Артуа. Дворец для любимой

Владимир Корн
Артуа. Дворец для любимой

Ирония судьбы: отступая чуть ли не впереди всех, я оказался в числе первых, кто попал под атаку конницы Трабона. Так, в правую руку шпагу, в левую револьвер, ведь, чтобы управлять Вороном, мне хватит и ног. Выстрел, удар шпагой, выстрел, опять выстрел, теперь удар, вернее, укол и снова выстрел, и еще, и еще. Все, барабан пуст, и я сунул револьвер в кобуру, чтобы выхватить еще один.

Прошку, бившегося чуть в стороне, сильно пошатнуло в седле, и он припал к конской гриве. Черт, видимо, ему серьезно досталось, при его здоровье от пары сабельных ударов он только чихать бы начал. Я направил туда Ворона, свалив двумя выстрелами приблизившихся к Прошке кавалеристов Трабона и давая Сейну возможность выпрямиться в седле и оценить ситуацию вокруг.

Сколько же их! И откуда только они взялись? Все, влипли, к своим нам не пробиться. Но помощь близка, к нам спешат и егеря фер Энстуа, и вторая половина бригады фер Дисса, отданная герцогу и возвращенная им. Нам бы только немного продержаться.

Правая рука как будто чужая, и, если бы не гарда, я давно бы уже выронил шпагу. Еще один выстрел в близкое лицо, украшенное усами, и все, второй револьвер тоже пуст, а вокруг только всадники Трабона.

Но почему я до сих пор жив? Да они наверняка знают, кто я, иначе давно бы уже достали пикой. Они этого не делают, вероятно пытаясь захватить меня в плен.

Черта с два вам всем, живым не дамся. И я впервые за все то время, что у меня был Ворон, изо всех сил вонзил шпоры в его бока. Ворон – могучий конь, и он сможет вынести меня из окружения. Когда я уже было поверил, что мне это удалось, что я уже вырвался, небо внезапно поменялось местами с землей.

Глава 6
Венценосный брат

– Присаживайтесь, господин де Койн, присаживайтесь. Должен заметить, что выглядите вы далеко не самым лучшим образом.

Голос короля Готома звучал так, как ему в общем-то и положено было звучать: без всякой иронии, с сочувствием и должной долей радушия.

Я послушно сел в предложенное мне кресло. Голова буквально раскалывалась на части, и было отчего. Я не помнил, каким образом низвергся с коня, то ли в результате скачка Ворона, что сомнительно, то ли от удара по голове, что более вероятно, но в любом случае голове досталось здорово. К затылку страшно было даже прикоснуться. Еще меня мутило, и я с трудом мог сосредоточить взгляд на каком-либо предмете. А ведь после удара прошла уже целая ночь.

На своем портрете, висящем в одной из зал императорского дворца в Дрондере, король Готом смотрелся значительно более представительным. И ростом выше, и фигурой стройнее, и нос там выглядел каким-то хищным, орлиным, в отличие от того рубильника, которым Готома на самом деле наградила природа. Единственное, что художнику удалось изобразить правдиво, так это взгляд. Взгляд человека, привыкшего принимать тяжелые решения в судьбоносные моменты. Ну а каким он еще должен быть у человека, четырнадцать лет назад вступившего на трон захудалого нищего королевства и вознесшего его до нынешних высот? Словом, не впечатлял Готом ничем, кроме своего взгляда.

Мы находились в королевском шатре.

«Аскет, определенно король Трабона – воинствующий аскет», – думал я, оглядывая внутреннее убранство шатра. Ничего лишнего: походная складная кровать под серым шерстяным одеялом, так и хотелось назвать его солдатским, полуприкрытая ширмой. Стол, за которым мы расположились в походных креслах, заставлен не самой дорогой посудой. Еще один стол, но значительно больший в размерах, где на столешнице лежит огромная карта с воткнутыми в нее цветными флажками. Вот, пожалуй, и все.

Хотя нет, еще сундук, с виду кажущийся неподъемным, и ковер. Огромный ворсистый ковер, брошенный прямо на землю, выглядел дорогой, но безнадежно испорченной вещью. При всем этом шатер гигантский, стоявший посередине столб, поддерживающий купол, в высоту не менее семи-восьми метров. При таких внутренних размерах те немногие вещи, находившиеся в шатре, выглядели сиротливо, если не убого.

Я вертел головой по сторонам, совершенно не стараясь скрыть от Готома этого факта. Плевать на манеры и правила приличия, я – военнопленный, и разговор, несмотря на внешнее радушие трабонского короля, по всей видимости, предстоит нам очень и очень тяжелый. Нет, я не рассматривал его шатер в поисках подходящего предмета для того, чтобы захватить Готома, сделав его заложником, после чего начать диктовать свои условия. Тем более в шатре мы находились не одни, я не в самой лучшей своей форме, да и голова продолжала раскалываться на части.

– Как поживает моя венценосная сестра, ее величество Янианна, господин де Койн? Вы ведь не так давно прибыли из Дрондера. Всегда мечтал там побывать. Поговаривают, что столица Трабона Маронг в сравнении с Дрондером выглядит большой деревней.

Голос Готома звучал по-прежнему светски. На общеимперском он говорил чисто, как выходец из юго-западной части Империи, откуда я и сам когда-то прибыл в Дрондер. Да и не слишком-то они и различаются, языки Трабона и Империи, скорее это даже диалекты, чем языки.

Надо же, Готом знает, что я очень не люблю, когда меня называют «вашим величеством». Хотя чего удивительного, наверняка он знает значительно больше, чем мне того хотелось бы. Ну какое из меня «ваше величество», так, муж императрицы, как бы не было стыдно признавать этот факт. Еще перед нашей свадьбой мне ясно дали понять, что занять трон в случае смерти императрицы мне не удастся. Дети – да, дети его унаследуют. Разговор шел в очень тактичных выражениях, но сам факт был подан как непреложный и обсуждению не подлежащий.

Сейчас я сидел и думал: «Ну почему все вы не можете понять – мне совершенно не нужен ваш четырежды проклятый трон, абсолютно не нужен. Мне нужна эта женщина, женщина, при одной мысли о которой я начинаю чувствовать себя так, что это невозможно описать никакими словами. Нет еще таких слов, никто их не придумал, ни в моем мире, ни в этом. И все, что я хочу, так это видеть ее рядом с собой, прикасаться к ней и вдыхать аромат ее тела. Аромат тела моей женщины».

Однажды, уже после свадьбы, был у нас с Янианной этот разговор о престолонаследии. Не помню, с чего он начался, но вскоре речь зашла и об этом. Яна рассказала, что знатные роды, ее поддерживающие, тоже выдвинули это условие. Тогда я в шутку заявил ей, что жена мне досталась бесприданница.

Вероятно, улыбка, появившаяся на моем лице при этих воспоминаниях, никак не вязалась с моим теперешним положением, потому что выражение лица Готома резко изменилось. Теперь его взгляд напоминал взгляд ядовитой змеи, приготовившейся к броску. Не знаю, почему я подумал именно так, ведь никогда раньше никакие гадюки с кобрами на меня не бросались.

Готом встал, взял лежавший перед ним на столе револьвер и несколько раз нажал на спуск. Револьвер был моим собственным, еще бы я его не узнал. Вон, на рукояти мой герб, вставшая на дыбы черная лошадка – слишком уж много внимания уделяют в эти времена всяким подобным мелочам. Конечно, выстрелов не прозвучало, оставайся в револьвере патроны, вряд ли бы я сейчас разговаривал с ним, думаю, мне все же удалось бы вырваться. А запас патронов находится в седельной сумке Ворона. Его они поймать не сумели, не дался Ворон, я сам слышал разговор, когда меня вели в королевский шатер.

Ан нет, там же, на столе, затерявшись в тени серебряной вазы с фруктами, стояли на донышке несколько патронов. Очевидно, трофейные, не у одного меня был револьвер, а калибр у них у всех идентичен.

«Предложить Готому сыграть в рулетку? – мелькнула в голове мысль. – А что, кто проиграл – тот и проиграл, все по-честному. Да только вряд ли он согласится».

Король Трабона меж тем щелкнул еще пару раз револьвером, после чего довольно небрежно швырнул его на стол. Я даже поморщился: «Ведь ты солдат, Готом, нельзя же так с оружием обращаться, даже королям нельзя».

– Вчера в ставке погибло несколько человек. – Король оперся руками на стол, пристально глядя мне в глаза. И сейчас его взгляд уже не выглядел змеиным, потому что где-то в глубине глаз пряталась боль. – И среди них был Гий Лассер.

Он выпрямился, отошел от стола на пару шагов, повернувшись ко мне спиной и сцепив за спиной руки.

– Он был лучшим среди моих генералов. Но дело даже не в этом. Лассер прошел со мной все кампании, все. Мы вместе с ним начинали еще тогда, когда армия Трабона набиралась из всякого сброда. Когда будущим солдатам предлагали выбор – виселица за совершенные ими преступления или армия. Когда офицеры опасались поворачиваться к солдатам спиной из-за боязни получить нож. Когда, после того как армия проходила по территории своей страны, позади нее оставались разграбленные деревни, кое-где даже сожженные дотла. Мы вместе прошли с ним через все это и добились того, что моя армия стала лучшей из всех, что когда-либо существовали. А вчера он погиб.

«Ну чего уж проще, – подумал я. – Отошел бы в сторонку, поднял руку вверх – и все, кроме тебя, остались живы. Или оделся бы так, чтобы тебя можно было сразу обнаружить среди твоей свиты. Ведь тебя никто не звал сюда, Готом».

Вслух же я сказал:

– Достойная смерть для боевого генерала: пасть на поле брани.

Готом обернулся так стремительно, что я вздрогнул от неожиданности, уловив за своей спиной движение тех, кто находился сзади, чтобы приглядывать за мной.

Какое-то время мне казалось, что он кинется на меня. Глаза у короля сейчас горели чуть ли не безумием. Я даже постарался незаметно поставить одну ногу так, чтобы сделать ее опорной. Никому не позволительно таскать меня за волосы или хлестать по лицу, даже трабонскому королю.

Но нет, Готом сумел совладать с собой.

– Уведите его, – коротко бросил он.

И уже тогда, когда я выходил из шатра, добавил:

– Не забудьте вернуть его величеству шпагу.

Возможно, мне всего лишь показалось, что голос Готома прозвучал с издевкой…

Карета оказалась просторной, и внутри помимо меня поместились еще трое моих стражей. Один из них, в форме офицера трабонской армии, присутствовал в ней почти неотлучно. Видимо, на нем лежала ответственность за доставку такого важного пленника, как я, в Маронг, столицу Трабона. Двое других менялись довольно часто, и всегда это были парни, своими габаритами вряд ли сильно уступающие Прошке. Никакой решетки между нами не было, да и с виду карета выглядела вполне обычно, а толщину стен определить снаружи невозможно. Еще нас сопровождали человек двести конвоя, которых при желании можно принять за эскорт.

 

Мы находились на территории Трабона, и этот факт я сначала почувствовал седалищем: покрытие тракта значительно уступало тому, что было в Империи, так что не спасали даже толстые кожаные подушки каретных сидений.

Уже не впервые за свою жизнь я называл себя идиотом и одаривал другими неласковыми эпитетами, на этот раз – как нельзя более заслуженно. Ну что меня заставило возглавить ту злосчастную атаку? Очевидно же, что парни отлично справились бы сами. Ведь охотились специально на меня. Как определили, что это именно я, весь из себя впереди на лихом коне? Да по коню и определили. В местечке Варентер собралось с обеих сторон больше двухсот тысяч человек, и по крайней мере треть из них – конники. И что, много ты видел аргхалов? Не знаю, есть ли они в армии Готома, но у своих я их точно не видел. Разве что у герцога Ониойского есть, только трудно представить себе, чтобы именно он возглавил вылазку на черном как смоль скакуне.

И что теперь? Теперь на руках у Готома такая карта, которая равна как минимум сразу двум козырным тузам. Дело даже не в том, что трабонский король сможет диктовать свои условия, все это верно до какой-то степени. Дело в другом. Готому отлично известна та роль, которую я играю в появлении у имперской армии нового оружия.

Как я поступил бы сам, будучи на его месте? Выпотрошил бы до самого донышка, выведывая все, что можно и что нельзя. Ведь многое зависит и от того, какие именно вопросы при этом задавать. Зачастую бывает так, что человек знает многое, но ему в голову не приходит связать все известные факты воедино. А при правильной тактике допроса он скажет значительно больше, чем сам бы мог подумать. Умеют ли такое в Трабоне? Почему бы и нет, наверняка умеют. Сотню раз уже убеждался в том, что напрасно я когда-то считал людей, живших за несколько столетий до меня, грубыми и невежественными дикарями. Все оказалось далеко не так. Не меняются люди, меняются только вещи, их окружающие, да знания, зачастую весьма бесполезные.

Ну, выпотрошат меня, а дальше что? Да ничего, по крайней мере, для меня лично. Никто не станет меня возвращать в обмен на какие-либо уступки, я бы и сам не стал, окажись в моих руках подобная личность. Чего бояться Готому?

А нечего ему бояться, абсолютно нечего. И сам он силен, и союзник у него могущественный. Так что проживешь ты, Артуа, какое-то время в тайной обители, где твои тюремщики могут лишь догадываться, кто ты есть на самом деле. Выложишь все, что знаешь, возможно, послужишь объектом торговли, да и сгинешь навеки в могилке без надгробного камня.

Попытаться сбежать? Ну по крайней мере, в карете этого точно не удастся. Даже если у меня получится справиться с этими тремя охранниками, в чем крайне сомневаюсь. И пусть мне действительно вернули шпагу, в тесноте кареты ею здорово не помашешь. Конвоиры просто задавят меня своими телами, с их-то комплекцией. И самое главное – задвижка на единственных дверях кареты имеется и с наружной стороны.

Моя попытка разговорить старшего конвоира ни к чему не привела. Услышав пару моих невинных вопросов, он сделал вид, что в карете, кроме него и двух его помощников, никого нет. А жаль. Ведь я не подкупать его собрался, наобещав райскую жизнь и тонну золота, нет. Трудно склонить другого человека к тому, на что сам бы никогда не пошел, неубедительно будет получаться. Просто я желал скоротать время в дороге за разговором, ничего для обоих не значащим. Приходилось сидеть и молчать, в который раз прокручивая в голове события последних дней.

На очередной ночлег мы расположились в замке какого-то трабонского барона, расположенном рядом с трактом, который вел в Маронг, столицу королевства. Охраняли меня тщательно, стараясь пресечь даже саму мысль о попытке бегства. И мне становилось все грустнее, потому что до того, что неизбежно должно было произойти и на что я уже практически настроился, оставалось все меньше времени.

И вновь череда одинаковых часов в пыльной душной карете, постоянно трясущейся на ухабах. Местное ярило склонялось к закату, и я уже предвкушал маленькую радость в виде отдыха после казавшегося бесконечным дня, когда мы внезапно остановились.

Все трое моих конвоиров заметно насторожились. Как же, за четыре дня пути была только одна незапланированная остановка, из-за затора на мосту через реку, чье название так и осталось мне неведомым.

Что происходило снаружи, оставалось непонятным: толстые стекла обоих окон, имеющихся в карете, были запорошены слоем пыли, а звуки, доносившиеся сквозь не менее толстые борта, абсолютно никакой информации не давали. Да и не прильнешь к стеклу, любое подобное мое действие старательно пресекалось.

Но как будто ничего экстраординарного, чьи-то гневные крики, отчитывающие невидимого человека, и его слабые оправдания, которые вообще было трудно разобрать. Я даже не стал тешить себя никакой надеждой, слишком уж невероятным казалось чье-то вмешательство со стороны. Наконец карета снова тронулась, с лиц стражников исчезло выражение легкой тревоги, и я снова ушел в свои невеселые думы.

Почему-то вспомнилось, что Янианну называют Солнышком. Отчасти я и сам этому поспособствовал, несколько раз назвав ее солнышком при свидетелях. Готома же все величают Великий. Какой же он великий? С виду заурядный человечишка с непомерными амбициями. Если и есть у него величие, так все оно заключается в размере его носа.

О себе я слышал, что за глаза меня называют Диким, и очень надеюсь, что не за отсутствие манер. Просто однажды я действительно потерял голову от ярости, но ведь было от чего. Тогда я…

Вдребезги разлетелось стекло, и на пол кареты упал темный предмет с торчащим из него искрящимся хвостиком. Бахнуло так, что меня попросту отбросило на спинку сиденья. Даже сквозь плотно сжатые веки сверкнуло столь сильно, что перед глазами поплыли огненные круги.

Следующие несколько минут я помню очень плохо. Кто-то меня подхватил и куда-то понес, затем я почувствовал под собой седло и судорожно вцепился в его луку. Потом была бешеная скачка, во время которой я несколько раз схлопотал по многострадальной голове ветвями деревьев. По-прежнему перед глазами плыли ослепительные круги, так что разглядеть что-либо при всем желании было невозможно. А вот слух вернулся раньше, вероятно, для того, чтобы мне удалось услышать далеко за спиной несколько взрывов.

Мы расположились у ярко горящего костра. Стояла глубокая ночь, и звезды на небосклоне светили так красиво, что я поневоле ими залюбовался.

– Нам повезло с тем, что конвой двигался не слишком быстро, иначе за ним было бы не угнаться.

– Как вы вообще узнали, что я попался?

– Все произошло на наших глазах, Артуа. Но тогда мы тебе помочь бы ничем не смогли, очень уж их было много.

Вот даже как! А я-то считал, что ты, Эрих, со своими людьми уже далеко-далеко от Варентера, во вражеском тылу.

«Спасибо тебе, Горднер, – думал я, глядя ему в глаза. – Ведь если бы не ты со своими людьми, мне пришлось бы сделать то, на что я уже успел решиться. За все необходимо платить, и особенно за собственную глупость. Но если бы ты знал, как мне не хотелось этого делать».

Мне кажется, Горднер понял мой взгляд, потому что в его глазах я прочитал: «Я просто расплачивался с тобой за тот старый должок, когда я и сам считал, что все, окончательно все».

Глава 7
Этюд на Пленэре

– Не откажите в любезности, господин де Койн.

Голос Дарима фер Разиа, родного брата главнокомандующего сухопутными войсками Империи герцога Ониойского, звучал так, как будто он попросил передать солонку во время званого обеда.

– Сочту за честь, господин адмирал, – так же церемонно откликнулся я, подойдя к гатлингу, установленному на мостике в том месте, где обычно находится фальконет. Затем я начал крутить рукоятку, приводя в движение блок из пяти стволов. Адмирал, нажав на гашетку, плавно повел пулеметом из стороны в сторону. Расстреляв кассету, он сноровисто, как заправский второй номер, сменил ее на полную. Я, убедившись в том, что стрельбы в ближайшее время больше не будет, в очередной раз огляделся по сторонам.

Флагман имперского флота – восьмидесятичетырехпушечный трехдечный линкор «Император Конрад I», на мостике которого мы и находились, прочно сел на мель. Корабль стоял почти на ровном киле, так что, будь на нем такой прибор, как кренометр, вряд ли бы он показывал больше пяти градусов.

По левому борту линкора, на расстоянии в несколько лиг, лежал остров, густо поросший растительностью, из которой указующим в небо перстом торчала одинокая скала. Шлюпки, курсирующие между островом и «Императором», уже перевезли экипаж на берег. У левого борта корабля на невысокой волне лениво колыхался одинокий вельбот, то, на чем мы покинем линкор еще до темноты. Мы – это адмирал фер Разиа, командующий Первым имперским флотом, барон Огюст фер Торуа, капитан «Конрада I», я, да те несколько матросов, что оказались гребцами на вельботе.

К подрыву корабля все было готово, оставалось лишь подпалить фитили. А уничтожить линкор придется, иначе он достанется врагу. По правому борту, вне досягаемости орудий, стояли на якоре три вражеских фрегата. Они остались, когда основная часть эскадры устремилась в погоню за ушедшими имперскими кораблями. Два из них принадлежали Абдальяру, на третьем трепыхался трабонский флаг.

И если сейчас, при свете дня, нам удавалось благополучно отбить попытавшийся взять нас на абордаж шлюпочный десант противника, в основном за счет гатлингов, то в ночной мгле сделать это не получится. А враг непременно попытается захватить линкор. Как же, лишить Империю корабля, являющегося гордостью флота и так удачно оказавшегося на мели. Будь между нами и врагом достаточно глубины, противник непременно попытался бы предпринять попытку захвата еще днем. Но в сложившихся обстоятельствах подойти ближе, рискуя повторить судьбу «Императора», они не решались. Две попытки захватить линкор с помощью десанта на шлюпках мы отбили, и недавняя пальба адмирала была лишь предупреждением о том, что мы готовы и к третьей.

Все произошло накануне вечером, когда имперская эскадра из пяти вымпелов, возглавляемая «Императором Конрадом I», столкнулась с явно превосходящей нас эскадрой противника. При подобном соотношении сил вступать в бой было глупо, и адмирал принял разумное решение следовать в Гроугент. Тогда-то все и случилось. Линкор уже почти лег на обратный курс, когда у всех нас, находившихся на мостике, палуба стремительно ушла из-под ног. Не удержался никто.

Потом были судорожные попытки снять корабль с мели с помощью заведенного на шлюпках далеко вперед якоря и самих шлюпок, взявших нас на буксир. Были приближающиеся мачты вражеской эскадры и наконец приказ адмирала остальным кораблям уходить в Гроугент. К своей чести, адмирал не стал переходить на другой борт, решив разделить судьбу «Императора Конрада». Не стал покидать борт «Императора» и я, после решения адмирала подобные действия выглядели бы трусостью.

Откуда взялась мель там, где раньше корабли проходили не одну сотню раз, оставалось для всех загадкой. Могу только предположить, что часть морского дна поднялась в результате тектонических сдвигов. Недаром же не так давно в этих местах прошла гигантская волна, настоящее цунами, принесшее прибрежным городам юго-восточного побережья Империи немало разрушений…

На борт «Императора» я попал через месяц после чудесного освобождения из плена. Тогда нам понадобилось несколько дней пути, чтобы выйти к своим, еще пару дней я провел в ставке герцога Ониойского и почти две недели добирался в Дрондер.

Ставка главнокомандующего имперскими войсками к моему прибытию находилась уже в Сверендере, вернее, в восточной части города, разделенного пополам рекой Сверен. После состоявшегося сражения в Варентере, когда потери с обеих сторон оказались внушительными, но никто так и не смог добиться победы, герцогом было принято решение отступить. Нет, на это повлияло не мое внезапное пленение, причина была другой: высадившийся в захваченный Готомом город-порт Торпент десант с кораблей Абдальяра и подошедшие подкрепления трабонских войск. И герцог Ониойский принял решение отступить за реку Сверен, полностью уступив врагу провинцию Тосвер.

Война еще не была проиграна, имперская армия оставалась вполне боеспособной. Но вряд ли Готом что-либо предпримет в ближайшее время, по сути, он уже добился того, для чего и затевал войну. Герцог же ясно дал понять, что в ближайшие пару месяцев никаких активных действий им не планируется, поскольку это время уйдет на мобилизацию и формирование новых полков. Потолкавшись в ставке герцога пару дней и решив, что пользы от моего пребывания в Сверендере практически никакой, я с легкой совестью отправился туда, где именно и будут развиваться основные события, в Гроугент, по пути решив наведаться в Дрондер. Работающие в тылу врага люди из Доренса свою задачу прекрасно знали, в моем руководстве не было никакой необходимости, так что я, откланявшись, отбыл.

 

Моя кавалерийская бригада потеряла в той самой злополучной вылазке почти треть состава. Но парни с удовольствием вспоминали, как они задали жару не кому-нибудь, а самой гвардии короля Готома и, если бы не приказ выйти из боя, разгромили бы ее в пух и прах. Бригаду я захватил с собой, полторы тысячи преданных и великолепно обученных бойцов могли пригодиться в столице. Сила небольшая, но сплоченная, и при необходимости будет на кого опереться.

Битва герцогом проиграна не была, но сам факт отступления войск при желании мог трактоваться и таким образом. И хотя популярность императрицы Янианны в народе нисколько не упала после сдачи в войне провинции Тосвер, но… Лучше, если мои «гусары» будут в Дрондере, Анри Коллайну они совсем не помешают. Сам же я оставаться в столице надолго не намеревался.

Сожалел я лишь о том, что не получилось побывать в Дертогене, так хотелось посмотреть на Арниона хотя бы издалека. Конечно, было бы лучше вывезти всех их оттуда, ведь если король Готом узнает подробности и захватит Арниона, у него появится большой простор для шантажа. Но, по донесениям, в Дертогене все было спокойно, Готом оставил там лишь небольшой гарнизон.

Доверить эту проблему кому-нибудь еще не представлялось возможным, не хотелось утечки, и поэтому я оставил пока все как есть. Утешив себя такими рассуждениями, я и отправился в столицу.

Встреча с Янианной оказалась достаточно тяжелой. Конечно же она знала, что со мной произошло, и отлично понимала, чем все могло закончиться. Мы даже поругались, и хорошо было лишь то, что день всегда заканчивается ночью.

Словом, примирение состоялось, и мы отлично провели следующий день почти наедине. А еще через день я украл Янианну из дворца. Ранним утром, полусонную, я чуть ли не на руках донес ее до открытой кареты. Помог в нее забраться и уселся рядом. Зацокали по камням мостовой копыта, и мы поехали.

Вряд ли кому-нибудь из изредка попадавшихся нам навстречу людей приходило в голову, что эта очаровательная дама в шляпке с темной вуалью есть не кто иная, как их императрица. А где же свита, где кавалькада из карет в сопровождении конной гвардии?

Ехали мы долго, чуть ли не пару часов, и Яна даже успела вздремнуть на моем плече. Ну вот наконец и прибыли.

Я усадил ее на раскладной стульчик и занялся делами. Вскоре лошади были распряжены, багаж выгружен, весело запылал костер с взгроможденным на него кофейником, рядом, в тени раскидистого дерева взметнулся купол небольшого шатра. Потом на изумрудную мураву упало покрывало, имевшее на себе все, что необходимо для вкусного завтрака на лоне природы. Приятно все же похвастать перед своей любимой не новым крупным бриллиантом в перстне, не витиеватым оборотом речи в застольном спиче во время торжественного приема, а вот так, чтобы все спорилось в твоих руках. Чтобы играли мускулы под тонкой тканью рубахи, чтобы она почувствовала себя за тобой, как за той самой стеной, здесь, в этом нетронутом уголке природы.

«Все будет хорошо, милая, все будет хорошо, – думал я, с нежностью глядя на нее. – Мы обязательно победим, обязательно, даже если на нас ополчится весь остальной мир. А пока просто отдохни от своих забот и посмотри, как все замечательно красиво вокруг».

Поначалу Яна посматривала по сторонам с тревогой. Понятно, все для нее так непривычно, и даже окрестности столицы кажутся чуть ли не дикими первозданными чащобами. И нет вокруг множества людей, старающихся уловить каждое слово, каждое желание и даже тень от него. Успокойся, милая, нет здесь диких хищников, здесь вообще никого нет. Ну почти.

Потому что я сказал своим диверам, призванным охранять наш покой, что, если увижу хоть одного, все они отправятся служить в самый презренный из департаментов – Департамент налогов и сборов, и не видать им никогда дворянства даже издалека. Заявил это вроде как в шутку, но они парни толковые, поняли меня правильно.

Ну что ж, любимая, позавтракали и пойдем, покажу я тебе то, ради чего мы, собственно, сюда и прибыли. Согласись, красиво!

С заросшего молодыми дубками холма с пологими склонами, на вершине которого мы находились, вид действительно открывался впечатляющий.

Речная долина с небольшим водопадом, пестрящее цветами поле, которое начиналось сразу у подножия холма, могучая дубрава на противоположном берегу реки. И далеким фоном синие призраки гор на самом горизонте. Вид был настолько красив, что даже дух захватывало. Обнаружив это местечко совсем недалеко от столицы, я был поражен увиденным зрелищем, и теперь на эту местность у меня имелись далеко идущие планы.

Пока Янианна любовалась раскинувшимся перед ее взором видом, я быстренько сходил за всеми необходимыми для моего замысла предметами. Вот тебе, солнышко, складной мольберт, кисти, краски и несколько загрунтованных холстов, уже натянутых на подрамники. А то знаю я вас, малюете себе, малюете, и вдруг на тебе, зачеркнете почти готовый набросок. Еще фартучек, чтобы платье красками не испачкать, и шляпку с большими полями от солнца. Я же просто невдалеке на травке поваляюсь. Хорошо-то как, даже думать не хочется о том, что кругом одни проблемы. Жаль только, детей с собой взять не получилось, ну да ничего, как-нибудь в другой раз.

В Дрондер мы возвращались уже вечером. Яна сидела рядом, вся перепачканная красками, уставшая, но такая счастливая. И я, глядя на нее, не переставал улыбаться.

На следующий день я встретился с Коллайном, прибывшим ко мне с докладом о текущих делах. Мы провели с ним большую часть дня, обсуждая создавшуюся ситуацию. Было ему и чем похвастать. В том, что в Империи разоблачена агентурная сеть Трабона, верхушка которой уходила в генеральный штаб, была и его заслуга.

Уже прощаясь, я успел заметить его тоскливый взгляд. Нет, Анри, и еще раз нет. Наша молодость осталась там, в Энейских горах, и мы уже не в том возрасте, чтобы менять старые игрушки на новые. В этой войне, здесь, в столице, ты на своем месте. Дай мне бог свое место отыскать.

Еще через день я и уехал в Гроугент, чтобы отправиться в море и в конечном итоге оказаться на мели…

Попытки снять «Императора Конрада I» с мели мы продолжили с самого утра. Ныряльщики, исследовавшие подводную часть линкора, доложили, что корпус крайне неудачно оказался во впадине, зажатый с двух сторон неровностями морского рельефа. Пробоину, полученную при посадке на мель, мы устранили, воду, попавшую внутрь корпуса, откачали, но на этом все наши успехи и закончились. Убедившись в тщетности попыток снять линкор с мели, адмирал отдал приказ приготовить его к подрыву. Ведь то, что не удалось нам, вполне может получиться у врага. Для этого необходимо снять с корабля орудия, освободить его от груза, балласта, а возможно, и пары мачт. Словом, сделать то, что при всем желании не получится у нас.

Линкор подготовили к взрыву, экипаж покинул корабль, переправившись на ближайший остров, на борту остались только мы трое. И теперь мы стояли на мостике в ожидании темноты и еще непонятно чего.

– Нет, до чего же он ароматный, – произнес фер Разиа, в очередной раз отведав бренди из моей фляжки.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru