Брачный контракт

Юлия Ляпина
Брачный контракт

Пролог

Евдокия вышла из здания университета, мрачно глянула на безмятежное голубое небо и медленно пошла по ступеням. Ее догнал Мишка – рыжий, встрепанный, похожий на воробья парень в джинсах и красной клетчатой рубашке:

– Ивка, ты чего такая мрачная? – спросил он, приостанавливаясь и почти пританцовывая на месте.

– Замуж выхожу! – буркнула девушка, резко сжимая красивые губы.

– За Женьку своего? Поздравляю! А чего тогда мрачная? По залету что ль?

На глаза девушки набежали слезы, и она вдруг села на серую гранитную ступеньку, не обращая внимание на свое красивое короткое платье:

– Нет! Не за Женьку! Родители заключили от моего имени брачный контракт!

Мишка растеряно присел рядом, женские слезы вгоняли его в тоску:

– Ну, расскажи, что ли, полегчает, – вздохнул он.

Глава 1

Семья Мясоедовых была известна в своем городе. Еще пра-прапрадед, простой крестьянин завел традицию отдавать детей «в учение» и всячески помогать им, чтобы потом иметь дома специалиста. Начиналось все с бондаря, кузнеца и портного, но постепенно появились врачи, учителя, юристы и прочие «нужные люди». В результате к двадцать первому веку семья пришла, имея в своих рядах и айтишников, и бизнесменов, и хирургов и еще много всяких разных профессионалов не отказывающих семье в помощи.

Евдокии повезло или не повезло родиться в семье бизнесмена Мясоедова. Старшие братья поддерживали бизнес отца, сестра вышла замуж за его партнера, а маленькую Еву с пеленок сосватали младшему сыну семьи Ригер. Этнические немцы, сохранившие связи с родней на Западе, они первые выдвинули идею брака, укрепляющего связи между двумя семьями.

Девушка даже помнила торжественный день заключения соглашения, и серьезного худенького мальчика с угловатыми коленками, который вручил ей цветок и поцеловал в пухлую щечку. Саша, Саша Ригер. Не Александр. Светлые-светлые волосы, голубые глаза, ножки-тростинки в дорогих кожаных сандалиях. Потом они виделись на общих мероприятиях, знали друг о друге из разговоров родственников:

– Саша уехал учится в Англию, – сказала ей мать, когда она вернулась из Швейцарской школы, – ты можешь поехать туда, но вы редко будете видеться, он учится в закрытой школе.

К тому времени Евдокия окончательно уверилась, что Швейцария не для нее и принялась просить у родителей попытку поступления в родной университет. Родители смотрели на это неодобрительно, считая, что девушке нужно больше внимания уделять дому и семье. Точку в споре поставил старший брат, он оторвался от кипы бумаг, с которыми не расставался даже за столом, оценивающе глянул на вытянувшуюся сестру и сказал:

– Пап, мам, пусть учится, нам свои рекламщики нужны, посмотрите, что устроил этот модный тип с козлиной бороденкой!

И вопрос был решен. Отделение маркетинга и рекламы.

Учеба Евдокии понравилась, как и некая самостоятельность, предоставленная ей родителями. Новые друзья, подруги, новые увлечения. Когда Саша появился на общем праздновании Нового Года, она его сначала не узнала: тощий подросток превратился в щеголеватого юношу с модной стрижкой. Впрочем, она и сама изменилась за последние полгода и потому отнеслась к переменам благосклонно:

– Саша, привет! Отлично выглядишь, – улыбнулась она, когда мамы подвели их друг к другу.

– Ты тоже, – взгляд голубых глаз остался холодным и равнодушным, Ева с трудом удержалась от того, чтобы не передернуть плечами.

К счастью ее отвлекли братья и вскоре она забыла о Саше. Правда краем уха слышала болтовню мамы и сестры о том, что Саша, «хороший мальчик» на вечеринке не смотрел на девушек, бродил по залу с бокалом и вел деловые разговоры с многочисленными гостями исключительно мужского пола. Елизавета посомневалась, подойдет ли творческой и слегка рассеянной Еве такой сухой тип, но мама напомнила о договоре. Евдокии стало неприятно подслушивать, и она скрылась в своей комнате.

Время шло, «невеста» сдавала зачеты, «жених» улетел в Лондон. Год, второй, третий, редкие встречи, формальные фразы, официальные подарки. И вот ей наконец двадцать один! Красивое платье, снятый на два дня загородный клуб, гости, подарки и радостное мамино:

– Саша возвращается в Россию, настало время выполнить соглашение. Ригеры предложили устроить свадьбу в сентябре, но может быть пораньше все организуем?

Сердце Евдокии рухнуло к ее ногам. Дело было в том, что за эти годы она влюбилась, и уже полгода жила с молодым человеком в отдельной квартире. Родители делали вид, что ничего не знают, братья как-то странно похмыкали, а теперь получалось, что ей просто дали время поиграть в свободу, но настало время и поводок натянули…

В тот момент ей хватило сил удержать лицо. Шепнув родительнице:

– Поговорим позже, гости, – она с милой улыбкой повернулась к старым друзьям отца, потом заговорила с маминой подругой, плавно двигаясь по залу держалась на расстоянии от родных, чтобы не выдать себя внезапной гримасой.

Буквально через час Евдокия вызвала такси уехала из клуба на съемную квартиру. Женька был там и очень удивился, увидев ее в потрясающе дорогом платье, с прической и в туфлях на каблуках. Поступив в универ Ева решила поиграть в бедную студентку и завела для лекций отдельный гардероб из недорогих китайских джинсов, корейских блузок и платьев. Жила в съемной «однушке», питалась со всеми в буфете и чувствовала себя вполне комфортно. Она и сама не могла себе объяснить, почему скрывала состоятельность своей семьи даже от любимого человека.

– Дуся, что случилось? – Женька приподнялся с дивана, рассматривая ее сказочный облик.

Пока девушка переводила дыхание он сделал собственные выводы:

– Ты решила больше не скрывать? Это предложение? Я согласен!

Он смешливо протянул к ней руки, но девушка отпрянула:

– Так ты знал? Откуда? – в голове поднялась буря мыслей и чувств.

Парень удивленно хмыкнул:

– Велика проблема! В интернете давно все есть, да и сплетницы наши все о тебе разведали еще на первом курсе!

Евдокии стало плохо, но строгое воспитание помогло взять себя в руки немедля:

– Тогда зачем ты поддерживал эту иллюзию? – она обвела рукой, обшарпанный коридор съемной квартиры.

– Ну захотелось тебе поиграть, почему нет? – Женька пожал плечами, – зато теперь надеюсь твои родичи купят молодой семье приличную квартиру?

Девушка выпрямилась, чувствуя, как в позвоночнике появляется вбитый гувернанткой «стальной стержень»:

– Нет, не купят. Я приехала сообщить тебе, что выхожу замуж за другого. Родители подписали брачный контракт.

Красивое лицо парня исказила злобная гримаса:

– Что? Так ты решила меня кинуть? После того как я тебя замухрышку полгода окучивал! Да твоя семейка мне теперь по гроб жизни должна!

Евдокия смотрела на брызжущего слюной парня, удивлялась своей слепоте и благословляла маму выбравшую платье в стиле Мэрилин Монро со множеством юбок из жесткой сетки, только эта конструкция не давала Женьке возможность дотянуться до нее с кулаками.

К счастью в сумочке пиликнул телефон приводя ее в чувство. Звонил брат:

– Ивка, ты где?

– У себя, – ответила девушка, понимая, что брат слышит, как беснуется ее бывший парень. Да, бывший. – Леш, забери меня отсюда, быстро, хорошо?

Брат всегда умел оценивать ситуацию и моментально реагировать:

– Макара пришлю, жди!

Услышав разговор Евгений взбеленился еще больше, начал поливать бранью ее семью, говорить какая она инфантильная и фригидная, но Ева уже не слушала. Стояла у двери, прикидывая, есть ли в этом жилище что-то для нее ценное, или можно уйти прямо так?

Стук в дверь стал музыкой избавления от затянувшегося кошмара. Макар, двухметровый здоровяк, окинул взглядом узкую прихожую и гулко спросил:

– Евдокия Андреевна, что-то еще нужно забрать?

– Ноутбук, – слабо улыбнулась девушка, – и кое-что со стола.

Кивнув охранник проводил ее к столу, помог упаковать технику в сумку, и выел на площадку:

– Минутку подождите, Евдокия Андреевна, там Сергей стоит.

Девушка вышла на темную площадку и увидела еще одного охранника. Этот был невысок, гибок и худ. Выглядел как замотанный жизнью интеллигент и умел носить на теле пять ножей не заметных для простого полицейского осмотра. Через минуту визги бывшего в квартире стихли, оборвавшись коротким стуком. Еще три минуты тяжелых шагов Макара по скрипучим деревянным полам и наконец он вышел, держа в руках большую сумку:

– Евдокия Андреевна, можем ехать.

– Спасибо, Макар, ты его там не убил? – Ева выдохнула сигаретный дым, и затушила огонек в неприглядной консервной банке.

– Обижаете, через часок очнется, за языком следить научится.

Они спустились к тяжелому «джипу», на котором обычно ездили охранники брата. Ева села в удобное кресло, щелкнула ремнями безопасности, и прикрыла глаза. Было стыдно. Было противно. Как она могла потратить столько времени на это?

Мужчины молча довезли девушку до родительского дома. У ворот потеряшку встречал брат. Лешка просто обнял сестру и потащил в дом:

– Тебя потеряли, но я сказал, что ты устала и прилегла. Беги в комнату, стрекоза!

Слабо улыбнувшись Евдокия чмокнула брата в щеку и поднялась к себе. По пути она осторожно касалась перил. Совсем недавно ей пришлось отучиться от элегантного скольжения руки по полированному дереву, ведь в доме где они с Женей снимали квартиру перила были утыканы гвоздями, испачканы непонятно чем, заклеены наклейками и жвачками самого неприятного вида. Неяркий свет бра, ковровая дорожка под ногами, скрадывающая шаги. Тепло, светло, уютно, что ослепило ее в Женьке настолько, что заставило покинуть тепло родительского дома без лишних слов? Теперь Ева и сама этого не понимала.

Вот и ее старая комната. Дверь за спиной мягко щелкнула, отсекая посторонние шумы. Теперь можно не бояться, что кто-то услышит ее плач, или учует запах сигарет. Девушка шагнула вперед, собираясь упасть на постель, но ее остановило пышное платье. Пока расстегивались крючки, распускалась шнуровка корсета, слетали пышным веером юбки Ева поняла, что не желает просто рыдать в подушку. Пусть лучше это будет ванна с пеной, шампанское и клубника! Она не рыдает, она празднует свое освобождение!

 

Один звонок по внутреннему телефону, и в комнату поднялась дежурная по кухне. Женщина средних лет весело блестела глазами, но поднос держала ровно, и сервирован он был по всем правилам. Евдокия махнула в сторону рукой:

– Поставьте в ванной, будьте добры, и до утра меня не беспокоить.

Через пять минут она уже погружалась в душистую воду, укрытую облаками розовой пены. Вино легкое и шипучее сладко кололо язык, клубника, сливки, жженый сахар, крошечные меренги и шоколад… Праздник удался, не смотря на мерзлый ком, угнездившийся где-то под сердцем. Именно в этот момент девушка приняла решение: свадьба, так свадьба!

* * *

– В общем я решила свадьбе быть, – понуро сообщила она однокурснику, глядя как голуби собираются у его ног.

– Ну, а теперь чего ревешь? – удивленно спросил Мишка, с хрустом разгрызая чипсы.

– Не поверишь, – Евдокия вздохнула, и расправила короткую юбку, – Женька пообещал, что пришлет Саше наши фотографии, ну ты понимаешь…

Мишка присвистнул, оценил степень подавленности девушки, а потом предложил:

– А ты знаешь почту этого самого Саши?

Евдокия пожала плечами:

– Нет, да мы с ним только на общих съездах видимся.

– Так узнай! Почту или там телефон и напиши, что Женька тебя шантажирует. У него ж к тебе великой любви нет, как я понимаю?

– Да откуда там великая любовь? – хмыкнула Ева.

– Вот и напиши ему, предупреди, что это попытка разрушить договор между семьями. Раз у вас не любовь, а просто договоренность, то надежнее будет вломить Женьке вдвоем, чем позволять ему вам гадить.

Девушка с интересом посмотрела на сокурсника:

– А у тебя какой интерес?

Мишка лукаво улыбнулся и сдвинул на затылок смешную разноцветную шапочку, похожую на тюбетейку:

– А мне Женька очень задолжал, – в голосе весельчака послышались ледяные нотки, но он тут же поправился и усмехнулся: – да и не жалко его, такую девушку не разглядел!

– Разглядел, – хмыкнула Ева, успокаиваясь.

– Не разглядел, – стал серьезным Мишка, – деньги ему глаза застили.

– Спасибо, – девушка отвела взгляд.

– В общем узнавай адрес и пиши первая, этот гад может и отцу твоему написать, если его букмекеры прижмут.

– Букмекеры?

– Ева! – парень закатил глаза, – да весь курс знает, что он ставки делает на спорт!

– Видимо я не весь курс, – вздохнула девушка, вставая. – Спасибо Миш, с меня шоколадка!

– Лучше пиво или чипсы, – хмыкнул парень, поднимаясь, – ладно, пока, звони если что!

Махнув рукой рыжик растворился в толпе, а девушка решительно двинулась к ожидающей ее машине.

Глава 2

Телефон Саши раздобыть удалось, а заодно Евдокия узнала, что жених уже больше месяца живет в городе, принимая дела дочерней фирмы своего отца. Немного растеряно девушка предложила им встретится, потому как у нее к нему важный разговор.

Эта волшебная фраза «нам надо поговорить» порой срабатывает не хуже звука взведенного курка, заставляя людей собираться и ожидать худшего. К удивлению, напряженной Евы Саша согласился на встречу сразу, без уговоров, только добавил в конце:

– Я думал увидеть тебя позднее, но ты права, нам надо поговорить.

Встречу назначили в кафе дорогущего торгового центра. Крохотная кондитерская с пятнадцатью видами кофе и тридцатью видами десертов пряталась почти под стеклянным потолком огромного здания. В понедельник в рабочее время здесь было тихо и пусто, как раз то что было нужно им двоим.

Выбрав место у окна, девушка заказала капучино и эклеры, а потом уставилась в окно на шумный суетливый город, размышляя, что сказать жениху. Саша появился как всегда невыносимо элегантный, потрясающий своей нордической красотой и утонченной щеголеватостью.

– Капучино, эклер и сто грамм коньяка, – кивнул он бариста и сел за столик Евы.

Она мимолетно удивилась совпадению их заказов, но вслух сказала только:

– Коньяк?

– Думаю разговор будет не простой, – ответил он, расправляя полы пиджака, потом помолчал оценивая панораму и сделав глоток поданного со всем пиететом кофе поторопил: – излагай!

Путаясь и смущаясь Евдокия поведала грустную историю своей влюбленности, а в конце изложила причину встречи:

– Он пригрозил отправить тебе фотографии, так что я решила предупредить тебя, – девушка потупилась, катая в чашке остатки кофейной гущи, и шепотом добавила: – он не постесняется пойти к отцу…

– Так, я понял, – Саша успокаивающе коснулся ее запястья, потом нашарил бокал и выпил спиртное залпом. Помолчал, сделал глоток кофе и в своей холодноватой манере спокойно сказал: – давай мне данные этого придурка!

Записав в блокнот все, что Ева смогла вспомнить о бывшем, мужчина подошел к стойке, попросил бариста повторить оба заказа, а сам вышел на галерею, плавно изгибающуюся вокруг пятого этажа торгового центра. О чем Саша говорил Евдокия не слышала, но волнуясь не выпускала его из виду. Минут через десять жених вернулся за столик с удовольствием откусил кусочек пирожного, попросил еще чашку капучино, приземлился на стул и наконец объяснил:

– Все, не дергайся, к нему съездят и объяснят, как нехорошо шантажировать девушку.

Ева выдохнула, кофе снова обрел вкус, а жизнь краски. Она тоже откусила эклер, допила кофе и посмотрела на Сашу:

– О чем хотел поговорить ты?

Парень глянул на нее оценивающе. Девушка расслабилась, уютно устроилась в мягком кресле и готова была слушать, другого такого момента у него может не быть.

– Что ты думаешь, о нашем браке? – спросил он, стискивая ручку белой кофейной чашки.

Ева пожала плечами:

– Чувств между нами нет, но мы разумные люди и вполне можем жить в одном доме, не создавая друг другу проблем, – осторожно сформулировала она.

– Рад тому, что ты трезво смотришь на вещи, – Саша молчал, и внимательно разглядывал сидящую напротив девушку. Он собирался говорить о другом, но ситуация с шантажом и этот жалкий вид обычно красивой и уверенной в себе девушки поменяли его планы. – Тогда я скажу тебе сейчас, пока не просветил кто-то другой.

– О чем? – в девушке вскипело любопытство.

Саша еще помолчал, выпил еще глоток спиртного и наконец выпалил:

– Я гей!

– Гей? – как Ева не старалась удержать лицо, брови все же взлетели к челке.

Саша, сдержанно кивнул:

– Да, я как тут принято говорить «по мальчикам».

Евдокия помолчала, укладывая мысль в голове, потом уточнила:

– Родители потребуют наследника.

– Не проблема. Я так понимаю ты сейчас не в том состоянии, чтобы думать о постели? Если не захочешь полноценный акт, воспользуемся медицинскими методами, главное, чтобы геноматериал был наш. Теперь второй вопрос, точнее просьба, – тут Саша посмотрел на Еву строже: – связи не афишировать. Домой любовников не таскать.

– Тебя тоже касается, – кивнула девушка, – на счет любовников. И чур на меня не сваливать! – слегка усмехнулась она, выпрямляя спину.

– Согласен, – улыбнулся Саша в ответ, и чуть вздохнув прибавил: главное, чтобы предки не узнали.

Тут и возразить было нечего. Евдокия рассеяно попыталась отхлебнуть кофе из пустой чашки, потом поставила ее и сказала:

– Окей, значит с этим разобрались. Второй вопрос – свадьба. Сразу скажи, что ты терпеть не можешь, чтобы я хотя бы попыталась остановить маму и тетю Раису.

Саша взглянул на невесту благодарно:

– Не терплю духи, красное вино и мерзкие лепестки которыми осыпают парочку, они всегда падают мне за шиворот.

– Ты был женат? – удивилась Евдокия, с интересом рассматривая жениха.

Он поморщился в ответ:

– Приходилось быть свидетелем и не раз, поверь, тому кто идет рядом с женихом достается точно так же!

– Понятно, – девушка сдержала смешок, и уверила: постараюсь запомнить. А вино почему?

– Оставляет пятна на одежде, – чуть приподнял уголки губ безупречный наследник викингов.

Они еще долго сидели в кафе обсуждая свадьбу, слияние капиталов и планы на будущее. Ева рассказала о своей работе в отцовской фирме, которую ей приходилось совмещать с учебой. Саша поделился планами на расширение фирмы, переданной родителями, и так увлекся, увидев понимание в глазах девушки, что прерваться они смогли только тогда, когда над головой вспыхнули яркие лампы дополнительного освещения. Опомнившись молодые люди торопливо простились, обменявшись всеми возможными контактами и разошлись к своим машинам.

Глава 3

Саша шел к машине весело побрякивая ключами. Пожалуй, ему действительно повезло с невестой. Неглупа, выглядит приятно, и готова смотреть сквозь пальцы на его увлечения. Птичка попалась в сети, и теперь он ее не выпустит. Зра разве ждал столько лет? Ее маленький секрет отношений с другим его не трогал. Он был уверен, что девушка должна обжечься, чтобы оценить то, что имеет. К тому же его собственные интрижки во время учебы он вспоминал с нежностью, так почему бы его невесте не иметь некоторые увлечения до свадьбы?

Насвистывая молодой, мужчина сел за руль и выехал со стоянки.

После встречи в кафе жених и невеста наконец перестали избегать настойчивых приглашений родственников обсудить свадьбу. Первый раунд прошел на нейтральной территории – в уютном кабинете семейного ресторана. Саша и Евдокия явились на встречу прямо с работы – он в деловом костюме, она в платье и жакете с папками в руках. Вежливо поздоровавшись, девушка села в глубокое кресло и ни капли не возразила, когда жених сел рядом.

После его признания Ева успокоилась и даже нашла в таком союзе приятные стороны, ведь с мужем, не покушающимся на ее постель, на ее чувства и разбитое сердце можно просто дружить. А дружба получалась увлекательная. Саша поддерживал увлечение Евдокии горными лыжами, показал свою коллекцию моделей ретро-автомобилей, и даже пригласил покататься в ближайший выходной. В ответ девушка рассказала о своем хобби: изготовлении сенсорных книжек для детей, и предложила прогулку в большой развлекательный парк.

Эти осторожные шаги на встречу друг у другу уже принесли свои плоды: Ева не шарахалась от Саши, и спокойно относилась к его рукопожатиям или поцелуям в щеку. Родители были приятно удивлены переменами в поведении детей и на радостях решили, что дом к свадьбе подарят молодым заранее, чтобы они успели его отделать и въехать сразу после медового месяца.

Чтобы не тянуть время, выбирать поехали сразу после обеда. Сначала родители Саши предложили пару таунхаусов в поселке, в котором жили сами, потом родители Евы вывезли всю компанию в старый район города, где начался снос частного сектора и застройка освободившегося места небольшими домами на три-четыре квартиры.

– Вот смотрите! – вещал Мясоедов-старший гордо демонстрируя дом изнутри. – Просторная гостиная, кабинет, спальня, а там можно будет детскую сделать.

Саша и Ева переглянулись и слегка сморщили носы. Квартира им не понравилась, да и намек на то, что старшее поколение ждет внуков напрягал. Мама Евдокии сразу уловила настроение молодых и предложила посмотреть еще один дом.

– Его строил один наш знакомый архитектор, помешанный на классицизме, – говорила она, пока машины ехали через город, – выстроил, даже отделать успел, а потом уехал быстро и окончательно. Дом продается со всей обстановкой и техникой.

Саша с Евой переглянулись. Они успели обсудить свои критерии в мессенджере и довольно четко представляли, чего хотели: просторный холл, общую гостиную, библиотеку и кухню, но раздельные спальни, кабинеты и возможность не встречаться если возникнет такое желание. Пока все, что им показывали не отвечало их требованиям.

Дом куда их привезла Елена Владимировна выглядел как небольшой двухэтажный особняк. Он не был громадным или помпезным, а главное размещался за городом во вполне развитом поселке местной Академии. Ажурная металлическая ограда дублировалась ровным рядом зеленой изгороди, затем шел ряд невысоких деревьев, и уже до самого дома тянулась зеленая лужайка, переходящая у стен в ряды клумб, рабаток и бордюров.

Пройдя по красиво изгибающейся дорожке к дому Ева оценила умение проектировщика, благодаря этой небольшой хитрости участок словно увеличивался в размерах, ведь до особняка пришлось идти несколько минут. Входов было целых четыре: центральная высокая лестница, охраняемая львами и вазонами, задняя дверь, самая обычная, выходящая на задний двор укомплектованный гаражом и еще каким-то утилитарными строениями и …две боковые двери из двух отдельных флигелей!

 

Слушая объяснения матери, девушка крепко сжала руку жениха и получила в ответ такое же рукопожатие. Экономя не слишком большую площадь участка, архитектор выстроил дом так, что в центральной части и на первом этаже находились все общие помещения, а на втором налево и направо разбегались два одинаковых набора комнат спальня-гардеробная-кабинет.

Родители ходили по дому, критиковали отсутствие общей громадной спальни, сожалели, что детскую придется делать на втором этаже, и вообще дом им не понравился, а вот будущие молодожены сразу сказали, что хотят только этот дом.

– Мам, здесь так красиво! – вещала Евдокия, – лужайка для детей есть, и приемы можно в саду устраивать!

– Пап, – старался Саша, – свой кабинет, ты же знаешь, как это важно, – тем более мы с Евой оба работаем!

Родители ворчали, пререкались, но понемногу сдавались.

– Здесь уже все есть, и мебель, и техника, – подлизывалась девушка, – дешевле получится и с ремонтом возиться не надо.

– Город близко, коммуникации нормальные, – добавлял Саша, уже поймавший телефоном местный вай-фай, – только людей нанять и можно сразу после свадьбы въезжать!

В итоге родители посовещавшись постановили дом купить, парень с девушкой радостно переглянулись и одновременно показали «ес»! Это единодушие подняло настроение их родителям, так что покупку оформили в кратчайшие сроки, а затем вернулись к подготовке торжества.

Рейтинг@Mail.ru