Удушье

Диана Денисовна Кацапова
Удушье

Но вдруг наступила гробовая тишина. Вскоре, через пелену тьмы, Анна услышала немного хриплый Петькин голос, голос, который показывал, что Петя готов разрыдаться в любую секунду:

– Аня?

– Петя?– спросила Аня и вдруг открыла глаза, которые держала закрытыми.

Петька был ужасно взволнован и бледен. Зрачки его были расширены. Он дёргал юную Аню за руку и пытался привести её, уже открывшую давно свои глаза, в чувство. Позади Пети Иванова танцевали дети из первого класса. Они танцевали с букварём. Анька улыбнулась то ли Петьке, то ли этим маленьким детям – первоклассникам. Петя теперь замер, увидев улыбку Ани… но вскоре он улыбнулся сам, что, несомненно, порадовало Анну Липову. Они смотрели друг на друга, но Анька вдруг заметила холодность в глазах Петьки. Просто холод. Тёплой и согревающей душу любви не было в его взгляде.

К Ане и Пете подошла Мирослава. Она подмигнула Петьке и встала на цыпочки, а затем, немного наклонившись в сторону Петиного уха, шепнула ему что-то.

Вдруг Петька отпустил руку Анны. В его взгляде вновь появилось что-то тёплое и хорошее… но… но почему это произошло именно после слов Мирославы?!

Петя вдруг произнёс:

– Аня, милая, я вернусь в конце линейки. Анечка, я знаю, во сколько она заканчивается, и я провожу тебя до дома. Ну, так что?!

Странно, но Аня даже не сопротивлялась. Она спокойно кивнула. Парень, взяв улыбающуюся Миру за руку, пошёл с ней куда-то, о чём-то бурно беседуя. Аня как-то и не особо понимала, что происходит вокруг. Сознание Анны было затуманено. Анька даже не понимала, что ей сказал Петя Иванов. Она просто кивнула, зная, что тот не сделает ничего плохого. По крайней мере, Ане уж точно.

Из ужасного состояния Анну Липову вытащил громкий, строгий, но в то же самое время радостный голос директора школы, шестидесятивосьмилетней Татьяны Семёновны Алексеконтровой. Женщина произнесла тихо:

– Линейка окончена!

Все школьники начали расходиться, после чего Анька поняла, что Петька и Мира должны были вернуться уже… но они не вернулись. По телу Анны пробежал холодок. В сердце закралось безумное волнение… Петя обещал вернуться до конца этой линейки! Аня уже осталась одна на этом школьном дворе. Куда, куда же ушёл Петя? А Мира?! Что же делать? Эти двое всё ещё не возвращались, а Анька, держа рюкзак в руке, пыталась другой достать свой телефон. Позвонить Пете Иванову и спросить, где он, казалось Анне, было единственным нормальным решением. Он же не может не взять! Трубку, когда Петьке звонила именно Аня Липова, он брал всегда, и исключений не было с самого пятого класса!!! Не может ведь всё поменяться в одну миллисекунду, верно ведь?! Ведь если бы Петя разлюбил бы Анну и полюбил бы Мирославу, Ане Липовой он обязательно бы об этом сказал. Подумав об этом, Анька дрожащими руками стала быстро набирать на своём телефоне номер Пети. Но она услышала лишь голос автоответчика:

– Перезвоните позже.

Послышались гудки. И только после этого нездоровая мысль закралась Аньке в голову. Мысль о том, что нужно войти в класс… почему-то Аня словно знала, что Мирослава и Петька именно там. Она знала это. Да, раньше Анька никогда бы так не сделала, но чувство любви и какой-то ревности переполняли её. Здравый смысл будто атрофировался у Анны в тот момент… только Петя был в голове Аньки. Только он, и больше никто. Никто. Ни о ком и ни о чём, кроме Петьки, Аня больше не думала.

Сердце Анны заколотилось, как бешеное. И только после этого Аня сорвалась с места и побежала в здание школы.

Это, казалось бы, очень простое действие. Но именно оно изменило всё в отношениях Аньки Липовой и Петьки Иванова.

Глава 2 В классе

Аня, тяжело вздохнув, вошла в школу. Кроме старой женщины, которая являлась школьной охраной, в коридоре никого не было. Анька, ничего не говоря старушке, пошла на второй этаж, где и находился двести двадцать шестой кабинет – там и был восьмой «А» класс (в следующем году должен был быть девятый). Анька приоткрыла дверь. Дрожащими руками она взялась за дверную ручку. После этого Анна посмотрела в небольшую шёлку. От увиденного Анька Липова чуть не зарыдала, потому что плакать ей хотелось безумно. Там, в классе, Петька и Мирослава сидели на парте и обнимались!!! Аня всё-таки заплакала. Боль была очень сильная. Такого Анна от Пети даже и не ожидала… но всё это произошло. Аньке не хотелось выяснять отношения с Петькой… она просто решила уйти. Просто уйти от всего этого, и никогда, никогда не общаться больше с Петей, ведь Аня теперь знала, на что способен этот лицемер…но… но пронзающая душу боль от решения Аньки не прошла. Наоборот, стала даже сильнее. Липова взяла рюкзак и, вся в слезах, выбежала из здания школы. Ане хотелось провалиться под землю. Провалиться, только лишь бы не чувствовать этой ужаснейшей боли. Комок образовался в Анькином горле, а сердце, казалось, с минуты на минуту выскочит из её груди. Анна просто не понимала, насколько она была глупа… почему нельзя было заметить это в пятом ещё классе?! Почему сейчас, в радостный день, вся жестокая правда «выплыла наружу»? Думать ни о чём больше, кроме как о поступке Пети, у Ани не получалось. Анька хотела просто… просто кричать. Но не получалось. Губы словно онемели, а тушь, которой мама подкрасила её ещё утром, уже стекала на блузку с кружевным воротником. Но Анне было всё равно. Она просто не хотела больше видеть ни Петю, ни Мирославу. Никого. Ни одного, ни вторую. Анька просто хотела как-то забыть о произошедшем и отпустить это, но ничего не получалось… Аня просто не могла ничего произнести. Даже мыслей уже как-то и не было. Была просто необъяснимая и ужасная боль… и слёзы, которые становились сильнее с каждой минутой. И всё. Больше не было ничего.

Рейтинг@Mail.ru