Свадьба Мари

Юлия Ляпина
Свадьба Мари

Пролог

Мари доставили во дворец за два часа до церемонии. Матушка нервничала, обмахиваясь платком, но молчала, бросая на гвардейцев недовольные взгляды. У крыльца незнакомого особняка их уже поджидали горничные и камеристки. Багаж не стали даже выгружать – сразу подхватили дам под руки и повели в заранее приготовленные покои.

Девушка почти бежала вслед за строгой дамой неопределенного возраста, но успевала по дороге восхищаться богатой отделкой коридоров, лестниц и дверей.

В комнатах обоих путешественниц ждали горячие ванны, легкий ужин и парикмахеры. Пока дамы отмокали в лавандовой воде камеристки выяснили где в их багаже лежат платья и отправили за ними лакеев. Волосы сушили в четыре руки, а затем женщин в одних сорочках усадили в кресла, допустив к ним парикмахеров.

Мари не помнила, чтобы вокруг нее было столько суеты и еще не определилась, нравится ей это или нет. Когда гребень больно дернул спутанную прядь девушка решила, что не слишком нравится и уставилась на флаконы в кожаном кофре, пытаясь угадать что в них спрятано. В этом, наверное, настой ромашки, она слышала, что при дворе все дамы мечтают о светлых волосах и выполаскивают пряди до совершенно желтого цвета. Здесь уксус, которым ей полоскали волосы после мытья. Не простой деревенский, из перебродивших яблок, а очищенный и ароматизированный, чтобы угодить капризным высокородным. Тут синька для седых волос, здесь паста из золы для придания волосам мягкости, а вот этот флакон… Девушка потянулась вперед, и парикмахер решительно вернул ее в кресло закрепляя непослушную прядь очередной крохотной заколкой.

После тяжелой дороги и ванны откинувшись в кресле под жаркой накидкой, Мари незаметно для себя задремала и проснулась лишь тогда, когда в двери ворвалась пышно одетая дама:

– Все готово? Его Величество уже едет!

Горничные присели в почтительном реверансе и продемонстрировали готовую матушку и почти готовую Мари.

– Поторопитесь! – холодно обронила дама, разглядев сонное личико гостьи и хлопнув веером вышла.

– Кто это, – с трудом сдерживая зевок спросила Мари у матери.

– Хозяйка дворца, маркиза Оланья, – ответила леди Суис, не меняя выражения лица, – Его Величество поручил ей организовать церемонию, потому что у твоего жениха нет матери.

Последнюю фразу Мари впитала, как губка. Она ничего не знала о своем женихе, даже имя от нее скрывали, словно надеясь, что это позволит отсрочить церемонию. Но сразу после этих слов родительница замолчала, делая вид, что занята осторожным подкрашиванием губ смесью меда и кармина.

Через десять минут невеста была готова. Прекрасное алое платье, расшитое золотыми бусинками и канителью, прижимало Мари к земле. Распущенные волосы слегка завитые и надушенные лежали на плечах, красиво спускаясь до талии. Венчик из тонких золотых веточек и жемчужных цветов украшал ее голову и удерживал легчайшую золотистую вуаль, укрывающую невесту от посторонних взоров.

– Идем, – вздохнула леди Суис, протягивая дочери руку.

Они вдвоем спустились в большой зал, украшенный цветами и свечами, прошли между нарядных людей, обсуждающих невесту и остановились перед алтарем. Тут же стоял высокий хмурый мужчина в алом камзоле. Он глянул на Мари, глянул на ее мать, скривился и отвернулся, словно съел что-то горькое и теперь хотел втайне избавиться от съеденного. Однако священник призвал всех ко вниманию и начал венчание.

Мари стояла не дыша. Ей прежде доводилось видеть простые деревенские свадьбы, и конечно ее пленяли невесты скромно улыбающиеся или бурно радующиеся своему счастью. Женихи обычно смущались, и все же глядели на будущих жен с радостью, нежностью или со страстью. Ее же собственный будущий супруг вообще не желал смотреть на невесту.

– Итак, Виллард Жорж Тиррель, готов ли ты взять в жены Мари Селестину Литару? Любить, беречь и охранять до конца ваших дней?

Жених небрежно повернулся, еще раз смерил взглядом девушку, скрытую под золотистым туманом вуали, и небрежно кивнул:

– Готов.

– А ты Мари Селестина Литара, готова ли взять в законные мужья Виларда Жоржа Тирелля, любить, почитать и покоряться ему до конца ваших дней?

Девушке страшно захотелось схулиганить. Смерить надутого от собственной важности лорда таким же оценивающим взглядом, так же небрежно кивнуть, презрительно и важно, но…

– Да, – негромко донеслось из-под вуали и почему-то этот звук вызвал на лице жениха брезгливое подергивание.

– Обменяйтесь кольцами!

После этих слов жених дернул широкий рукав платья и грубо выловив маленькую кисть с силой надвинул на безымянный палец девушки массивное кольцо с вычурным гербом. Мари захотелось рассмотреть его, но теперь настал ее черед. Гладкое кольцо без украшений и гравировок наделось легко, его явно заказали по размеру, тогда как ее перстень болтался на пальце норовя слететь.

– Объявляю вас мужем и женой! – провозгласил священник и за спинами новобрачных раздался явный вздох облегчения. – можете поцеловать невесту!

Жених проигнорировал слова служителя церкви, развернулся, оставив молодую у алтаря, подошел к высокому мужчине в зеленом богато расшитом камзоле и прошипел:

– Вы довольны, отец?

Тот сдержанно кивнул в ответ и напомнил:

– Сейчас начнется брачный пир, Его Величество уже прибыл, не забудь представить ему свою молодую жену.

Оскалив зубы в неприятной усмешке Вилард Жорж Тиррель вернулся за Мари и дернул ее за руку, принуждая идти за собой. Учитывая разницу в росте и весе, девушка едва не взлетела над полом, но стиснув зубы последовала за мужем.

Ее как куклу передвигали по залу, останавливая лишь на пару минут, чтобы представить знатным гостям. Все они смотрели на девушку с сочувствием, но при этом никто и ничего ей не объяснял, ни о чем не спрашивал. Все знали причины и следствия этой свадьбы и только сама новобрачная пребывала в растерянности и недоумении.

Все стало еще хуже, когда мать незаметно исчезла из зала и Мари осталась одна подле супруга. Тот игнорировал молодую жену, высматривал кого-то в толпе, беседовал с друзьями, а девушка вынужденно следовала за ним тенью, страстно желая забиться в уголок и привести мысли в порядок. Зачем, ну зачем ее срочно привезли в столицу и с порога выдали замуж???

Немного спокойнее Мари стало, когда все сели за стол. Девушка хотя бы смогла присесть и переложить изрядный вес платья на тяжелое кресло. Муж не ухаживал за ней, а самой ей было непросто добраться до кушаний красиво разложенных на огромных серебряных блюдах. К счастью другой ее сосед заметил пустую тарелку невесты и наполнил ее на свой вкус огромными кусками мяса в жирной подливе, пирогами с паштетом и дичью, а также маленькими птичками в пряном вине.

Вежливо улыбаясь Мари осторожно приподняла вуаль и столкнулась с изумленным взглядом соседа:

– А вы хорошенькая, – буркнул он, поняв, что она заметила его пристальный взгляд.

Девушка лишь вежливо улыбнулась, торопясь съесть хоть что-то, чтобы наполнить бурчащий живот.

– Странно, – вдруг сказал сосед, – Вилл утверждал, что вы чудовище, на котором его заставляет женится отец, и глядя на вашу мать все в это поверили!

Мари вспыхнула от гнева. Лицо ее матери портил безобразный шрам, тянущийся от виска к подбородку. Шрам был старый и уже побелел, но все равно некрасиво оттягивал уголок губ, превращая нежную кроткую женщину в злобно усмехающуюся ведьму. Девушка с трудом сдержала резкие слова и поспешила вернуться к еде. Сосед перебравший крепкого сладкого эля бормотал еще что-то, но Мари уже не слушала: мажордом объявил Его Величество короля!

Гости тотчас зашушукались, задвигались, оставили тарелки и выстроились в две шеренги, каждому хотелось обратить на себя внимание Его Величества.

Король вошел, поморщился на затрубившие фанфары, милостиво кивнул хозяйке дома и поинтересовался:

– Где тут у вас молодые? Хочу сделать им подарок!

Маркиза с поклонами проводила короля к новобрачным. Мари скромно стояла подле мужа, пока Его Величество поздравлял их с бракосочетанием и вручал бумаги на владение замком в далекой провинции. Кое-кто ахнул – младшему сыну герцога целый замок! Кое-кто поморщился – далеко и неизвестно, что там за земли. Однако все без исключения выразили шумный восторг королевской милости.

Мари тоже досталось от королевских щедрот – Его Величество вручил ей рукодельный набор в красивой серебряной шкатулке, традиционный дар новобрачной. Поблагодарив за подарок реверансом, девушка вновь застыла статуей, чувствуя неуместность своего присутствия в этом зале. Здесь вершилось что-то большее, чем обычное вручение подарков, вот только она не ведала что.

Едва король уехал, поблагодарив маркизу Оланью за гостеприимство, как грянул танец, после которого молодых повели в опочивальню. Едва Мари подошла вслед за мужем к высокой лестнице, как кто-то кинулся к мужчине с поздравлениями в честь невероятно щедрого королевского дара, Виллард бросил в ответ несколько резких слов, дернул новобрачную за руку и потянул наверх. Мари запуталась в юбках и негромко попросила:

– Господин и супруг мой, пожалуйста, можно медленнее? Я не успеваю…

Больше она ничего не успела сказать. Лицо вспыхнуло оглушающей болью, в голове зашумела и сквозь шум до нее донеслись слова:

– Не смей называть меня супругом, хитрая дрянь!

Отшатнувшись девушка упала с лестницы. Юбки смягчили удар, корсет и высокий шлейф защитили спину, зато голова, руки, лицо, все пострадало и очень сильно. Сбежавшиеся на крик гости и слуги получили небрежный ответ молодого супруга:

– Моя жена оступилась, позовите лекаря!

Четкий отпечаток мужской ладони на лице новобрачной, однако заметили все. Когда ее плачущую от боли перекладывали на носилки, Мари успел увидеть, как к ее супругу проталкивается потемневший лицом его отец.

Глава 1

Целую неделю молодая жена не выходила из отведенной ей гостевой спальни. Болели ушибы, болела голова, на глазах вскипали слезы даже от резкого звука или яркого света. Мать неотлучно сидела у постели дочери, меняла ей компрессы и повязки, поила успокоительным чаем и корила себя за спешку:

 

– Прости меня, Мари, я не думала, что милость короля может обернуться таким кошмаром!

История спешного брака оказалась весьма запутанной. Когда-то матушка Мари служила при дворе фрейлиной принцессы. Небогатый, но знатный род и природная привлекательность сделали свое дело, состоятельный дворянин попросил у короля руки фрейлины и получил ее за хорошую службу. Прежний пост новоиспеченной леди Суис пришлось оставить, но супруги частенько бывали во дворце, ведь принцесса дорожила дружбой со своей фрейлиной и приглашала ее вместе с мужем на все камерные мероприятия.

Прошло несколько лет. Старый король овдовел и решил, что пора передать власть сыну. Принцесса стала королевой и как прежде приглашала старую подругу на балы и праздники. Конечно леди Суис принимала приглашения даже если была в положении.

На одном из балов планировалось покушение на молодого короля. Долгая беседа бывшей фрейлины и Его Величества напрягла заговорщиков и один из них не выдержал – метнул склянку с ядом, не дойдя до трона пары шагов. Помешала пышная юбка леди Суис.

Матушка Мари закрыла Его Величество собой, и получила опасную рану. Целители долгое время боролись за ее жизнь, и в конце концов победили, вот только миловидная прежде женщина превратилась в страшную ведьму. Увидев свою спасительницу, король поклялся отблагодарить ее по-королевски и сделал это, вручив леди поместье, в которое они с мужем поспешили уехать.

– Я была молода, Мари, и придавала большое значение красоте, – матушка говорила негромко, оберегая нервы дочери, – поэтому сбежала из столицы, не дав сплетникам шанса привыкнуть к моему виду. Наверное, это была ошибка, но ваш отец поддержал меня. Вручая мне бумаги на поместье, Его Величество проявил неслыханное внимание и спросил меня, как себя чувствует дитя в моей утробе. Лекари давали очень странные прогнозы, и я расплакалась. Тогда король Дагор поклялся своим королевским словом, что найдет моему ребенку супруга или супругу, не смотря на все сложности.

Матушка встала, приоткрыла окно, чтобы в комнату попадало больше свежего воздуха, потом проверила остыл ли отвар, помогла Мари попить, поправила подушки. Девушка чувствовала, что дальнейшие слова ей не понравятся, но сдерживалась. Успокоившись леди села в кресло и продолжила рассказ:

– Королевские регалии были когда-то изготовлены сильнейшими магами нашей страны. С той поры прошло много веков, магия истощилась, но иногда эти реликвии отзываются на слова или действия людей. Так было и в тот раз. Королевский перстень засветился, принимая клятву. Через месяц родилась ты – вполне живая и здоровая, тебя не коснулось мое уродство, но в столице об этом никто не знал. Ее Величество послала нам богатые дары, и вот это породило волну слухов. Тебя называли маленьким чудовищем, говорили, что ты вся покрыта шрамами и безобразна, как лесной тролль. А мое затворничество лишь подливало масла в огонь… Прости Мари, прости!

Глава 2

Всю неделю новобрачная не выходила из своей комнаты и потому не знала, какой скандал ее мать закатила герцогу. Сдержанная, воспитанная леди носилась по дворцу как ведьма на метле, требуя наказания молодого мужа за рукоприкладство. Старый герцог славился тяжелым характером, но даже он предпочел не связываться с бешеной мамашей своей невестки. Впрочем, и наказывать сына не желала или не мог.

Убедившись в бесполезности разговоров, Леди Суис потребовала раздельного проживания супругов, а потом и развода. Лорд Данрон готов был подписать любые бумаги, но неожиданно для всех уперся сам новобрачный.

– Сундуки собраны, мы едем в Мюрей.

Теща нехорошо прищурилась и спросила в лоб:

– Вы внезапно решили, что быть женатым вам нравится больше, чем холостым, лорд Тиррель? Не верю! Моя крошка лежит с посиневшим лицом и дикой головной болью, при всем вашем желании ее нельзя передвигать еще несколько дней. Если вы попытаетесь это сделать, клянусь, я пристрелю вас, как бешеную собаку! Поверьте, у меня хватит на это смелости!

Сын герцога странно усмехнулся и ответил:

– Я вам верю, леди Суис. Обещаю, больше с вашей дочерью ничего не случится, не люблю выковыривать яд из тарелки и кинжалы из спины.

– Подпишите бумаги о раздельном проживании, и вам не придется терпеть Мари поблизости, – настойчиво повторила леди Суис.

– Нет! – лорд Виллард встал и вышел, оставив открытой дверь библиотеки.

Герцог искренне недоумевал, но повлиять на сына не мог: замок король подарил именно Вилларду, да и от отцовского содержания он не зависел, получая доход от нескольких небольших ферм купленных им лично.

Тогда леди Суис задумала увезти дочь тайно, но Мари не притворялась, ей действительно было очень плохо, и поездка по ухабистой дороге могла убить ее. Личный врач герцога ежедневно навещал молодую леди, выписывал опий и успокоительные настойки с пустырником, но Мари не пила эти лекарства, зато часто плакала от боли и мучилась бессонницей.

В одну особенно тяжелую ночь она вышла на балкон и пристально посмотрела вниз. Голова раскалывалась, тело болело, а мороз позволял чуть-чуть отвлечься от всего этого. Неожиданно сверху что-то мелькнуло, заставляя девушку выпрямится и отпрянуть от перил. С верхнего балкона спустился высокий мужчина в тяжелом плаще, чертыхнулся шепотом, теряя равновесие на скользких перилах, схватился за решетку для растений и спрыгнул на каменный пол:

– Леди Мари? Почему вы стоите в таком виде на балконе?

– Кто вы, сударь? – девушка прищурила глаза, стараясь рассмотреть незнакомца.

– Ваш муж, – сухо ответил мужчина. – Вам следует немедля вернутся в комнату и лечь в постель!

– Не кричите, – устало сказала Мари, – у меня раскалывается голова, болит все тело и темнеет в глазах от резких движений. Я надеюсь вы свалились на мой балкон, чтобы вручить бумаги о разводе?

– Нет, – мужчина заглянул девушке в лицо словно проверяя, что она действительно чувствует себя так, как говорит. – Я пришел принести свои извинения и объяснится.

– Боюсь я не в состоянии вас слушать, – отрезала Мари. – Свои извинения вы можете написать на бумаге о разводе или хотя бы раздельном проживании. Я не желаю вас видеть.

– Вам придется меня хотя бы выслушать, – резко заявил мужчина, отрывая дверь в комнату, – и лучше всего это делать в тепле!

Он буквально затащил девушку внутрь, хотя она не особенно сопротивлялась – даже прикосновение причиняло ей боль. Усадив Мари в кресло и закутав в плед, Виллард нервно огляделся, явно разыскивая спасительный кувшин с бренди, но Мари не пила спиртное, а ее мать ограничивалась бокалом вина за обедом, так что привычного для мужчины щита лорд не обнаружил и спрятался за толстой книгой, лежащей на столике:

– Я должен объясниться с вами, леди, – было видно, что разговор для лорда Вилларда тяжел, и он ринулся в него как в битву: – наш брак не награда от короля. Это политическая хитрость, плюс желание отца уберечь моего старшего брата от конкуренции.

Мари слушала молча. Излияния лорда ее не удивили. Матушка давно заподозрила нечто подобное, а узнав свежие светские сплетни долго смеялась, утирая платочком невольные слезу.

– Мне сообщили о свадьбе всего за неделю до предстоящего события.

– Вам повезло, – насмешливо перебила Мари, – я узнала за шесть часов, уже сидя в карете, которая везла меня к алтарю.

– Я считал, что моей суженой станет младшая дочь герцога Цуриго, – продолжал лорд, чувствуя, что равнодушие его супруги задевает его куда больше, чем ему хотелось, и все же собираясь довести объяснение до конца.

– Старинный род, хорошее приданое, и кажется косоглазие, энурез и припадки в придачу, – пробормотала Мари.

Провинция сильно отличалась от столицы, но некоторые вещи в загородных усадьбах знали лучше, чем в модных городских домах.

Виллард вздрогнул. Все что перечислила леди он узнал о предполагаемой невесте за два дня до свадьбы.

– Верно. Мне удалось подкупить слуг Цуриго, и я отказался от планов отца, но от королевского приказа отказаться не смог.

Тут мужчина ощутил настоятельную потребность в спиртном, и вскочил, чтобы унять собственное раздражение и гнев, потом увидел, как девушка поморщилась от скрипа кресла и шума шагов и немедля сел обратно:

– Вы должны знать, что я совершенно ничего не знал о вас. Светские сплетники сохранили лишь историю покушения на короля и страшные раны вашей матери. Ее скорый отъезд привел к тому, что…

– В свете меня считали уродом, не просто бесплодным, а еще и бесполым.

– Да, это так, – согласился Виллард. – Поэтому я не испытывал радости от нашего союза, поэтому счел вас дурнушкой, сумевшей заманить меня в брак апеллируя к милосердию Его Величества. И теперь смиренно прошу прощения.

Мари не поверила в эти слова. Она слишком хорошо помнила вспыхнувшую в глазах супруга ненависть и жестокую боль на лице от его пощечины, но пути назад не было – они супруги волей короля, и без его разрешения развести их не сможет даже старший жрец. Возможно ей удастся показать характер и добиться раздельного проживания? Говорят, что мужчины не любят умных женщин?

– Ваши слова не вызывают у меня доверия милорд. Вы не первый и не последний дворянин, вынужденный вступить в брачный союз по воле сюзерена или семьи. Многие получают такую ношу и несут ее с честью или отказываются от нее в рамках допустимых законом. «Вы могли отправить меня в дальнее поместье, назначить содержание, и забыть о моем существовании», – сказала Мари, чувствуя, как в висках от напряжения зазвенели молоточки, – но вы решили меня убить. У вас есть любовница? – ошеломила она Вилларда.

– Что? – мужчина был явно шокирован вопросом, но девушка не собиралась равняться на рафинированных столичных барышень. – Есть, – признался он, – точнее была, отец потребовал отпустить ее, когда объявил в свете о нашей свадьбе.

– Тогда зачем вам мой труп? – девушка откинулась в кресле и прикрыла глаза, свет лампы вызывал головокружение.

– Я хотел только сбить вас с ног, я не предполагал, что вы упадете с лестницы, – с тяжелым вздохом ответил Виллард, позабыв о тех словах, что так жестоко произнес перед падением жены.

– Не имеет значения, – осторожно покачала головой Мари, – вы гораздо выше, сильнее и тяжелее меня. Возможно падение с лестницы спасло меня от гибели на месте, – добавила она, всей кожей ощущая правдивость этого замечания.

Этого Виллард выдержать уже не мог, он вскочил, схватил девушку за одежду и прохрипел ей в лицо:

– Если бы я не ударил тебя, ты не дошла бы до спальни!

В этот момент ему прямо в ямку под кадыком уперся узкий стилет, и еще одно трехгранное лезвие прокололо кожу над почкой.

– Не стоит делать резких движений, лорд Виллард, – приятный женский голос за спиной отчего-то вызвал ворох ледяных мурашек.

– Мама, – Мари слабо улыбнулась, и переместила свой стилет к яремной вене мужа.

– Дочь, тебе вредно волноваться и напрягаться, – ласково проговорила леди Суис, и от ее заботливого тона мужчину пробил холодный пот, – выкинуть твоего мужа с балкона, или бросить в камин? Думаю, что смогу подать это как результат душевных мук и излишнего употребления алкоголя.

– Он утверждает, что спас мне жизнь устроив сотрясение мозга, трещины в ребрах и восемнадцать серьезных ушибов по всему телу. Мне стало любопытно, – признала Мари, понимая, что матушка шутит, но одновременно наслаждается зрелищем застывшей фигуры зятя и отчетливой дрожи крупного мужчины.

– Хорошо, но тебе лучше лечь, – сдалась леди Суис, не сдвинув лезвие ни на миллиметр.

– В кресле вполне удобно, – Мари убрала клинок и сползла пониже, уложив голову на подушку, пока ее мать направляла лорда в другое кресло, не отнимая от его спины узкого клинка, заменяющего ей корсетную пластинку.

Виллард медленно и неохотно начал свой рассказ:

– У меня есть хороший друг, виконт Шеппард. Мы дружили с Академии. Он старший сын, я младший, многие удивлялись нашей дружбе. Он просто притаскивал меня в замок отца на каникулы, или брал в летнее путешествие с наставником, в общем ближе человека у меня не было.

– Поторопитесь, лорд, – оборвала воспоминания леди Суис.

– В последний год учебы в Академии я гостил у Грилла на зимних каникулах. Он ушел в конюшню и его мать предложила подождать его возвращения вместе с ней. В тот день лорд Шеппард уехал в деревню, к своей любовнице и леди выпила за обедом слишком много мадеры. Я согласился посидеть в малой гостиной, опасаясь скандала, но леди Амброзия распорядилась подать кофе с ликером, потом присела на подлокотник моего кресла, и… в общем я уехал в тот же день. Страшно боялся, что Грилл что-то узнает, но он не переменил своего внимательного отношения ко мне.

 

Закончив учебу, мы вынужденно расстались – его ждала карьера при дворе, а я как младший сын был отправлен в один из дальних гарнизонов. Три года назад мне удалось завершить службу и вернуться в столицу. Мы встретились с Гриллом, он пригласил меня к себе, познакомил с друзьями. Однажды к нему заехала мать, вместе с его младшим братом.

Голос Вилларда прервался, он дернулся, не замечая клинка и леди Суис милосердно протянула ему стакан лимонада. Сделав пару глотков, лорд продолжил:

– Мальчику едва исполнилось пять, но… это безо всякого сомнения мой сын. Леди Амброзия подтвердила это, навестив меня днем позже. Я умолял ее держать все в тайне, ведь ее супруг был жив, здоров и мог счесть все произошедшее оскорблением своей чести.

– Но полгода назад виконт Шеппард скончался, передав титул старшему сыну, – закончила за него леди Суис.

– Так и есть, – убито кивнул Виллард. – А леди Амброзия возжелала стать моей женой. Я отказывал ей, считая невозможным нарушение сроков траура…

Дамы переглянулись. Обычно такой уловкой пользовались вдовы, которых семья стремилась снова выдать замуж, но мужчина? По лицу леди Суис пробежала тень брезгливости, впрочем тщательно скрытая внешним интересом к разговору.

– Когда я узнал о приказе короля, – продолжал Виллард, – я попытался объяснить ей, что у меня нет выбора, я не знаком с невестой, и просто исполняю свой долг, но она пообещала мне кровавую месть. В тот момент, когда я повернулся к вам, леди Мари, эта фурия стояла на черной лестнице целясь вам в спину из арбалета.

Леди Суис недоверчиво покачала головой:

– Я не видела оружия, направленного на мою дочь, мне кажется Виллард вы пытаетесь запудрить нам мозги и провернуть какую-то некрасивую комбинацию.

Лорд горько усмехнулся:

– Если бы я не дружил с Гриллом с пеленок, я бы тоже не догадался, что это арбалет. Леди Амброзия держала в руках фамильный серебряный веер. Поверьте, мне, это арбалет. Можете найти виконта Шеппарда и задать ему вопрос, если вам мало моего слова.

– В таком случае, почему вы не даете Мари развод? Ее жизни угрожает опасность, и вы как мужчина должны избавить ее от этого мучения, – резонно заметила теща.

– Амброзия мне… угрожала. Жизнью моего сына. Если я разведусь она найдет возможность надавить на меня и заставит женится. Поэтому я прошу и умоляю вас, леди Мари, – лорд тяжело повернулся к супруге: – продержитесь год. Как только я добьюсь опеки Шеппарда над ребенком, я дам вам развод, если конечно это позволит Его Величество.

Дамы переглянулись. Леди Суис нахмурила брови:

– Мари, я не смогу поехать с тобой, ты же знаешь, но в столице сейчас оставаться неразумно.

Девушка хотела кивнуть, но схватилась за виски тонкими пальцами:

– Я понимаю мама, – прошептала она.

Пока девушка лежала в постели, мать успела кое-что рассказать ей о передаче власти, о возможных волнениях в столице и попытках переворота свидетельницей которых она была. Леди Суис моментально приложила ладонь ко лбу дочери и завершила разговор:

– Думаю нам стоит все обсудить наедине. Лорд Виллард, вы можете идти. Мы сообщим о своем решении завтра после обеда, – леди изящным движением спрятала клинок в корсет и мило улыбнулась: – мы вас не задерживаем.

Вид у мужчины был дикий. Он впервые смог кому-то рассказать все и это освободило его от тяжести страха, не дающей разумно мыслить. Он встал, пошатываясь как пьяный, поймал руку тещи и коснулся ее поцелуем:

– Я благодарен вам, миледи, что бы вы не решили, вы уже сделали для меня очень много.

– Вам лучше выйти через дверь, милорд, в таком состоянии вы свалитесь с балкона сами, – любезно подсказала матушка Мари и фыркнула в след зятю.

– Слабоватый мужик пошел. Твой батюшка в подобной ситуации ушел через окно.

– Не упал? – слабо улыбнулась Мари.

– Ребра немного пострадали, но ничего смертельного, уже на следующий день танцевал на балу у Ее Высочества, – улыбаясь вспомнила леди Суис.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10 
Рейтинг@Mail.ru