Галактиона. Чек на миллиард

Василий Маханенко
Галактиона. Чек на миллиард

Глава 4

Олеся выполнила свою задачу на все сто, вернее даже на сто пятьдесят процентов. В капитанской рубке кламира, помимо меня и нее, находились еще трое существ. Нарлин, так и не вытащенный из контейнера. Слуга Грандара, пребывающий в ужасе от того, что находится в плену у пиратов. И брат ныне здравствующего императора приканской империи, Олеандр. Его моя дражайшая супруга захватила исключительно из-за природной жадности. Проходя мимо камеры с пленником, Леся подумала, что будет слишком расточительно оставлять его приканцам. С охраной договорилась быстро, отправив их на перерождение, а вот с его сиятельством пришлось повозиться. Олеандр ни в какую не хотел добровольно покидать свои апартаменты. Прибегнув к усыплению, Олеся затолкала его в бронекостюм и на себе доставила к месту назначения. На корабль, что улетел из круизного крейсера и который был замечен советником, она посадила второго слугу Грандара. Космос ему пухом… В итоге получилось все так, как получилось, и даже немножечко лучше. Во всяком случае, так виделась ситуация супруге.

– И что теперь с ним делать?

– А что делают с удачными инвестициями? – пожала плечами Олеся.

– Удачными? – переспросил я. – Корсиканец влез в приканскую империю по самые гланды из-за него! Надо знать, зачем и как на этом можно заработать, чтобы считать светлейшего удачной инвестицией.

Олеандр молча окатил меня взглядом, полным вселенского презрения. Другого я от него не ждал. Я же пират, плюс еще и человек, что в совокупности приравнивало меня к таракану в его светлейшей классификации тварей. Желали бы вы, чтобы от неминуемой гибели вас спас таракан? По лицу приканца было видно, что «нет, спасибо», но поделать с этим он ничего не мог.

– Все, что можно выгодно продать, должно быть продано! – нарочито радостно произнес я и хлопнул Олеандра по плечу. Тот еще больше скривился от такого панибратства. – У меня нет контактов Корсиканца, но я знаю тех, у кого они есть. Не расстраивайся так, светлость! Скоро избавишься от нашего общества.

– Делай что хочешь, мне твоя возня не интересна, – только что не выплюнул приканец и брезгливо сбросил мою руку с плеча. Его ершистость меня позабавила. Своего я добился – Олеандр хотя бы открыл рот. Так что можно сказать, начало сотрудничеству положено.

В рубке показался техник, отправленный чуть ранее разбираться со шкатулкой. Стена высокомерной брезгливости Олеандра дала трещину, и благороднейшее лицо исказилось страхом. Грандарский слуга так и вовсе упал без чувств на пол. Согласен, не каждый день выдается встретить гигантскую говорящую трехглазую змею, имеющую при этом пару рук. Змейка предпочла не замечать реакции заложников.

– Знаешь, кэп, могу сказать определенно, что от этого предмета нужно избавиться. Причем поскорее. Здесь три маячка, экранировать не получится. Только уничтожить вместе со шкатулкой. Вот прямо сейчас.

Для лучшей доходчивости техник материализовала огромный молот.

– Но-но! – отдернул я шкатулку. – Это мы всегда успеем. Ты разобралась, что там внутри?

– Нет, – смутилась змейка. – Ломать не хотелось, а подобрать код времени не было. Но если тебе срочно, могу использовать народные средства – молоток и зубило.

– Тащи, будем вскрывать, – согласился я, но, прежде чем техник исчез, Олеандр соизволил предостеречь.

– Не нужно ломать подарок императора, там система самоуничтожения. Содержимое шкатулки очень важно для третьего советника. Брат трепетно относится к выбору подарков и не делает их без надобности.

Не мудрствуя лукаво, я протянул шкатулку Олеандру.

– Открой. Я хочу знать, что внутри.

– Я не буду этого делать, – выдавил из себя приканец и скрестил руки на груди. – И да: я знаю, как открыть шкатулку, но не сделаю этого, человеческое ничтожество!

– Как хочешь, – не стал я настаивать. – Заказчик сам разберется, что к чему. Не суть.

– Так ты действовал по указке? – Взгляд Олеандра стал еще более презрительным. Когда казалось, что падать дальше некуда, снизу постучался я со своим признанием.

– Не совсем. Что-то я сделал, исходя из личной инициативы, а что-то по заказу. Вот Нарлина я сам похитил. – Я с гордостью кивнул на контейнер.

Олеандр только сейчас обратил на него внимание, потом резко вскочил и откинул крышку. Заценив инсталляцию, приканец обернулся, и презрение в его взгляде сменилось злостью.

– Почему мой сын находится в столь неподобающем виде?! Немедленно вытащи его из ящика!

От удивления в голове заиграла индийская мелодия и самопроизвольно открылся рот. Вот это поворот, достойный места в сериалах Болливуда!

– Я тебя спрашиваю: что с моим сыном и почему он до сих пор в ящике?!

Перед нашими глазами предстал истинный вельможа, давящий на окружающих ореолом властности. Его глаза налились кровью, ноздри расширились, даже кожа, и та потемнела, став почти черной, как ночь. Страшное зрелище, только вот меня не проняло. Успел я насмотреться на таких властителей за свою жизнь. Мне даже голос повышать не пришлось:

– Заткни… тесь и сядь… те на место, ваше синейшество. Иначе утрамбую сверху и получится компактный семейный склеп! Еще и продам его по двойному тарифу заинтересованным лицам! Считаю до трех! – Я показательно положил руку на усмиритель.

– Чего ты хочешь, пират? – Наконец-то до Олеандра начало доходить, кто здесь хозяин положения. Он сдал назад и уселся в кресло. – Деньги? Планеты? Наложниц?

– А мне наложников, пожалуйста, – прокомментировала Олеся последнее предложение.

– Мимо, ваша светлость. Первое: зачем ты нужен Корсиканцу? Второе: что лежит в шкатулке? Еще хотелось бы правильно продать тебя и слетать на Зальву. Как-то так.

– Кэ-э-эп, – протянула змейка, высунувшаяся в рубку. – Потом с приканцем разберешься. Посмотри сюда.

На навигационной панели техник вывела сектор, в котором мы находились. Вроде все было чисто, но Умник увеличил масштаб и выделил одну из ближайших звезд. Я хотел было спросить, куда смотреть, но замолчал, едва открыв рот. Звезда продолжала увеличиваться в размерах, и до меня дошло, что на экране ни разу не солнце, а огромный космический корабль в форме идеального шара. Почти как кламир, но не он.

– Это галмир, – пояснил Умник, словно услышав мои мысли. – Основной боевой корабль ульдан-одиночек. По текущей иерархии сопоставим с альбендой, но для управления достаточно одного ульданина с полной командой из десяти помощников.

– Связывались?

– А то! На всех возможных частотах. Молчит. Держится поблизости и молчит, – ответила змейка.

– Давно? – Я догадался, что корабль рассказал мне не все.

– Да вот как на астероиды вас высадили, так и заметили. Просто не до него было. Подумаешь, летит и летит. Я вообще думала, что это глюк какой обновленного корабля.

– Разворачивайся, летим к нему.

– Так мы это… Уже летим. Скорость восемьдесят. Правда, расстояние не сокращается. Он не хочет, чтобы мы приближались.

– Смена курса! – приказал я. – Девяносто градусов вправо!

– Кэп, маневр повторили, но расстояние то же. Идем параллельными курсами.

– Умник, тормози. Полная остановка!

– Есть остановка… Кэп, а давай в гипер прыгнем? Не нравится мне все это.

Галмир тоже остановился, причем так синхронно, словно был нашим отражением. Я уселся в кресло с нехорошим предчувствием. Только этого не хватало! Конечно, меня радовал тот факт, что с большой вероятностью там сидит живой ульданин, но в свете новой информации о затранцах встреча была не ко времени. Мало ли чего он от меня хочет?

– Умник, рассчитывай траекторию на Кирлац. Летим к Хильвару. Нужно избавиться от лишнего груза.

– А что будем делать с галмиром? – встревожилась Олеся.

– Соблюдать дистанцию. Блин… Так это все не вовремя…

– Согласна. Надо быстрее попасть на Зальву!

– Ты не попадешь на Зальву, человек, – неожиданно произнес Олеандр, правильно поняв, что под лишним грузом я подразумевал его светлость. Обращался он ко мне, делая вид, что Олеси не существует. – У тебя нет приглашения, потому попасть в столицу не сможешь.

– Меня уже обещали провести, вопрос решен.

– Провести? – скривился приканец. – Надо быть человеком, чтобы в такое поверить! Только корабль императора не подвергается досмотру. Охрана сканирует корабли целиком, скрыться где-нибудь или экранироваться невозможно. Тот, кто тебе такое предложил, – глупец. Или же целенаправленно ввел тебя в заблуждение, преследуя свои интересы. Например, сдать изгнанных из империи пиратов. Это поступок, достойный уважения и награды!

Я выругался. Грандара я знал всего несколько минут, но мог с уверенностью заявить – именно так все и должно было случиться.

– На Зальве остались верные мне приканцы с необходимым уровнем доступа, – продолжал заинтересовывать меня Олеандр. – Если тебе что-то нужно достать, они могут это устроить и вывезти.

– Ты же не работаешь с людьми, – заметил я.

– Это не для меня, для сына. Взамен ты отпустишь его! Что тебе нужно на Зальве?

– Мне нужен судовой журнал корабля-разведчика, плененного затранцами принца.

– И все? – удивился Олеандр. – Судовой журнал Рргорда?

– Да. Сама Зальва мне и даром не сдалась. Только записи для анализа.

– Корабль Рргорда не является чем-то уникальным или тайным. Он находится в одном из ангаров и проходит ежедневную проверку. Если нужен только судовой журнал, я готов пойти на сделку. Но только ради сына! Что касается моей судьбы – мне плевать. Помощь от человека мне не нужна!

– Сделка. С кем мне связаться?

– Ни с кем. Летим на планету Вальтор, Конфедерация. Эта планета ко мне лояльна, и советник поостережется туда лезть.

– На всякий случай покажу тебе вот это. – Я достал снимающую привязку гранату и закинул ее в контейнер с Нарлином. – Будут проблемы – твой сын умрет окончательной смертью. Никакая привязка к Духу планеты ему не поможет.

 

– Моего слова тебе недостаточно?! Вот поэтому я и хочу избавить приканскую империю от людей, – с ненавистью произнес Олеандр. – Таким, как вы – не место в Галактионе. Вас нужно уничтожить, как насекомых, пока вы не уничтожили себя и нас вместе с вами!

О! Я вновь вырос до уровня таракана! Отлично! Дно уже позади. Хотя надо проверить. Я вновь протянул Олеандру шкатулку:

– Что внутри?

Приканец долго не брал в руки подарок императора, но по взгляду было понятно – поможет. Желая подтолкнуть, я указал на контейнер с Нарлином, вынуждая Олеандра действовать быстрее. Приканец резким движением забрал шкатулку, и его пальцы заплясали по поверхности, прикасаясь к только ему известным выступам и ямкам. Раздался щелчок, и крышка шкатулки откинулась в сторону. Капитанская рубка залилась ярким красным светом.

– Красота какая, – прошептала Олеся, вытаскивая изумительно красивую статуэтку какого-то животного. Выполненный из сверкающего материала, подарок императора переливался всеми оттенками красного, источая приятный и успокаивающий свет. Глаза налились свинцовой тяжестью, я начал клевать носом и незаметно провалился в сон.

Проснулся оттого, что кто-то неласково трепал меня по щеке холодным металлом.

– Кэп, лучше сам просыпайся, а то целоваться полезу! – Перед глазами маячил хвост змеи, неожиданно оказавшейся в рубке. Статуэтка к этому моменту вернулась на место под надежную защиту шкатулки.

– Это что такое было?! – возмутился я, оглядывая поле «боя».

Олеся спала на плече Олеандра, а тот в свою очередь громко сопел, откинув голову назад. От моего возгласа все быстро пришли в себя.

– Ты это специально сделал? – навис я над Олеандром.

– Что? Я всего лишь выполнил твое требование, пират! Чем ты теперь недоволен?

– Мог бы предупредить! Что это было?

– Забвение Джаруллы, я так понимаю… Каждому подданному император дает то, чего тому недостает. Это награда третьего советника. Всем известно, что он трудоголик до мозга костей. Фанатично исполняет свои обязанности в ущерб своему здоровью. Брат вручил ему награду, дабы советник помнил об отдыхе. С посылом, что и сон бывает во благо империи.

Я кивнул. Очень похоже на советника. Все ему надо, и еще вчера. Неугомонный. Конечно, при таком подходе приходится жертвовать сном, иначе времени катастрофически не хватает. В какой-то момент недостаток сна трансформировался в недостаток здоровья. Недаром же советнику стало плохо на спутнике Зальвы. Возраст и запредельные нагрузки сказываются. Жаль, что советник не внял императорскому слову и закинул подарок в хранилище сразу по прибытии на крейсер. Надо бы побыстрее вернуть снотворное владельцу, пока тот не скопытился от переутомления.

– Маячки на шкатулке или статуэтке?

– На шкатулке.

– Змейка, тебе задание. Ужом вейся, но найди мне способ экранировать действие артефакта. Без шкатулки. Ее мы отдадим заказчику. Он все равно не знает, что лежит внутри. Умник, курс на Вальтор! Олеандр у нас загостился!

Встречать брата императора вывалилась большая и разношерстная компания. Оказалось, что поддерживают официальную оппозицию представители разных сословий. Здесь были и торговцы, и воины, и даже местная знать всякого посола. Первый причал едва вмещал желающих убедиться в безопасности лидера Сопротивления, как называл себя Олеандр. После его яркого, но протестного выступления у императора и последовавшей за этим увесистой оплеухой сторонники справедливо волновались за жизнь приканца.

– Мне нужны сутки, чтобы достать записи, – предупредил Олеандр, покончив с официальным приемом. – Ждите на планете.

– Ждем, как и граната рядом с Нарлином. Она сработает даже после электромагнитного импульса, – на всякий случай напомнил я.

К счастью, мои опасения оказались беспочвенными. Уже утром следующего дня Олеандр передал мне диск с данными. Умник разобрал их на составляющие и подтвердил, что теперь у него есть координаты семи не учтенных ранее планет. Это был успех! На радостях я отпустил Нарлина и не стал требовать возвращения на кламир его отца. Как мне шепнули на ухо, это его сторонники сделали заказ Корсиканцу на освобождение своего лидера у приканцев.

Сидя в корабле, я наконец-то остался один на один с собственными мыслями. Леся, как и всякая женщина, имеющая собственный доход, ринулась на местный рынок. Вальтор нельзя было назвать популярной планетой, но торговцев и здесь хватало. Учитывая тот факт, что Олеандр не был официальным представителем приканской империи, легко можно догадаться, что к товарам повседневного спроса относилась и контрабанда.

Я долгое время гипнотизировал КПК, решая, как поступить. Как ни крути, Грандар взлетел так высоко с моей подачи и, беря во внимание его положение при императоре, было жаль его уничтожать. Но! Этот наглый, недалекий и меркантильный выскочка желал сдать меня и получить за это бонус! Такие вещи прощать никому нельзя. Что важнее? Тешить себя мыслью, что один из «местных» взлетел благодаря мне, и я творил историю Галактионы, или два миллиарда игровых кредитов на личном счету в довесок к положительному отношению третьего советника? «Глупый вопрос», – усмехнулся я сам себе, набирая номер старого знакомого. Советника я знал намного дольше, и это сотрудничество всегда было продуктивным.

– Советник, это Хирург! Рад, что инцидент с пиратами уже позади. Найдется минутка?

– И ты имеешь наглость звонить мне после всего того, что натворил на круизном крейсере?! – раздался гневный голос. – Тысяча смертей! Тысяча доблестных приканцев отправились в небытие по твоей вине, Хирург!

– Это вы сейчас к каким моим чувствам взываете? – не очень понял я. – Совести? Так это не ко мне. Было бы лучше, если бы ваша знать стала заложниками или рабами?! Так сложились обстоятельства, и винить в этом нужно «Веселый Роджер»! У меня с ними не было никаких общих дел.

– Мы бы справились сами!

– Вранье!

– Вранье – это по твоей части. Давай скажи, что ты сейчас не на Вальторе и это не ты туда доставил Олеандра! – напирал советник. – Он уже заявил, что ни приканская империя, ни пираты, ни даже затранцы не в силах противостоять свободе слова и его стремлению вычистить Галактиону от людской чумы. Сам себе могилу копаешь?

– Советник, какая разница, что и кому я копаю? Я звоню вам по другому вопросу. Хочу честно рассказать о том, кто меня нанял, и вернуть вам артефакт. Мы можем быть полезны друг другу, давайте попробуем восстановить отношения.

– Я уже догадался, что Нарлин не виноват, – после долгой паузы произнес советник. – У тебя есть минута.

– Грандар, – только и произнес я без всяких объяснений.

Послышалась витиеватая ругань, и я, не сдерживаясь, улыбнулся. Дело обещало быть прибыльным!

Рргорд оказался шустрым малым и за свою недолгую жизнь успел отметиться практически во всей Галактионе. В его распоряжении были плоды трудов всего ученого света приканской империи, потому случайные прыжки зачастую приносили неожиданные и приятные результаты. Например, далеко не каждый опытный исследователь мог похвастаться открытием семи звездных систем с одной-двумя планетами. А принц в свои неполные двадцать лет такое достижение имел. Он был прирожденным искателем.

Ближайшая к нам система находилась всего в десяти минутах гиперпрыжка, потому мы незамедлительно отправились за своим чеком.

– Выход в обычное пространство! Планета обнаружена! Внимание! Галмир!

Серебряный шар продолжал нас преследовать. Временно исчезнув из поля видимости в системе Вальтора, он появился снова, вдали от основного театра игровых действий.

– Умник, передавай в общий эфир: «Ваше назойливое присутствие начинает напрягать. Если вы не поясните причину преследования, буду вынужден атаковать!»

– Сделано. Никакой реакции.

– Леш, давай вначале с планетой разделаемся? – Леся успокаивающе положила руку мне на плечо, призывая вернуться к главной цели нашего полета. Я согласно кивнул, отправляя корабль на посадку. Галмир двинулся следом, но на почтительном расстоянии.

Вы первым из игроков вступили на планету Зартамин приканской империи. Второе имя: Рргорд Всемогущий-4
Желаете привязать планету к себе? Внимание! В случае привязки отношения с приканской империей ухудшатся

Как такового Духа планеты на этой каменной глыбе не было. По сути, на ней вообще ничего не было – ни атмосферы, ни полезных ископаемых, ни воды, ни чека. В соответствии с правилами нас сразу же должны были уведомить о том, что искомый предмет на планете, стоило только выйти из корабля. Здесь же все было чисто. На душе потяжелело. Слишком просто мы получили координаты, слишком легко добрались до планеты, слишком… Все слишком! Мне пришлось прыгнуть выше головы, чтобы добраться до Рргорда, здесь же простая договоренность с Олеандром – и все, мы получили нужное. Не стоят такие усилия миллиарда.

– Никто не говорил, что будет легко, – подбодрила меня Леся, стоило поделиться с ней своими переживаниями. – Возможно, придется пробиваться с боем на одну из планет, кто знает. Осталось всего шесть точек! Идем! До встречи с Грандаром мы успеем облететь их все!

Мы посетили еще три точки, раз за разом испытывая приступы острого разочарования. Планеты походили одна на другую, как родные сестры. Привязывать ни одну из них к себе я не стал, так как только-только начали выравниваться отношения с приканцами. Вылетев в открытый космос с четверной планеты, я не выдержал и выругался – галмир нас так и не отпускал. Злость и расстройство требовали выхода.

– Нет, это уже наглость, – пробормотал я. – Умник, передавай в эфир: «У вас последняя возможность выйти на связь, после чего я атакую. Даю минуту на размышление!»

– Сделано.

– Полная боевая готовность! Змейка, десять торпед!

Я подарил назойливому спутнику полторы минуты вместо одной. Ответа не было. Леся не возражала против атаки. Ее, как и весь экипаж, нервировало наличие постоянного зрителя.

– Скорость сто! Умник, сделай этого гада!

Кламир рванул вперед так, как никогда раньше. Впервые я раскачал двигатели на все сто процентов, даже инерционные блокираторы не смогли полностью погасить возникшую инерцию. Нас впечатало в кресла, и Умник вывел на один из экранов расстояние до галмира. Две АЕ. Прошла минута яростной гонки, но расстояние не изменилось. Неприятель уходил от нас с легкостью, вызывающей раздражение.

– Змейка, пли!

– Торпеды пошли! – отчитался техник, когда корабль ощутимо вздрогнул. При работе на полной мощности были свои недостатки. Смертоносные болванки двигались с гораздо большей скоростью, чем корабли, потому стали стремительно приближаться к противнику. Я с нетерпением ожидал развязки. Десять секунд.

– Сейчас что-то будет, – нетерпеливо пробормотала Леся.

Семь секунд.

– Умник, скорость не снижаем. Нужно его добить!

Три секунды.

– Приготовились! – Я сжал подлокотники, желая увидеть вместо серебряного шара огненный.

Время! Торпеды продолжили свой полет, вырабатывая топливо, а галмир исчез.

– Противник справа по борту! – с паникой в голосе проинформировал Умник. – Обнаружено нацеливание электромагнитной пушки! Выстрел!

На долю секунды свет в каюте капитана моргнул.

– Электроснабжение восстановлено! – отчитался техник.

– Стрелок, сбить противника! – Ульданин позволил себе глупость подойти на расстояние выстрела из лучевой пушки.

– Торпеды пошли! Время до контакта – пять секунд… Да как так?!

Змейку можно было понять – только что галмир находился справа и чуть ниже от нас, а сейчас – в диаметрально противоположной стороне.

– Умник?

– Я не знаю! – сдался корабль. – Это что, мгновенная телепортация? Он просто исчез и сразу появился в новой точке!

– Приготовиться к удару!

Вновь мигнул свет, и техник обратился ко мне с неприятной новостью:

– Капитан, у нас резерва Эло еще на пять таких выстрелов.

– Понял. Сворачиваемся, – расстроенно приказал я. Похоже, мы где-то словили дебафф неудачников. – Умник, курс на Белкет! Мне нужно поговорить с Ганзой!

– Рассчитываю, – с облегчением произнес корабль и вывел таймер обратного отсчета. Мы танцевали с галмиром целую минуту, прежде чем звезды превратились в длинные линии. Причем танцевал в основном противник, забавляясь и стреляя в нас из электромагнитного орудия. Ни торпед, ни лучевых пушек он не использовал.

– У нас осталось три планеты, – на всякий случай напомнила Леся.

– Я не хочу никуда лететь, пока на хвосте неприятель с явным преимуществом, – покачал я головой. – Он же издевается над нами и не скрывает этого!

– Сдался он тебе! Висит и висит. Есть не просит! Заметь, с его стороны не было никакой агрессии. Ты первый начал.

– Причем безрезультатно, – поддакнула змейка. Спелись они уже, что ли? – Двенадцать торпед как не бывало! Мне, между прочим, целый час нужен, чтобы их восстановить.

 

– Умник, запрашивай добро на посадку на Белкет. Мы летим в Ганзу.

После того как я отдал Ганзе часть оборудования, добытого на складе ульдан, жить с ними стало приятнее. Не столько в области новых разработок, сколько в отношении работников Ганзы – они стали гостеприимнее. Хотя, признаться, и перечень устройств, которые они мне хоть и неофициально, но предлагали, радовал. Здесь, в частности, был представлен камуфляж для бронекостюмов, способный создать маскирующее поле, скрывающее игрока во всех известных спектрах. Идеальная маскировка для вора, стоящая каких-то двенадцать миллиардов кредитов. Три, мать его, крейсера Б-класса! В Галактионе что, совсем народ рехнулся? Причем я точно знаю, что как минимум один игрок такое обновление прикупил, сам видел эффективность.

– Это невозможно! – в одночасье заявили яйцеголовые и пошли думать. Ибо неопровержимые доказательства на видео и данные от полученного удара говорили о том, что возможности галмира были таким же реальными, как и ульдане. В честь «доброй вести» о новой проблеме в Ганзе даже расщедрились и напоили меня чаем. Спустя пару часов мозгового штурма сотрудник промышленников явился ко мне с неприятным заключением:

– Нам необходимо больше времени на изучение проблемы. Прямо сейчас мы можем с уверенностью сказать, что наблюдали гиперпрыжки локального действия. Современная технология не позволяет обеспечить такую точность расчетов координат. И скорость. Нам нужно время и новые данные. Желательно предоставить возможность самим изучить этот корабль. Сделаешь – получишь четвертый список.

– У вас еще и четвертый есть? – удивился я.

– Конечно, – ухмыльнулся приканец. – Это уровень уникальных прототипов. Единичные экземпляры. Хочешь его получить – доставь галмир к нам! Сейчас все, мы заняты.

Меня аккуратно выперли прочь, и на деревянной двери приемной появилось сообщение: «Гильдия недоступна для связи семьдесят два часа». Я оценил счетчик обратного отсчета и впечатлился, как крепко прижало промышленников!

Леся то и дело склоняла к полету на оставшиеся планеты, но я решил перестраховаться. Прежде всего – заставил супругу забрать истребитель, купленный еще на заре игры, и доставить его на Карлатон. Ибо если нас собьют, мы с ней возродимся на поверхности планеты, а кламир будет ждать нас на кладбище кораблей, достаточно далеко от Карлатона. Будет большой проблемой добраться до кламира без какого-либо транспорта. Но неожиданно на Белкете раньше обозначенного срока появился Грандар.

Для путешествия к Зальве фаворит империи собрал внушительный флот из крейсера Легендарного класса с поддержкой пяти альбенд, сотни фрегатов и целого роя истребителей. У приканца на Белкете оказался свой личный замок, в который меня пропустили без всякого досмотра. При взгляде на внешнее радушие хозяина мелькнула мысль, что я могу ошибаться, подозревая его в двойной игре. Но стоило воротам закрыться, как эти глупости мигом выветрились из головы.

– Хирург, кламир оставь в трюме крейсера. Мои техники должны его проверить. Ты все-таки пират!

Тон приканца не предполагал возражений. Сам он восседал на реактивном троне, дабы не утруждать ноги ходьбой, и раздавал приказы, лениво указывая пальцем, куда народу бежать и за что хвататься. Если кто-то из слуг не понимал с полуслова поставленную задачу, то получал удар плетью. Как я заметил, к этому орудию здесь была особая любовь. Даже личная охрана, кружащая в паре метров над землей, не пренебрегала использованием плетей для наказания рабов за нерасторопность. В глаза бросились свойства архаичного орудия: создатель – игрок-техник под ником Бельмарат. Вот они – широкие возможности для самореализации. За бесконечными космическими гонками я позабыл, что Галактиона – это не только перестрелки и захваты кораблей и баз, но и развитая экономическая и социальная среда. Игроки отыгрывали все возможные, а порой странные роли, стремясь получить удовольствие и профит.

– Умник, выполняй, но доступ на борт не открывать, – приказал я и наткнулся на недовольство Грандара:

– Право, это мне не нравится! Я должен иметь возможность распоряжаться всем имуществом на своем корабле! Иначе мы не пройдем таможню!

У приканца со времени нашей последней встречи изменилось все, даже тон. Он стал наглым и высокомерным. Словно Грандар оказывал милость, снисходя до разговора со мной.

– Доступ на корабль я предоставлю только возле Зальвы, – ответил я. – Там же передам и второй миллиард.

– Тише! – предупреждающе прошипел Грандар, воровато озираясь. – Никто не должен слышать! И у стен есть уши! Цандер! Смени рабов!

Начальник личной охраны Грандара спикировал к нам, выбрасывая в сторону пятерых рабов цепи. Они прикрепились к ошейникам, и Цандер резко дернул бедолаг к себе, заваливая и сбивая их в кучу. Скрутив тела все теми же цепями, охранник двинул прочь, унося рабов в неизвестном направлении. Их место тут же заняли другие, прислуживая Грандару с повышенным рвением.

– Хорошо, – недовольно скривился приканец. – Доступ дашь позже. На посадку!

Проследив, чтобы мой кламир удобно расположился в одном из трюмов, и выставив в качестве охраны сердитого носорога, я присоединился к Грандару в кают-компании на крейсере. Олесю я благоразумно оставил на кламире. Если по нему пройдутся электромагнитным импульсом, она успеет отдать команду самоуничтожения. Мы вошли в гиперпространство, и капитан отчитался, что на месте будем через шесть минут.

– Твоя шкатулка. – Я вытащил подарок императора и протянул приканцу. Тот демонстративно заложил руки за спину и указал взглядом на стол. Помня приказ советника, я лишь пожал плечами, возвращая шкатулку обратно.

– Нет, Грандар, так не пойдет. Передача должна состояться из рук в руки, иначе получается, что я не выполнил заказ. Забираешь, или мне искать покупателя посговорчивее?

– Право, Хирург, что за капризы? Ты меня неприятно удивляешь, – картинно всплеснул руками Грандар. – Разве мы не партнеры?

– Партнеры, – покладисто подтвердил я. – У нас была сделка? Была. Заказ выполнен? Почти. Вот передам заказ тебе в руки и все. Только так она закроется, и ты не сможешь предъявить претензию. У нас с этим строго, должен понимать. Я рискую репутацией перед будущими заказчиками.

– Ладно, давай сюда, – нетерпеливо дернул рукой Грандар. – Что там?

– Понятия не имею, – честно ответил я, вновь вынимая шкатулку. Змейка не потрудилась сказать, что туда поместила. – Можно считать твое поручение выполненным? Мне для отчетности.

– А ты ее точно не открывал? – подозрительно сощурившись и остановив руку на полпути, спросил приканец.

– Нет, конечно, – подтвердил я, вспоминая, что открывал ее Олеандр. Грандар все-еще колебался.

– Поклянись!

Я со спокойной душой произнес клятву и подождал, пока Галактиона ее подтвердит.

– Тогда я подтверждаю выполнение. Ты – молодец и все такое. Давай сюда! – выдохнул довольный фаворит и выхватил шкатулку из моих рук. Повозившись некоторое время, он недоуменно поднял на меня взгляд:

– И что? Как ее открыть?

Я лишь пожал печами. Грандар продолжил:

– Неважно. Разберусь с этим позже. Сейчас я хочу второй миллиард!

– На Зальве, – напомнил я. – Мы так договаривались.

– Планы изменились! – бросил Грандар и позвал: – Цандер!

В каюту вошел начальник охраны.

– Что с кламиром?

– Все готово, хозяин. Детонаторы самоуничтожения определены, электромагнитное поле настроено.

– Хорошо! Слушай сюда, Хирург. Или ты отдаешь сейчас миллиард кредитов, или попрощайся со своим кораблем! – Приканец, похоже, решил выбить из меня по-максимуму прежде, чем сдать на Зальве.

– Чего молчишь? Решайся, осталось не так много времени!

Я лишь вздохнул и отрицательно покачал головой. Осознав, что второй миллиард проходит мимо, фаворит не сильно-то и расстроился. Он был уже вне себя от восторга и той комбинации, которую разыграл. Надо же – обманул пирата, поимел с него и деньги, и шкатулку, а теперь отберет редкий корабль и получит в довесок почет и славу борца с пиратами!

– Грандар, жадному и могила узка, – хмыкнул я.

– Я заберу у тебя все! Корабль, деньги, имя! Остаток дней ты будешь гнить на шахтах по добыче Рапа! Твою привязку мы собьем, не надейся от нас так просто уйти! Здесь все будет моим! Даже империя! – на радостях приканца понесло.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru