Файролл. Слово и сталь

Андрей Васильев
Файролл. Слово и сталь

Глава третья
О том, что иногда главное – это вовремя сбежать

– Да ладно – Регина проследила за моим взглядом, направленным на Хильду, тщетно пытающуюся что-то узнать у вилис, которые в свою очередь не обращали на нее никакого внимания, без устали треща о чем-то своем, девичьем – Нет уж, я лучше тебя сожгу, мне это дешевле выйдет.

– Не лучше – веско сказал я – Поверь, что Хильда куда лучшая жертва, чем мои люди, или даже я. Во-первых, ты прибьешь служанку светлой богини, за одно это темные тебя зауважают. Во-вторых, докажешь всем, что для тебя нет авторитетов и страха перед кем-либо у тебя тоже нет. Ну и потом – за Хильду тебя Месмерта может и не пришибет, если что, а вот за меня – просто наверняка. Хильда свое дело уже сделала, а я – еще нет.

Ну, последний аргумент притянут за уши… Если меня убить, так и не вернет эту самую богиню никто, а стало быть, и мстить никто Регине не станет. От дриад же толку, как и вреда, не слишком много – призвать фантом на пару-тройку ночных часов, вот и все, что они сделать могут. Впрочем, это уже условности.

– Ох, не знаю – а ведь лукавила вилиса, все она уже решила, поскольку смотрела на дриаду, как снайпер на цель – оценивающе, и прикидывая расстояние.

Я тоже глянул на Хильду – сильную, крутобедрую, побрякивающую доспехами. Нет, не жалко мне ее. Ситуация, конечно, выходит пародоксальная – я столько сил угробил на то, чтобы привести ее в нынешнее состояние, вернуть к нормальному облику и вот так взять и отправить на костер… Ну да. Вот так просто взять и отправить, и ни к чему лишние сантименты. Другом мне она никогда не была и не будет, она служит Месмерте, а что до богини – так мне очень хорошо запомнились слова хитроумного деда Орта о том, что как только она вернется в мир, то первое, что сделает, это будет расправа надо мной. А так оно и случится, в любом случае. Боги по своей сути мелочны, паскостны и мстительны, это не новость, и ей ни к чему свидетель далеко не феерического схождения в мир, точнее то существо, чьими трудами она в него вернулась. А если еще к этому добавить тот факт, что пресветлая непременно учует метки Чемоша и Тиамат… Да и эти дриады – помню я их глаза. Если бы богиня сказала им тогда, что из меня кровь надо по капле сцедить для ее светлости, то распяли бы они меня на ближайшем дереве и выпоторошили как свинью, не вспоминая о том, что это именно я из замарашек, которыми они были, их королевами сделал. И еще не факт, что такого приказа им не отдадут.

Следовательно, чем меньше у Месмерты под рукой будет орудий для убийства – тем лучше. А Хильда из всей этой четверки лучший боец, так сказать – «физовик». Остальные посубтильней, хотя тоже, наверняка, те еще членовредители. Эгина, помнится, тогда кого-то огнем сожгла. Хорошо бы и их как-нибудь… эмммм… Нейтрализовать, скажем так. Чем их меньше – тем мне лучше. Надо будет эту мысль потом подумать еще.

– Ее ведь скрутить еще надо – задумчиво заметила вилиса – Нелегко будет это сделать.

– Так она и нападения не ждет – ответил ей я – Сеть сверху набросить, тяжелым по голове сзади ударить – и на столб ее, в цепи. Есть цепи-то?

– Да найдем – вилиса поудобней устроилась на троне – А сестрицы ее?

– Так и их можно по одной сюда заманить. Или на какое другое болото – вкрадчиво отметил я – За одну тебе просто благодарность выйдет, а за всех четырех – награда. И думаю, что ой какая немаленькая!

– Ты полагаешь? – Регина задумчиво потерла подбородок.

– Уверен – вложил я в слова все отпущенные мне богом запасы убеждения – Эти четверо – форпост Месмерты, ее стартовая площадка. У нее здесь, кроме этих дриад, и нету больше никого, ее ведь никто не помнит, никто не знает. Я тебе больше скажу – при известном подходе и желании такую комбинацию закрутить можно, что ты еще ей нос на спину натянешь, да она тебе ботинки будет чистить нектаром! Понимаешь, о чем я речи веду?

– Этих туда, я, стало быть… – Регина повертела пальчиками, прикидывая, что к чему и посмотрела на меня с определенным уважением – Ну ты и жох, смертный. Тебе палец в рот не клади, по крылья руку отгрызешь.

– Это уж не сомневайся, Верховная – я злодейски ухмыльнулся – Но это только к тем относится, с кем я не на одной стороне.

– Мы уже на одной стороне? – прищурилась Регина.

– А это тебе решать – я демонстративно огляделся – Моих людей я пока не вижу.

Регина щелкнула пальцами, одна из стражниц вспорхнула и полетела куда-то за деревья.

– Я могу на тебя рассчитывать? – вилиса сплела пальцы рук в замок.

– Смотря в чем – ответил ей я – Жизнь – она разнообразна.

– Если ты попадешь к престолу Темного владыки, ты же про меня не забудешь? – ох, как эту дамочку в Тьму потянуло. Может, она всегда такой была. просто не замечал никто? Так ведь и с людьми бывает. Вроде смотришь – приличный человек, добрый, гуманный, о правах человека говорит, о всеобщем братстве рассуждает. А случись так, что кому-то жить, а кому-то умирать, все это с него и слетает, как скорлупка с вареного яичка. Жить должен только он, а остальные… Да пусть их, что ему до чужих смертей. Общечеловеки, чтобы их…

– А тебе не жалко своих девчонок в это дело тянуть? – я кивнул в сторону галдящих вилис – Они ведь не по этой части, они же просто куча соплюшек, мечтающих о втором шансе на счастливую человеческую жизнь. Дом, дети, семья… А там ведь резня будет со временем. Война, кровь, кишки наружу, все такое. Поубивают их ведь всех. Опять же гномы, они до девичьего тела жадные, с вот такими бородами, вот такими… Ну, ты поняла.

– Лес рубят – щепки летят – равнодушно сообщила мне Регина – Дурочек на мой век хватит, это восстанавливаемый ресурс.

Вот и гадай, какой тут из чертей не самый рогатый, подумал я, глядя на вилису, качающую ногой, обутой в туфельку золотистого цвета. То ли та в железе, то ли эта, одетая по последней файролльской моде. Моя бы воля, всех бы перебил.

– Конунг! – раздался рев Флоси – Вот, женщина, а ты боялась! Я же тебе говорил, что конунг нас не бросит, а! И он пришел!

Мой верный оруженосец ускорил шаг, в одной руке у него был узел, видимо последний из уцелевших трех, другой рукой он придерживал Эбигайл, явно обессилевшую и, судя по бледно-зеленоватому цвету лица, очень напуганную. Секира, что примечательно, болталась у Флоси на поясе, то ли вернули скоренько, то ли не случилось использовать.

– Конунг? – приподняла бровку Регина – Надо же, растешь. А ведь не скажешь по тебе, как выглядел бродягой, так им и остался.

– Маскируюсь – пояснил я ей – Чтобы не завидовали всякие разные.

– Разумно – Регина встала с трона – Ну что, вот твои люди. Теперь поговорим о нашем совместном дельце.

– Так вроде все обговорили. С меня рекомендации при оказии – я похлопал подошедшего ко мне Флоси по плечу и обнял Эби, которая к моему немалому удивлению чуть ли не упала мне на грудь – Чего тебе еще надо?

– А помочь в вопросе с вон тем ходячим оружейным складом? – Регина показала мне глазами на злую как черт Хильду, которая махала руками и орала на вилис, потешающихся над ней.

– А это без меня – твердо заявил я – Я тебе идею дал? Дал. А дальше – сама, сама, сама.

– Так не пойдет – жестко сказала Регина – Мы теперь в одной лодке.

– Да с хрена ли? – удивился я – Ты идешь своей дорогой, я своей. Тебе нужна власть и мощь, мне нет, каждому свое.

– Недопонимаешь, значит, ты сути момента пока. Ладно. – Вилиса сузила глаза и скомандовала своим телохранительницам – Стеречь их.

Нас взяли в кольцо с полдюжины вилис с жезлами в руках, глядя на нас без особой симпатии. Сама Регина вспорхнула вверх и куда-то скрылась.

– Как ты, Эби? – спросил я девушку, которую била дрожь.

– Ужасно – пошептала она – Эти, с крыльями, обещали нас сжечь.

– Эти-то? – кивнул я подбородком на вилис – Эти могут.

Эбигайл передернуло, ее била крупная дрожь.

– Шурш – негромко позвал я полубобра – Ты в том, о чем меня просил, уверен? В разрезе упокоения?

– Ешшшшше бы – бывший поэт уставился на меня круглыми глазами.

– Тогда тебе пора делать выбор – еще понизил голос я, чтобы вилисы не услышали того, что я говорю – Либо ты уходишь с нами, а не с вон той в броне, и тогда у тебя будет шанс на свободу или смерть, либо… Либо нас через пару часов всех сожгут, с плясками у веселых языков костра и уверениями друг друга в том, что это очень здорово, что они все здесь собрались в этот зимний вечерок.

– Слушшшшанка Месмерты будет в гневе – сообщил мне Шурш, округлив глаза.

– Ну, насчет конкретно вот этой не уверен, что у нее будет шанс позлиться вволю – обнадежил я его – Я тебе больше скажу, ее скорее всего прямо здесь сегодня прикончат, если ты сделаешь то, что нужно мне.

– Ее убьют? – переспросил Шурш.

– И думаю, что мучительно – честно сказал я ему.

– Прекрашшшшно! – полубобер хлопнул лапами – А пошшшмотреть мошшшно?

– Нет – расстроил я его – Если тут задержимся, то есть шанс, что мы будем участниками мероприятия, но не со стороны убивающих, а со стороны убиваемых. Ты как насчет этого? Ты, конечно, бессмертный, но все же…

– Шшшшто делать? – Шурш соображал быстро.

– Ты же можешь утащить всех нас в другое место? – прошептал я ему на ухо.

– На другое болото – уточнил Шурш – Я шшшше только по болотам могу…

– Да холера с ним, главное подальше отсюда нас уволоки – ободряюще зашептал я ему – Пока эта стерва поймет, что случилось, мы уже далеко от ее владений будем.

Если дело выгорит, не ходить мне на болота, по крайней мере те, где вилисы водятся. А может и на все…

– Что это? – заорала Хильда.

Я посмотрел на нее и увидел, что дриада машет руками, все больше запутываясь в сети, которую на нее набросили сверху несколько вилис, одетых в кожаные стеганые нагрудники и с саблями на поясах. Никак Регина себе гвардию формировать начала?

– Регина, что это? – Хильда все сильнее запутывалась, пытаясь освободиться – Ты понимаешь, что ты делаешь?

 

– Я-то понимаю – Регина парила над ней с величественным видом – Нынче у нас будет славная забава.

– Собачья свадьба у вас тут будет – прижал я к себе сестру, которая с ужасом смотрела на происходящее – Шурш, время.

– Эй, Хейген – Регина протянула руку в моем направлении – А ты был прав, это не так и сложно.

– Предатель! – заревела Хильда – Я же тебя…

Она все-таки умудрилась вытащить кинжал, и сеть затрещала под его клинком, вилисы-сабленосцы начали снижаться.

– Шурш, давай – надо было линять, кто его знает, чем тут дело кончится. В любом случае, у меня нет желания принимать чью-то сторону.

Хлопок и мы стоим на берегу болота. Другого, не Гиртенской трясины.

– Привет – от голоса, владелица которого с нами поздоровалась, у меня аж в груди ёкнуло – А вы кто?

Над нами парила моя несостоявшаяся жёнушка Эльмилора Крах Трауг. Она хлопала голубыми глазами и дружелюбно махала рукой.

– Путники – немедленно ответил я, дал подзатыльник Флоси, который уставился на симпатичную девицу, и толкнул его в сторону редколесья, подступающего к берегам болота – Мы уже уходим.

– Я туда не могу – развел лапами Шурш – Болота – мой дом родной.

– Забейся куда-нибудь под корягу – сказал я ему, опасливо глядя на Эльмилору, сужающую круги над моей головой – Не высовывайся, тебя могут искать.

– Если кто-то из дриад пришшшшовёт я не смогу не отозваться – печально сообщил мне недобобёр – Шшшшудьба у меня такая.

– Не боись, не станут они тебя искать – ободрил я его – А если все-таки найдут, то скажешь, что перепугался, когда драка началась, так сказать, не вынесла душа поэта…

– Крашшшшиво сказано – потер лапами под глазами Шурш.

– Дарю, можешь использовать – вольготно распорядился культурным наследием я, и продолжил – А что мы с тобой ушли – так зацепил ты нас своим заклинанием. Мы перенеслись, спасибо тебе сказали и в лес убежали. Про это место расскажи, не скрывай. Ясно?

– Услышшшшано – подтвердил Шурш.

– И вот еще – как мне тебя найти? Ну, когда время придет сдержать слово, что я тебе дал?

Шурш внезапно протянул лапу и вытянувшимся из него когтем как-то ловко чиркнул меня по руке, после подцепил им же капельку выступившей крови и что-то над ней пошептал.

– Вот и вшшше – сказал он мне – Теперь придёшшшш к любому болоту и просто шшшшепнешшшь «Шшшшуршшш, приди ко мне». Я тебя услышшшшу.

«Вы получили заклинание для призыва Шурша – бессмертного поэта, проклятого светлой богиней Месмертой.

Примечание – мана на призыв Шурша не расходуется»

– Мальчики, ну это нечестно – не выдержала Эльмилора – Я же тут? Почему вы на меня внимания не обращаете?

Она зависла в воздухе, надув губы и сложив руки на груди.

– Не можем-с – немедленно ответил ей я, пятясь в сторону леса – Недостойны мы такую красоту созерцать, ибо я женат, а он – бобёр.

– Бобёр – подтвердил Шурш, и нырнул в воду. С инстинктами у зубастого все было в порядке, выработались за столько-то веков.

– Я не такая – заверила Эльмилора, снижаясь ниже – Я добрая, я верная, я знаешь какая хозяйка?

– Знаю – вырвалось у меня – Но ничего не могу поделать – дела.

Я почувствовал за спиной ветви деревьев и понял, что лес рядом.

– А вот вы, мужчина – вилиса уставилась на Флоси и провела язычком по губам – у вас такой грозный вид!

Флоси было приосанился, но получив от меня пинок под зад, с хрустом улетел в кусты.

– Не грозный, а помятый – пояснил я – Данный товарищ для брака никак не годится, он пьющий, у него другие приоритеты.

Мордашка Эльмилоры на секунду стала задумчивой, потом её взгляд сфокусировался на мне.

– Ну – вилиса оказалась совсем рядом – Давай познакомимся поближе!

– Он занят – меня ухватила твердая маленькая ручка Эбигайл – Он с моей подружкой помолвлен, с Рози Мак-Тревис.

– Так помолвлен или женат? – наморщила лобик Эльмилора, и на этом потеряла время, за которое меня втащили в лес.

Ох, как же мы припустили по этому бурелому. Ох, как припустили!

«Ваши отношения с Верховной вилисой немного испорчены и находятся в стадии «недоверие».

Вы можете их улучшить до стадии «доверие» или ухудшить до стадии «неприязнь».

Стало быть, схомутала она Хильду. Ну, туда ей и дорога, с этим летучим Муссолини я еще может, и полажу, а вот с Хильдой вряд ли. Вреда же от остальных вилис мне особо ждать не приходится – не тронут они меня, пока я их мамку не верну. Вон, и сообщения нет о том, что мы больше не дружим. Хотя потом… Впрочем, до «потом» ещё дожить надо.

– Я. Больше. Не. Могу – по словам сказала Эби, и рухнула в траву.

– А больше и не надо – открыл карту я.

Ну да, все верно, знакомые все места. Там Меттан, там были братья-разбойники, там вон избушка травницы Мэрион, совсем отсюда недалеко.

«Кро, ты в Меттане ведь бывала?»

«Само собой. А что ты там-то делаешь?»

«Я не в самом Меттане. Ты у избушки травницы была?»

«Нет. Я тогда на этот квест забила, жутко не люблю все это – собери пять травинок, собери шесть желудей… Как услышала о травнице – сразу отказалась»

«Спроси у ребят – может, кто тут был?»

«Снуфф был».

«Гони его к этой избушке со свитком портала. Минут через двадцать гони»

– Эби, надо пройти всего-ничего – мягко, но непреклонно сказал я сестре – До домика травницы рукой подать, у нее попьешь водички, отдышишься, а там, глядишь, за нами уже и Снуфф придет.

– Что у вас за имена такие? – кряхтя поднялась на ноги Эби – Снуфф… Это откуда же он такой?

– Да пес его знает – честно ответил ей я – Сейчас придет – спросим.

К избушке Мэрион мы вышли даже быстрее, чем я ожидал, минут через десять вышли.

Тут ничего не изменилось – перегонный куб, сохнущие пучки травы, небольшой домишко, вросший в землю и… Орки, числом пять, выходящие из него с какими-то сумками.

– Передай ему, что я жду – донеслись до меня слова травницы и рык нелюдя, подтверждающий то, что он их услышал.

– Ну, ничего себе, зеленорожие – рефлексы Флоси сработали быстрее, чем я успел сказать ему «Стой». Он заревел, как подраненный кабан, бросил узел, и, достав секиру, бросился к здоровенным зелено-темным тварям в кожаных доспехах. Те шустро достали кривые сабли, оскалили клыки и приняли боевые стойки. Травница зло выругалась.

Боги, орки-то ему чем насолили?

Дразг! – секира Флоси столкнулась с саблей того нелюдя, что говорил с Мэрион.

– Черт бы тебя побрал! – в сердцах бросил я, и, напустив волка на орка, подбиравшегося к Флоси со спины, принял на щит удары сразу двух тварей – Как некстати, а!

– Ин-Транг, их надо убить – взвизгнула Мэрион – Они видели тебя, они расскажут страже.

– Сделаем, госпожа – пробасил рослый орк и сбросил сумки с плеча.

«Внимание!

Вы увидели то, что не должны были видеть. Что именно – думайте сами

В случае, если вы сможете понять смысл происходящего, велика вероятность получения скрытого квеста»

Ну да, бином Ньютона, тут семи пядей во лбу быть не надо. Хотя, если подобное увидит игрок, который не общался со всей той публикой, вокруг которой волей-неволей в последнее время вертелся я, он, конечно, может и озадачиться.

Я крутанулся на месте, отбивая один орочий клинок щитом, другой принимая на свой меч и заорал –

– Эби, убегай отсюда, прячься в лесу.

Хммм… Сегодня это уже было. Что за день такой, а? Сначала все убегают в лес, а потом я их там ищу. И добро бы я только их находил, а то ведь все больше проблемы на свою задницу отыскиваю.

– Ыыырх! – зашипел Флоси, его заглушил торжествующий хохот орка, который, похоже, его подрезал.

Я отбивал удары, которые сыпались на меня с двух сторон и именно поэтому прозевал тот момент, когда меня как будто молотом в голову ударили. Я покатился по траве, на автомате фиксируя тот факт, что у меня с одного маха процентов семьдесят здоровья улетело. Это чем же меня так?

– Вот и все, человечек – ко мне приближался тот орк, которого Мэрион назвала Ин-Транг – Время умирать.

А как же – «У тебя метка нашего господина»? Чего, этого не будет? Меня сейчас просто прирежут и все?

Ух, какой у него клинок страхолюдный – черный, длинный, зазубренный, искорки по нему пробегают. Дорогой, поди.

– Сонг, Ффырг, в лесу девку найдите и прирежьте – сказал он двум подручным и занес надо мной саблю.

А Флоси-то еще жив – слышится его забористая ругань и лязг стали. А чего как загипнотизированный лежу и жду, словно баран на бойне? Может, я просто привык к тому, что стал почти бессмертным и что меня никто убивать не хочет, за счет тех меток, которых на моей ауре понаставлено столько, сколько у иного дурака махорки?

Меч орка воткнулся в землю, я увернулся от удара и вскочил на ноги. Ну, как вскочил – со скрипом поднялся.

– Ну и дурак – орк крутанул саблю – Теперь труднее умирать будешь.

– Ничего – просипел я – Попробую умереть тяжело, но достойно. Поверь, я крепкий орешек.

Да где же этот Снуфф? Мне что, от этого орка бегать начинать? И Флоси что-то не орет…

– Твою! – вспышка портала и из него вываливается не только Снуфф. С ним Слав, Кэйл, Фрейя, еще кто-то – всего человек шесть. Спасательная экспедиция, и как же вовремя.

– Флоси отбейте – ору я, махая мечом – И в лесу Эбигайл, этот за ней двух орков послал!

– Ин-Транг, сюда, ко мне – меня заглушил визг Мэрион. Орк без раздумий подчинился ей, припустив к дому, при этом не забыв прихватить сумки, лежащие на земле. Интересно, а что в них?

Снуфф и Слав схватились с двумя орками, которые так и не смогли добить Флоси, жив бродяга, вон, шевелится. Но, судя по кровавым пятнам на траве, здорово посекли туалетного, как бы не окочурился. Скучно без него будет, привык я к нему.

«Фыррррр» – Фрейя, прибывшая с группой спасения, кастанула на меня что-то вроде «Большого оздоровления», и уровень здоровья покинул опасный красный сектор. Нет, вот же лосяра, а? Как он меня.

– Малышка, вон того с бородой подлечи – попросил я ее.

– Он вонючий – отметила Фрейя – Очень.

– Я знаю – согласился с ней я – Но без него не так смешно жить.

Хилерша отправилась к северянину, лежащему ничком, я же побежал к лесу, где слышался звон железа.

Трое моих сокланов сцепились с орками, которые явно умирать не собирались. Они скалились, грозно рычали что-то на своем языке и лихо махали саблями.

Все возвращается на круги своя – сначала меня сзади в голову ударили, а теперь это сделал я. А чего жеманничать – орки же, не рыцари?

В четыре клинка мы шустро уделали зеленых нелюдей, которые, надо отдать им должное, дрались до конца и пощады не просили.

– Эбигайл, вылазь – заорал я, нагибаясь над трупом орка, которого завалил лично – Все, домой пора.

Ну и нищий же народ эти орки. Кости какие-то, две медных монетки, старый и разбитый щит, такое даже последний манчкин не возьмет. А вот это интересно – амулет.

«Амулет мечника темной тысячи.

Чтобы увидеть свойства предмета, необходимо выполнить цепочку квестов «Тучи над Раттермарком»

– Интересно, а где выдают цепочку «Тучи над Раттермарком»? – спросил Торвальд, один из воинов клана, принятый в него буквально вчера – Я о такой не слышал никогда.

– Аналогично – повернулся к нему я – Странно, что этот амулет не квестстартер.

Ну, откуда пришли эти ребята мне понятно, и что за тучи над Раттермарком встали, тоже ясно. Но вот кто эту цепочку заданий выдает – это вопрос.

– Эби, чтоб тебе – мне стало не по себе. Если ее опять искать придется, то я этого не переживу.

– Я здесь – пробормотала измученная девушка, вылезая из кустов – Боги, это кончится когда-нибудь или нет?

– Уже не знаю – мне ее чувства были понятны. Сам устал. А мне ведь еще надо того, главного орка взять, и желательно живьем, сдается мне, что много чего он знает, и нехудо было бы и мне выведать все то, что у него в голове.

– Парни, до хутора травницы ее доведите – попросил я своих бойцов, рассматривающих амулет Торвальда, и поспешил к дому.

– Ушли – расстроил меня Снуфф, стоящий во дворе и держащий в руках амулет, аналогичный тому, что достался нам – В доме погреб, в погребе лаз. Мы по нему маленько проползли, а дальше все – обрушили они его. Земля да камни.

Жаль. Вот правда, жаль. Непростая штучка эта Мэрион, ох, какая непростая. Я тоже хорош – вообще про нее забыл, а ведь она тогда и за Странника меня приняла, и про корону забавного скелета расспрашивала. Ладно, сбежала и сбежала. Авось, вернется еще, я сюда через пару-тройку деньков со своими наведаюсь, проверю. Если время будет и не забуду.

 

Вскоре все собрались во дворе дома травницы. Фрейя подлечила Флоси, и он уже вовсю копался в погребе, пытаясь найти хоть что-то спиртное и бубня про то, что со всеми этими делами нервы у него стали ни к богам, Эбигайл сидела на бревнышке, держа на коленях узел, который пережил все треволнения этого дня, приятно напоминая бомжиху на одном из московских вокзалов. Сама замызганная, платье порванное, коленки грязные и в волосах что-то вроде птичьего гнезда – какие-то веточки, трава и даже водоросли вроде.

Мне внезапно стало ее очень жалко, что меня самого крайне удивило. Ну, а что? Бедная девчонка, столько всего навалилось…

– Ну что, рванули? – Снуфф вышел из дома, который тщательно обыскал на предмет всего странного и непонятного – Тут пусто, ничего интересного нет.

– Давай, открывай портал – я, охнув, встал с пенька, на котором было пристроился – Вон, темнеет уже.

Мне вообще хотелось побыстрее убраться отсюда, и желательно подальше. Кто эту промутировавшую вилису знает, а ну как у нее есть возможность от болот отходить далеко?

А вот еще интересно – внезапно подумалось мне – Если сейчас эту Хильду спалят, как тогда вызывать Месмерту из ее великого Ничто? У дриад выходит неполный набор и все, шиш богиня из-за грани придет в наш мир.

Хотя, наверное, они и не нужны будут. Старик Орт, он тогда как сказал? Сорвешь печати и призывай хоть кого, хоть черта лысого. Может, дриады и вовсе не нужны. Да и чего теперь об этом думать, Хильде кранты, это факт, поскольку Регина, похоже, хуже Пиночета будет, у того хоть оппозиция какая-никакая была, а у этой ни оппозиции, ни башни – ничего нет.

Сверкнул портал, и я вывалился в уже родное мне Пограничье, не в силах сдержать облегченного вздоха – наконец-то я дома. Пусть я даже никогда тут и не был, но все равно – своё, родное.

Деревня была перенаселена – это сразу бросалось в глаза. Очумевшие от наплыва посетителей селяне попрятались по домам и только в окнах были видны их любопытные глаза.

Домов в деревеньке было совсем немного – десятка два, ограда вокруг нее была рукотворная, из шестов, и природная, в виде колючего кустарника. Но все это было, разумеется, несерьезно, поскольку хоть каким-то препятствием для кого-то побольше енота служить не могло.

Да и не было уже части этих препятствий, поскольку инквизиторы, поняв, что места им не хватает (а их было уже, пожалуй, что за сотню, прибывают они в мои земли десятками и каждый день. Свитки портала у меня они больше не брали, видать, изыскали внутренние резервы) вырезали кустарник и с достойным уважения трудолюбием расширили территорию поселка на приличное расстояние, где теперь стояли вполне пристойные землянки, и даже один домик, в котором, скорее всего, жил преподобный Мартин. Растет деревенька, еще маленько – селением станет. А там и до поселка городского типа можно спрогрессировать. А что – народу много и игроки вон уже снуют, пусть пока и немного их. И… Ну да, и почтовый ящик пришпандорили уже, а это считай, как признание этой поляны административной единицей. Впрочем, может он и раньше тут был.

Помимо инквизиторов неподалеку от деревни разместились северяне, трезвые и хмурые. Хмурые, скорее всего, потому что трезвые, такая вот у них натура. И подраться их не взяли, а это ещё хуже, чем без пива сидеть.

С другой стороны поселка с треском падали деревья – там, надо думать, беженцы из Эринбуга начали обживаться. Тут не живые люди, тут НПС, они долго не думают и руки не заламывают. Выселили из одного места – на другом будем жить.

Вот как-то так. А вообще мне здесь больше чем в Эринбуге нравится – лес кругом, красиво, колоритно. Сосны шумят.

– Ты где был? – ко мне подбежала Кро, с удивлением рассматривая мою помятую фигуру.

– Спроси лучше, где я не был – устало ответил ей я и поймав какую-то селянку, пробегавшую мимо меня, приказал ей – Найдите место для леди Эбигайл, ей сегодня досталось так, как не всякому воину перепадет. Пошевеливайся милая, порезвее давай, госпожа устала и грязная вся.

– Это можно было бы и не говорить – попеняла мне Эби, увлекаемая пригожей селянкой в сторону ближайшего дома. По виду Кро было заметно, что она со мной согласна, просто из извечной женской солидарности, и неважно, что она живая, а Эбигайл цифровая.

Вами выполнено задание «Спасти сестру»

Награды:

1000 опыта;

Признательность Эбигайл Линдс-Лохэн (репутационный бонус)

С настоящего момента Эбигайл Линдс-Лохэн будет относиться к вам как к своему названному брату, без притворства и соблюдения правил хорошего тона.

Признательность Лоссарнаха Мак-Магнуса (репутационный бонус)

Горцы никогда не забывают ни добра, ни зла, равной мерой платя за то и за другое. Лоссарнах Мак-Магнус теперь задолжал вам какой-нибудь пустяк, например, что-то вроде спасения вашей жизни ценой своей.

Ну, хоть что-то. По крайней мере, за голову свою можно больше не бояться, не станут ее усекать по просьбе сестрицы.

– Глен не появлялся больше? – уточнил я у Кро, массируя виски – ни с того, ни сего заболела голова.

– Нет, как тогда ушел, так больше и не приходил.

– А Лоссарнах где?

– Вон там – Кролина показала мне рукой на противоположную сторону деревни, где шла рубка леса – Вроде успокоился и сейчас размышляет о том, что ему дальше делать.

– А, оне думают – проникся я – И что, серьезны те думы?

– Ты дурак? – повертела у виска пальцем девушка – Стратегию он вырабатывает, там народу полно. Херц, наших парочка, Рыжий, ярл северян, даже дедушка-инквизитор.

– Не понял – я потряс головой – А они что там делают?

– Так наш король, когда сюда прибыл, постоял так маленько на месте, постоял и как заорет «Да прав мой брат! Во всем прав».

– Да ты что? – растрогался я – А дальше чего?

– А дальше он пошел, познакомился с дедушкой Мартином, созвал всех на холмик за деревней и начал держать военный совет. Меня тоже звал.

– А чего ж ты тогда? – снова удивился я.

– Да ну – Кро махнула рукой – Я туда Вахмурку послала, мы же еще тогда, в духане, о таких вещах договорились. Да, ты представляешь, сюда начали первые уцелевшие воины из разбитых кланов подтягиваться.

– Чего-то быстро – протянул я – Нереалистично.

– Да и черт с ним, что нереалистично. Это – бойцы. И знаешь, они на нашего короля зла не держат. Наоборот – они ему присягают, вожди-то все в битве пали!

– Эва как – я потер руки. Вот это уже дело – Слушай, а что Трень-Брень? Появилась?

– По фее вообще отдельный разговор – оживилась Кро – Представляешь, эта малахольная…

Дзиииинь! Открылся портал и из него вылетел растрепанный предмет нашего с Кролиной разговора, причем с просто-таки истошным воплем –

– Чего стоим? Чего ждем? Быстрее за мной, вас там ждут!

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27 
Рейтинг@Mail.ru