Леший

Анастасия Шерр
Леший

От автора: немного мистической любви от ШерроМуза:) Не совсем на нас похоже, но нам очень захотелось вдруг сказки:)

Глава 1

– Вышла на берег девица красная, присела на золотой песок и принялась свои волосы длинные расчёсывать. И всё бы ничего, да волосы у ней зелёные, тиной пахнут. А тело всё чешуёй покрыто, будто и не девица она вовсе, а рыба какая.

– Что за жесть? – хохотнул Сашка, сворачивая с главной трассы на просёлочную. Дорога эта весёлой оказалась, вся в колдобинах, лужах и ямах. Их так затрясло, что из рук Юльки выпала старая книга в зелёной обложке, будто покрытой мхом. На ней никаких надписей, даже названия. Юлька подняла своё сокровище, к груди прижала. Книга – единственное, что она успела с собой забрать, когда бабка её из дома выперла.

– Ну, Саш! Никакая не жесть. Это, между прочим, на самом деле было. Мне ещё прабабка рассказывала. Представляешь, она русалку знала. Эта девушка на самом деле существовала.

– Да ладно заливать, – заухмылялся Саня. – Ты ж большая девочка уже, а в сказки веришь. Ну может и была такая в этой твоей Болотновке, может случилось что, мужика там увела у соседки или курицу своровала. Её в нечисть и записали. Село же.

Юлька нахмурилась.

– Во-первых, не Болотновка, а Болотянка. А во-вторых, сам ты село. Я здесь выросла, между прочим. Вся история Болотянки построена на легендах о русалке и Лешем. Здесь в старину такие странности творились, что во время войны даже немцы сюда не совались. Боялись очень после того, как целый их отряд в болоте сгинул. Говорят, они успели передать своим по связи, что на них чудовища напали, а когда за ними пришли, не осталось даже следа. Будто и не было там полсотни людей. Вот так.

Сашка скептически хмыкнул.

– Чушь.

– А вот и нет! – заупрямилась Юлька. – Я тоже как-то видела что-то… – и тут же пожалела о сказанном, потому что Сашка заухмылялся ещё шире.

– А у вас там травка хорошая растёт, да? Или навоза обнюхалась?

– Да иди ты! – обиделась Юля. – Я маленькая ещё была, но всё отлично запомнила. Обычно деревенские в лес не ходят, а я от бабки сбежала и на краю опушки пряталась.

– И чё?

– И ничё. Мавку увидела. Ну, это бабка потом мне сказала, что мавка она. А так сразу и не скажешь. Красивая такая…

– Мавка? Что за мавка? – нахмурился Сашка, преодолевая самую огромную колдобину, отчего машину затрясло, словно в мясорубке.

– Ну это вроде русалки, только живёт она не в воде, а в лесу.

– Ага, понял. Деревянная русалка, – заржал Сашка, а Юлька, психанув, захлопнула книгу.

– Ой, да ну тебя! Не буду больше ничего рассказывать! Вот сам в лес этот жуткий пойдёшь, я посмотрю, как тебе там весело будет, – упрямо сложила руки на груди, обиженно отвернулась.

– Ну ладно, ладно, чё ты, Юль? Я же шучу. А в лес мне одному никак нельзя. Я ж не местный, заблужусь. А видео мне край снять надо. Чтобы потом было из чего смонтировать страшилку. Мне подписчики новые очень нужны, Юль, – как обычно, Сашка начал давить на жалость. Юлю это раздражало почти всегда, но сегодня почему-то настроение было отличным.

Юля обожала Болотянку с её тайнами и секретами. И ни за что бы не уехала отсюда, если бы не свихнувшаяся на старости лет бабка, решившая вдруг, что внучке после совершеннолетия здесь будет грозить опасность. И отправила она Юльку подальше в город, строго-настрого наказав никогда не возвращаться обратно.

Нет, Юля очень любила свою бабушку. Но та, видимо, её чувств не разделяла. Всё болотницей называла да нечистью. А ещё, невестой Лешего, которого бабка боялась больше всех остальных обитателей леса. Говорила, что он там всем правит, и людей, однажды в гущу забравшихся, уже не выпускает. Не то чтобы Юлька слепо верила всему, что говорила бабка, но кое-что всё же видала. К примеру, ту Мавку. Она Юльку маленькую за руку тогда взяла и с собой в лес увести хотела. Обещала конфет много и кукол красивых. Да бабка вовремя подоспела, Мавку каким-то своим снадобьем спугнула. Та и убежала обратно в лес, да так быстро, что Юля даже моргнуть не успела.

Ей тогда лет пять было, но тот момент, когда испуганная, шипящая Мавка превратилась в зелёное, ускользающее из рук облако и скрылась между деревьев – хорошо запомнила.

Сейчас Юля испытывала какое-то странное волнение. Вроде как и страшно было немного, а вроде и хотелось туда снова. Посмотреть на лес взрослым взглядом. Может и не правда всё. Может это она себе всё придумала. Бабушка-то часто рассказывала ей о всяких лесных тварях. Вот и приснилось, видать.

В любом случае, теперь она возвращалась на свою родину и собиралась провести здесь добрую половину лета. Санька видосов своих наснимает для подписчиков, а она отдохнёт от учёбы, детство вспомнит. А там в лесу ещё и озеро есть. Вот оно Юлю почему-то манило больше самого леса. Была в нём какая-то загадка…

Глава 2

Болотянка встретила их проливным дождём и порывистым ветром, отчего в лобовое стекло прилетали не только сорванные с деревьев листья, но и какой-то мусор. Сашка неприлично выругался, цыкнул.

– Ну и дырень.

– Ты вообще-то сам сюда хотел, нет? – обиделась Юля. Да, погода в Болотянке редко бывала хорошей. Но Юле нравился дождь. Она любила грозу, гром, молнию – ненастье, в общем. Было в такой погоде что-то вдохновляющее.

– Ладно показывай дорогу, – буркнул Сашка, явно не разделяющий восторга подруги.

– Вон туда, а потом налево и прямо. Как раз в конце улицы дом.

Домом это было сложно назвать. Юля уже и позабыла, как выглядела бабкина избушка под старой, дырявой крышей. А сейчас из машины вылезла, посмотрела и заплакала. Как же она скучала по этому домику, по этой деревне. И по лесу, грозно чернеющему чуть поодаль. Всплакнула ещё, вспомнив, как выходила по утрам босиком по росе к низенькому заборчику, чтобы увидеть, как бабушка с пастбища возвращается. Уже со свежим молоком и ягодами, которые собирала на лугу в лесу. Луг – пожалуй, единственное место, куда ходили деревенские. Дальше нельзя. Дальше густые заросли, болото и топи страшные. А ещё, твари всякие до мурашек жуткие. Если в болоте не увязнешь, так они помогут домой не вернуться.

Иногда, правда, люди даже из деревни пропадали. Беззубые старухи, восседающие у колонки, говорили, что нечисть и в деревню наведаться может, но только раз в году. Кажется, как раз, в этом месяце… В этот день обычно деревню накрывает густой, непроглядный туман, старики мороком его называли. Мол, пускает Леший морок нам в глаза, а сам из леса выходит со свитой своей страшной. Выходит и людей крадёт, а на остальных напускает ману, чтобы о пропавших вспомнили только через несколько дней, а то и недель. И действительно, люди пропадали в июне, а хватались их уже в июле. И никто, даже соседи, не могли сказать точно, когда видели исчезнувшего в последний раз. А вот родственников у пропавших не было. Обычно исчезали одинокие люди. Те, у кого семьи не было. В основном мужчины.

– Ююююль! – крикнул на ухо Саня, и она вздрогнула. Ошарашенно обернулась.

– Ты чего орёшь? Напугал.

– Это ты меня пугаешь. Сначала ревела, а теперь уже пять минут на лес смотришь и улыбаешься. Это он, да? Туда мы завтра пойдём?

– Завтра? – удивилась Юля. – А зачем ждать до завтра? Давай сегодня, а?

– Эээ… Зай, а ничего, что уже вечер почти? К тому же я жрать хочу, – показал ей сумку, набитую продуктами. – Давай в дом. Сегодня отдохнём, а завтра с утра выдвинемся.

– Ддда, наверное, ты прав, – промямлила Юля, окончательно приходя в себя. Что-то накрыло её действительно. В какое-то мгновение так дико в лес потянуло, что, если бы Сашка не окликнул, она бы через заборчик махнула и одна туда пошла бы. Устала, видать. Поужинать надо да поспать.

*****

– Это она, госссподин мой! Онаааа! Чувсссствуете? – прошипела змея, свесившись с ветки.

– Исчезни, – буркнул он и устремил свой взгляд на деревню. Да, он чувствовал. Впервые за столько лет учуял её, и теперь надышаться не мог. И поверить не мог в то, что она здесь. Он, конечно, знал, что она вернётся. Рано или поздно должна была. А ему ждать не привыкать. Да только с каждым днём мечта увидеть её казалась всё более несбыточной.

Рот наполнился слюной, как у зверя дикого, а глаза полыхнули зеленью, а затем в чёрные угли превратились.

– Иди проверь, – приказал змее, и та тут же соскользнула с ветки в высокую, влажную траву.

Нариэль ещё раз втянул в себя ставший вдруг сладким воздух и глаза закрылись от удовольствия. Наконец-то. Теперь она взрослая. Теперь он может забрать её себе. Она за этим и пришла. Отдать себя в руки господина.

К озеру шагнул и бросился с берега в самую середину. По чистой, прозрачной воде круги пошли и скрылся тот, кого люди Лешим зовут, в своём водяном царстве.

Глава 3

Ночь была тёмной и очень тихой. Было слышно только их. Какие-то мерзкие существа, похожие на слизняков ползли с топей прямо к её домику. Окружали его, по стенам на крышу заползали, оставляя мокрые, зелёные следы.

А за слизняками шли из леса мавки. Много мавок. И тоже страшные. Совсем не такие, какой помнила Юля одну из них. Они тянули свои пальцы-крючья и пытались схватить бедную девушку, а та никак не могла дверь закрыть. Один из слизняков не давал. Он протиснулся в щелочку и пытался заползти в дом. А Юля кричала, спиной дверь подпирала и звала Сашку. Но того, как назло, рядом не было. Его вообще в домике не было.

– Оставьте меня в покое! Уйдите, мерзкие твари! Я не пойду с вами! – почему-то Юля была уверена, они её в лес затащить хотят. И там в озере утопят – это уже она поняла, когда пошёл дождь и из леса прямо по грязи поползли русалки со своими рыбьими хвостами. Они как-то очень широко открывали свои рты, растягивали их, как делают чудовища в фильмах ужасов. Руками цеплялись за камни и траву, и ползли всё быстрее.

 

Из последних сил Юля надавила на дверь, и зелёный слизняк всё же выскользнул на улицу. Закрылась на щеколду, для верности ещё и стулом дверь подпёрла. И, стерев со лба пот, выдохнула.

– Это не поможет тебе, Несса. Теперь ты мне принадлежишь. Пришла пора забрать тебя домой.

Юля судорожно вдохнула и на голос повернулась. За обеденным столом сидел мужчина с длинными волосами и, кажется, по пояс голый. Юля надеялась, что только по пояс. Но на кухне не горела лампочка и она не могла разглядеть его более детально.

– Вы кто? – охнула испуганно, ринулась к двери, но вспомнила, что там, за ней, чудища собрались в очередь, чтобы утащить её. Знать бы, кто опаснее, он или эти? А то русалки с раззявленными пастями и мавки со скрюченными пальцами уже не казались такими страшными, как этот. – Как вы вошли сюда? – хотела было дотянуться до железной кочерги у печки, да моргнуть не успела, как мужчина рядом оказался и лицо своё к ней приблизил, согнувшись.

– Я уже близко. Я скоро приду за тобой, моя Несса. Теперь ты не сбежишь.

Вскочила с криком и в холодном поту. Руку к горлу прижала, пытаясь отдышаться. Рядом похрапывал Сашка, раскинув руки в стороны и широко раскрыв рот.

«Прям как русалка», – подумалось Юле. И страх отступил. Всё в порядке. Это сон был. Обычный кошмар. Сашке на челюсть пальцами надавила, чтобы рот захлопнул. Она теперь зевать не сможет без содрогания.

Пока Саня досыпал, Юля поджарила до хрустящей корочки бекон, яйца, нарезала целую гору бутербродов. Им сегодня в лес идти, нужно хорошо позавтракать и с собой еды набрать. И одежду тёплую взять, а то в лесу прохладно бывает.

Саня проснулся, когда она уже наливала в термос кофе.

– Ого. Ты в городе так не готовила, – протянул удивлённо и зевнул. Ну вот, опять.

– Не открывай рот так широко, – буркнула парню и кивнула на стул. – Садись, поешь. Скоро выдвинемся в путь, – сказала это и отчего-то тревога какая-то в душе шевельнулась. Вроде как хочется в лес сходить. А вроде и страшно. Но тут же себя одёрнула. Ну что там случиться может? Сказки всё. Это бабуля её запугала, плюс детская, неуёмная фантазия. А теперь ещё и сон жуткий. Вот и всё.

Ну а если какая-нибудь гадость в лесу и водится, но уж вдвоём с Сашкой они смогут отбиться. Или убежать.

*****

В лесу было холодно. Будто не лето сейчас, а поздняя осень. Юля достала из рюкзака свитер, надела. Скептически взглянула на Сашку. Тот заерепенился дома, мол, не маленький ребёнок, не замёрзнет, и выложил тёплые вещи из своего рюкзака. А теперь храбрился и, не желая признавать свою ошибку, делал вид, что ему вовсе не холодно.

– Ну, где тут твои деревянные русалки? – хохотнул, шагая следом за Юлей по узкой тропинке, протоптанной лесными зверьками.

– Во-первых, не ори так. Если нас услышит медведь или кабан, то тебе точно не до нечисти будет. А во-вторых, имей уважение к лесным обитателям. А то они рассердятся и съедят тебя раньше, чем медведи и кабаны, – тут Юля слегка стебалась над городским, не привыкшим к таким прогулкам парнем. Да, зло шутила, даже запугать пыталась. Ей почему-то было обидно, когда он смеялся над русалками и мавками. Так, словно они её семьёй были или хотя бы родственниками. Глупо, конечно. Их может вообще не существует. Но для Юли эти сказки были частью её детства, от которого, кроме книжки в зелёной обложке ничего больше не осталось. А Сашка нагло и бесцеремонно пытался растоптать её воспоминания.

Рейтинг@Mail.ru