Галактиона. Чек на миллиард

Василий Маханенко
Галактиона. Чек на миллиард

– То есть ты хочешь, чтобы я прошмыгнул мимо летающей крепости затранцев, пробрался на базу, очистил ее от роботов и расстелил для тебя красную дорожку? – Я не скрывал сарказма. – Знаешь, даже интересно, что ты можешь предложить мне в качестве оплаты за такое дело! Это же самоубийство!

– Вот это. – В руках Трида появился небольшой предмет, похожий на толстый многожильный кабель, и я проглотил готовые было сорваться с языка едкие слова. Повисла долгая и мучительная пауза. В эти секунды я просчитывал возможность выхватить из рук дельвийца эту ценную вещь и свинтить отсюда с Олесей целыми и невредимыми. Вардун правильно оценил мои намерения и достал усмиритель, готовый использовать его в любой момент.

– Что скажешь? Это достойная награда для самоубийцы?

– А ты умеешь мотивировать. Когда ты хочешь отправиться? – спросил я. Как ни крути, но этот приз должен стать моим, да и видеозапись я уже пообещал Хильвару.

– Чем раньше, тем лучше. На Белкете мне делать нечего.

– Добро пожаловать обратно в маленькую, но дружную команду, старший помощник Трид, – произнес я, сглатывая слюну. Сзади многозначительно прокашлялась Олеся, но мне было не до нее. Предмет в руках дельвийца породил в душе очень много надежд. «Луура», тот самый утерянный блок интеграции печально известного «Возмездия». Оружия, способного уничтожить даже затранскую королеву.

Или оружия, способного закончить эту войну?

Глава 6

Гальвар, система, где базировалась «Бойцовая порода», походил на торговый центр в предпраздничные дни. Все куда-то спешили, ругались за место в очереди на посадку, требовали лучший причал, проклиная огромные крейсера и истребители, снующие у всех под носом. Это были идеальные условия для проникновения на вражескую территорию под прикрытием.

Крейсер «Неизбежность» завис посреди этого игрового хаоса, заняв положенное ему по статусу место: на первой орбите, в непосредственной близости от центральной планеты. Приканские таможенники даже не стали его досматривать, ограничившись корпусным сканированием, и поспешили включить зеленый свет, выказывая почет и уважение гильдии «Либериум».

– Мы на месте, – произнес Аалор с невозмутимостью египетской мумии.

Подчеркнуто отстраненное поведение капитана было вызвано неприятной для него ситуацией. Для того чтобы мой корабль смог попасть в систему и не вызвать при этом вопросов ни у приканцев, ни у «Бойцовых», его пришлось спрятать в трюме крейсера, объединив наши энергосистемы в единое целое. Только при полной интеграции предмет «кламир» становился частью предмета «крейсер» и не отслеживался сторонними сканерами. Хитрым трюком со мной поделился Трид, пояснив, что это старая пиратская хитрость, уже не раз их выручавшая. Едва заслышав об этом, Аалор наотрез отказался идти на такой шаг, и у них с Варгом состоялся неприятный разговор. Сути его никто не слышал, оба игрока разговаривали по внутреннему каналу связи, но после этого лицо капитана «Неизбежности» превратилось в непроницаемую маску. Кламир получил все необходимые разрешения на стыковку, а я, как подсказывала мне логика, одного из сильнейших врагов. Этой публичной уступки Аалор мне не простит, хотя я сработал скорее простым триггером в отношениях Варга и его подчиненного.

– Допустим, группы я распределю. Я так понимаю, на твоих бойцов не рассчитывать? – Грейкилл посмотрел на Аалора, и тот снизошел до ответа:

– Мои люди займутся крейсером «Стремительный». Самостоятельно.

– Вот и славненько. – Грейкилл задумчиво почесал голову. – Тогда наши «Генерал Марксвел» и «Генерал Вальрон». Корабли чистить будем полностью?

– Нет, только капитанскую рубку. – Я достал удаленный терминал и поставил его на стол. – Кламир перепишет крейсера на меня за минуту-другую. Главное – получить доступ в центральный блок управления и обеспечить защиту.

– О! Так это же вообще отлично! Плевое дело на пару минут. Когда они должны покинуть систему?

– Вопрос не по адресу, – ответил Аалор, Грейкилл обращался к нему. – Организатор похода Хирург. Мне поставлена задача тайно протащить кламир в систему. Ничего более.

– А зачем ждать, когда крейсера покинут систему? – напрягся я, ибо теперь все внимание присутствующих обратилось к моей персоне. – Вариант подлететь, пока они спокойно стоят на базе, высадиться и захватить уже не работает?

– Хм… – многозначительно произнес Грейкилл и вновь почесал голову. – Ты серьезно? Ты пригнал нас всех сюда и понятия не имеешь, куда влез?

Ситуация набирала нерадостные обороты. Если с захватом кораблей на базах существует какая-то проблема, то Варг должен был меня о ней предупредить. Или не должен? Как-то слишком он быстро согласился помочь, узнав о сути похода. Еще и все затраты на подготовку и последствия на меня спихнул.

– Поясни, что я упустил?

– Да все! – вспылил Грейкилл. – Аалор, выведи карту системы.

Между нами появилась трехмерная проекция лютого ужаса снующих туда-сюда точек, обозначающих корабли. Грейкилл недовольно скривился и попросил подсветить цветами важные объекты.

– Так. В общем, рассказываю один раз и то сугубо из-за личного долга. Ненавижу ходить в должниках. Нам выделили место здесь. Зеленая точка. Крейсера «Бойцовых» стоят здесь. Красные точки. Вот это пустое пространство вокруг – официальная зона их гильдии. Влетать чужим кораблям в нее нельзя, у ДБЛ есть предписание сбивать все, что не имеет «дружественную» метку. Не кораблям, кстати, тоже вход туда заказан. Если честно, понятия не имею, на что ты рассчитывал. Мы не можем войти в защищенную область. Мы не можем попасть на корабли. Да даже если случится чудо и мы каким-то образом захватим хоть один корабль, он перестанет принадлежать «Бойцовым», и ДБЛ вырубит его электромагнитным выстрелом. Десант вернет пропажу себе через пять минут. Потому у меня и был вопрос: когда ждать выхода из-под защиты? Хотя нет, теперь у меня еще один вопрос: Хирург, ты дебил?

Нокдаун. Причем такой сильный, что я не нашелся, что ответить. Вдогонку, видимо, посчитав, что приложили меня слабо, Аалор вставил свои пять копеек:

– Мне предписано находиться в системе двенадцать часов. Затем я улетаю. Будь добр, освободи мой корабль от своего присутствия к этому времени.

– Да, нас ты тоже не на всю жизнь нанял, – предупредил и Грейкилл.

Растерянность. Так я мог охарактеризовать чувство, поглотившее меня с головой. Степашка полазил по форумам, но ничего толкового, касающегося организации защиты баз, не нашел. По моей просьбе на официальном форуме он сделал ветку, но ее тут же удалили модераторы. Еще и предупреждение влепили. Такие вещи не должны являться открытой информацией, и тут же ссылки на официальные магазины, где ее можно приобрести.

Звонок на мой КПК был настолько неожиданным, что я даже вздрогнул.

– Смотрю, уже на месте? – Варг решил лично проверить готовность или поглумиться надо мной. – Как успехи?

– Почему ты не сказал мне о защите? – в лоб спросил я.

– А почему я должен был это делать? – с искренним недоумением спросил глава «Либериума». – Ты – друг гильдии, а не ее офицер. Все, что я тебе обещал, я выполнил. У тебя есть Аалор и его готовность захватить корабль. Ничего больше.

Повисла пауза. На душе заскребли кошки, но я вполне нормальным голосом спросил:

– Зачем это все? Не мелочно для главы такой крупной гильдии?

– Нет, Хирург. Не мелочно. Считай, что это признательность за пользу от сотрудничества с тобой. Нравишься ты мне. Люблю наглых. – Варг помолчал и добавил: – Я тебе услугу оказал, и ты отделался малой кровью. Запомни свой уровень. Навсегда. И если рискнешь опять сунуться в другую лигу, память подскажет, что делать этого не стоит. Понял?

– Да, объяснил доходчиво, – хмыкнул я, услышав его мотивы.

– Отлично. Тогда передай Аалору, чтобы возвращался.

– Нет.

– Что «нет»?

– У него предписание от тебя на двенадцать часов.

Опять возникла пауза, после которой Варг с шумом выдохнул в динамик.

– Как знаешь. Ты же не против, если я наших развлеку? Будем считать, что это твой звездный час! Лидеры всех ведущих гильдий будут смотреть на то, как ты облажаешься. О, уже пошли ставки, как быстро ты сольешься. За тебя поставить?

– А какая ставка на то, что у меня все получится?

– Один к восьми. Ахсарбек банкует и гарантирует выигрыш. Спорят только свои, так что на сторону информация не пройдет. «Бойцовые» ничего не знают о твоей акции.

– Поставь от моего имени миллиард. На успех предприятия.

– Уверен? – хмыкнул Варг. – Переводи деньги, раз лишние завелись. Поставлю.

– Миллиард, Варг. И еще! Мне три крейсера не нужны. Возьмешь по номиналке в честь нашего сотрудничества?

В ответ Варг громко и заливисто расхохотался.

– Возьму, возьму, – подтвердил он и отключился.

Тело тряслось, словно на лютом морозе, хотя в бронекостюме поддерживалась оптимальная температура. Медицинский анализатор показывал зеленую зону, так что проблема была не в дебаффах. Проблема была в нервах. Я злился. Причем не только на Варга, сделавшего из меня посмешище, но и на себя, что позволил этому случиться.

Экран с внешней камерой показал, что Аалор мне что-то протягивает. Я включил внешние микрофоны и услышал:

– Варг передал, что ставку сделал. Переведи деньги на мой счет.

Без лишних разговоров я перевел требуемую сумму и принял карточку, растаявшую у меня в руках. КПК пискнул, информируя, что моя ставка принята и зафиксирована.

– Общий сбор через двадцать минут! – произнес я, отправляясь на кламир. Нужно основательно взвесить все за и против. Ибо за ставкой на выигрыш ничего, кроме эмоций и желания поддеть Варга, не стояло.

Мысли вихрем крутились в голове, судорожно ища выход из ситуации. Пришлось потратить немного реальных денег, приобретая информацию об устройстве баз дислоцирования игроков. Действительно, существовала и «мертвая» для полетов зона, и договоренности с «местными» о защите, и много чего другого, связанного с обеспечением безопасности. Нужно быть откровенным глупцом, чтобы сунуться в такой игровой Форт-Нокс.

 

– Леш, а что, если попробовать вариант круизного крейсера? Отвлечь внимание ДБЛ и резко пролететь над крейсерами, десантируя народ? Потом, когда корабли станут нашими, отвлечь ДБЛ еще раз и выйти из опасной зоны? – Леся, как мудрая жена, ни словом, ни намеком не показала свое отношение к моей затее. Она генерировала планы, предлагая варианты выхода. Я был ей очень благодарен за эту поддержку.

– Не получится. Это многозадачный корабль. Он всю систему контролирует, и эту мешанину из кораблей тоже.

– Блин… Хоть бери да уничтожай это корыто…

– Нельзя, приканцы обидятся. А мы только-только с ними начали нормально общаться. Уничтожить ДБЛ никак нельзя, – покачал я головой, но на задворках сознания появилась интересная мысль и начала произрастать, грозясь вырасти в полноценное решение.

– Ясно. – В этот момент Леся увидела мою заинтересованность и продолжила развивать тему: – Нужно сделать так, чтобы никто не понял, что мы пробрались в защищенную зону. Нужно получить «дружеский» статус у «Бойцовых».

«Дружеский» статус. В этом что-то есть. Я кивал, и решение было почти готово.

– Причем этот статус нужен не только десанту, но и крейсерам! После того как Умник их перезапишет на нас. Черт! Как ни крути, все упирается в эту проклятущую ДБЛ!

Круизный крейсер. «Дружеский» статус для ДБЛ. Вот оно!

– Леся, ты чудо! – Я не удержался и прижал супругу к себе, крепко целуя. – Умник, на тебя вся надежда! Поднимай из закромов памяти структуру ДБЛ, места расположения коммуникационных узлов, ширину корпуса и прочие характеристики. Мне нужна идеальная точка для безопасного и, что самое важное, незаметного для приканцев проникновения. Наши корабли получат «дружеский» статус!

За свою недолгую игровую жизнь мне дважды удалось побывать на ДБЛ. Один раз в гостях у советника, другой – после падения корабля на императорский дворец дельвийцев. Настала пора воспользоваться полученным знанием.

Спустя двадцать минут в кают-компании крейсера «Неизбежность» состоялось финальное совещание. Дирижировал я.

– У нас все в силе. – Я собрался с мыслями, успокаивая их хаотичный бег. – Сколько десанта влезет во фрегат?

– Без посадки на планету или гиперпрыжка – около сотни.

– Отлично! Планы немного корректируются – я с вами не пойду, все остальное остается в силе. Садитесь на фрегаты, ждете моей команды и летите к намеченному кораблю. Десантируетесь на корпус и отпускаете доставщиков. Нельзя, чтобы они маячили в системе. Пробираетесь в капитанскую рубку, присоединяете удаленный терминал и обеспечиваете моему кораблю минуту связи. Вопрос с доступом в закрытую область на моей стороне, я его вам обеспечу. Аалор, я могу рассчитывать на твою помощь?

Пристальный взгляд и привычное молчание. Предположив, что это он так своеобразно интересуется, какого рода помощь мне нужна, я пояснил:

– Мне нужен истребитель с пилотом.

– Все заняты, – последовал незамедлительный ответ от капитана. – Свободных нет.

– Значит, не могу рассчитывать. Не проблема. Грейкилл, у тебя есть контакт безбашенного пилота с доступом в эту систему?

– Насколько безбашенного?

– Примерно такого же уровня, каким был ты перед уничтожением гвардейцев.

На лице десантника появилась довольная улыбка.

– Имеется. Погоди, сейчас только про доступ уточню. Но стоит он недешево.

– Ну ты тоже не из раздела со скидками, – пробурчал я, но Грейкилл меня не услышал. Он ушел на телефонный разговор.

– Минут через десять будет здесь. Зовут Бальмонт. Стоимость обсудишь с ним сам.

– Место для истребителя на верфи найдется? – Я вновь переключился на Аалора. Шах и мат! С паршивой овцы хоть клок, как говорится. Либо у тебя место есть, и тебе придется помочь, либо места нет, и ты покажешь всей наблюдающей за нами братии истинную сущность. Не думаю, что Варг дал указание мне вредить. Пару раз дернувшаяся щека каменного лица капитана говорила о многом. Наконец он произнес:

– Второй причал. Я распоряжусь.

– Отлично! Тогда грузитесь на фрегаты и ждите моей команды. И да, поосторожнее с этими штуками. Они хрупкие и дорогие. – Я поставил на стол три удаленных рабочих терминала.

Обладатель интересного ника «Бальмонт» оказался очень экстравагантной личностью. Удивительно, но в игре с пометкой 12+ он умудрился достать сигару. В обход всех норм и правил Бальмонт дымил, как паровоз. Вместо привычной для пилотов куртки он носил потрепанную жилетку, обнажавшую огромные ручищи завсегдатая тренажерных залов. Невозможная в Галактионе трехдневная щетина показывала, что внешний вид своего персонажа Бальмонт тщательно прорабатывал, не полагаясь на стандартные предложения системы о переносе реального образа в игру. Этот игрок вообще выделялся на фоне остальных, как дикий кот в домашнем хозяйстве. Вроде тоже зверь, но совершенно не к месту.

– Че надо? – спросил он, затянувшись и выпустив мне в лицо струю дыма.

Реагировать на столь детскую подначку я не собирался, потому обошел Бальмонта и направился к его истребителю. Стандартная конструкция треугольной формы, размещенная на трех выдвигающихся шасси. Единственный вариант, при котором я мог удержаться на корпусе истребителя – обнять стойку, как родную.

– Нужно подлететь к ДБЛ так близко, как только можно, не нарываясь на неприятности.

– Вокруг ДБЛ мертвая зона в километр. Приборы с ума сходят, – новая струя дыма.

– Потому ты мне и нужен. Только это еще не все. Лететь нужно с выпущенными шасси.

– С хрена ли?

– Потому что на одном из них буду сидеть я. До того, как ты сбросишь меня на корпус ДБЛ.

– Паря, ты дебил? Тебя в лепешку размажет! – Бальмонт перестал дымить, посмотрел долгим серьезным взглядом и неожиданно добавил: – И с шасси не выйдет. Болтанка будет.

– Задачу ты понял, исполнение на твоей стороне. Мне интересна только цена за такой номер.

– Цена? – вновь задумался Бальмонт. – Ты компенсируешь потерю класса истребка.

– И все? – удивился я. Грейкилл предупреждал о заоблачной стоимости.

– Если у тебя получится – да. Если нет – сто лимонов.

А! Вот оно что! Энтузиаст. Что ж, отлично. Еще один повод сделать все идеально. Семейный бюджет целее будет. Мы пожали руки в знак договора, и пилот тут же махнул рукой, подзывая аалоровского техника:

– Эй, ты! Подь сюда! Задачку хошь? Конечно хошь! По глазам вижу. Демонтируй переднюю стойку шасси. Под нос распорку ставь. Че стоишь? Быро давай! Одна нога тут, вторая стойку снимает!

Игрок удивился, но противиться приказу не стал. Вызвав бригаду помощников, он закопался в истребителе. Ангар наполнился резким звуком циркулярной пилы. Шасси демонтировалось только одним способом – путем полной ампутации.

– Теперь ты, – Бальмонт вернулся ко мне. – Не знаю, что у тебя за загоны, но мне нравятся безбашенные. Кароч, сидеть будешь там, подлететь смогу только раз, потом ДБЛ меня лучом уведет. У тебя будет секунды три, это край. И штормить на подлете будет так, что кишки выплюнешь. Еще не передумал?

– Будь реальность, уже бы испугался. – Я обернулся к пилоту. Сигару он так и не выпустил, хотя дым больше в мою сторону не пускал. Позади с оглушительным звоном выпала стойка шасси. Истребитель чуть не клюнул носом, но его удержала заранее подставленная подпорка.

– Тады грузись. Посмотрим, из какого теста нынче героев лепят.

– Из мягкого и душистого. Черствыми мы в печи становимся.

Места в отсеке для шасси было мало, потому техникам пришлось мне помогать. Вцепившись всеми конечностями в выступы, я услышал ехидный вопрос Бальмонта:

– Готов, смертничек? Тады поехали! От винта!

Перед глазами все завертелось, и к горлу подступил комок. Виртуальный завтрак просился наружу. Бронекостюм правильно отреагировал на мое состояние, вколов какой-то препарат. Звездочки перед глазами исчезли и сменились космической тьмой. Бальмонт взял с места в карьер, ринувшись к ДБЛ напрямую.

– Готовься! Щас болтать начнет! – предупредил он по КПК за несколько секунд до начала родео. Истребитель вошел в серию бросков «вверх-вниз», затем «вправо-влево», потом мне показалось, что нас завертело штопором. Стойки, за которые я держался, угрожающе подрагивали и деформировались.

– Живой? Ща еще круче будет!

Бальмонт заложил вираж, и сердце ушло в пятки. Перед глазами появилась пелена, препараты уже не справлялись с нагрузками, но пилот не унимался. Он начал закручивать истребитель, словно ввинчивая его в пробку.

– Сейчас! – заорал Бальмонт, и я разжал руки. Инерция крутящего момента была настолько огромной, что я вылетел из истребителя как пуля. Бальмонт не ошибся – полетел я в сторону ДБЛ, а не в открытый космос. Экраны бронекостюма хаотично замигали. Вокруг защитного корабля «местных» находилось электромагнитное поле, сводящее все приборы с ума.

– Я все! Удачи, паря! – отчитался Бальмонт, и позади меня появился огненный шарик. Приканцы не стали возиться с подлетевшим истребителем, просто его уничтожив.

Я сжался, приготовившись к удару, но у самого корпуса поле исчезло. Управление вернулось, и я сразу врубил двигатели, гася скорость. Расстояние до корабля было малым, потому результата особого это не принесло. Удар вышел таким звонким, что у меня даже уши заложило. Перед глазами расцвел целый букет дебаффов. Оглушение, ошеломление, перелом. Радовало одно – магниты сработали как надо и прицепили меня к корпусу. Правда, отчет систем бронекостюма был неутешительным. Примерно половина функций отказала, оставшаяся ушла в желтую зону. Менять бронекостюм в открытом космосе – форменное безрассудство, потому я завалился навзничь, сливаясь с кораблем. Так, на всякий случай, вдруг приканцы меня заметили.

– Умник, куда дальше?

– Определяю местоположение. Кэп, а ты не мог в другом месте упасть? – недовольно проворчал корабль. – Я тебя не вижу.

– Что значит не видишь?

– То и значит. Сигнал принимаю, но понять, откуда он идет, не могу. И визуально не определить. Головой покрути, попробую по звездам сориентироваться.

Я поднял голову, и сердце пропустило удар. Прямо в лицо уставился наконечник лучевой пушки. Одна из турелей ДБЛ, способная уничтожить фрегат, была нацелена прямо на меня.

Сотня мыслей промелькнула в голове. Хороших и плохих. Но большей частью именно плохих и бранных. Я смотрел в лицо своей смерти, не в силах даже пошевелиться. Наверно, это и есть безысходность. Состояние, когда уходит все. Желание бороться, стремления, победный настрой. Остается лишь глухая боль неудачи.

– Кэп, чего застыл? Повернись, говорю! Я же не понимаю, где ты находишься! – в динамике вновь прожужжал Умник. Я сглотнул, не сводя взгляда с наконечника. Выстрела все еще не было.

– Кэп?!

Медленно, в любой момент ожидая перерождения, я отодвинулся в сторону. Турель за мной не пошла, оставаясь в прежнем положении. Я отодвинулся еще дальше. Еще и наконец отполз достаточно для того, чтобы понять – пушка неактивна.

– А! Секунду! Дай сообразить, – Умник не понял моих страхов и продолжал вычислять местоположение. – У меня две новости. Хорошая и плохая. Начну с хорошей – ты найден. Плохая – ты на другом конце корабля, я все равно тебя не вижу.

– Что предлагаешь?

– Справа, метров через двадцать, находится дефлектор. За ним отражатели и…

– Леша, ныряй в воздуховод! – вклинилась Леся. – У ДБЛ тройной корпус. Ты его прорезать будешь долго. Здесь же срезаешь дефлектор – и сразу в корпусе. Ставишь блокиратор падения давления и метров через двадцать врубаешься внутрь. Профит!

– Умник?

– Можно и так, – с нотками недовольства ответил корабль. – Конечно, если придерживаться первоначального плана, то мой вариант…

– Умник, какой вариант действеннее и проще?

– Через систему вентиляции. Судя по структуре дефлектора, здесь сбрасывают избытки газа. Ширина канала должна быть достаточной для проникновения. Так будет проще.

Все оказалось не столь радужно, как мне хотелось. Срезать дефлектор было делом пяти секунд. Из воздуховода выходил горячий газ, и поврежденный бронекостюм жалобно замигал сигнальными индикаторами. Система терморегуляции не справлялась, отчего стало жарко, как в печке. Пот полил градом, медблок раз за разом вкалывал мне препараты, снимая очередной дебафф «перегрев», но я упорно полз вниз, ожидая команды Умника. Наконец он очнулся:

– Здесь!

Изогнувшись дугой, я достал из инвентаря систему противодействия утечке воздуха и плазменный резак. Мощный поток газа уносил искры прочь из ДБЛ, и как только дыра стала подходящего размера, я вломился внутрь, рухнув на пол. Последние секунды я действовал почти в беспамятстве, на чистом автоматизме. Препараты по снятию дебаффов закончились, и жара сделала свое дело. Я даже сознание потерял на пару минут, пока костюм не остыл. Лишь настойчивый голос Умника не дал окончательно уйти в небытие. Вытащив из инвентаря запасной бронекостюм, я выбрался из печки. Как только новое железо приняло мое многострадальное тело, стало легче. Бортовой компьютер даже взвыл от гнева и начал реанимацию. Снять все дебаффы ему не удалось, но я смог наконец-то нормально функционировать. Поднявшись на ноги, я пару раз присел, привыкая к новой броне. Конечно, не мой Легендарный бронекостюм, но для выполнения миссии пойдет.

 

Посмотрев на то, что осталось от моего, я тяжело вздохнул. Даже не знаю, как я умудрился выжить в этой груде искорёженного металла.

– Умник, что дальше?

– Тебе нужно в коридор, затем направо и прямо метров двадцать. Здесь штекера коммуникаций нет.

– Понял, действуем.

Дверь ушла вверх, и я нос к носу столкнулся с приканцем. Изумление на его морде было таким неподдельным, что техник на пару мгновений выключился из реальности, глядя на серебряного истукана. Это-то его и погубило. Я не мог позволить ему заорать или предупредить о проникновении, потому перехватил бедолагу усмирителем и со всей дури запустил в потолок. Приканец обмяк, но не превратился в ящик. Отпустив неподвижное тело, я активировал бластер, и тут шальная мысль закралась в голову. У меня в инвентаре валялось несколько жетонов «Веселого Роджера». Почему бы не проверить одну теорию? Получится – прекрасно, а на нет и суда нет.

Я вставил бесчувственному приканцу жетон в карман куртки и превратил его в мерцающий ящик с добычей. Подбирать ее я не стал, пусть это сделают сами «местные». Они как-то же умеют находить места гибели других существ. Даже интересно, что будет, когда они найдут жетон Корсиканца?

Новых приключений на пути до обозначенного Умником помещения не было. Заблокировав на всякий случай дверь, я достал удаленный терминал.

– Что делаем? – деловито спросил Умник, взламывая защиту. Против продвинутой системы ульдан у местного бортового властелина шансов не было.

– Две задачи. Первая и важная – сейчас в зону «Бойцовой породы» отправятся три фрегата. ДБЛ должна воспринять их как «своих», имеющих допуск.

– Секунду, найду, где это. Есть! Запускай фрегаты. Они будут самыми родными!

– Грейкилл, даю зеленый свет. Выдвигайтесь! – тут же я позвонил десантнику.

– Учти, за свой бронекостюм я с тебя шкуру сдеру! – пробурчали в ответ. – Вылетаем!

– Вижу фрегаты, – это уже Умник. – Перехватываю управление. Есть! Повесил метку!

– Не тормозите! – приказал я в эфир, ибо игроки замешкались на самой границе, ожидая реакции ДБЛ. Ее не было, и три сверкающие молнии ринулись к крейсерам «Бойцовой породы». Из фрегатов начали высыпаться закованные в бронекостюмы бойцы, разбегаясь по корпусу и вгрызаясь в него, как термиты в дерево. Умник мог следить только за действиями Грейкилла, транслируя мне картинку. Десант не стал мудрить, высадившись недалеко от капитанской рубки. Плазменные резаки высекли искры, и один за другим игроки скрывались внутри корпуса. Редкие выстрелы, стремительный забег, вырезание двери в капитанскую рубку и полная зачистка последней. Все прошло настолько стремительно, что никто ничего не понял. Ни на планете, ни на самом корабле.

– На позиции! – отчитался Грейкилл.

– На позиции! На позиции! – отчитались две других группы. Капитанские рубки были в нашей власти, удаленные терминалы подключены, оборона организована.

– Умник, ломай! – стоило приказать, как перед глазами появилось три полосы прогресса. Где-то они заполнялась быстрее, где-то медленнее, но в целом все двигались уверенно к ста процентам.

– Сейчас в системе «Бойцовых» появятся три корабля, не имеющих «дружественной» метки. ДБЛ не должна их видеть.

– Понял, выполняю. – На несколько мгновений полосы остановились, чтобы тут же двинуться дальше. Я с замиранием сердца следил за статусом.

Семьдесят процентов.

Лидеры «Бойцовой породы» что-то заподозрили. С планеты взлетели корабли и начали кружить вокруг крейсеров, отправляя запросы на стыковку. Только одобрять их никто не спешил.

Восемьдесят процентов.

К истребителям присоединился фрегат. Как и все прочие, он кружил вокруг кораблей, пытаясь понять, что произошло.

Девяносто процентов.

Тяжело пыхтя двигателями, следующей с планеты поднялась альбенда. Даже интересно стало, как они умудрились ее туда опустить, это вроде корабль с постоянной дислокацией в космосе. Альбенда не стала носиться хаотично, а зависла напротив того крейсера, в котором орудовали ребята Аалора. Видимо, они все еще собирались решить проблему переговорами, но опомнились слишком поздно.

Сто процентов.

Получен космический крейсер «Генерал Марксвел». Класс предмета: Б-87
Получен космический крейсер «Генерал Вальрон». Класс предмета: А-12
Получен космический крейсер «Стремительный». Класс предмета: Б-66

– Хоп, а вот и я, – задорно оповестил Умник. – «Дружественный» статус всем трем крейсерам присвоен. Рассчитываю координаты прыжка. Минута. Ой, ДБЛ стреляет…

На несколько мгновений в эфире возникла тишина. Сердце замерло, я даже дышать перестал, ожидая развязки. Она затягивалась.

– Умник, что там?

– А, Кэп, все нормально. «Бойцовая порода» не выдержала и атаковала. ДБЛ им наглядно продемонстрировала, что в этой системе так делать не надо. Стреляли не в нас. Все! Крейсера ушли!

Три гигантских корабля мигнули и растворились в окружающем пространстве, упорхнув в гиперпространство.

– Умник, задача номер два. Скачивай все, до чего дотянешься, – улыбнулся я, снимая бронекостюм и убирая его в инвентарь. Я понимал, что обратно мне не выбраться. Следовательно, нужно сделать так, чтобы перерождение принесло максимальную пользу. Спустя пять минут приканцы вычислили точку, откуда шла передача данных и начали ломиться к нам в гости, предварительно уничтожив всю электронику в помещении. Вытащив гранату, я закрыл глаза и вырвал чеку. Придется расстаться с одним комплектом снаряжения. Ибо знак «Веселого Роджера» на ней должен сбить приканцев со следа. Пусть подозревают кого угодно, только не добряка Хирурга.

Врыв!

Вы были убиты и возрождены на планете Карлатон
Отношения с Корсиканцем улучшены. Текущее значение: 10000
Глава братства «Веселый Роджер» вами впечатлен
1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25 
Рейтинг@Mail.ru