Заклинатель четырёх стихий

Дмитрий Шатров
Заклинатель четырёх стихий

Глава 1

…Белоголовый сип лениво кружил над горным ущельем. Не в поисках добычи, вовсе нет. Сейчас он предавался праздному созерцанию. Заинтересовал его человек – редкий гость во владениях громадной птицы. Скорее даже не сам представитель отряда двуногих прямоходящих, а то, чем он занимался. Хотя старый падальщик и человечинкой не побрезговал бы при случае, чего уж тут греха таить.

Парень сидел на скальном уступе, скрестив по-турецки ноги и прикрыв глаза. Его руки расслабленно лежали на коленях. Гриф с интересом наблюдал, как человек заставляет зависать в воздухе большие камни, выстраивая их цепочкой над ущельем. Один, второй, третий… Уже четыре штуки парят рядом, сталкиваясь время от времени краями. Стронулся с места пятый и тяжело поплыл к остальным. И тут птица не выдержала – сказался паскудный характер поедателя падали. Огромная тень бесшумно спикировала почти на голову молодому человеку, оглушительно каркнув ему в самое ухо. Ещё и крылом по макушке заехала. Не сильно, но очень неприятно, между прочим.

– Ах ты, пакость, – парень рефлекторно втянул шею, потом вскочил, хватая обломок горной породы, – паскуда, твою мать!

Увесистая каменюка полетела вслед пернатому обидчику, но, естественно, в него не попала. Человек в сердцах пнул другой камень, и тут же запрыгал на одной ноге. Использовать вместо мяча кусок гранита таких размеров – не самая лучшая идея. Тем более, когда хочешь выместить злость. Хорошо если палец остался целым. Прыжки, сопровождаемые отчаянными матюгами, продолжались минут пять. Как минимум. Видимо, очень больно было.

Напрыгавшись и немного успокоившись, парень захромал к краю обрыва и с сожалением посмотрел вниз. Рухнувшие на дно ущелья пять камней были неразличимы среди сотен таких же. В небесной синеве раздалось злорадное карканье.

– Чтоб ты тухлой рыбы обожрался и сдох, скотина! – плюнул молодой человек в сторону гадской птицы, – Вот за что мне это всё? Где я так нагрешил, чтобы так отдуваться? Вот уж действительно попал так попал. Ногами в жир. Попаданец, етишкин кот! В мир меча и магии!

Парень швырнул ещё несколько булыжников в ущелье. Больше для того, чтобы дать выход разгулявшимся эмоциям. Продолжать заниматься заклинательством уже не хотелось. Да и настроение испортилось окончательно…

Уже почти два месяца прошло, как он здесь очутился, но никак не мог свыкнуться с мыслью, что назад дороги нет. И поверить в реальность происходящего, тоже было очень трудно. Здравый смысл периодически бунтует, заставляя сомневаться в своём психическом здоровье. Элементарная логика и имеющийся запас знаний однозначно утверждают, что происходящее невозможно. Но происходящее плюёт на любые, кажущиеся разумными, доводы и продолжает происходить. Кто теперь он? Где это тут? И что же, в конце концов, творится? Вопросы простые в своей закономерности. Вот только ответить на них будет сложно. Потому что в ответы ни один здравомыслящий человек не поверит. Но, тем не менее надо попробовать всё объяснить. С самого начала.

 Правду говорят: что имеем, не храним, потерявши – плачем. Плакать, конечно, занятие не для настоящих мужчин, но чёрт возьми, как же было хорошо раньше. Дома. На Земле. Даже со всеми житейскими проблемами. Сейчас это особенно остро понимается.

Друзья, подруги, студенческая вольница. Ни забот, ни хлопот. Учёба, работа, спорт. И постоянное движение. Непрекращающийся поиск впечатлений, приключений и точек приложения бьющей через край энергии. Эх, сколько планов было на это лето. Позади третий курс медицинской академии. Сессия сдана без хвостов, можно наслаждаться законными каникулами. Так и наслаждались же. Причём на полную катушку.

Друзья подбили умотать на неделю в Башкирию. Туда, где мобильные телефоны не берут и ближайшее жильё почти в сотне километров. Про электричество и центральное водоснабжение и упоминать не стоило. Не было его там. Единение с природой на максималках. Авантюрно немного, но очень заманчиво. Кто же откажется, в неполные двадцать четыре года, испытать себя и окружающий мир на прочность. Тем более, договорились ехать парами, так что отсутствие света и вовсе только на руку. Найдутся подходящие занятия в тёмное время суток. Ещё и пожалеть придётся, что летние ночи такие короткие.

 Парня, кстати, величали Эдуардом Валерьевичем Мельницким. Это если полностью. Но кто в таком возрасте зовёт друг друга по имени-отчеству. Поэтому просто Эдик. Сокращённо – Эд. Среднего роста. Сто семьдесят шесть сантиметров, если заглянуть в его медицинскую карту. И семьдесят четыре килограмма веса. Дальше как раз написано будет, в этой самой карте. Телосложения скорее атлетического – два года срочной службы даром не прошли. Русые прямые волосы, серые глаза. Лицо утончённое, с острыми чертами, где-то даже аристократическое. Симпатичная внешность в сочетании с лёгким и весёлым характером вызывала повышенный интерес у девушек. Но всё это просто к слову пришлось. В плане знакомства.

Наступил назначенный для выезда день и Эдик отправился к месту встречи. Большущий рюкзак с туристическими принадлежностями был собран ещё накануне, так что забот оставалось немного. За Анжелкой заехать, да собственно, и больше ничего. Правда, пришлось на такси раскошеливаться, но два здоровых баула он попросту бы не упёр. Сил не хватило бы.

На пустынной, по случаю раннего утра, стоянке возле торгово-развлекательного центра уже почти все собрались. Ждали только Эдика с подругой и ещё одну пару. Ну и транспорт, который до места доставит. Если честно, то на самом деле, всё организовал единственный человек. Был в компании такой. Чем он занимался, никто не знал, но деньги у него водились приличные. Одна незадача – денег много, а нормального общения не хватало. Вот и прибился. Никто особенно и не возражал. Нудный он был немного, конечно, и со своеобразным чувством юмора, хотя и старался компенсировать чем мог.

Гера его звали. Производное от имени Георгий, наверное. По крайней мере, преподаватели в институте к нему так обращались. Хотя Герасим было бы прикольней. Ещё одна фишка была у этого парня. Внешность. Он был похож на крокодила Гену и старуху Шапокляк одновременно. Даже представить такое сложно, но что было, то было. Правда, сейчас не об этом, а о том, что Гера проявил себя истинным меценатом. Добровольным пожертвователем на всеобщее благо. Так тоже можно сказать. Собрав со всех участвующих в поездке символический взнос, он остальное добавил из своих. Причём добавил немало и на безвозмездной основе. Так у него душа запросила. Да и ладно. Хочет чудить, пусть чудит. Его личное дело. Отдали, сколько сказал. Сказал бы больше, отдали больше.  Халявщиков в компании отродясь не водилось.

Подъехал «Фольксваген – Транспортёр» с двухосным крытым прицепом и из фургона вылез Гера. И его очередная пассия – манерная блондинка с выдающимися формами. Вот она точно на второй день обратно запросится. Да и вообще были сомнения насчёт девушек. В смысле брать их с собой или нет. Но дамы выбора не оставили, вернее, сузили его до одного из двух. Или едем, или разрыв отношений в жёсткой форме. Естественно, молодые люди выбрали вариант без скандала.

Алгоритм путешествия был несложным. Сначала автопробег длиной в двести пятьдесят километров, может, чуть больше. Пока дорога не закончится. До глухой деревни, затерянной в Башкирских лесах. Там пересадка на моторные лодки и четыре часа вверх по течению. Река вроде Белая называется. Вот на её берегу-то и устроена заимка. Специально для любителей подобного отдыха. Конечная точка маршрута.

Но всё это только предстоит. А пока, приятели перездоровались и начали грузить вещи под присмотром водителя. Гера было решил врубить босса, но был жёстко осмеян и практически пинками отправлен таскать рюкзаки вместе со всеми. Девочки сбились в стайку, обмениваясь новостями, кроме вновь прибывшей «принцессы». Та стояла наособь, не выказывая большого желания вливаться в новый коллектив. Остальным, впрочем, было фиолетово. Не детей же вместе предстоит крестить.

Наконец, погрузка завершилась, народ забрался внутрь микроавтобуса и приключение началось. Поначалу немного вяло, если честно. Все ещё не до конца проснулись, и зажигать особенно никому не хотелось. Но сонное настроение помаленьку сошло на нет, и привычная жизнерадостность молодых людей воцарилась в салоне автомобиля. Парни переговаривались и хохмили над всеми, кто давал для этого хоть малейший повод. Гера наслаждался женским обществом, гусарил напропалую, неловко шутил и поил дам шампанским. Девчата щебетали и наслаждались путешествием. Только Герина спутница сидела рядом с водителем надутая, как сыч и с недовольным видом потягивала шампанское из пластикового стаканчика. Не комильфо, конечно, но студенческая жизнь другого и не подразумевает. Хлопцы потихоньку присоединились к разгорающейся гулянке. В ход пошло пиво. В общем, на перевалочный пункт приехали уже в приличном подпитии. Что, впрочем, на ход дальнейших событий особенно не повлияло. Дело-то молодое, и здоровья, хоть отбавляй. Только энергии прибавилось, под действием алкоголя. Подумаешь, один рюкзак в воду уронили, и кто-то из парней мимо лодки шагнул. Это только усилило всеобщее веселье. Водитель «Фольксвагена» уточнил день и время, когда ему нужно было забирать пассажиров обратно, и уехал домой, а студенческая компания, наконец-то погрузилась в две цельнометаллические «Казанки» и отплыла.

Второй этап путешествия был больше созерцательным. Причём и для хозяев лодок тоже. Солнце, летняя жара и близость воды делали своё дело, и девчонки разнагишались, оказавшись в весьма нескромных купальниках. Деревенские мужики чуть косоглазие себе не заработали, пытаясь скрыть похотливые взгляды. Нет, пить, естественно, продолжали. Спасибо Гере. За количество и ассортимент припасённого алкоголя. Но окружающие красоты, действительно настраивали на философские рассуждения. Даже самый закоренелый горожанин, попав в те места, не сможет скрыть искреннего восхищения. Пейзаж действительно потрясает воображение. Сочетание воды, лесов и гор. Во всевозможных вариациях. И непередаваемое ощущение первобытной дикости. Изначальной силы, можно и так выразиться. Восторгам не было завершения. Особенно у женской половины. Даже «принцесса» пару раз ахнула. Позволила себе такую слабость.

 

Водный переход пролетел незаметно. Рулевые прекратили выкручивать ручки управления газом и лодки на холостом ходу уткнулись в бревенчатый пирс. Очень добротный и немаленький, к слову сказать. Такого размаха от деревенских «туроператоров» ожидать было сложно. Удивить у них получилось. На пологом участке каменистого берега, очищенного от растительности, расположился целый хутор. С домом и хозяйственными постройками. Ещё и удобная поляна имелась. Для палаточного городка. Если основные помещения не вместят туристов, или у кого наличествует желание слиться с природой донельзя.

Стандартный сруб-пятистенок, вмещал в себя три комнаты и кухню. Навес-веранда у фасада. Простенькая беседка с обязательным мангалом. Банька немного поодаль. Дровяник с запасом дров у сарая, сбитого из досок внахлёст. Колода – дубовый пень невероятных размеров с прислонённым колуном для рубки этих самых дров. Если бы не крашеный профнастил на крыше, газовые баллоны с редуктором для кухонной плиты и два синих биотуалета на отшибе, можно было подумать, что попали немного в прошлое.

Лодочники провели небольшую экскурсию, показывая, что где и как всем этим пользоваться. Затем, отдельно с парнями, был проведён короткий инструктаж по технике безопасности. Места дикие, животные всякие водятся. Даже кабаны могут проблем создать, не говоря уже о медведях. Которых тут уйма бродит. Ну и обращению с огнём отвели особое внимание. Целых пятнадцать минут нудного вдалбливания. У тех, кто в лесной местности живёт, к пожарам очень щепетильное отношение.  Огнетушителями, к слову, заимка была снабжена в достаточном количестве. Причём не просроченными.

Поговорив ещё немного о разном, деревенские посчитали свою миссию выполненной и засобирались домой. Пообещав вернуться за молодёжью на седьмой день. Бросив последний взгляд, полный сожаления об упущенных возможностях, на загорающих девушек, мужики погрузились в моторки и отбыли. Лишь пенные буруны вскипели над винтами.

Лодки ещё не скрылись за излучиной реки, а веселье уже началось. Крики, смех, дым от мангала. Пиво, громкая музыка, танцы и девичьи визги. Групповое купание, ныряние с пирса в попытках перещеголять друг друга. Опять пиво. Шашлык, хлеб, сыр, оливки и салат из свежих овощей. Водка, коньяк и застольные разговоры. Хоровое песнопение. Снова купание. Пиво. Вечерняя дискотека, затянувшаяся до поздней ночи. И парни, и девушки отрывались на всю катушку. Алкоголь ожидаемо порушил все границы, поэтому время проходило весело и непринуждённо. Правда, Гера всё-таки немного перестарался. Как с количеством горячительных напитков, так и с их разнообразием. Зверские дозы в немыслимых сочетаниях в конце концов смогли срубить молодых людей наповал. Как, собственно, и планы на ночные брачные игрища.

Следующее утро для Эдика началось поздно и тяжело. Как это всегда бывает после обильных возлияний накануне. Голова трещала, как переспевший арбуз, боль отдавала в глаза так, что тяжело было даже моргать. Во рту бушевал филиал пустыни Калахари, причём после посещения большущего стада верблюдов. Которые выпили всю воду, а после ещё и массово нагадили. Колени выкручивало, тошнота подкатывала волнами. Сил, чтобы выползти из палатки, не было абсолютно. Кстати, Эдик вообще не помнил, как он здесь оказался. Но надо собрать всю возможную волю в кулак и отправляться на поиски лекарств от жуткого похмелья. Таблетки не вариант, рассола нет, куриного бульона вряд ли кто приготовит. Остаётся один способ. Лечение подобного подобным.

Справедливости ради всё-таки нужно отметить, что похожие мучения испытывали все, кто принимал участие во вчерашнем веселье. В большей или в меньшей степени, но похмельный синдром навестил каждого. Пожалуй, что кроме Геры. Тот сидел за столом в беседке бодрый, как огурец, с бутылкой пива в руках и с удовольствием наблюдал за просыпающимся лагерем.

– Привет первопроходцам, – поздоровался он с товарищем, как только тот появился из палатки.

Эдик, никак не отреагировав на приветствие, на негнущихся ногах доковылял к беседке, отобрал початую бутылку пива у Геры и опустошил её в один глоток. После чего плюхнулся рядом.

– Уф. При чём тут первопроходцы? – с трудом выговорил длинное слово Эд, поискав глазами новую порцию живительного напитка.

– Как при чём? – Георгий достал из-под лавки полную полулитровую ёмкость. – Ты же вчера обещал девчатам то озеро найти. Сразу, как только проснёшься.

– Я обещал? Какое озеро? Не выдумывай, – Эдик умудрялся говорить между шумными глотками. – Не помню ничего такого.

– Было, – подтвердил проходивший мимо приятель. – Гера, кинь пива.

Зелёное стекло блеснуло в воздухе, пшикнула скрученная пробка и раздались удаляющиеся к берегу шаги. Потом сочно плюхнуло, и словно бегемот отфыркиваться стал.

– Ох, хорошо! – донеслось со стороны реки.

Кстати, ещё один метод лечения. Вполне себе народным может считаться.

Вскоре, когда весь коллектив собрался за столом и приступил к позднему завтраку, переходящему в обед, всё и выяснилось. Оказалось, что один из лодочников наплёл девушкам, что где-то в округе есть неописуемой красоты озеро. Круглое, как пятак, с кристально прозрачной водой. Дно там видно на глубине до пяти метров. А с зажавших его скал вниз обрушивается водопад. И не простой, а каскадный. В несколько ярусов. Уникальный природный объект. Такое редко вживую увидеть придётся. Правда, где конкретно это чудо находится, проводник сказать затруднился.

Вот вчера, ближе к ночи, кто-то из девчат и вспомнил про тот разговор. С ярко выраженным желанием стать очевидцем заповедных красот. А Эдик, не особенно задумавшись, заявил, что всё организует. Разведает, найдёт и проводит. Делов-то там! Те слова ему сейчас и припомнили. И не просто припомнили, а с ярко выраженным побуждением к действию.

Да парень и сам уже не против был прогуляться. Пенное лекарство успело разогнать болезненные симптомы, настроение повысилось. Почему бы и нет? Одному только скучно. Эдик предпринял попытку соблазнить кого-нибудь в попутчики, но не вышло. Отказались все. И парни, и девушки. Причём в категорической форме.

– Пацан сказал – пацан сделал, – заявил Гера под дружную поддержку остальных приятелей.

– Тьфу на вас, балаболы, – беззлобно ругнулся Эдик и стал собираться.

Да и всех сборов-то было, дольше рассказывать. Повесить на пояс охотничий нож, обрызгаться репеллентом и полторашку минералки взять с собой. На всякий случай. Ну и пару пива для поддержания тонуса. Анжелка ещё сунула мяса, хлеба и несколько огурцов с помидорами. Поесть в дороге. Мало ли поиски затянутся. Заботливая. Пришлось сумку брать, чтобы через плечо повесить. В руках уже не унести. А раз сумка, то и ещё пара пива. Теперь готов. Пошёл.

– Не найдёшь – не возвращайся, – прозвучало вслед шутливое напутствие.

Накаркали, твою мать! Но это уже позже выяснилось.

Поначалу-то и вовсе прикольно было. Настолько первозданную природу в городских парках не увидишь. Там даже близко такого нет. Сплошь всё рафинированное и подстриженное. Ни малейшего намёка на естественную мощь и необузданную жажду жизни. Да, и проторённых дорог здесь нет, от слова совсем. И тротуаров тоже. Как максимум – кабаньи тропы. Да и те норовят залезть в непроходимый бурелом или просочиться сквозь густой кустарник. А после того как Эдик разглядел отчётливые следы матёрого секача размером не ниже сорок пятого, парень и вовсе старался этих троп избегать. Ну их. Пусть по ним дикие свиньи сами бегают. А мы, как-нибудь по бездорожью проберёмся.

А какой вокруг воздух. Чистый настолько, что голова кружится от переизбытка кислорода. А запахи соснового леса чего только стоят. Не надышишься. Воздействие на организм практически целебное. И ещё ощущение лёгкой эйфории будоражило кровь. В уши врывается непрекращающийся птичий щебет и пересвист, щёлканье, цоканье, перестук. Кто эти звуки издаёт, Эдик не мог определить. Ибо знатоком не являлся. А местной фауне было глубоко наплевать на этот факт. Живность занималась своими делами, не обращая на пришельца никакого внимания.

Через сорок минут выбранный маршрут ощутимо стал забираться вверх, и первые восторги городского жителя немного поутихли. Но Эдуард – натура неунывающая. Он поправил себе настроение бутылкой пива, уже второй по счёту, и снова смог радоваться окружающему пейзажу. Теперь  и горные мотивы стали пробиваться наружу. Всё чаще начали попадаться выходы породы, гигантские валуны и скальные выступы.

Ещё через час вспомнились слова из детской сказки. «Несёт меня лиса за тёмные леса, за быстрые реки, за высокие горы…»

– Вот и меня хрен несёт куда-то, – пропыхтел Эдик, преодолевая очередной подъём, – по-другому и не скажешь. Хрен и несдержанность языка по пьяной лавочке. Сидел бы сейчас внизу на заимке, да рыбу удил, а не сбивал ноги по горам.

Вскарабкиваясь по крутой каменной осыпи, Эд уже начал злиться. Усталость и безуспешность поисков проявили себя. Ну не в народных сказаниях живём, в самом же деле. Пойди туда, не знаю куда. Найди то, не знаю что.

– Хватит! На сегодня прогулок достаточно. Вот заберусь на этот косогор, и домой, – бубнил себе под нос парень, оскальзываясь на последних камнях подъёма. – Ну надо же! Нашёл!

С вершины возвышенности открылся вид на водную гладь изумительно синего цвета. Озеро, зажатое между скал, в окружении хвойных деревьев. И радужное сияние вокруг водопада. Даже сюда доносился шум падающей воды.

– Оно действительно круглое, – пробормотал потрясённый Эдик и начал спускаться, почувствовав неожиданный прилив сил.

Изыскательская жилка характера гнала парня вперёд. Он себя ощущал реальным первопроходцем – Гера утром не ошибся. Найти нечто новое, посмотреть и пощупать, рассказать другим. Но самое главное – стать первым. Наверное, неуёмная тяга к приключениям от далёких предков в наследство досталась. Да ещё удалось разглядеть каменистый уступ, далеко выдающийся над водной поверхностью – идеальное место для пикника.

– Сейчас осмотрюсь, перекушу и пойду обратно. С победой! – оформился план ближайших действий.

Практически у опушки лесного массива, окружающего озеро, Эдик столкнулся со странностью. Контуры деревьев словно задвоились на какой-то миг и земля под ногами ощутимо вздрогнула. Да так, что пришлось присесть, чтобы сохранить равновесие. Хотя ощущение было настолько мимолётным, что произошедшее можно списать на пекущее солнце и случайно подвернувшуюся на камнях стопу. Хотелось бы списать. Но чувство дискомфорта не проходило. Гнетущая тишина, какая бывает перед бурей. Даже ветер перестал скрипеть стволами высоких сосен. И ещё птицы. Они как будто пропали. Ни посвиста, ни случайного хлопанья крыльев среди густых крон. Не по себе даже как-то стало.

И хрен с ним. Не делать же из этого повод менять планы. Тем более что почти дошёл. До облюбованного уступа осталось рукой подать. Он уже виднеется в просветах между листвой подлеска. Да и отпускать вроде начало. Так что, только вперёд.

Парень выбрался на обширную площадку у подножия возвышающихся скал, прошёл по широкому выступу, нависающего над озером и устроился на краю каменного языка. С некоторыми оговорками, но впечатление такое, будто паришь в воздухе. Между небом и водной гладью. Разложив перед собой нехитрую снедь, Эдик принялся обедать. Между делом наслаждаясь видами.

Действительно, всё так, как рассказывали. И вода прозрачная, и дно видно, и водопад потрясающей красоты. Совсем рядом от места, где он расположился. Иногда даже брызги долетают. Но красоту падающих струй оставим на потом. Когда сюда расширенным составом добраться получится. Скорее всего, это будет завтра. Эд убрал в сумку остатки трапезы и засобирался в дорогу. Обратный путь будет легче. Из всех взятых с собой запасов, считай, что только бутылка минералки и осталась. Остальное не в счёт. Он встал, развернулся и обомлел.

Дыхание перехватило, сердце в груди забухало часто и гулко, в желудке образовалась не то тяжесть, не то лёгкость, во рту пересохло. И снова очень захотелось пить. Что испытывают кладоискатели или археологи, когда находят что-то стоящее, Эдуард не знал, но его ощущения были именно такими. Парень застыл телеграфным столбом, рассматривая неожиданную находку. Все доступные силы уходили на то, чтобы удержать нижнюю челюсть от падения на землю. Перед Эдиком возвышался, ни много ни мало, замок в лучших традициях средневековья.

Эд был готов поклясться, что когда он сюда пришёл, ничего подобного и в помине не было. Ну не мог он этого не заметить. Никак не мог. Настоящий рыцарский замок. Вальтер Скотт такие в своих романах описывал. В точности. Но древняя постройка в отрогах Уральских гор. В Башкирии. Нет, это нонсенс. Подобного просто не может быть по определению. Эдуард зажмурился и потряс головой. Замок не исчез. Продолжал стоять серой громадой, начихав на попытки парня избавиться от наваждения.

 

Похоже, планы всё-таки придётся поменять. Ну не оставлять же исторический памятник, неведомо каким образом здесь появившийся, без исследования. Пусть и поверхностного. Да это ещё и приключение! Самое настоящее! Кто сможет таким похвастаться? Эдик снова помянул Геру немного ругательными словами. Засранец как в воду смотрел. И первопроходец, и первооткрыватель. Получилось даже с перевыполнением. Остаётся ещё найти что-нибудь ценное, для того чтобы стать кладоискателем. Золотая лихорадка исподволь начала охватывать парня, и ноги сами потащили его к неожиданной находке.

Замковая стена вздымалась на четыре человеческих роста. Массивные тёсаные блоки, подточенные временем, сплошь в пятнах лишайника и разросшегося мха. Приземистые привратные башни с вертикальными щелями бойниц соединены между собой крытой галереей. Толстые двустворчатые ворота, окованные железом, некогда крепкие и надёжные, сейчас валялись на земле набором переломанных дубовых досок. Хоть дерево и железо несли на себе следы времени, но здесь явно не природа потрудилась. Безошибочно прослеживалось человеческое воздействие. Видно, замок кто-то брал штурмом. Опускающаяся на цепях решётка была на месте, вот только в её середине зияла огромная прореха. Толстые металлические прутья были разорваны, выгнуты и местами выломаны. А кое-где даже оплавлены.

Эдик, с интересом оглядываясь, сделал первый шаг во внутренний двор. Крепостная стена огораживала не очень большую территорию, но всё же, достаточно просторную для размещения необходимых хозяйственных построек и нескольких домов. Остатки этих строений угадывались по контурам фундаментов и разрушенным перегородкам. Эд задрал голову вверх. Донжон. Сердце любого замка. Надо сказать, главная башня изяществом архитектурных форм не поражала. Частично пристроенное, частично вырубленное в толще высокой скалы сооружение распространяло вокруг ауру мощи и неприступности. Наверху, прямо на отвесном склоне расположились несколько выступающих башен и балконы с зубчатыми перилами.

 Под подошвой что-то звонко хрустнуло. Вот и первая археологическая находка – человеческая бедренная кость. Эдик внимательно посмотрел под ноги. Мама дорогая! Двор оказался буквально засыпан костями. И вразброс и целыми скелетами. Анатомический театр позавидует такому обилию экспонатов. Сразу было трудно заметить, потому что людские останки были прикрыты слоем ветоши и ржавыми ошмётками. Судя по всему, остатками одежды и доспехов. Придётся идти осторожнее. Беспокоить мертвецов, кем бы они ни были, не самая хорошая мысль.

Одно дело изучать остов человека на занятиях по анатомии, и совсем другое оказаться на поле брани. Среди десятков таких остовов. Да ещё и древних, к тому же. Непроизвольно задерживая дыхание, Эдик начал пробираться вперёд и не заметил, как оказался перед входной группой замка.

– Ни дать ни взять, витязь на распутье! И куда же мне податься, для начала? – классика жанра, три возможных варианта приглашали сделать выбор.

Центральный вход, с неожиданно хорошо сохранившимися створками, лестница на верхние ярусы внутри крытой галереи и спуск в подвальные помещения. Исследовательский дух первооткрывателя возбудился с новой силой и разогнал все остальные мысли вместе со здравым смыслом. Разыгравшееся воображение рисовало картинки, одна другой краше. В голове сменяли друг друга образы замковых сокровищниц, ломящихся от сундуков с золотыми монетами и ларцов, полных драгоценных камней. Арсенал с оружейными стойками, заставленными всевозможными образцами вооружения и богатыми доспехами древних мастеров. Винные погреба с широким выбором вина в бочонках разных размеров. Абсурд, конечно, но даже кладовые, заставленные разнообразной снедью, привиделись. Почему? Наверное, снова проголодался от пережитых эмоций. Алмазная пыль затмила глаза новоиспечённого кладоискателя, и Эдик сделал первый шаг к входу в подземелье.

Ступени, сглаженные от долгого использования, спускались под навес и заканчивались квадратной площадкой перед почерневшими от времени дверями. И снова классический выбор. Одна из трёх. Парень не стал долго раздумывать и потянул крайнюю левую. Дверь не поддалась.

– Если не тянется – толкай, – Эдик усмехнулся, вспомнив надпись на витраже какого-то магазина, и последовал совету.

Ржавые петли истошно заскрипели, освобождая проход. Темнота коридора выдохнула густым воздухом с ощутимым запахом плесени.

– Как в погребе, – Эд достал из заднего кармана джинсов телефон и включил встроенный фонарик.

Зачем он смартфон взял в лес, где и связи-то нет, объяснить было трудно. Скорее всего, машинально сунул в штаны. По многолетней привычке. Потом всю дорогу эту привычку проклинал. Телефон откровенно мешался. А оно вон как обернулось. И бесполезный, казалось бы, гаджет пригодился. Глянув на индикатор заряда аккумулятора, Эдик шагнул в коридор.

– Другое дело, – послышался его довольный возглас.

Яркий светодиодный луч уверенно разогнал сумрак. Пятно света запрыгало вокруг, повинуясь движению руки. Пару минут ушло на предварительный осмотр. Здесь скелетов было гораздо меньше, чем снаружи. Да и попривычней они стали, если честно. Проще воспринимались, без придыхания. Как неотъемлемая часть реальности, на которую нельзя повлиять. Как соседи в многоквартирном доме. Впрочем, сейчас Эдика больше интересовали архитектурные тонкости.

Длинный проход был вырублен прямо в горной породе. Высокий сводчатый потолок, пол с неровной поверхностью.  Череда дверей по обеим сторонам терялась в сгущающейся черноте. Протяжённость коридора пока оставалась загадкой.

– Ух! – не удержался Эдуард от проказы, и многократное эхо заметалось под сводами. – Жутковато!

Нет. Жутковато, это слишком слабое определение. Эдик просто храбрился, подбадривая сам себя, как мог. Ему вдруг стало откровенно жутко. Жутко до гусиной кожи, до холодного пота, стекающего между лопаток. Образы несметных сокровищ и других приятных находок как ветром сдуло. Им на смену пришли совершенно иные, менее жизнерадостные ассоциации. Пыточные застенки с набором кошмарных, покрытых застарелой кровью инструментов. Камеры смертников с кандалами, вмурованными в стену. Смертоносные ловушки для непрошеных гостей. Вспомнилось даже проклятие фараонов. То, которое неведомым образом убивало археологов вскрывавших древние гробницы.

С проклятием фараонов, конечно, вышел перебор, но оно тоже пришло в голову, не добавляя парню оптимизма. Нервная дрожь пробежала по плечам. Чувство самосохранения заставляло развернуться, прилагая к этому максимум усилий. И банальный страх оказывал ему в этом значительную поддержку.

– Да ладно, хорош! – звук собственного голоса придал уверенности, парень тряхнул головой, разгоняя наваждение. – Мужик я, или где?

Страхи были отброшены волевым усилием, и Эдик снова двинулся вперёд. Осторожно, приглядываясь и прислушиваясь, но вперёд. Поравнявшись с первыми дверями, он снова остановился в нерешительности. Дубовые створки, похожие друг на друга, как близнецы. Толстые доски, кованые петли, массивные кольца вместо ручек. Парень дёрнул, одну, вторую. Коротко разбежавшись, толкнул плечом третью. Безрезультатно. Двери сидели как забитые, даже не шелохнулись.

– Закрыто, подумал Штирлиц, – Эдик процитировал концовку старого анекдота и, поморщившись, потёр ушибленное место, – Ключи надо искать, однако.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru