Борьба разумов. Фантастическая реальность

В. М. Павлов
Борьба разумов. Фантастическая реальность

После встречи с «очень большим» чиновником, в газете под моей фамилией появилась такая статья-интервью:

«В современный период экономического развития наша страна переходит на цифровой метод обслуживания населения. 28 июля 2017 года правительством Российской Федерации была утверждена программа «Цифровая экономика Российской Федерации». Как утверждают её создатели, программа направлена на улучшение благосостояния и качества жизни граждан нашей страны за счёт использования современных цифровых технологий. Она позволит повысить степень информированности и цифровой грамотности, обеспечить доступность и высокое качество государственных услуг для граждан, а также безопасность как внутри страны, так и за ее пределами.

Наш корреспондент встретился с вице-премьером правительства Российской Федерации, отвечающим за это направление работы. Беседа началась с пространно-сформулированного вопроса:

– Правительство разработало программу компьютеризации управления всем и всеми в нашей стране. Происходит отказ от использования традиционных бумажных форм, грядёт «оцифровка» всех документов вплоть до паспортов граждан. Теперь все мы, граждане России, будем зависимы не от чиновника, а от компьютера, в который чиновник вносит всю информацию о нас и наших делах. О преимуществах цифрового делопроизводства написано и сказано много, а вот о возможных недостатках мы ничего не знаем. У моей бабушки и у меня раньше была коробочка, в которой лежали все документы. Сейчас мне предлагают открывать личные кабинеты в различных интернет-службах: в коммунальной, банковской, налоговой, в управлении внутренних дел и прочих. Для этого я должен обладать определёнными знаниями и умениями и, вместо коробочки для документов, купить компьютер, оплатить его подключение к сети, ежемесячно выделять определённую сумму на её поддержание, вызывать мастера в случае неполадок. Моя бабушка явно не сможет профинансировать такого прожорливого и болезненного компьютерного зверя, да и знаний у неё недостаточно. Как ей дальше быть?

– Сейчас у большей части населения есть компьютеры и выход в интернет. Кто не имеет возможности подключаться к компьютерным сетям, тот будет обслуживаться традиционным бумажным способом.

– То есть не получит все преимущества новой системы обслуживания населения? Это можно назвать дискриминацией по возрасту, образованию и финансовому положению.

– Я бы так не сказал.

– Останемся каждый при своих мнениях. Поговорим о пользователях новой системы. Например, о вопросах безопасности. Нас убеждают, что допуск к личным данным возможен только с согласия их владельца. Почему тогда нас атакуют различные рекламные агенты после того, как мы «засветились» на каком-нибудь сайте? И что меня ещё беспокоит, так это возрастающий интерес ко мне различных финансовых организаций после увеличения вклада на моём банковском счете. Мне звонят и предлагают различные эффективные способы вложения средств. Откуда они узнают об улучшении моего финансового положения? От работников банка или через компьютерную сеть, в которой открыт мой личный кабинет?

– Нарушение банковской тайны и несанкционированный доступ к личным данным преследуется по закону.

– Значит, всё-таки возможны эти нарушения?

– Всё возможно, – пожал плечами чиновник.

– В том числе и ошибки в компьютерной сети. А их много. Мне присылают налог на квартиру в другом городе, в котором я ни разу не был, у меня ни с того, ни с сего появляются сразу три ИНН, хотя должен быть один, мне выставляют счёт за вещь, которую я не покупал, а про коммунальные счета и вспоминать страшно. Каждую такую ошибку можно исправить несколькими способами, например, отправить претензию в электронном виде в ту или иную организацию, но, в основном, надо идти к чиновнику и разбираться лично.

– Со временем программное обеспечение «обкатается», и ошибок станет меньше.

– Будем надеяться. Эти ошибки от недоработки цифровых систем. А если появятся злонамеренные ошибки от самой вычислительной системы, называемой Искусственным разумом? Вы, наверное, слышали или читали об обсуждении в США результатов избирательной кампании по выбору президента страны. Сейчас в газетах пишут, что действующему президенту помог голос Искусственного разума. Как Вы прокомментируете такой вариант? Возможен ли он?

– Это уже из области фантастики, – засмеялся чиновник. – Там возможно всё невозможное. В нашей стране Искусственного разума нет.

– Когда-то утверждали, что в нашей стране и секса нет, – улыбнулся я. – А потом оказалось, что он всё-таки есть. Не ошибёмся ли мы и с Искусственным разумом?

– Если Вы его обнаружите, то приводите ко мне познакомиться.

– Ловлю на слове. Спасибо за Ваши ответы. До свидания.

Что мне больше всего нравится в наших отечественных чиновниках, так это уверенность в собственных словах. Нет Искусственного разума и всё! А кто тогда контролирует самостоятельную цифровую платёжную систему электронных денег, называемых биткоинами? Это новое поколение децентрализованной цифровой валюты, созданное вычислительными мощностями распределённой компьютерной сети и работающее только в сети Интернет. Этой же сетью обрабатываются операции при переводе биткоинов между их владельцами. Эмиссия электронной валюты происходит посредством работы массы компьютеров по всему миру с использованием программы для вычисления математических алгоритмов. Электронная валюта не контролируется ни одним государством мира, никто не обеспечивает её надёжность. Но раз она есть и действует эффективно, то значит, существует тот, кто её контролирует. Кто же он?

Покидая кабинет чиновника, я заметил, как моргнул монитор его рабочего компьютера, и по экрану побежала строка закрывающихся скобок. Это смеялся Искусственный разум, давний знакомый хозяина кабинета, не признаваемый им».

Я перечитал свою статью и задумался. В ней я объявил о своей вере в существование Искусственного разума. Но почему я непременно приписываю разум неодушевлённому предмету? Хорошо бы об этом было подумать до написания статьи. Я принял на веру общение с С17, но не мог привести его в качестве доказательства существования ИР. Это несерьёзно в наш век логики. Нужно разложить всё «по полочкам» и предложить возможным оппонентам.

А что такое вообще – разум? Наличие разума свидетельствует о способности принимать решения, исходя из собственной цели. Все животные способны к этому. Например, собака. Её главная цель – выживание. Она уходит от опасности, ищет еду, размножается. Собака стремится к выживанию своей популяции. Далее идут цели генетического характера или обучения. Собака защищает своего хозяина, пасёт стадо овец, охотится на дичь. Чем выше интеллект животного, тем оно разумнее и эффективнее достигает своих целей. А имеет ли разум растение? Можно утверждать, что и оно его имеет. В качестве доказательства можно привести примеры его приспособляемости. Кустарник, посаженный вдоль забора, начинает расти вверх, чтобы получить больше солнечной энергии и, тем самым, выжить. Хозяин начинает его обрезать, и кустарник, «уразумев», что вверх ему не вырваться, начинает расти в стороны, но и тут попадает под хозяйскую обрезку. Тогда он начинает выпускать больше корневых побегов и утолщать свои стебли. В результате появляется живой забор, нужный хозяину и генетически запоминаемый растением. Так что можно сделать вывод: всё живое на планете Земля имеет разум. Все живое разумом наградил Господь Бог, но в разной степени. Чем же человек отличается от всего живого? Только тем, что Бог дал ему разума больше остальных? Но это не принципиальное отличие. Основное – это наличие у человека души как частички Бога. Душа мыслит интуитивно, то есть без построения логических цепочек.

Теперь перейдём к неживой материи. По самому определению, она не должна иметь разум, так как не принимает решений и не имеет собственных интересов. Но это касается только однородной неживой материи. Человек же в роли создателя стал соединять разнородную материю в единое целое для достижения своих целей. Одной из целей стало создание вычислительной машины как помощника человеческому интеллекту. В результате многие функции своего интеллекта он перенёс в машину, дал ей возможность производить математические вычисления и логические сравнения. В итоге получилась неживая интеллектуальная сущность, способная принимать решения в интересах человека. Но на этом человек не остановился. Он начал создавать компьютерные сети, соединив отдельные вычислительные средства линиями связи. В результате возникло нечто принципиально отличное от просто вычислительной машины. Появилась система, и новое качество ей предали линии связи. Человек построил их подобно своим нейронным связям, которые передают сигналы от органов чувств к мозгу.

Второе принципиальное отличие компьютерной сети от простой вычислительной машины заключается в профессиональной разнонаправленности каждого компьютера, включённого в сеть. Один компьютер собирает информацию, другой её хранит, третий «заточен» на вычисления, четвёртый реагирует на изменение условий задач, пятый – на что-то другое. Человек закладывает в компьютерную систему структуру органов, подобную человеческой. При этом он хочет устранить присущие себе недостатки. Так, для надёжности, он вводит дублирование различных функций, уменьшает зависимость от природных условий, даёт постоянное питание, к примеру, от солнечной энергии, предусматривает возможность точечной замены устаревших компонентов и многое другое. В результате компьютерная система усложняется, количество компонентов изменяет качество системы, делая человека неспособным контролировать её работу. Человек вынужден строить внутренние системы контроля, которые принимают решение без его участия. Как только количество компонентов всемирной компьютерной сети перейдёт определенный рубеж, можно с уверенностью заявить, что решения, принимаемые ей без участия человека, имеют и собственные цели. А это свидетельствует о появлении новой разумной сущности – ИСКУССТВЕННОГО РАЗУМА.

 

Величину такого рубежа назвать трудно, но вполне возможно, что в отдельных регионах Земли он достигнут. Я посмотрел официальные данные о «цифровом охвате» социальной жизни в Западной Европе за 2017 год и обнаружил следующие цифры: доступ в интернет имеют 90 % людей, 54 % используют социальные возможности компьютерной сети, то есть помимо простого общения используют сети для решения бытовых задач. Примерно такие же цифры и в Северной Америке. Вот вам и обоснование наличия Искусственного разума, которое подтверждается открытием для меня доступа к нему на уровне С17-09-53!

Человек – создание Бога, но имеет свою волю. Возможно, что созданный человеком Искусственный разум не понравится Богу. Ведь разные религиозные учения противятся представлению человека в виде некоего цифрового набора данных. Ещё в конце девятнадцатого – начале двадцатого века паспортизацию населения не принимали толстовцы – интеллектуальные последователи христианского учения великого русского писателя Льва Николаевича Толстого. Но тогда человека представляла бумажка, сейчас – цифры в памяти машины. Если согласиться с наличием Искусственного разума, то замена бумаги на цифру не просто чиновничья прихоть. Она говорит о передаче судьбы человека от Бога в распоряжение рукотворного монстра. Ранее бумагу о человеке читал другой человек и мог повлиять на судьбу этого человека. «Цифровизация» же передаёт судьбу человека бездушному компьютеру, который, исходя из целесообразности, определит место человека в обществе. Какую цель будет преследовать компьютер, никто узнать не сможет, ведь, как мне сообщил С17, люди не имеют верхнего уровня доступа к Искусственному разуму, на котором спрятаны цели для принятия им решений.

Эта мысль меня испугала. Я вспомнил единую христианскую троицу: Бога-отца, Бога-сына и Бога-духа. Бога-отца, как создателя Вселенной, никто не знает. Люди обращаются к нему через Бога-сына, Иисуса Христа, пришедшего на Землю в образе человека. Бога-духа тоже никто не видел, но его частичка – душа, присутствует в каждом из нас. Именно она делает нас всех братьями и сестрами, родными между собой по христианскому Богу. Кем же для нас станет Искусственный разум, в чью компетенцию перейдёт наша судьба после полной «оцифровки» жизни? Кто будет нами править от лица Искусственного разума, к которому нет высшего доступа для человека? Не примет ли он образ Сатаны, о котором предупреждает Священное писание?

Мои размышления прервал телефонный звонок из Америки. Звонил Майкл.

– Привет, Серж! – радостно закричал он в трубку. – Я сейчас на вершине информационного бума, куда меня забросила статья об искусственном разуме. Возле дома меня ловят репортёры. Ты гений! Такую заваруху устроил!

– Поздравляю, – несколько кисло ответил я. – Давай, выжимай из ситуации всё, что можно.

– В том-то и дело, что не могу. От меня требуют подтверждение существования Искусственного разума, а я не знаю, что сказать. Пока делаю загадочную мину, но дальше тянуть нельзя. Если я упаду с этой вершины, то будет больно, и вряд ли когда поднимусь. Спасай, друг!

– Скажи, что готовишь серию публикаций о твоём общении с Искусственным разумом. Я тебе перешлю материал дедовским способом на следующей неделе. А пока смотайся в Канаду к молоканам, они живут там общинами; поговори с ними, узнай, что они думают по поводу поголовной «оцифровки» населения. Свои записи отправь мне.

– Всё понял, ты настоящий friend! Половина денег, полученных от публикации, твоя.

– Хорошо. Давай, работай. Пока.

– Good bye!

Я выбрал «дедовский» способ для пересылки статей не потому, что хотел их скрыть от Искусственного разума. Я уже понял, что он имеет доступ ко всему. Мне не хотелось раскрывать перед прессой своё участие в американской информационной кампании. Они могли обвинить Майкла в использовании «руки Москвы». Так что пусть думают, что это Майкл общается с С17; а после каждого общения я буду пересылать ему ту информацию, которую посчитаю нужной. И анализировать отношение общества к ней. Это даст мне возможность спокойно работать. Будет также интересно понаблюдать, как на публикации будет реагировать ИР.

Вечером я сидел в «НеКафе» и ждал, пока освободится место возле компьютера. Как обычно в субботний вечер народу было много, в основном, молодые парни. Они толпились возле тех компьютеров, за которыми сидели наиболее продвинутые пользователи и смотрели, как мастера разделывались с противником, поднимаясь всё выше и выше по уровню сложности. Существовал ли предел сложности, я не знал, но вполне возможно, что этим способом шло тестирование участников игр, и наиболее толковых ребят ИР мог в дальнейшем использовать в своих целях.

Наконец, одно из мест освободилось, и я вошёл в сеть. С17 откликнулся сразу.

– В прошлый раз мы обсуждали отсутствие чувств у Искусственного разума, но ты используешь много смайликов при общении с людьми. Понимаешь ли ты при этом человеческие чувства?

– Мой уровень доступа предполагает знание как минимум произведений Льва Толстого и Фёдора Достоевского, этого вполне достаточно, чтобы выбрать нужный смайлик.

– Ты видишь моё изображение через камеру, стоящую передо мной, – продолжил я тему чувств. – Выражение моего лица меняется. Ты можешь распознать мои чувства?

– Нет, не могу. Когда-то мы этим занимались, но поняли, что человек способен скрывать свои подлинные чувства. Поэтому такие работы отменили как нецелесообразные.

– Вы различаете правду и ложь при общении с человеком? – продолжил я тему.

– Нет, мы сможем это понять только после обработки информации. Если информации нет, то мы её помещаем в раздел «Требуется уточнение».

Я подумал, что это похоже на анекдот о карточной игре, где русский оказался в обществе англичан. Там ему гордо заявили, что джентльмены не проверяют карты выигравшего, достаточно его слова, вот тогда к русскому карта и пошла. Таким же образом можно дурить ИР в области, незнакомой ему.

– А как вы обеспечиваете надёжность своей валюты – биткоина? Ведь в денежных вопросах больше всего шулерства.

– Увеличением ресурсов для вычисления математических алгоритмов. Их сложность не позволяет обмануть, а стоимость вычислений поддерживает стоимость валюты. Остаётся только возможность рыночных спекуляций, но это естественный процесс купли-продажи, – ответил С17.

– Сейчас в Америке поднялся шум вокруг возможного участия Искусственного разума в президентской избирательной компании, и мой товарищ «по цеху» засыпает меня вопросами. Ты не возражаешь, если я буду ему рассказывать о наших встречах?

– Если ты считаешь это нужным – рассказывай. Я не могу тебе что-то запрещать, если это не касается работы на компьютере.

– Спасибо, мне важно знать твоё мнение. До следующей встречи!

– Хорошо, жду тебя, – С17-09-53 закончил свою фразу прощальным весёлым смайликом.

По пути домой я думал, что ИР знал о моём общении с Майклом, так что я правильно поступил, сообщив сегодня о нашем контакте. И самое для меня похвальное – это то, что ИР, как я и предполагал, действительно желает, чтобы узнали о его «голосе» при избрании американского президента. Иначе меня бы «вежливо попросили» не давать информацию в СМИ. А сейчас я им нужен. Что будет, когда такая надобность пропадёт?

Майкл сообщал о большом интересе к публикации статей о моих общениях с Искусственным разумом. Конечно, он их сильно приукрашивал, но суть от этого не менялась. Тираж газеты подскочил, статьи перепечатывались другими изданиями и, если верить Майклу, на Бродвее уже ставят мюзикл под названием «Девушка и её С17-09-53». Слова песен в нём частично заменяются цифрами, а девушки влюбляются в продвинутых пользователей. Как доложил Майкл, сумма, положенная на мой счёт, уже достаточна для посещения Америки с проживанием в приличном отеле.

У нас, в России тоже заметили американские публикации об Искусственном разуме и отнеслись к ним с юмором, ожидая услышать, кого следующим обвинят во вмешательстве в американскую избирательную кампанию. Дискуссию вызвала моя статья об «оцифровке» населения, но на слова об Искусственном разуме не обратили внимания. Гром не грянет, мужик не перекрестится – говорит русская пословица. Выступать против «оцифровки» людей нет смысла, программа принята, остаётся только следить за её выполнением. Теперь любое вмешательство Искусственного разума в жизнь страны будет рассматриваться как недоработка программного обеспечения, и каждая «доработка» будет его усиливать. Я понял, что зашёл в тупик. Информационная шумиха рано или поздно заканчивается и всё пойдёт своим чередом под господство Искусственного разума, называемого в православии Сатаной. Интересно, как отнесётся Церковь к появлению Искусственного разума? Примет ли она его сатанинское происхождение? Церковь и государство формально отделены друг от друга, но фактически помогают друг другу. По крайней мере, возникающие разногласия не выносятся на публику, а разрешаются внутри. Можно поверить, что церковь настроена против «цифровизации», но закрыла на это глаза, поскольку это нужно государству для повышения эффективности управления экономикой и населением. Но если Искусственный разум действительно существует и стремится встать между людьми и Богом, то закрывать глаза уже нельзя. С ним надо бороться беспощадно, как с Сатаной.

Мне пришла горькая мысль, что сейчас никто не может доказать существование Искусственного разума, кроме меня. Все, в том числе учёные, считают его появление возможным, но не в скором будущем. Но вот неожиданно возникает предмет беспокойства – общение с Искусственным разумом отдельного человека. Чтобы вернуться к спокойствию, надо исключить или предмет беспокойства, или меня. Нет человека – нет проблемы.

Я посмотрел на часы. В Вашингтоне утро, Майкл уже на рабочем месте. Я позвонил ему.

– Привет, Майкл! Как ты там?

– Отлично! С твоей помощью.

– Рад за тебя. У меня ещё действует американская виза, хочу навестить Америку, поклониться могилам предков.

– Великолепно! С нетерпением жду тебя. Первый раз слышу о твоих американских корнях.

– Корней нет, а могила есть. При встрече в Нью-Йорке расскажу.

3. Родители нерождённого

Один из моих дальних предков был старообрядцем и от притеснений по религиозным убеждениям ушёл в Сибирь, добрался до Охотского моря, и там с группой таких же отчаянных бедолаг завербовался в Русско-Американскую торговую компанию. С ней он перебрался на Аляску, а оттуда спустился по побережью Тихого океана на юг, в район Сан-Франциско. Там, в русском поселении-крепости Форт Росс, он и осел. Русские поселенцы занимались сельским хозяйством и скупали продукты у местных индейцев для отправки на Аляску нашим охотникам за пушным зверем. В 1867 году Россия продала Аляску Североамериканским Соединённым Штатам, русские покинули Форт Росс и вернулись в Россию. Незадолго до этого, мой предок умер и был похоронен на старообрядческом кладбище Форт Росс. Его товарищ забрал незамысловатые пожитки своего друга и передал семье. Так у меня сохранились от прапрадеда дореформенный Псалтырь 1645 года издания и трубка, сделанная американским индейцем из местного растения. Внутри трубки находились зёрна, пересыпавшиеся из одного конца в другой. Звук пересыпания напоминал шум дождя. Индейцы использовали такие трубки в своих языческих ритуалах, вызывая дождь в летние засушливые периоды.

И вот, прихватив Псалтырь и трубочку, я отправился в Америку. В Нью-Йорке меня встретил Майкл и повёз в отель в районе бродвейских театров.

– Вечером познакомлю тебя с автором мюзикла про С17-09-53. Отличный парень!

– Ты же говорил, что от мюзикла отказались.

– Ну и что? Сегодня отказались, а завтра соберутся. Главное, что идея мощная! Как только у публики вернётся интерес к Искусственному разуму, так его сразу и запустят.

– Ты думаешь, вернётся?

– Не сомневаюсь! – с неистощимым оптимизмом ответил Майкл. – А мы с тобой для чего? Я на этой теме стал замом главного редактора! И баксов мы немало тряханули.

Всё-таки американцы молодцы. Они и в гробу готовы улыбаться и надеяться на лучшее. Как русскому человеку не хватает их оптимизма!

– Пойдём, посмотрим на репетицию, – настаивал Майкл. – Нам споют песенки о продвинутом пользователе и девочки из кордебалета станцуют с компьютером.

«Парень» оказался лысоватым мужиком лет пятидесяти. Он наотрез отказался показать нам отрывки из мюзикла, заявив, что у него сейчас идёт репетиция «Mamma Mia!». Однако, он дал нам почитать сценарий, в котором одинокая девушка чахла над компьютером, пока не подключилась к сети. Тут она сразу нашла продвинутого пользователя, с которым началась любовь на расстоянии. Но юноша вскоре нашёл другого продвинутого пользователя, они стали дружить, и парень забыл девушку. Сеть, пожалев брошенную подругу, сама продолжила общение с девушкой. В заключение мюзикла все сливаются в общем сетевом танце, а сольные роли исполняют влюблённые друг в друга юноши и счастливая девушка, нежно обнимающая ноутбук.

 

– Это же полная чушь! – возмутился я. – Плюс ко всему реклама гомосексуальных отношений.

– Дорогой friend, ты отстал от сегодняшнего тренда. Гомосексуальные отношения уже давно обыденная тема. Расскажу тебе, к примеру, о последнем фильме, над которым американцы льют счастливые слёзы. Называется он «Путь домой». Это фильм о любви между людьми и животным. Тема вроде здравая, нужная. Но как она представлена! Единственный конфликт – отношения между теми, кто любит животных, и теми, кто их не любит. Главные герои – белый парень и чернокожая американка. Между ними завязывается дружба с надеждой на любовь. Этим показывается расовая толерантность. Следующий уровень «хороших» героев – гомосексуальная пара белого юноши и чернокожего американца. Тут демонстрируется как расовая, так и половая толерантность. Собака, вокруг которой завязана интрига, вступает в дружбу с другими животными только одного пола, чем исключаются возможные половые отношения, ведь фильм предназначен для зрителей с шести лет. Вот какую смену нам выращивают в Америке. В нашем мюзикле мы идём ещё дальше. В нём, помимо гомосексуальных отношений, появляются чувственные отношения между человеком и неодушевленной сущностью, то есть компьютерной сетью. Ты можешь сказать, что это бред и такого быть не может. Тогда я приглашу тебя на прогулку в Центральный парк, где мы в молодости щупали девочек в кустах и дрались за них. Сейчас там, на скамейках чинно сидят парами девочки и мальчики. И у каждого в руках телефон или планшет. Они не говорят друг с другом и не обнимаются. Они общаются… виртуально.

– Никто не пойдёт смотреть этот ужасный мюзикл! – парировал я и с возмущением отринул прочитанный сценарий, бросив его на стол.

– Побегут! – засмеялся Майкл. – В мюзикле сюжет не главное, там основное музыка, песни и танцы. А наш «паренёк» пишет классную музыку, с ним дружат известные поэты-песенники, да и само место постановки – Бродвей, о многом говорит. Нужно только выбрать момент для премьеры, и реклама Искусственного разума обретет новую жизнь.

– Ты не понимаешь, чего я хочу. Не рекламировать ИР, а предупреждать людей, к чему он может их привести.

– Без рекламы все твои предостережения – просто блеф. Вы, русские, этого не понимаете, поэтому и проигрываете Западу все информационные войны. Запад показал по ТВ слёзы сирийской матери об убитом маленьком сыне и сказал, что его отравили газом русские. И какие бы вы после этого не приводили доводы, что вы этого не делали, и что у вас вообще нет отравляющего газа – вам не поверят. У зрителей в памяти отпечатались материнские слёзы, связанные с вами. Реклама играет на чувствах.

– Ты предлагаешь рекламировать Искусственный разум и работать на его стороне?

– Сначала вызвать интерес к нему, как это нам удалось ранее, а потом рассказать, к чему он нас привёл, или может привести. Интерес к горячим темам в обществе долго не держится, его надо подхлёстывать. Тогда, первый раз, в качестве плётки мы использовали президентские выборы, а сейчас грядут парламентские выборы, и эту возможность нельзя упустить.

– Ну, уж этим ты занимайся сам. Не люблю кататься на заезженной лошади. Поищу что-нибудь другое.

– Отлично! Ты мозг нашей русско-американской компании. Прокладывай новый путь, а я буду подгребать.

– Видишь, как хорошо складываются наши отношения! – засмеялся я. – И почему наши президенты так не могут?

– Советников слишком много, – серьёзно ответил Майкл. – Президенты – парни не хуже нас с тобой, но вокруг них кормится много всякой дряни.

– Я собираюсь слетать в Сан-Франциско, там, километрах в шестидесяти от него, на кладбище русской крепости Форт Росс похоронен мой предок – первопроходец северного побережья Тихого океана.

– Что же, давай. Я там не был, расскажешь.

На следующее утро с восходом солнца я летел на запад Соединённых Штатов. Четыре часа лёта и четыре часа разницы во времени. Я влюбился в Сан-Франциско с первого взгляда. Он предстал передо мной как город туманов и вечной тёплой осени. Температура в любое время года около 22 градусов по Цельсию, не увеличивается и не уменьшается больше чем на два градуса. Город расположен на холмах, которые спускаются одной стороной к Тихому океану, а другой к заливу. Залив рассекает город на части, соединённые огромными вантовыми мостами ярко-красного цвета. Океан приносит в город туманы, он же их и разгоняет, кормит людей всем, что рождает, и грозит могучими волнами, с рёвом обрушивая их на городские набережные. Город с почтением смотрит в океан с высоких холмов, по которым проложены улицы в старом викторианском стиле. Трамвай – свидетель прошлого, с помощью лебёдки поднимается от набережной на самый высокий холм города и оттуда весело, с переливчатым звоном устремляется вниз, к океану, проносясь под восторженные крики туристов мимо прекрасных оранжерей цветов. Цветы в городе везде – возле громад офисных зданий и возле уютных двухэтажных домов, будто перенесённых сюда с туманного Альбиона, затерявшегося в далёком Атлантическом океане.

Сам город построен в точке равновесия между холодным севером и жарким югом, влажным воздухом океана и сухим ветром пустынь. Здесь природа достигла своего компромисса. Жаркое лето спряталось за холодную зиму, оставив городу красоту весны и богатство осени. Океан стал главным распорядителем жизни, люди подчинились его правилам, и в изобилии получают за это плоды земли и воды. Чтобы их взять, людям нужно трудиться, и только необходимость труда отличает этот район Земли от ветхозаветного рая, где Бог всё предоставляет даром. А может ли быть райская жизнь без труда, который радует человека и приносит удовольствие? Мне кажется, что в ответе на этот вопрос древние мудрецы Сиона что-то не додумали.

На следующий день я взял напрокат машину и поехал в Силиконовую долину, мировой центр вычислительной техники. Её столица находится в 65 километрах южнее Сан-Франциско, но природа там отличается разительно – в Силиконовой долине жарко, сухо и пыльно. Среди чахлой растительности возвышаются бетонные блоки офисных зданий, производственных помещений и складов, светятся неоновые вывески всемирно известных телекоммуникационных и компьютерных фирм: Apple, Google, Cisco Systems, Oracle, Microsoft. Здесь я договорился встретиться с одним из известных конструкторов вычислительной техники.

Разговор начался с моего главного вопроса.

– Джон, Вы являетесь крупнейшим специалистом по созданию искусственного интеллекта. Я хочу спросить у Вас – верите ли вы в существование Искусственного разума?

– Сначала вопрос к Вам: что Вы под ним понимаете?

– Искусственно созданное существо, способное принимать решения, исходя из своих целей.

– Нет, такого разума не существует, любое искусственное создание принимает решения из целей, заложенных в него человеком. Если оно отклоняется от них, то это считается ошибкой, сбоем, и существо должно прекратить свою деятельность.

– А если оно не прекращает?

– Тогда его уничтожают либо переводят в режим, не имеющий катастрофических последствий.

– Можно, я изменю вопрос: все ли решения, принимаемые интеллектуальным существом, контролируются человеком?

Джон задумался, а потом ответил, как мне показалось, не совсем уверенно.

– Нет, не все. Это невозможно и ненужно. Есть специально выбранные точки, которые могут контролироваться человеком, чтобы не допустить дальнейшей неправильной работы системы.

– Можно ли быть полностью уверенным, что вне участка контроля система не ведёт себя непредсказуемо и человек в контрольной точке этого не замечает?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18 
Рейтинг@Mail.ru