Бродяга

Анастасия Шерр
Бродяга

Глава 1

– Девушка, уберите своё корыто с проезжей части! И побыстрее, я опаздываю! – на меня злобно сверкал своими маленькими глазёнками толстый хам, явно недоволен тем, что моя скромная ласточка преграждает путь его «мерину».

– Пошёл бы ты на хрен и с наступающим, – проворчала себе под нос, но в машину таки запрыгнула.

Разве моя вина, что все парковки снегом замело, а коммунальщики не чешутся?

Всего-то на пять минут в магазин забежала. Ну хорошо, на десять. Только называть мою кормилицу «корытом» не позволено никому. Вот бы невзначай ногу переехать этому козлу.

Повернула ключ в замке зажигания, но моя несчастная девятка только и смогла, что издать противный скрежет и снова заглохла.

Вот те номер!

Недавно же только с ремонта, чтоб тебя!

Глянула на толстяка в зеркало заднего вида и поняла по обозлённой красной харе, что просить его толкнуть бесполезно. Он до сортира-то небось на иномарке ездит, чтобы окорочка свои не утруждать.

– Ну?! И чё застыла, мать твою?! – нет, от этого точно помощи ждать не приходится.

Вышла из машины и, игнорируя вопли возмущенного мудака, огляделась вокруг.

Кроме какого-то алкаша в ободранной одежде никого. Ну так ясень пень! Тридцать первое декабря, шесть вечера. Все нормальные люди готовят праздничный стол, да подарки под ёлку детишкам складывают.

Только такие как я да этот индюк, что уже красный оттенок поменял на бордовый. Не задохнись от злости, сволочь.

Ах да, ещё этот пьянчужка.

А мужик-то здоровый, хоть и пошатывается… Может всё-таки поможет?

– Мужчина! Подождите! – я ринулась к алкашу и он, оглянувшись, замер, взирая на меня с какой-то надеждой.

Меня же словно током прошибло. Ничего себе нынче пропойцы по улицам шарахаются!

Высокий темноволосый мужчина также уставился на меня с нескрываемым любопытством и, похоже, ждёт, что я что-нибудь скажу, но отчего-то все мысли упорхнули из головы.

Трудно сказать, сколько ему лет. Где-то от тридцати пяти до сорока, но даже несмотря на его потрёпанный видок, выглядит он очень… Неплохо. Не смогла не заметить, что ботинки у него явно не на распродаже «всё по пятьсот» приобретены. Да и рваное пальтишко явно не из рынка…

Надо же, а алкаши нынче не плохо живут. Может и мне бросить «баранку» и в постоянного клиента вытрезвителя перепрофилироваться? Возможно, конечно, он кого-то обчистил, но уж больно лицо «породистое». На секунду показалось, что я его уже где-то видела.

– Вы меня знаете? – он шагнул ко мне, глядя с какой-то надеждой. – Вы моя жена? – зачем-то продемонстрировал обручальное кольцо, держа его на ладони.

Я очумела от такого вопроса, но быстро пришла в себя. Всё очарование, словно ветром сдуло. Это же надо так набраться, чтобы забыть как жена выглядит!

Мда, генофонд нации…

– Эй, я долго тут стоять буду?! – подал голос уже забытый мною толстяк и я вспомнила, зачем собственно подошла к этому мужику.

– Нет, я точно не ваша супруга, – про себя подумала, что не хотела бы себе такого спутника, хватит, один наподобие был уже. – Вы не могли бы мне помочь? Машина заглохла, толкнуть надо.

Он растерянно кивнул и последовал за мной, а я отметила, что походка его стала твёрже, да и по глазам не скажешь, что пьяный.

Мужчина оказался очень даже не слабеньким и уже через минуту я смогла съехать с проезжей части, чем незамедлительно воспользовался опаздывающий боров и дал по газам так, что из-под колёс в разные стороны полетел грязный снег.

В знак благодарности я махнула рукой своему спасителю и вырулила на дорогу, поглядывая в зеркало.

Мужчина же так и остался стоять посреди дороги, глядя мне в след, словно брошенный котёнок, хотя едва ли его так назовёшь. Судя по габаритам, скорее, сбежавший с зоопарка тигр, правда, грязный и замученный.

Со стоном нажала на тормоз.

Ну ёлки-палки!

Вот какое мне дело до этого забулдыги?!

Ну заберут его в «обезьянник», ну посидит там пока праздники не закончатся. А там, глядишь, и забытая супружница объявится с тремя детьми и заберёт горе-папашу домой под причитания и вопли «молодость мою загубил, гад!».

Ну вот почему я до сих пор сижу и смотрю на него, вместо того, чтобы ехать домой, в свою тёплую уютную квартирку и кормить праздничным ужином своего Бармалея?

А ведь он помог мне.

Твою ж…

Вот всегда я так!

Казалось бы, взрослая тридцатилетняя баба, а туда же, всех дворняг готова пригреть. Нервно хохотнула. Вспомнила, как бывшего чуть удар не хватил, когда я приволокла домой грязного окоченевшего щенка, который по сей день является единственным мужчиной в моей жизни.

Ну ладно. Домой бродягу подкину, так и быть. Конечно, если он адрес вспомнит, на что особой надежды нет, если учесть, что он даже лицо жены не помнит. Красавица, видать, неописуемая…

Сдала назад и, выйдя из машины, увидела как лицо незнакомца расплывается в благодарной улыбке.

Надеюсь, он не возомнил себе, что я ему денег дам на продолжение банкета.

– Может подвезти вас домой? Где вы живёте? – снова почувствовала себя идиоткой.

Разве станет разумная женщина приглашать к себе в машину незнакомого странного мужика? Станет. Благо, не первый день в такси работаю и, если что, под сиденьем травмат лежит. Но опять же, им ещё надо успеть воспользоваться.

– Я… Я не знаю, где живу, – пожал плечами кареглазый, подтверждая мои опасения.

Вот же задница.

Только я могу вляпаться в такое накануне Нового года.

И что теперь делать, спрашивается? Не уходить же теперь, раз уж вернулась. Эх, говорила мне мама, возвращаться плохая примета.

Пока я стояла, судорожно размышляя, что делать, мужчина слегка пошатнулся и схватился за затылок. Убрал руку и я заметила на пальцах кровь. Надо заметить, что уверенности в том, что поступаю правильно не прибавилось, а вот жалость возросла в троекратном размере.

Одно стало понятно – он не пьяница. Видимо, кто-то здорово приложился ему по голове, но от этого не легче. Всегда старалась не встревать в подобные истории. Как говорится, не ходи там, где стреляют – целее будешь. Ещё неизвестно кто и за что ему маковку проломил. А если взглянуть на его хоть и подранную, но брендовую одёжку, то не сложно догадаться, что разборки эти не для таксистов и уж тем более, не для женщин.

– Ладно, садитесь в машину, отвезу вас в больницу, – противоречу сама себе, но куда деваться теперь? Не бросать же его так.

Едем молча. Я смотрю на дорогу, он – на меня. Причем неотрывно, что начинает раздражать и даже немного пугать.

– Как тебя зовут? – его голос не грубый, но излишне требовательный и мне это не по душе.

Хотя, чего там… Типичный мужик. Пусти его в машину из жалости, так он сразу начнёт качать свои права.

– Надя.

– Надя… Надежда… Наденька, – проговаривает вслух в разных вариациях, словно пробуя на вкус.

– А тебя как зовут? – оборвала его бесцеремонно и с раздражением. Пусть не воспринимает меня как свою подружку.

– Я не помню, красотка, – равнодушно пожимает плечами, как будто речь идет не о нем.

Красотка?!

Аж в горле запершило.

– Как это? Совсем ничего не помнишь? А документы есть у тебя?

– Ничего нет. Пусто, – хлопает себя по карманам испачканного пальто. – Очнулся у какой-то аптеки и ни хрена не помню. Разговаривать умею, ходить тоже… Вроде всё осознаю, но в башке чёрный туман.

Изумлённо смотрю на него, отвлекаясь от дороги и чуть не вылетаю на встречку.

Он реагирует мгновенно и, схватив руль одной рукой, ловко его выворачивает. Ничего себе. А мужик-то не из простых! На пальцах воровские татушки, как у моего покойного отчима, что провёл на нарах большую часть своей непутёвой жизни.

Вот как знала, что не стоит совать свой нос туда, куда не приглашали.

– Хм, а я, оказывается, тачку водить умею, – смотрит на свои руки, словно хочет что-то по ним прочесть.

Во дела…

Он действительно ничего не помнит или просто искусно сочиняет?

Облегчённо выдыхаю и останавливаюсь у поликлиники.

– Приехали, – смотрю в его карие глаза и поражаюсь тому, сколько в них всего… Растерянность, недоумение, заинтересованность и что-то ещё, что категорически мне не нравится. В последний раз так на меня смотрел муж в далёком прошлом, когда я ещё была моложе и без целлюлита на известном месте.

– Ты не пойдешь со мной?

Я молча таращусь на него, аки девица на первом свидании.

– Или здесь подождёшь? – судя по всему, его не смущает ничего.

– Слушай… Ты извини, но мне пора домой. Ну, понимаешь, Новый год и все дела… А ты иди, там тебя в чувство приведут и домой поедешь, – мямлю, что придёт в голову, нервничая от сложившейся дурацкой ситуации и его взгляда, которым он, похоже, раздел меня до трусов.

– А что, сегодня Новый год? – поражённо округляет глаза этот засранец и я понимаю, что не могу бросить человека вот так вот… Беспомощного и одного.

– Ну, вообще, да… Слушай, а давай я тебе денег дам, а когда очухаешься, вызовешь такси, – делаю ещё одну попытку избавиться от нового знакомого-неизвестного.

Вытаскиваю бумажник и протягиваю ему пару сотен.

Мужчина криво усмехается и открывает дверь.

– Я не знаю кто я, но не альфонс точно. Спасибо, что подвезла и всего доброго. С наступающим! – вылезает из машины и, не оглядываясь, идёт к порогу больницы.

– Ну елки-палки! Отметила Новый год! – зло бью себя кулаком по коленке и, морщась от боли, выхожу за ним.

Глава 2

Честно говоря, не ожидала, что в поликлинике сегодня будет хоть одна живая душа. Отдать должное нашей медицине, нашёлся даже врач. Правда, слегка навеселе, а если быть точнее, здорово поддавший, но всё-таки врач.

Хотя, положа руку на сердце или ещё куда, я бы не доверила ему свою драгоценную тушку даже под дулом пистолета. Но у моего «подкидыша» особо выбора не было, а потому пришлось сдаться в руки нетвердо стоящего на ногах докторишки.

 

Меня почему-то приняли за жену незнакомца и я не стала отрицать – настроение, прямо скажем, не то, чтобы ещё разглагольствовать по этому поводу и объяснять каждому встречному-поперечному, что я этого мачо нашла на улице и лучше бы там и оставила.

Врач окинул мужчину «зорким» глазом и попросил раздеться.

Возможно, в другой раз я бы скромно опустила глаза в пол и вышла в коридор, но ноги так гудели, что сил встать с мягкой кушетки просто не нашлось.

Лучше бы я вышла…

Такой машины для массового геноцида я ещё не видела.

Как там говорят, бугрящиеся мышцы? Нееет… Тут канаты. Стальные причём. Отчего-то захотелось бежать, сломя голову, при этом взывая о помощи.

Глянь на него моя подруга, слюнями изошла бы. Благо, я не фанатка перекачанных представителей мужского пола. Хотя потрогать его рельефный торс не отказалась бы…

И всё бы ничего, да только к своему огромному сожалению, я не ошиблась в догадках о его криминальном прошлом, а может и настоящем.

Столько татуировок на одном туловище мне ещё не приходилось наблюдать.

Заметила несколько больших шрамов в районе груди и живота. Не надо быть врачом, чтобы понять – не бритвой порезался. Скорее всего ножевые ранения…

Ооох, ну и вляпалась же я.

Вляпалась, но продолжаю сидеть здесь. Была бы хоть капля здравого ума во мне, уже дома пряталась бы под тремя замками.

– Ух ты! Да ты, братец, интересный экземплярчик! – присвистнул пьяненький врач, осматривая татуированную спину «бродяги». – Так, ну повреждений здесь нет. А вот голову надобно проверить. Надо бы рентгенографию сделать, а в идеале…

– Короче, доктор. Как мне вспомнить, кто я вообще такой? – не терпится верзиле и в этом я его поддерживаю.

Терпеть не могу больницы.

Вот на дух не переношу. Один запах здесь чего стоит. Эх, не остановись я у того магазина, сейчас бы вдыхала аромат мандаринок и ёлки.

– Так ты у супруги поинтересуйся, или не доверяешь? – подколол его врач и сам своей шутке заухмылялся.

– Не доверяю, – искоса зыркнул на меня и заговорщицки шепнул доктору, – Может это она меня и пыталась пришить.

Врач пару секунд взирал на мужчину с серьезным выражением лица, а потом заржал.

– Да не, ну ты глянь на неё. Она ж тебе в пупок дышит, чтобы до башки достать ей надо стремянку ставить.

Я уставилась на этих придурков и под их дружный хохот встала с кушетки.

– Я в коридоре подожду. Шутники блин, – потянула ручку двери, но её тут же захлопнули перед моим носом.

– Э, нет. Жди здесь. А то свалишь еще, а мне ночевать негде, – на полном серьёзе выдал «потеряшка» и принялся одеваться.

Чего он сказал, простите?

Ночевать негде?

А я здесь при чём?!

Уж не собирается ли этот носитель тестостерона и тюремных татушек завалиться ко мне домой?!

Ну уж нет, дорогой. Тут ты прогадал.

А ведь я сама дала ему повод рассчитывать на это, когда потащилась за ним в больницу. Но я же не планировала… Вот так вот!

– Ну что я могу сказать. Если до второго числа ничего не вспомнишь, добро пожаловать к нам. Только найди свой полис.

Я саркастически хмыкнула. Ну да, полис ему сейчас только искать. Мужик собственного имени не помнит.

– Издеваетесь, доктор? – озвучил мои предположения незнакомец, поправляя на себе помятую одежду.

– Ну так, Новый год же, – хохотнул врач.

Да уж…

Этика.

А с другой стороны, эскулапа понять можно. Им в это время года ещё и не такие «кадры» попадаются.

Уж я то, работая в такси, знаю. Навидалась.

– Это всё, чем вы можете меня порадовать? – мужчина нахмурился, по-видимому, не оценил шутку.

– Так я, господа, терапевт. А вам к травматологу, а затем, думаю, и к психиатру. Так-то! С наступающим!

Выходим из больницы молча, каждый думая о своём.

Уж не знаю, что там в больной голове моего нового друга, а вот меня атакуют странные мысли…

И вроде понимаю, что тащить в свой дом незнакомца, явно сидевшего и, вполне возможно, что даже беглеца, глупо и смахивает на помешательство на почве одиночества, но, хоть убейте, не кажется он мне маньяком-убийцей.

Хотя что я могу знать о нём?

Если даже собственного мужа не знала. Он пять лет по бабам шлялся, а я ни сном, ни духом.

А с другой стороны…

Ну не бросать же его на улице. Новый год всё-таки. Время чудес и всё такое.

– Ну что? Куда тебя довезти? – слабенькая попытка.

В конце концов, кто меня заставлял идти за ним? Очень некстати вспомнила поговорку – мы в ответе за тех, кого приручили.

Да уж, забавного зверька отхватила…

Как там врач сказал? Экземплярчик? Как бы не пожалеть мне потом, притащив в дом этот экземплярчик. Вот радости-то будет, когда он квартирку мою и без того нищенскую обчистит.

Главное, чтобы не прирезал, и на том спасибо.

И всё-таки мама была права, когда говорила, что за мозгами в очереди я стояла последней.

– Как куда? Домой к тебе, куда же ещё. Ты оливье приготовила? Жрать так хочется, жуть просто, – и, обогнав меня, уверенной походкой зашагал к машине.

* * *

– А ты не боишься, что мой муж тебе морду набьёт? – после длительной паузы решилась всё-таки заговорить, ибо эта тишина уже давила на мозг.

– Нет, не боюсь. Получить по харе за даму – одно удовольствие. Только нет у тебя мужа, – расплылся в плотоядной ухмылке этот мерзавец и прошёлся по мне нахальным раздевающим взглядом.

Ещё раз он так на меня посмотрит, и придётся всё-таки достать из-под сиденья травмат.

Хотя, если быть честной с собой, то мне даже стало приятно. Давно моё женское самолюбие никто не тешил. Более того, бывший муженёк-скотина отбил напрочь желание создавать ещё когда-либо семью или хотя бы закрутить небольшой романчик с каким-нибудь скромным, но романтичным мужичком. Моя самооценка давно пала ниже плинтуса и я особо не заморачивалась по этому поводу.

Есть два типа женщин. Первый тип – это стройные красотки с «вечным» несмываемым мейкапом и жаждой покорять мир. Второй – такие как я. Серые мышки, которым в радость «поагукать» с соседскими детьми, но лень заводить своих, а потому сидят в своих норках и, развалившись по вечерам перед телевизором, поглаживают собаку.

Зато собака никогда не предаст – вот мой главный и единственный козырь перед мамой и подругой, когда они пытаются вразумить непутёвую Надьку, дабы, наконец, распушила хвост и вылезла из своей норки.

– С чего ты взял? – повернулась к «найдёнышу», отмечая про себя, что такой точно не подошёл бы на роль преданного мужа, исправно таскающего домой зарплату и цветы жене на восьмое марта.

Ему подходят, скорее, барышни первого типа, с которыми развлекается между отсидками и на следующий день забывает их имена.

– Кольца нет, – пожал плечами.

Как будто, если бы у меня был муж, я бы в дом мужика незнакомого тащила.

Напомните мне кто-нибудь, зачем я это делаю?

– А может я его, как ты, ношу в кармане?

– Нет, бабы никогда не снимают обручалку. Это ведь ваш трофей, добытый в неравной схватке, где мужику сначала вытрахивают нервы и мозги, а потом расплющивают яйца каблуком.

– Что-то вспомнил? – невольно вырвался смешок.

А мужчинка-то бывалый, вон как разглагольствует.

– Неа.

– А откуда тогда такие познания?

– Ума не приложу. Просто знаю и всё.

Да уж.

Ответ более чем удовлетворяющий.

Знает он!

– А я тоже знаю, что все мужики козлы и кобели, а кто не кобель, тот импотент или гомик, – зло огрызнулась, задетая таким хамством.

– Я не знаю, как насчёт кобеля, а вот, что не педик и вполне в рабочем состоянии, могу доказать и продемонстрировать наглядно хоть сейчас, – осклабился и продолжил невозмутимо разглядывать меня, словно зверушку в зоомагазине.

От такого любезного предложения стало не по себе и я снова задумалась о том, чтобы отвезти его туда, откуда притащила.

– Да шучу я. Не боись, насиловать не стану. Пока, – и снова гаденькая ухмылочка, которую захотелось не то что стереть, а прям содрать с его нахальной рожи.

– А я не боюсь. Не ребёнок, в состоянии за себя постоять, – вот сейчас, конечно, я насмешила не только его, но и себя.

Рембо в юбке, не иначе.

Мужчина даже не стал это комментировать, видимо, приняв мою угрозу за обычный бабский трёп.

В данном отдельно взятом случае это именно так и было.

Если этот «шкаф» ненароком заденет меня локтём, то о самообороне уже речи не пойдёт.

– Ну, а ты… Не хочешь найти свою жену? Она же, наверное, волнуется.

– Ага, волнуется, – фыркнул, отвернувшись к окну.

Я напряглась, чувствуя неладное.

– В смысле? Ты ничего не помнишь, но так уверен, что жене на тебя наплевать? С чего такое заключение?

– Не нужно быть при памяти, чтобы посмотреть на мои шмотки и понять, что живу я не бедно. Соответственно, моя жена тоже не стоит на паперти и уже подняла бы весь город на уши, если бы ей было нужно.

А мужик не дурак.

Вполне логично.

Обрадовал тот факт, что он точно не беглец, иначе, действительно весь город на ушах стоял бы, а его физиономия украшала все столбы, да и одежда, опять же… Вряд ли зекам такие шмотки выдают. Ещё в кабинете врача я заметила, что бельё у него тоже не из дешёвых, вряд ли он стал бы снимать с кого-то трусы.

– А может достал ты просто свою жену. Или шарахаешься где-то по несколько недель как мой бывший, – вот это нечаянно вырвалось, правда. – Вот она и думает, что в очередном загуле. Колечко-то не зря в кармане таскал.

– Всё возможно, – удивительно, но на этот раз он со мной согласился. – Но мне кажется, я не стал бы изменять любимой женщине, – рано обрадовалась, похоже.

– Сколько же в тебе самоуверенности. Прям в переизбытке, если учесть, что ты имени своего не помнишь. А вообще, мне без разницы. Так и быть, до утра останешься у меня, а завтра, глядишь, придёшь в себя. Вот и решишь сам свои проблемы. А мне дела нет, – настроение окончательно испортилось когда осознала, что рядом сидит не подарок с небес, а обычный кобель.

Он промолчал, видимо, соглашаясь со мной. Хотя даже если у него было другое мнение, то озвучивать его не стал и на том спасибо.

– Слушай, – то ли воспоминания о бывшем так меня распалили, то ли ещё что… – А может тебя чей-то муж и отоварил, а? – такое предположение мне дико понравилось и я даже хохотнула.

– Не думаю, – лениво протянул мужчина, поворачиваясь ко мне лицом. – Слушай, а как же ты называть меня будешь? – впервые я увидела как он озадачился, хотя ожидалось это намного раньше.

– Бармалей-два, – на этот раз я рассмеялась так, что заболел живот.

– Чего это Бармалей? И почему два? – всё-таки мне удалось его ошарашить.

– Пса у меня так зовут, – тут я поняла, что хватила лишнего и поспешила оправдаться. – Ну, я его тоже на улице подобрала…

– Кто ж мужика с собакой сравнивает? – судя по его грозному виду, шутку не оценил. – Красивая ты баба, Наденька. Только понять не могу, почему такая дикая? Я бы такую драл день и ночь, чтобы вылетели из головы эти феминистические глупости. Баба на то и баба, чтобы мужика уважать, за его спиной тихо сидеть и в случае необходимости подавать патроны.

От такого откровения мои глаза едва не полезли на затылок, но, спасибо инстинкту самосохранения, не стала комментировать его заключение.

– Приехали, – тихо буркнула, паркуясь у дома.

А вот у Безымянного настроение явно пошло в гору.

– Ну веди, Наденька! Новый год уже скоро! Надо встретить как полагается!

Ох, Надя…

Глупая ты женщина.

Ничего хорошего из этого не выйдет.

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru