Дикарь

Анастасия Шерр
Дикарь

Глава 1

– Тихо в лесу, только не спит барсук… – пела глупую детскую песенку, дабы не окоченеть от холода. – Мать же их, барсуков этих, хоть бы дикарь какой встретился! Холодно-то как, мамочки! – растирала задубевшие пальцы, шмыгала носом и, кажется, заболела уже.

Замечательно. Встретила Новый год с оливье, мандаринами и мужчиной. Последнего не мешало бы воткнуть головой в сугроб и так оставить до Рождества, чтобы мозги проветрились. Хотя, конечно, не факт, что поможет… Слишком уж всё запущено.

Даша слонялась по лесу уже несколько часов и потихоньку начинала впадать в панику. Время близилось к вечеру, а мороз всё крепчал.

Как можно заблудиться в наше время, спросите вы? Очень просто. Нужно просто оставить машину на обочине, забыть в ней телефон и пойти по сугробам вглубь леса. Полчаса и вуаля! Ты в полной заднице.

А начиналось всё так замечательно. С утра готовилась к бурной новогодней ночи, которую в кои-то веки решила отметить с мужчиной, а именно – с Алексеем, среднестатистическим програмистом, средненьким таким мужичком.

Ничего в нём примечательного, но и Даша не восемнадцатилетняя красавица. Как-никак, тридцать два уже. Возраст, когда и мама велит, и УК РФ позволяет, да выбора особо уже нет. Слишком юных парней Даша не любила, а те, что постарше – женаты. Попадались, конечно, ухажёры и холостые, в юности даже любовь была большая, да всё как-то не срасталось.

Вот и решила Дарья – хватит. Пора о семье задуматься. В конце концов, да, Алёша не семи пядей во лбу, но мужчина уже «нагулявшийся», серьёзный. Не бабник, вроде, и не пьющий. Чем не кандидат в мужья?

Только вот у судьбы, безжалостно следующей по пятам были совершенно другие планы насчёт будущего девушки.

* * *

Савелий был неприятно удивлен, заметив человеческие следы на свежевыпавшем снегу. За три года он ни разу не встречал людей в этой части леса, потому, собственно, и поселился здесь. Подальше от коттеджей и лыжных курортов. Нет цивилизации – нет проблем.

Возникло желание спустить с цепи Лорда и отдать команду «фас», дабы непрошенный гость больше не шлялся, где его не ждали.

Приглядевшись, выругался. След-то бабский… На бабу спускать волкодава как-то не комильфо.

Но какого, спрашивается, хрена, она тут забыла? Да еще и в Новый год.

Чисто из любопытства пошел по следам, даже не подозревая, чем закончится сегодняшний вечер.

Она барахталась в сугробе, провалившись в него по пояс. Да, это тебе, фифа городская, не Красная площадь. Тут на каблучках не побегаешь.

А девка ничего такая оказалась. Без надувных сисек и губищ, простенькая, но со вкусом.

Хотя, это, наверное, сказывается второй месяц без секса. Раньше он на такую и не глянул бы. В былое время Гром любил девок-барби. Выглядят искусственно, зато никаких ухаживаний. На новые сиськи денег дал и делай с ней, чего душа пожелает.

Но, как говорится, на безрыбье и кулак блондинка. Осмотрел девицу, прищурившись и остался доволен. На ночку сойдёт. Считай, подарок от деда Мороза.

Белокурые её волосы растрепались, выбились из некогда аккуратной причёски, а губы посинели от холода.

Надо бы её вытащить из сугроба, а то вместо горячего траха придётся выхаживать эту тарань несчастную.

– В-вы к-кто? – его раздумья прервала сама «потеряшка».

Надо же… Она ещё и говорящая?

– Дед Мороз. Ты кто такая? – грозно рыкнул на девицу, а та глаза вытаращила.

– Я… Даша…

– И что ты здесь делаешь, Даша? Ты в курсе, что сейчас находишься на частной территории?

Девка пискнула, когда Савелий схватил её за шиворот и рывком вытащил из сугроба.

– Я в курсе, что я в лесу, а чья это территория – мне не интересно. Помогите лучше дорогу найти.

Даже не поблагодарила. Вот коза наглая.

– Вон там дорога, – ткнул пальцем в чащу, а девица растерянно захлопала ресницами. – Правда, ты все равно заплутаешь. Да и не дойдешь уже – заметет снегом так, что и труп не найдут. Весной разве только.

Осмотрел её с головы до ног и покачал головой. Додумалась, в платье, прозрачных колготках и коротеньком полушубке с сапожками на каблуке по лесу бродить.

– Ой, так, а что же делать?

– Не знаю. Транспорта у меня нет, пешком в такую погоду я тебя не поведу. Выбирай, либо ко мне в дом, либо на съедение волкам, – равнодушно пожал плечами, хорошо зная, какой вариант предпочтёт девица.

* * *

– Волки?! Тут ещё и волки водятся?! – Даша открыла рот и так замерла в ожидании.

А вдруг мужчина признается, что пошутил?

Но нет… Похоже, он вполне серьезно.

– Завелась тут ты, а волки здесь живут. Это их дом. И чужих они не любят. Впрочем, от праздничного ужина не откажутся.

Сарказм мужика пропустила мимо ушей и испуганно заоглядывалась по сторонам.

– Я тогда с вами пойду…

Нет, Даша не из тех легкомысленных дам, что бегут к незнакомым мужчинам в дом, стоит поманить пальцем, но тут выбор невелик. Либо стать новогодним блюдом для зверей, либо пойти за ним…

– Ну пошли, – хмыкнул себе в бороду мужик и, развернувшись, зашагал в обратную сторону. – По моим следам иди, а то опять провалишься.

Даша молча топала за ним, исподтишка поглядывая на великана. Бородатый, широкоплечий, со спины он напоминал громилу из фильма ужасов, после просмотра которого девушка не могла спать неделю.

Лицо у этого, правда, не такое страшное, но и симпатягой его не назовёшь. Грубый какой-то, неотёсанный. Хотя, та самая борода ухоженная, да и короткая стрижка вполне нормальная. Аккуратный такой дикарь. Но стрёмный, чего скрывать…

– А вы тут живёте или отдохнуть приехали? И как вас зовут? – перешла в «атаку», пытаясь наладить с ним хоть какой-нибудь контакт.

– Савелий, – бросил через плечо.

Похоже, на первый вопрос ей отвечать никто не торопится. Но хоть что-то… Уже хорошо. Вряд ли маньяк стал бы представляться. Хотя, откуда ей знать? Раньше с оными встречаться не приходилось.

– Очень приятно, Савелий. А вы один здесь или…

– Слушай, – он остановился и резко повернулся к Даше. – Я не люблю болтливых девок. Шире шаг и поменьше текста.

Да уж… Новый год предстоит замечательный. Если, конечно, ей не посчастливится всё же добраться до жениха.

Вот сейчас она попросит позвонить, отогреется, а там и Алёша поспеет.

* * *

Наблюдал, как девица раздевается с каким-то затаенным обожанием. Конечно! Месяц без бабы! Так и одичать недолго.

А она ничего вполне оказалась. Даже не ожидал, что такая… Потрёпанная, правда, слегка, так это ничего. Сейчас в порядок себя приведёт и почти принцесса. Плевать, что лягушка.

Савелий сбросил куртку и принялся за сапоги, пока девица снимала свои. Подняла на него настороженный взгляд, заморгала, словно призрака увидела и, нервно сглотнув, снова перевела взгляд на его татуировку, что виднелась из-под майки.

Огромный тигр на плече с грозно раскрытой, окровавленной пастью.

Мужчина проследил за её взглядом и пожал плечами. Тигр, как тигр, чего его бояться – не живой же.

– А это у вас…

– Что? – недовольно буркнул и отставил сапоги в сторону.

– Тюремная татуировка?

Савелий хмыкнул, кашлянул, а после захохотал от души.

Это что же получается? Девица его за зека одичалого приняла? Ой, дурища…

– А что, боишься? – ухмыльнулся на все свои тридцать два идеально ровных зуба, о чём тут же пожалел.

Девица разглядела его «голливудскую» улыбку и поняла, что недавно был у стоматолога. Расслабленно выдохнула. Додумалась таки своими куриными мозгами, что у сидельца вряд ли рот будет так профессионально «отремонтирован».

Жаль… Мог бы немного развлечься.

– Я ещё ни разу не попадался, – подмигнул ей и не без удовольствия отметил, что та снова струхнула.

А что, Новогодний вечер обещает быть весёлым. Впрочем, как и ночь. Почему-то Громов был уверен, что с этим проблем не будет. Долго ли пьяную бабу окучивать? Да он профессионал в этом деле. Не одна сотня сисястых кукол в своё время через его постель прошла.

– Не смешная шутка. Я, между прочим, занималась айкидо, так что не советую вам… Пугать меня.

Копать-колотить! Это что же она сейчас угрожает ему? Эта шмакодявка? Айкидо?

Не выдержал, снова засмеялся.

– А ты очень смешно пошутила. Я прям оборжался. В общем так, – Савелий посерьёзнел. – Вот там ванная. За дверью на полке найдёшь чистые полотенца и халат. Вон там кухня. Приведешь себя в порядок, приходи. Поможешь мне на стол накрыть.

* * *

Даша поперхнулась.

Ничего себе заявочки!

Это он что, предлагает ей встречать с ним Новый год?! Да что там предлагает, прямым текстом говорит! Словно они старые друзья или любовники какие.

Вот последнего Даше хотелось бы меньше всего. Он же страшный, бородач этот. Ещё сожрёт её, дикарь…

Она даже одежду не стала бы снимать, да сильно промокла и замёрзла. Пока Алёша приедет – концы отдаст от холода. А в доме у этого Савелия тепло, даже жарко. Вон сразу щёки запылали.

– Простите, но я бы хотела для начала позвонить. Можно телефон? – неловко улыбнулась, стараясь быть вежливой.

– Чего? – он как будто не ожидал такой просьбы. Странный мужик. – А-а-а-а… Телефон? – протянул задумчиво, а Даше захотелось допрыгнуть до головы этого великана и влепить ему подзатыльник, чтобы быстрее соображал. – Так нет у меня телефона. Вот так, – кивнул, похоже, уже сам себе и пошёл туда, где, по его словам, должна быть кухня.

– Как нет? А что же мне делать? Мне срочно нужно добраться до базы отдыха «Алтайская»! Может вы мне хотя бы покажете, где это? Ну или расскажете… – с каждым словом её речь становилась тише, а безнадёга в глазах всё больше.

Савелий остановился, медленно повернулся к Даше и с лёгкой усмешкой покачал головой.

 

– Ты извини, конечно, но с «Алтайской» вряд ли у тебя сегодня что получится.

– Почему? – спросила, не уверенная, что действительно хочет услышать ответ.

– Потому что база отдыха, о которой ты говоришь находится в десяти километрах отсюда. Даже не в этом лесу. Можешь, разумеется, попробовать приручить парочку волков и уехать на упряжке, но я бы не советовал, – мужик еле сдерживался, чтобы не заржать и, надо заметить, очень бездарно пытался сыграть сочувствие.

Даша застонала, схватившись за голову.

Ну вот и отметила Новый год с будущим мужем.

Глава 2

Савелий исподтишка поглядывал на гостью и прикидывал себе, какая эта девица в постели. Страстная или тихоня? Он предпочитал второй вариант. Никогда не любил, когда баба сама на шею вешается. Любил недотрог. Такие, правда, ему редко попадались, но те, что были – хорошо играли.

Гром из тех мужчин, что любят своё превосходство во всём и везде. Будь-то хоть ринг, хоть постель.

А ещё, ему безумно нравится трахать длинноволосых. Намотать на свой кулак её локоны и вдалбливаться сзади так, чтобы визжала.

Снова глянул на девицу. Если распустить ей волосы… Да, оно.

С каждой минутой он всё больше убеждался, что «новогодний подарочек» как раз под него сделан. Девица, что надо.

Решил перейти в наступление, придвинулся ближе.

– Ты не расстраивайся. Через пару дней поедешь домой. За мной друзья приедут и тебя до города подкинем, – врал нагло, бессовестно, но совесть его крепко спит ещё с юных лет.

Да и девке незачем знать, что в гараже у него стоит новенький «БМВ», в кармане телефон на беззвучном режиме, а база «Алтайская» в пятнадцати минутах ходьбы.

Вот развлечётся он от души, тогда и отпустит гулёну. К мужу будущему.

* * *

– Через пару дней? Вот же ж… Долго как! – Даша глубоко вдохнула, а выдохнуть не смогла.

Это же что получается? Ей с этим дикарём тут сидеть целых два дня! Друзей его ждать! Неужели нельзя ничего предпринять?

А ещё, он её пугает. Смотрит так странно, словно оценивает. Стрёмный мужик, всё-таки.

– Я не могу ждать, простите… Спасибо вам за всё, но я лучше пойду.

Резко встала с мягкого дивана и бросилась к двери, где оставила верхнюю одежду. Зря она вообще сюда пришла. Нужно было идти дальше, искать дорогу. В конце концов, не на Луне, рано или поздно куда-нибудь да вышла бы.

Ей бы только машину свою отыскать, а там и телефон и печка… Кто-нибудь придёт на помощь.

Наивная.

– Слушай, мне как-то похрену, но ты подумай хорошо. Я же не выгоняю. А там звери дикие. Холод собачий. Да если бы я тебя из сугроба не вытащил, так и замёрзла бы там, – мужчина стоял поодаль, оперевшись плечом о дверной косяк, наблюдал, как Даша остервенело натягивает почти насквозь промокший полушубок.

Надо же быть такой дурой! Волки ведь! Она о волках забыла!

– Да что ж такое-то! Вот же блин!

Савелий тяжко вздохнул, словно ему было в тягость что-то объяснять этой несмышленой.

– Я не вижу никакой проблемы… Э-э-э…

– Даша, – подсказала ему, про себя обидевшись на то, что не запомнил её имя.

– Даша. Мы можем встретить новый год по-человечески, в тёплом доме, за праздничным столом. Поспишь, отдохнёшь. А потом мои друзья подвезут тебя до города. Раз твой жених не удосужился тебя забрать, стоит ли так к нему спешить?

Вот на счёт Алёши он был прав на все сто процентов. Нет, чтобы самому приехать за ней, он скинул смс-сообщением адрес и заявил, что устал в последний рабочий день, так что ей лучше приехать самой.

Сволочь такая.

Вот этот дикарь точно свою девушку (если бы она у него была), не послал бы одну через лес.

По крайней мере, Даше так показалось. От него веяло силой, уверенностью и мужеством. А может она просто сама себе всё это придумала.

* * *

– А колбаса у вас есть?

Девушка стояла в фартуке у разделочной доски и что-то нарезала.

Честно говоря, Савелий никогда не был сторонником готовки и как-то не парился особо по этому поводу. Всю жизнь питался полуфабрикатами или заказывал готовую кулинарию. Но вот накануне Нового года посчастливилось принять в гостях сестру, которая ужаснулась его пустым холодильником и заставила ехать в супермаркет.

Зная сестру Грома, проще согласиться и не спорить, что он, собственно и сделал. И теперь полки бывшего пристанища мышей-самоубийц ломились от деликатесов, а девица, она же Новогодний подарок Савелия – глазела на всё это с выпученными глазами.

Впрочем, Даша быстро пришла в себя и, закатав рукава своего элегантного платья, принялась кашеварить. Вот подфартило-то. И готовить умеет, и симпатичная. Ну чем не подарок?

Симпатичной, кстати, девица стала для него сразу же, как только зашла на кухню. Вот нравятся ему такие. Тихие, домашние, чтобы место своё знали, но и мужика могли завлечь не только котлетами.

А эта ничего. И котлеты с такой будут и секс хороший. Вон фигурка какая у неё – не сухая, но и в жировых складках не тонет. Как раз, что нужно – и подержаться и потрогать, и на руки поднять.

К слову, Савелий в последнее время довольствовался «сухпайком» и начал понимать, что не в силиконе счастье.

Такую вот, сочную, тоже можно потискать.

В штанах стало тесно, когда она уронила нож и наклонилась за ним, выпятив задницу. Круглую, аппетитную задницу. Хорошую такую задницу. Вот бы задрать сейчас подол её платья, спустить колготки вместе с трусиками и войти на полную длину. До самых яиц засадить.

Гром аж глаза закатил, как представил сию картину. В паху камень, а руки тянутся к девице.

– Ой, вы чего?! – подскочила, как ошпаренная, а Савелий только осознал, что, пристроившись сзади, смял её ягодицу.

Жаль, что платье мешает.

Хотя…

Развернул снова спиной к себе и, надавив на затылок, уложил Дарью на стол. Она испуганно трепыхнулась, за что наградил её увесистым шлепком по той самой желанной попе и рывком поднял платье.

– Не надо, – прошептала неуверенно и совсем неубедительно.

Бабы… Когда они говорят «нет» – это значит «да», но надо поухаживать. Что ж, Грому не западло. Поухаживает сейчас.

Отодвинул трусики девушки в сторону и пальцами прошёлся по нежным складочкам, что тут же увлажнились.

Она застонала, но тут же трепыхнулась и повела попой, пытаясь избавиться от настойчивого «ухажёра». Не очень активно, опять же. Так, для приличия капризничает.

Савелий помассировал клитор, размазывая влагу по горячему бугорку, и вошёл двумя пальцами в промежность.

– Расставь ножки пошире, – хрипло прошептал ей на ухо и Даша замотала головой.

– Не могу. Я не могу. У меня жених… Пожалуйста, я не могу, – чуть не плакала, пытаясь переубедить его, но сама того не хотела.

Ой, дура капризная.

– Почему нет? Ты же хочешь, – ввёл в неё пальцы так глубоко, что взвизгнула и подалась ему навстречу. – Ну вот. А ты говоришь, не могу. Расставь ноги, ну же! – добавил угрожающих ноток и Даша задрожала от возбуждения.

Да девица любит построже. Отлично.

Расстегнул ширинку, провёл головкой по скользкой, влажной промежности и…

– Савелий!

– А? Что? – моргнул пару раз прежде, чем понял, что это всё ему привиделось.

– Спрашиваю, колбаса вареная у вас есть? Что же за новый год без оливье?

Колбаса…

Показал бы он тебе…

Навоображал, как нимфетка, блин. От досады даже сплюнуть захотелось.

– Давай помогу тебе, что ли, а то до завтра будешь копошиться.

Уж лучше рядом с ней стоять, овощи нарезать, чем сзади слюнями исходить. Никогда не уважал насилие над бабами, но сейчас чувствовал, что может не сдержаться и записаться в ряды злодеев.

* * *

Когда с приготовлениями было покончено, оба удовлетворенно заулыбались и, оценив плоды своего труда на небольшом столе у потрескивающего горящими дровами камина, упали на кресла.

– Я сто лет уже так не готовилась к Новому году, – засмеялась Даша.

Она заметно расслабилась и осмелела за время готовки. Что ни говорите, а коллективный труд сближает. Особенно, если он такой приятный.

Общались немного, но весело как-то. Даже кусочками варёной моркови покидались друг в друга.

Савелий оказался вполне адекватным мужчиной, хоть и с замашками дикаря. В любом случае, Даша больше не боялась его.

– А я сто лет не отмечал Новый год, – усмехнулся Гром, оценивающе разглядывая девушку.

Вот смущал её этот его взгляд. Такой… Внимательный, раздевающий. Конечно, понятно, что одинокий мужчина в лесу на любую так пялиться будет. Скорее всего, он тут не два дня живёт, вон как дом хорошо обустроен и утеплён. Камин даже настоящий… Но всё равно женское самолюбие потешил.

– Расскажите о себе? Что посчитаете нужным, разумеется… – спросила неожиданно даже для самой себя.

Правда, тут же пожалела. А вдруг сейчас пошлёт её, чтобы не лезла не в своё дело? Внутренний голос пропел, что пошлёт и будет прав.

Но Савелий равнодушно пожал плечами и начал рассказывать, а Даша, открыв рот, ушла в его историю, напрочь забыв о неприятностях и о том, что где-то там, за снежными завалами её ждёт жених.

Оказалось, отшельником Савелий Громов живёт уже около двух лет. Иногда, разумеется, выбирается в город, как он сказал, «на охоту», то бишь за продуктами и вещами. Но в основном обитает в лесу.

Будучи буйным и молодым, активно участвовал в боях без правил и даже вышел на легальный ринг, правда, уже в двадцати годам понял, что это занятие ему не по душе. Хотелось чего-то большего, чем просто бить морды всем подряд. Какого-то смысла в жизни хотелось.

И Савелий его нашёл. Подался на обучение в школу милиции, а затем – в специальный отряд быстрого реагирования, где и почувствовал себя на своём месте.

Громов спасал жизни десять лет. Десять лет ада, круги которого он прошёл на земле. Кровь, убийства, изнасилования… Даже преступления против детей. Всё это он видел своими глазами, а как известно, ничего не проходит бесследно. Однажды Савелий не выдержал.

Во время захвата притона, где без зазрений совести торговали детьми, Громов убил «мамку», что развивала детскую проституцию и даже гордилась своим «ремеслом», о чём не постеснялась заявить при задержании.

А когда из темного, сырого подвала вывели трёх избитых, исколотых иглами девочек, Савелий не выдержал.

Просто сдали нервы.

Сослуживцы смогли оттащить его от женщины, когда всё уже было кончено.

По понятным причинам Савелий больше не мог оставаться на службе, о чём не особо и жалел. Просто прикупил себе пару СТО и занялся бизнесом. Легальным, спокойным, приносящим доход.

Однако, через несколько лет почувствовал, что устал. Да, бизнес процветал, доходы росли. Но городская суета умаяла Громова и к тридцати восьми годам он решил уединиться.

Оставил управляющих на точках и построил дом в глуши, где нет людей. Спокойно, замечательно.

Даша слушала его, полностью погрузившись в рассказ и забыв как дышать. И, как ни странно, её отнюдь не испугал тот факт, что рядом сидит мужчина, лишавший людей жизней… Да, неприятно, страшно, но ведь его работа тоже нужна. Кто избавляет улицы от подонков? Именно такие люди.

Удивляло другое.

Его откровенность.

Абсолютное доверие даже.

Вот Дарья бы не рассказала о себе такое никому и ни за что. Тем более, малознакомому человеку.

Искренность этого с виду грозного мужчины подкупала и даже располагала.

Савелий больше не казался стрёмным и страшным, а мысли о маньяке, что возникли у неё при знакомстве с этим мужчиной – казались нелепыми.

– Ну, теперь твоя очередь. Рассказывай, – устроился поудобнее и, по-видимому, приготовился слушать, а Даша стушевалась.

* * *

Даша рассказывала о себе какие-то мелочи, не особо интересные, как у всех. Да, её жизнь обычная, даже скучная, но после истории Савелия девушка радовалась этому.

Лучше уж быть серой мышкой и спать спокойно, чем жить полной приключений жизнью и видеть по ночам кошмары.

Болтала о том, о сём, надеясь, что этим сможет замылить глаза Громову и он отстанет со своим рвением к откровенности.

Но Савелия такой расклад не устроил и он начал задавать наводящие вопросы, ответы на которые интересовали его больше всего.

Через час уже знал, что Даша выпускница престижного экономического вуза, работает финансистом в небольшой, но стабильной фирме, любит рыбу и собирается замуж за некоего Алёшу, уважения к которому Савелий не испытывал ни на йотту.

В этот вечер, как оказалось, Дарья спешила к нему. Они якобы должны были отметить Новый год на базе отдыха, но недомужик не спромогся забрать свою девушку и она попёрлась сама. Машина сломалась и Даша попёрлась через лес, желая сократить путь.

Что ж, отдать ей должное, она почти добралась, да. Только признаваться в этом Громов не торопился. В конце концов, ему с ней очень даже занимательно, а женишка-лоха надо проучить.

 

Так и хочется спросить, как в том мультфильме: «Ты где камушек взял, Алёшенька?».

Не без удовольствия отметил про себя, что Дарье тоже нравится его компания. Вот бывают же люди, с которыми легко и хочется откровенничать. Наверное, это симпатия.

Гром, конечно, не превратился вдруг неожиданно в такого же правильного гражданина, как его гостья. Вовсе нет. Он всё ещё время от времени представлял, как будет засаживать тихоне по самое нехочу. Но теперь больше задумывался о том, как бы провернуть всё покрасивее. Новый год всё-таки.

Рейтинг@Mail.ru