Удушье

Диана Денисовна Кацапова
Удушье

Вдруг Аня столкнулась со своей мамой, Еленой Сергеевной. Женщина смотрела на Аньку. Смотрела долго и строго. Было у Ани Липовой чувство, что та чего-то от неё хочет или даже требует. Но чего? Догадаться не получалось. Видя на взгляд своей мамы, Аня сразу теряла дар речи. Женщина сжимала в руке полотенце… но вскоре Анька с опаской заговорила:

– Мама?!

– Привет. Доброе утро.

– Я в школу. На линейку, можно?

– Да, иди.

И Анька выбежала из дома, спеша на «Последний звонок». Она опаздывала и поэтому мчалась всё быстрее и быстрее с каждой секундой. В некоторых местах девушка останавливалась, чтобы перевести дух и вновь восстановить своё дыхание. Сердце отбивало сумасшедший ритм, едва она вспоминала о Петьке…

***

Вот она! Вот она, школьная линейка. Анька Липова даже не поняла сама, как она оказалась там, среди шумевших подростков, ребят из начальной школы, ребят из старших классов и первоклассников. Старшеклассники суетились больше всего. Они, казалось Ане, заполняют почти всё пространство школьного двора. Но… но кое-что ещё поняла Анна… она вдруг осознала, что восьмого «А», в котором эта девушка и училась, не было. По крайней мере, Анька его не видела за спинами ребят из старших классов.

Сердце Ани бешено заколотилось, едва она подумала лишь об ужасном. Анька подумала о том, что она опоздала на линейку. Боль и обида вдруг пронзили девушку… а ведь она так ждала того дня, так ждала! Старшеклассники болтали о чём-то своём и веселились, в то время как юной Анне совершенно не было весело. Ей было даже грустно и обидно. Но Аня Липова не плакала. Она просто шмыгнула носом и поднялась на цыпочки. Анька наконец-то увидела весь школьный двор. Анна оглядела всё вокруг себя. Не оставила она нерассмотренным и школьный дворик с дырками в асфальте… но нигде не было Аниного класса. Ну нигде! Вообще… не было, и всё тут. Тогда Анька решила, что она просто перепутала дни и линейка просто в другой день. И тогда Аня Липова, тяжело вздохнув, решила уже идти домой и пересмотреть сообщение от учителя в классном чате. Но вдруг…

Вдруг кто-то дёрнул Анну за косу. Девушка, раздражённо пыхтя и нехотя, обернулась, готовясь ударить шутника рюкзаком… но вдруг Анна Липова растаяла от счастья. Рядом с Аней стоял и улыбался…

– ПЕТЯ?!– спросила Аня.

– Привет.

– Где все?

– Как это «где»? На линейке!!!

Петька взял Аньку за руку и пошёл к своему классу. Анна, радуясь, вся светилась от безумного счастья. Ей было весело. Весело… и в то же самое время как-то непривычно. Детская симпатия переходила во что-то иное, совсем неизвестное Анне Липовой чувство. От своей матери она слышала про понятия «страсть» и «любовь», которые несколько отличались от симпатии… но что из этих двух понятий ощущала Аня в тот момент?! Анна сама не знала. Понимала Аня тогда только одно, а именно то, что с Петей она чувствует себе прекрасно. И ей никто не нужен. Никто, кроме него.

Наконец Анька и Петька дошли до толпы людей. Учительница держала табличку с надписью «Восьмой «А» класс». Петя, сверкая своей замечательной улыбкой, отпустил Анну и, не переставая улыбаться, растворился в толпе. Но вдруг Аня, когда одноклассники её встали в шеренгу (Анька встала тоже), увидела, что Петька стоит рядом с девушкой из её же, Аниного, класса. С девушкой по имени Мира Аслоррива. Анна ревновала Петьку к «Угольной девчонке», как она мысленно окрестила Мирославу за её чёрный, похожий на уголёк, цвет волос. Петя обнимал Миру за талию, а та лишь, краснея, хихикала. Аньке вдруг показалось, что Петька больше не любит её. И эта мысль заставляла сердце Ани сжиматься и разваливаться на мелкие кусочки. Но любил ли этот Петя Анну?! Ане Петька ведь ничего не говорил про его любовь к ней, так что… возможно, у них была просто дружба? А сейчас Петя наконец-то нашёл любовь всей своей жизни?

Анна слышала этот давящий её душу смех. Смех Петьки Иванова. Он был счастлив… он был счастлив с этой… с этой девушкой по имени Мирослава… возможно. Возможно, Петя с ней действительно счастлив…

Теперь у Аньки вдруг всё потемнело в глазах. Она ничего и не слышала вовсе… Анька всё же слышала кое-что, а именно- смех этого Петьки. Такой смех, что Анне Липовой вдруг тоже захотелось хохотать, что есть силы. Вместе с Петей засмеялась вдруг Мирослава. Тоже засмеялась! Вот только смех Миры был какой-то противный и грубый, словно она не смеётся, а наоборот. Словно заглушает свои слёзы смехом. Как-то странно вдруг стало Анне Липовой… а они, эти двое, всё ещё смеялись…

Рейтинг@Mail.ru