они бывалые. Знают.

– Ещё раз спасибо. До встречи – Седой рассчитался и вытолкал собравшегося было снова возмущаться Баламута за дверь, – Ракшас, пошли.

– Не, Седой. Ты где видел такие расценки? – Баламут кипел искренним негодованием. – Горошина за Дар? Да это ни в какие ворота…

– Ты лучше скажи, как устроились? – вопрос Седого перевёл фонтан красноречия Баламута в другое, более конструктивное, русло.

– Да в «Одноглазом рубере», по великому блату воткнулись. Машины еле-еле смогли на стоянку поставить. Тут вообще непонятное творится. Рейдеров всяких разных полно. И бывалых много и случайные группы. Тех сразу видно. Ты знаешь, у меня глаз намётанный. Мы, похоже, пока по кластерам мотались, пропустили что-то интересное.

– Надо уточнить, чем тут намазали. И самое главное, где.

– С этим легко, – отмахнулся Баламут, – такой движняк везде. По-любому узнаем.

Ракшас больше слушал и крутил головой по сторонам. Первый в новой жизни стабильный кластер, обжитый людьми. Всё в новинку, всё любопытно. Стаб имел свою историю. Начинался он как перевалочная база рейдерских групп в экспедициях к Пеклу. Отсюда произошло и название, со временем сокращённое и превратившееся в Перевалок. Безымянный посёлок сначала использовался как временное убежище. Со временем тут стали оседать люди, приросла инфраструктура и организовалось первое постоянное поселение. Место расположения было достаточно удалённым для случайного появления опасных тварей и в то же время достаточно близким для решения рейдерских целей. Два раза Перевалок был полностью разрушен. В первый раз усердно потрудились атомиты. Тогдашние владельцы не выстояли против дальнего рейда радиоактивных мутантов. Во второй раз посёлок уничтожило нашествие орды, исторгнутое Пеклом. Затем, лет семь назад, восстановленный стаб возглавил Майор. В своей реальности он занимал должность заместителя командира артиллерийского полка. Провалился сюда перед представлением к очередному званию подполковника. Начинал простым рейдером, как многие. Со временем сколотил свою группу из бывших военнослужащих. Брался за сложные задачи и успешно их решал. Потом по воле случая осел здесь. За относительно короткое время у него получилось превратить Перевалок в основательно укреплённый район.

Периметр поселения замыкала капитальная бетонная стена. Два въезда с тяжёлыми откатными воротами были устроены в её разрыве на противоположных концах посёлка. На смотровых вышках торчали спарки тяжёлых пулемётов КПВ. Квадрокоптеры регулярно мониторили округу на предмет выявления возможной угрозы. В посёлке преобладала военная дисциплина. Возникающие беспорядки и конфликты пресекались самым жёстким, если не сказать жестоким образом. Группа Майора потихоньку разрослась до двухсот пятидесяти человек. Многим нравились его порядки, и люди к нему шли. Хорошо обученные и вооружённые, они охраняли периметр, патрулировали посёлок, осуществляли разведку. Специальные команды ходили в рейды, снабжая стаб всем необходимым. Была налажена торговля с центральными стабами, куда на регулярной основе ходили торговые караваны под усиленным охранением. Имелась своя разнообразная техника. Говорили, даже тяжёлая артиллерия была, в том числе реактивная. Но эта информация уже была из разряда закрытой. Своими секретами тут делиться не любили.

 

День сменился вечером. Группами и поодиночке сновали по своим делам суровые мужики. Изредка проезжали машины. Неспешно шествовали вооружённые до зубов патрули. Жизнь бурлила, одним словом. Под несмолкаемое тарахтение Баламута дошли до гостиницы. Двухэтажное П-образное здание из силикатного кирпича. Внутренний дворик с бревенчатой баней. Коробка летнего душа. Три уютные беседки с мангалами. Дальний угол двора занимал деревянный скворечник на три кабинки. Туалет типа сортир. Удобства, если можно так выразиться. На ступеньках центрального входа, под небольшим навесом, дымили сигаретами два молодых парня в камуфлированной форме. На вывеске довольно умело изображён монстр с повязкой на одном глазу и надпись: «Одноглазый рубер»: гостиница, ресторация, баня.

– Нам сюда, – Баламут уверенным жестом распахнул обе створки входной двери.

Пришлось немного подождать хозяина, чтобы окончательно договориться с ним о постое. Хозяин – грузный мужик с внушительным пузом – спустился по лестнице и устроился за стойкой ресепшена. Оставили задаток, разговорились. Баню, к сожалению, выбить не получилось: там очередь была до утра расписана. Пришлось плескаться под холодной водой душа. Пока приводили себя в порядок, шустрый Баламут успел занять стол в ресторации и сделать заказ.

Просторный зал ресторана встретил гулом голосов и звоном столовых приборов. Добротные деревянные столы заставлены бутылками и посудой. Ракшас успел заметить, что посетители вели себя по-разному: кто-то шумно отмечал удачное возвращение, кому не повезло – молча накачивались водкой, а кто-то просто ужинал без излишеств. В зале работали два молодых парня в качестве официантов. Один как раз расставил тарелки с холодными закусками и убежал за стойку.

– Я вроде как проставляюсь, – бар поразил разнообразием выбора и Ракшас водрузил на стол две бутылки выдержанного виски.

– Тогда я ни в чём себе не отказываю, – не удержался от шутки Баламут и скрутил крышку. Первая бутылка ушла мигом. За встречу, за знакомство и третья – не чокаясь, в память погибших. Седой с Баламутом на третьем тосте заметно посмурнели.

– Не моё дело, наверное, но что приключилось-то у вас? – Ракшас закинул в рот оливку с лимоном.

– Да твоё уже, раз ты с нами теперь, – Седой снова наполнил стаканы. – История стара как жизнь. Три бригады собрались в одну кучу элитку добыть, жемчугом разжиться, да и мало ли чего там ещё выпадет. Ну и добыли, конечно, народ крутой подобрался, бывалый. Разжились. И разжились, скажу я тебе, неплохо. Только потом одни мудаки решили себе всё прихватить, кинув остальных через хвост. Подумали, что у них получится. И понеслась душа в рай. Мы двоих из группы потеряли сразу. Халка гранатой порвало, еле смогли вытащить. Пока в войнушку играли – на шум подтянулась неслабая стая. Уравняла шансы, так сказать. Их вожака ты как раз и добивал. Короче, только мы ушли, остальные там остались. Хабар добытый тоже. Такие, брат, дела, если коротко.

– Ладно, будем живы – не помрём, – Баламут поднял стакан.

Выпили. Подоспевший официант начал расставлять дымящиеся тарелки. Солянка, лагман, картошка жареная с грибами. Первая настоящая еда за четыре дня.

Мерный стук ложек отвлёк от грустных мыслей. Несколько минут прошло без разговоров.

– Я тут кое-что нарыл, – Баламут отставил пустую тарелку. Седой скептически хмыкнул.

– Чего? – нахохлился тот в ответ.

– Я вот, сколько тебя знаю, столько удивляюсь. Ты когда успеваешь-то? – командир налил себе минералки.

– Да чёрт его знает. Само как-то получается, – маленький механик на секунду задумался.

– Ты давай ближе к телу, – присоединился к разговору Ракшас. – Не томи ожиданием.

– А, ну я вот о чём. Тут, конечно, все по-своему мутят, но в воздухе настойчиво плавает одна тема. Институтские с месяц назад экспедицию отправляли. Те должны были некие места разведать. Что за места никто не знает, но по слухам очень жирные должны быть. Поднять добра там можно нереально много.

– Ну и чего все так возбудились? Это из сказки прямо. Пойди туда, не знаю куда, – Ракшас скептически улыбнулся.

– Ты ещё зелен и глуп, – с шутливой высокомерностью посмотрел на него Баламут. – Это Улей, парень. Тут такое случается, ты и представить пока себе не сможешь, даже если постараешься. В этом мире коньки отбросить – как нечего делать. Но, если вдумчиво и с головой действовать, то такого наворотить можно – закачаешься.

– Ты не отвлекайся, давай, – Седой одёрнул рассказчика. – Держись ближе к сути.

– Так вот, – Баламут заговорщически понизил голос, – разведать они разведали, а вернуться не вернулись. А с ними пропали собранные данные. А там как раз вся информация: где, что, сколько, и самое главное, как. Вот все и носятся как ужаленные.

– Я всё равно не понимаю. Ты хоть объясни, – Ракшас посмотрел на Седого.

– Тяжело будет тебе объяснить, – задумчиво протянул Седой. – Не проникся ты ещё, не знаешь многого. Тебе пока просто на слово поверить нужно. Тут происходят вещи, о которых и говорить не везде можно. Ценности тут свои, это ты успел заметить. А есть такие штуки, за которые народ готов глотки рвать. В основном чужие – глотки, в смысле. И чем круче штуки, тем сложнее их добыть. Да что там добыть – просто узнать про них – и то смертельно опасно.

– Это я как раз понял, – согласно кивнул Ракшас.

– А теперь уясни следующее, – Седой посмотрел собеседнику в глаза. – В Институте, конечно, люди хитровыдуманные, но головы у них светлые, этого не отнять. Про Улей они знают побольше многих. И знания эти используются с очень даже практической пользой. Поэтому рейд тот, про который Баламут толкует, они затеяли не из академического интереса. Данные те дорогого стоят. Поверь. Не просто так тут круговерть поднялась. Ой, не просто.

– Ладно, подумаем, – Седой закруглил разговор и подозвал официанта. – Рассчитай нас и собери с собой пару бутылок виски, пару минералки ну и закуску немудрёную какую-нибудь. Мы в номере продолжим.

Номер – угловая комната на втором этаже. Окна на две стороны. Жалюзи. Три комплекта кроватей со стульями. Журнальный столик, платяной шкаф, что-то вроде комода с зеркалом. В коридорчике стоял дачный умывальник с эмалированной раковиной. Под раковиной – ведро. Практический минимализм, ничего лишнего.

– Присаживайтесь, – Седой выдвинул столик на середину комнаты. Вывалил содержимое пакета, извлечённого из глубин рюкзака. – Посмотрим, чем нас тот клятый жемчужник порадовал.

Жемчужник явно расстарался, судя по тому, что даже у вечно недовольного Баламута лицо разгладилось и приобрело удовлетворённое выражение. После нехитрых манипуляций на столе образовалось несколько кучек: пригоршня янтаря, двести пятнадцать споранов, шестьдесят девять горошин и шесть жемчужин, чёрных и красных поровну.

– Распределение у нас происходит следующим образом, – Седой обращался больше к Ракшасу, как к новому участнику команды. – Добытое делится поровну между членами группы. Десятая часть уходит на нужды отряда, весь янтарь туда же. Жемчуг отдельно учитываем. Я считаю, так будет правильно.

– Я бы на твоём месте жемчужину съел, – Баламут пододвинул к парню его долю добычи. – Один дар у тебя уже прорезался, а так, глядишь, и этот усилится и второй появится.

Ракшас пожал плечами. Вроде нормальный делёж. Со своим уставом в чужой монастырь не ходят, поэтому особых возражений не появилось. Немного подумав, он вытащил из своего мешка пакет с янтарём и вывалил его содержимое на стол, решив поучаствовать в общих делах таким образом. Затем взял красный шарик, закинул в рот, запил виски. Жемчужина пробежала мгновенным теплом от макушки до пяток и обратно. Теперь нужно выждать время. Что из этой затеи выйдет, точно сказать не смог бы никто. Может и не сработает жемчужина, и так могло быть.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17 
Рейтинг@Mail.ru