Файролл. Слово и сталь

Андрей Васильев
Файролл. Слово и сталь

Глава пятая
В которой из искры разгорается пламя

Вам предложено принять задание «За каменной стеной»

Данное задание является шестым в цепочке квестов «Зона влияния»

Условие – будущий король должен вернуть себе свой фамильный замок.

Награды:

1000 опыта;

300 золотых;

Получение следующего квеста в цепочке.

– Вот тебе и раз – сказал горец-курильщик, впервые на моей памяти вынув трубку из рта.

– Я его отца знал, славный был гэльт – встал с кресла Даг – Сынок, я не буду на коленку вставать, что-то в последнее время она у меня туда сгибается, а вот обратно не всегда. Но ты знай – мой клан с тобой, до конца.

Дальше пошло то, чего я предположить не мог, даже в самых заветных мечтах – один за другим вожди гэльтов присягали на верность Лоссарнаху. Не как королю, но как тому, кто поведет их на битву.

Но не все, далеко не все. Десятка полтора горцев столпились за Мак-Манном, который, злобно прищурившись смотрел на то, как возникает оппозиция, способная похоронить планы захвата Пограничья.

– Что-то не так? – с ехидством спросил я у него.

– Все так – сквозь зубы ответил мне Мак-Манн – Все очень даже так. Теперь мы точно будем знать, кто будет казнен первым, а кто вторым.

– Прямо даже казнен? – восхитился я и хлопнул в ладоши – Ишь ты! Головы рубить будете?

– Лично для тебя мы хороший кол припасем, выродок, потолще да поухватистее, чтобы мучался подольше, когда мы на него тебя посадим – оскалился Мак-Манн – Ты уже давно у нас как бельмо в глазу.

– Да тьфу на тебя – возмутился я – Чего ты несешь? Я в Пограничье всего-ничего нахожусь-то!

– Но на кол себе уже заработал – заверил меня горец – Гуард сказал, что лично никому не даст его жиром мазать, чтобы ты быстро не помер.

– А за что младший Мак-Пратт так на моего друга зол? – поинтересовался бейрон, который слышал наш разговор.

– Так лэрд ему в животе изрядную дыру своим клинком проковырял – влез в разговор Кэйл – Как тот не сдох – поражаюсь.

– Ай да Хейген – довольно заулыбался Фергус – Ай да молодец!

– Не вижу поводов для радости, старик – грубо сказал Мак-Манн и громко сказал – Глупцы. Вы думаете, что нашли себе хорошего военного вождя? Как бы не так! Вы только что нашли свою смерть!

– А ты понимаешь, что мы за такие слова с тобой просто-напросто сделать можем? – вкрадчиво спросил владелец медвежьей шкуры – Прямо здесь и прямо сейчас?

– Ничего вы со мной сделать не можете – Мак-Манн усмехнулся – Война не объявлена.

– Пока не объявлена – поправил его Фергус – Не так ли, Мак-Магнус?

– Мак-Манн, с тобой говорить бесмысленно – спокойно сказал Лоссарнах и показал платок с узлом – Ты уже все равно что мертв. Но вы все, кто стоит за его спиной, еще можете изменить свою судьбу. Гэльты, подумайте о том, за кого вы хотите сражаться, ради чего вы будете это делать? Ради кого? Ради тех, кто бьёт в спину? Ради тех, кто готов изнасиловать дочь вождя и сестру вождя, чтобы получить ее земли? Ради тех, кто стреляет в детей? В детей!

Лоссарнах ткнул рукой в сторону Трень-Брень, которая немедлено захлопала ресницами и скуксилась, схватившись рукой за плечо.

– Подумайте, гэльты, подумайте – негромко продолжил будущий король – И знайте – выбор стороны в войне, это как девка со своим богатством – один раз легла и все, обратной дороги нет. Веры вам не будет.

– Ты нас за мак-соммеровскую власть не агитируй – злобно сверкнул глазами Мак-Манн – Чай, не башмаками похлебку хлебаем, понимаем с какой стороны солнце всходит. Пойдем отсюда братья, все ясно.

– Мне не ясно – неожиданно сказал один из вождей, стоящих у него же за спиной, совсем еще молодой человек – Ты мне не говорил, что детей убивать будем. Ты говорил, что высшую власть получит достойный гэльт и все, кто будет с ним, получат свою долю почета и уважения, по делам своим. Я готов сражаться с воинами ради вас, но детей убивать не стану.

– Да кого ты слушаешь! – взмахнул руками Мак-Манн – Каких детей?

– Меня – пропищала феечка – Я вполне себе ребенок. Они в меня стрелой пульнули, было очень больно. Я чуть не померла потом.

– И еще служанку зарезали, которую сами же и подкупили – добавил я – Беременную! Она им тайный лаз в наш дом показала, чтобы мою сестру выкрасть, а они ее прирезали. Вот такие методы у этих достойных горцев.

– Я свидетельствую это – одновременно сказали Леннокс и Кэйл.

– Я не пойду с тобой, Мак-Манн – сказал юноша – Может и с ними не пойду, но тебе я точно не попутчик.

– Дурачок – приобнял его за плечи Мак-Манн, одновременно с этим кивком показав остальным вождям, чтобы шли к выходу – Ты уже с нами, а от нас так просто не уходят. Мы не просто клан, мы будущие правители Пограничья, и если всякий сопляк будет нам говорить свое «не хочу», то начнется что? Правильно, разброд и шатание. А этого нам допустить ну никак нельзя.

– Я… – начал было что-то объяснять Мак-Манну молодой человек, но несколько коротких и быстрых ударов ножом заставили его прервать свою речь. Он застонал, осев на пол, где свернулся калачиком, прижимая окровавленные ладони к животу.

– Рэналф – неожиданно громко закричал бейрон, я и не подозревал, что он умеет кричать – К оружию!

Вам предложено принять задание «Чужая кровь»

Условие – принять на себя месть за коварно убитого вождя клана Скриммсов и осуществить ее.

Награды:

3500 опыта;

900 золотых;

Признательность клана Скриммсов;

Увеличение репутации в глазах вождей кланов Пограничья

Примечание.

Если месть будет осуществлена по всем обычиям горцев Пограничья есть вероятность того, что вами будет получено деяние «Ревнитель традиций»

Принять?

Деяние, репутация – это все хорошо, но где же Рэналф? Неохота мне меч доставать, скажут – нарушил обычаи, принес клинок. Не хочу я этому упырю лишную зацепку давать. Да и вождя этого я не знаю вовсе. Нет, пожалуй, этот квест мимо меня.

– Не так быстро – чертов Мак-Манн бы очень скор. Пока я думал, он козлом скакнул в сторону, как-то просто по волейбольному подпрыгнул и ухватил за крыло Трень-Брень, которая от удивления только пискнуть успела. Секунда – и у ее горлышка блестит сталь ножа – Мак-Соммерс, мы просто уйдем и все. И я клянусь тебе холмами и тем, кто под ними, что я не пущу кровь этой девке.

– Зря ты так парень – Вахмурка нахмурился так, что его глаз было даже не видно под кустистыми бровями, брода у него встопорщилась – Ох, зря. Я же тебя на лоскуты порву, на ленточки для бескозырок резать буду.

Я чувствовал то же самое. Прекрасно понимая, что ничего страшного и непоправимого с нашей девочкой случиться не может – вещи ее останутся здесь, потеря опыта – для ее уровня это не беда, копейки, но сама мысль о том, что какой-то вонючий горец прижал к ее шее нож… И так ей, бедной досталось, а тут еще это…

– Мак-Манн, уходи – Лоссарнах внешне был спокоен, но на скулах у него заходили желваки – Уходи. Тебя никто не тронет, слово Мак-Магнуса.

– Вот и славно – осклабился горец и рявкнул на фею – Девка, не вертись, а то сейчас перережу тебе глотку дурняком!

Опытный Рэналф все понял сразу, он перехватил секиру одной рукой и поднял вторую вверх, давая понять, что он не станет никого атаковать.

– Ты же понимаешь, Мак-Манн, что ты покрыл и себя, и свой клан с его предками и потомками таким позором, что его будут помнить и эпоху спустя? – как-то даже дружелюбно спросил Фергус.

– Мне плевать – сказал горец, очень умело держа мою фею, и почти не глядя двигаясь к выходу – Мне плевать и на тебя, и на законы, и на правила. Времена изменились, старый ты дурак. Кеннор это понимал, и Макмиллан это понимает, и даже вон тот король бродяг и нищих в курсе происходящего.

– А я что говорил? – Леннокс коротко глянул на Лоссарнаха – Хоть и гад он конечно, но говорит по сути верно. Хотя за то, что ты так сказал про дядюшку Фергуса я тебе…

– Ничего ты ему не сделаешь – Лоссарнах покачал головой – И никто ничего ему не сделает, если хочет располагать моей дружбой. Брат мой, ты слышишь меня?

– Это моя… – я закашлялся, поскольку сам не понял, что хотел сказать. «Моя» – кто?

– Я понимаю, что она твоя дочь – Лоссарнах кивнул – Но ты мой брат, а стало быть и она мне не чужая. Просто долг этого человека вырос еще больше, вот и все. Но он – мой.

Я вздохнул и, приняв окончательное решение, нажал на кнопку «Нет» в квесте, который так и висел перед моими глазами. Не стоит оно того. Хотя, если Трень-Брень после этого начнет заикаться, я плюну на все, напрягу всех, вплоть до Валяева, найду этого урода и… Ох, что я сделаю. Я сервер, куда его файл положат после того, как заархивируют, по винтику разберу.

– Буду ждать нашей встречи – Мак-Манн широко улыбнулся Лоссарнаху – Поверь, я сейчас говорю вполне искренне. Я тоже очень хочу тебя убить и непременно это сделаю.

Он вышел из зала, и мы услышали его крик –

– Внизу все спокойно?

– Да – донесся и до нас ответ одного из его людей.

– Уходит – сказал нам Рэналф, выглянув за дверь – Жаль.

– Он бы прирезал дочь Хейгена – Лоссарнах подошел к окну – У нас не было выбора. Мы бы, конечно, отомстили, но стоит ли жить после того, как за твою жизнь заплатили кровью ребенка твоего брата?

– Кровь одного ребенка за кровь многих воинов – заметил курильщик трубки – Перебей мы их здесь и сейчас, то воевать потом было бы куда как проще.

– Не мели чушь, Саймон – Даг склонился над юным вождем Скриммсов, колени его отчетливо скрипнули – Готов. Мальчишка совсем был, глупый, но честный.

– Почему чушь? – курильщик сел на кресло.

– Мы воины, наша смерть – наша жизнь – Даг, охнув, распрямился – В том смысл всего, что мы делаем. А она – ребенок, даже не столь важно, что она дочь одного из нас. Она просто ребенок.

 

– Стареешь, Даг – заметил Саймон – Впрочем, может ты и прав.

Я тряхнул головой и подбежал к окну. Надо же, возникает такое ощущение, что там, на лестнице и вправду близкий мне человек. Родной. Чудно. Непривычно.

Мак-Манн вышел из дома на площадь, где на него непонимающе уставилась толпа гэльтов. Слышно не было, но похоже они задавали ему какие-то вопросы, на которые он даже не стал отвечать. Мак-Манн что-то спросил у своих людей, окруживших его кольцом, отметим – очень ловко и умело окруживших. Один из них тряхнул мечом с перевязью, которую он держал в руке – видно, чертов горец спросил у него про свое оружие.

Мак-Манн поднял голову и посмотрел на нас, после мотнул головой – мол, окно откройте.

Бейрон толкнул створки и в залу скользнул терпкий прохладный воздух – как ни крути тут зима, но она приятно напоминает осень.

– Надеюсь ты понимаешь, Мак-Соммерс, что пришло время войны? – с сарказмом проорал злодей – Я сам не могу ее объявить, но поверь, что это так. И я рад, что неясности больше нет.

– Я пришлю копье твоим хозяевам – ответил за Фергуса Лоссарнах – Но ты прав – не дело рабу говорить за господина.

– Копьё! – захохотал Мак-Манн и его поддержали горцы, стоящие вокруг него – Что нам твое копье! Нет уж, воевать будем по нашим правилам. Хотя, судя по полю Туад, мы тебя хоть так, хоть этак прикончим. Ты же неудачник, да еще и трус. Эй, люди, вот это недоразумение, по какой-то нелепой случайности именующееся гэльтом, хочет быть вашим королем!

– Королем? – раздался добрый десяток голосов – Каким королем? Что вообще происходит?

– Гэльты! – заорал Мак-Манн – Слушайте и не говорите потом, что не слышали, что вам не дали шанса. Если кто хочет уцелеть в войне, то у него есть такая возможность. Принесите нам головы своих вождей, вон того нищеброда с Запада и, конечно, Мак-Магнуса – тогда вы останетесь живы. Слово Мак-Манна!

– Который прикрывается ребенком, вместо того, чтобы взяться за меч – холодно заметил Лоссарнах – Сразу видно – человек чести.

– Я сказал – вы услышали – не стал лезть в дискуссию Мак-Манн, опасливо глядя по сторонам, как видно опасаясь стрелы в спину – каждый других судит по себе, и скомандовал кому-то из своих людей – Портал открывай.

– Девочку отпусти – крикнул Фергус – Хоть ты и негодяй, но ребенка отпусти.

– Да? – нехорошо улыбнулся Мак-Манн и повертел лезвием ножа у горла феи, оно блеснуло в лучах заходящего солнца – Ну, не знаю…

– Что ж ты творишь-то, паскудник? – какая-то сильно пожилая гэльтка в клетчатой юбке махнула клюкой – Я же твою мать знала, мы из одного рода с ней были. Кабы Фрида знала, что родила, она бы тебя еще в мокрых пеленках удавила!

– Ладно – не думаю, что подобные вещи могли тронуть гнилую душу горца, полагаю, что им двигали политические соображения – Лети, уродка. Тебя и так матушка-природа наказала, кому такая нужна.

Полыхнул портал и одновременно с этим Трень-Брень взмыла в воздух, держась за шею, и на редкость умело сквернословя.

На площади все стихло и даже Мак-Манн задержался на мгновение, слушая невероятно складные матюки феечки, которая трясла в воздухе кулаками, обсыпая присутствующих искрами.

– Вот дает – с удовольствием и знанием дела крякнул Саймон, выпустив клуб дыма – Молодец девка, хорошая жена кому-то будет, боевая. Я вот что думаю, Хейген – у меня младшему сыну, Тэду, скоро тринадцать лет будет, твоя вон тоже в возраст уже входит. Может, помолвим их, породнимся? А что она с крыльями – так это не беда, овец, если потеряются, легче искать будет.

Я вздохнул, в очередной раз подумав, что градус бреда доходит до критического значения и подождал чего-то вроде квеста «Обрученные», с условием «Выдать приемную дочь фею Трень-Брень за одного из сыновей вождя клана…» Как там его? Мак-Ансы. Вот значит за Тэда Мак-Анса.

Сообщение не выскочило, но Саймон расценил мое молчание по-своему –

– Дам за нее двадцать пять овец.

– Тридцать – на автомате выскочило у меня.

– Не многовато? – Мак-Анс покачал головой – У меня отары не такие большие, как об этом рассказывают.

– Вождь, ты жену сыну выкупаешь, а не телегу – присоединился к беседе Вахмурка и продолжил спертым от смеха голосом – гнома явно сначала отпустило, а потом понесло – За такую красотку двадцать пять овец?

Портал на площади схлопнулся как раз в тот момент, когда Трень-Брень закончила свою речь и плюнула вниз. Народ помолчал секунд пять, а после зааплодировал – гэльты были явно впечатлены способностями моей феи и тонко чувствовали красоту бранного слова.

– Нам надо многое обсудить – Лоссарнах вроде внешне был спокоен, но я чувствовал – его еще не до конца отпустило – Вожди, у нас очень мало времени, я уверен, что у наших противников все готово к тому, чтобы начать большую войну. И это будет война, очень отличающаяся от той, к которой вы привыкли.

– Мак-Магнус прав – поддержал моего друга я – Это будет война по образу и подобию Запада, никаких долин, битв грудью в грудь и всего такого. Это будет экспансия.

– Линдс-Лохэн, это ты сейчас по матерному или же по-ученому сказал? – поинтересовался у меня на полном серьёзе седоусый гэльт – Мы тут академиев мудрости не кончали, народ простой.

– Не суть – отмахнулся я – Главное – надо быть ко всему готовым. И к засадам, и к ночным вылазкам, и к партизанской войне. Колодцы могут отравить, селения пожечь – правил больше нет.

– На мой взгляд парень перегибает – отмахнулся седоусый – Оно, конечно…

– Морлок, посмотри сюда. Ты когда-нибудь видел, чтобы гэльта прирезали прямо на совете вождей? – Фергус показал на труп молодого Скриммса, скорчившийся на полу – А там за окном сквернословит дочь Линдс-Лохэна, которой один из нас только что чуть не перерезал горло. Да, Хейген, ты с ней поговори, сдается мне, что она связалась с плохой компанией. Не должна столь юная девица так умело ругаться.

– Точно-точно – Даг хлопнул меня по плечу – Сначала ругань, потом эль за овчарнями, а потом она сбежит куда-нибудь в холмы с каким-нибудь обормотом, чтобы сделать тебя дедушкой. Не та стала молодежь, вот помню в наше время…

– Двадцать овец, пять баранов, десять топоров, стальных, отличной ковки – перебил его Мак-Ант, загибая пальцы – Ну, и половину расходов на свадьбу возьму на себя.

– Отдавай – пробулькал Вахмурка – Выгодное предложение!

У меня в очередной раз дзынькнула почта. Это кто же так разошелся, а? Мюрат поди, пишет петиции о том, что «Вот видишь, до чего упрямство доводит»

– Скотина какая, а? – в зал влетела Трень-Брень, вышедшая из образа девочки-нимфетки – Гнида, я прокачаюсь, я его найду, я его в пыль, в землю, в…

– Девица, мы все понимаем – укоризненно сказал Фергус – Но пожалейте наши уши и уважайте наш возраст.

– Извиняйте – фея была взбудоражена и очень зла, хотя, конечно ее можно понять – кому приятно будет, если к глотке нож приставят?

– Итак, на пороге война – Лоссарнах обвел глазами присутствующих – Если вожди не против, я скажу, что следует сделать незамедлительно.

Пара вождей поморщились, и мой друг заметил это.

– Я понимаю, что это все не слишком по нашим обычаям и не слишком правильно, но этому есть объяснения. Я воевал на Западе и Юге, я знаю, как ведутся такие войны, в отличии от вас.

– Мак-Магнус прав, он знает, затем туда и ходил. Мак-Магнусы всегда умели смотреть вперед, на несколько шагов дальше остальных – веско сказал Фергус, забивая еще один гвоздик в постамент, на котором стоял Лоссарнах. Интересно, бейром с братом Юром часом не знаком? – И вот еще что – это пока только наша с ним война, и все, кому это не нужно, могут уйти из этого зала прямо сейчас. В этом нет позора, и никто не скажет им вслед дурного слова. Те же кто останутся… Я не знаю, что их ждет. Может слава и победа, может смерть и забвение. Но я – остаюсь.

– И я – помахал трубкой мой вероятный сват.

– Я тоже – почесался Даг.

– И я остаюсь! – сообщила Трень-Брень.

– Так, девица – бейрон погрозил ей пальцем – А ну-ка покинь помещение. В твоих рассказах нужды более нет и делать тебе здесь нечего.

– Как так? – возмутилась было фея, но старый Даг стянул свой сапог и гаркнул –

– А ну брысь, мелочь! Вот я тебя обувкой под зад!

К моему величайшему удивлению фея перепугалась и усвистела в окно – только крылья прошуршали.

– Так как насчет помолвки? – настырно спросил Мак-Ант, и я задумчиво ему ответил, глядя на окно –

– Ты знаешь, а я подумаю.

Ну, а что? Засуну ее в мешок, да и сдам ее с рук на руки будущему тестю, отдохну немного… Пока она обратную дорогу не найдет.

– Хейгеееен! – донеслось до меня из открытого окна – Выходи во двор гуляяять!

Ну, вот и все, доигрался. Когда такие крики слышать начинаешь, впору задуматься о том, все ли у тебя дома.

– Хейгееен! Еще светло!!! – девичий голос знай надрывался – Выходииии!

– Это тебя зовут – растерянно сказал Вахмурка – Или я один это слышу?

– Не один – успокоил его я – Но я как-то гулять сегодня не собирался.

– Хейгееееен! Ну, блин, ты выйдешь или нет?

– Линдс-Лохэн, скажите этой девушке, что вы заняты и закройте окно! – сердито сказал Фергус – Рэналф, долго здесь еще будет лежать тело этого бедолаги? Унеси его в ледник, потом передадим клану с соответствующими соболезнованиями.

Рэналф понятливо кивнул и направился к трупу гэльта, я же пошел к окну, расставшись с надеждой, что это галлюцинация. Понятное дело, что ждать чего-то хорошего от подобных криков не приходится. Без вариантов – нашел меня кто-то, чтобы загрузить очередной проблемой.

Внизу стояла Милли Ре. Увидев меня, она явно обрадовалась и поманила меня пальцем.

– Спускайся давай. Слушай, ты почту вообще читаешь? Тебя половина нашего клана ищет! И личку игнорируешь.

– Занят был очень. У меня и сейчас тут дела вообще-то – буркнул я в ответ – Я не могу их бросить вот так просто.

– Через «не могу» надо – посерьезнела Милли – Ждут тебя.

– Кто? – спросил я, немедленно осознав глупость заданного вопроса.

– Двое с носилками и один с топором – Милли повертела пальцем у виска – Не тупи. И не заставляй меня орать на всю эту деревню то, что и на ухо говорить не стоит.

– Это город – возразил я ей.

– А это кто? – откуда-то сверху спустилась Трень-Брень и с любопытством уставилась на Милли.

– Знакомая моя – вздохнул я – Давняя.

– Н-да? – Трень-Брень оценивающе посмотрела на воительницу – Ну не знаю. Кролина посимпатичней будет, не говоря уж обо мне.

– Хейген – Милли упрела руки в бока – Мне самой за тобой прийти?

– Линдс-Лохэн, вас ждут! – громыхнул сзади голос Фергуса. Старик перешел со мной на «вы», что вряд ли сулило что-то хорошее.

У меня появилось ощущение, что голова вот-вот взорвется.

– Хейген. Если надо куда-то идти – иди – вступил в разговор Лоссарнах – Я знаю, что у тебя много других дел, и если тебя разыскали даже здесь, то наверняка это не просто так. Твой голос будет у достойнейшего гнома, который, надеюсь останется с нами.

– И то – Вахмурка подошел к окну, окинул взглядом девушку, которой это не слишком понравилось – «Гончие». Ничего себе у тебя друзья, уж и не знаю – завидовать или соболезновать. Иди, от таких приглашений не отказываются.

– И дочь свою забери – приказал Даг – От нее слишком много шума. Как по мне, ты бы ей задницу заголил и высыпал как следует! Я своих всех таким образом воспитывал и ничего – нормальными выросли. Надежные жены и хорошие матери получились. Вот только рожают одних девок…

– Иду – крикнул я Милли и подошел к Лоссарнаху – Брат, нам нужен твой замок. Нам нужен Морригот, с его стенами и мостом, надеюсь ты это понимаешь? Нам необходим тыл, надежный, прикрытый.

– Я тебя услышал – тактично ответил мне Мак-Магнус.

– Очень на это надеюсь – сказал ему я, поклонился совету вождей, сообщил, что мой голос теперь у гнома и вышел прочь.

– Я с ним – раздался голос феи, как только Милли подошла ко мне – И это не обсуждается.

– Что это за недоразумение? – воительница с некоторым удивлением осмотрела порхающую над нами Трень-Брень – Ты ручную зверюшку завел себе что-ли?

– А у тебя задница толстая – немедленно прилетел ответ сверху – Мне это отсюда отлично видно!

– Скажи, сколько я буду тебе должна за смерть этого существа? – Милли задумчиво посмотрела на меня.

– Двадцать овец, пять баранов и десять стальных топоров – утомленно ответил я ей – Слушайте, вы, обе. Я сегодня очень устал. Даже не просто устал, я почти на последнем издыхании. У меня нет никаких сомнений в том, что вам на это в принципе начхать, но давайте так – я все равно доберусь сейчас до того места, куда меня зовут и там будет человек, который меня спросит, что со мной такое. И я не стану врать, просто объясню, кто именно меня довел до такого состояния. О дальнейшем говорить?

 

– Трень-Брень, фея – спустилась на грешную землю моя воспитанница и протянула свою тщедушную лапку воительнице.

– Милли Ре, воин – Милли осторожно пожала руку феи – Хейген, она с нами отправляется, я правильно поняла?

– У нас нет выбора – с печалью подтвердил ее предположения я – Мне нужен мир с местными гэльтами, а пока она здесь, на этот счет гарантий нет. К слову – ты как меня нашла?

– Нашла и нашла – ушла от ответа Милли – Дали маячок.

Глен постарался, чего тут гадать. Ну, от Эринбуга до деревни прямая дорога, а там уже соориентировали. Там Кро, она знает кого куда послать, причем отлично разбирается в том, кого следует отправить по дальнему маршруту, а кого по нужному.

– Пошли? – Милли Ре открыла портал – Время дорого, сам понимаешь.

– Оно всегда дорого – пожал плечами я и почувствовал, как Трень-Брень взяла меня за руку.

– Ты дурак? – Милли постучала себя по лбу – По таким делам, как сейчас начались, вообще каждая минута на счету.

– По каким делам? – осторожно спросил я.

– Так мы на военное положение переходим, все, кончилась пристрелка, началась войнушка.

Мы с Трень-Брень переглянулись.

– Мелкая, ты всегда все знаешь – я нагнулся к фее – Ничего об этом не слышала?

– Когда? – возмутилась моя воспитанница – Я то в бою, то среди гэльтов, то с ножом у горла. Мне некогда новости узнавать.

– Ребята, вы тут у горцев совсем одичали – сочувственно сказала Милли Ре – Нельзя так. Надо время от времени выбираться в федеральные центры, как-то окультуриваться.

– Милли, вот давай без этого – я повертел пальцами руки в воздухе – Без плоских шуток. У нас тут тоже не сахар, поверь мне. У меня клан, война, предательство и все такое. Вон, ребенка чуть не прирезали.

– Про твою войну все всё уже знают – заверила меня воительница – Куча народу уже расстроилась, что записи путевой нет. Как ни крути, а вы отправная точка всей нынешней кутерьмы! Ты, кстати, сражение на поле… Как его… Ну, неважно, ты его не снимал?

– Не снимал – мрачно сказал я. Блин, опять обсохатился. Ну, вообще головы нет.

– Жаль, можно было бы продать выгодно или сменять на что-то полезное. Несколько ребят у Глена снимали, но там ракурс поганый, они же в кустах сидели и далеко.

– Милли, давай ближе к теме – я уже понял, катализатором чего мы были. Я об этом подумал сразу же, еще в тот момент, когда Глен сказал мне, что Седая Ведьма заключила с ним союз – Что в большом мире происходит?

– Война там происходит – Милли открыла портал – За полдня распались почти все старые альянсы, возникло несколько новых и пошел передел зон влияния. Так бахнуло – сердце радуется. Официально пока никто никому ничего не предъявлял, но это дело времени.

– Чему радуется? – совсем уже печально спросил я – Черта ли тебе в этой войне?

– Воину война всегда как кусок тортика – Милли облизнулась – Нет войны – скучно, есть война – сладко.

Бред какой-то. И это барышня…

– А вот мне вся эта хренотень как крошки в постели – вроде пустяк, а фиг заснешь – я дернул за собой в портал о чем-то призадумавшуюся Трень-Брень – У меня одна война здесь идет, вторая, стало быть, по всему Раттермарку разгорается. Одна да одна – выходит две. Могу не потянуть.

– Будто у тебя выбор есть – удивилась Милли.

Я вслед за ней шагнул на площадь цитадели «Гончих смерти». На ней стояла жуткая суета, народ бегал, суетился и брякал оружием – серьезный клан к военной угрозе подошел с душой.

– Выбор всегда есть – заверил я воительницу.

– Не в твоем случае – Милли похлопала меня по плечу – Не забывай, из-за тебя мир бахнул, не удивлюсь, если в самом скором времени за твою голову назначат награду. Сам понимать должен – ты возмутитель спокойствия, и значит переходишь в разделы «Товар» и «Добыча».

– Только этого мне не хватало – простонал я – Господи, ну где я так нагрешил, а?

– Это да – Милли сочувственно шмыгнула – Но у тебя ведь есть друзья, не так ли? А у них есть мечи и топоры, так что не вешай нос.

Я без особого оптимизма кивнул и вошел в цитадель «Гончих».

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27 
Рейтинг@Mail.ru