Тайны лунного света

В. М. Павлов
Тайны лунного света

Предисловие

Одно из самых смешных и стыдных суеверий, что стыдно изменять свои убеждения. Стыдно не изменять их, потому что во всё большем и большем понимании себя и мира – смысл жизни.

Л.Н. Толстой, дневники, 1906 год

В книге, которую Вы, уважаемый Читатель, держите в руках, продолжается рассказ о героях романа «Мастер, Елизавета и другие». В поисках смысла жизни они становятся участниками борьбы между Добром и Злом. Зло, как явление из Вселенского мрака, появляется в лунном свете и пытается привести мир к своему пониманию жизни на Земле. В книге Злу противостоит Добро душ писателя Льва Николаевича Толстого и святого старца Амвросия. В земной обители они часто встречались, спорили между собой, но стремились к одной цели – к победе Добра над Злом. После ухода из жизни, их души ждала разная судьба. Душа старца Амвросия продолжила находиться среди людей, направляя их на путь истинный. А душа великого русского писателя, отлучённого от православной церкви, никак не могла обрести покой. Неприкаянно метясь между Небом и Землёй, она стремилась донести до людей своё понимание учения Иисуса Христа. Это ей удалось сделать при встрече с душой Мастера. Разговоры «по душам» с Толстым, наставления старца Амвросия выводят Мастера на дорогу к Богу. На этом пути Мастер с помощью своих помощников заглядывает в мастерские, где «шьётся и куётся» «большая» политика нашего многострадального государства.

Предыдущая книга о Мастере заканчивается советом Михаила Булгакова не думать о тайнах в ночь полнолуния, поскольку это приводит к нервному расстройству. Наш герой не последовал этому мудрому совету, а долгие размышления в лунные ночи привели его именно в такое «расстройство», что он стал встречаться с теми, кого нет на Земле. В этих встречах он понял, что лунный свет несёт в себе недоступную человеческому разуму информацию, но понятную его душе. Чтобы разобрать «посылки» Вселенной Мастер стал учиться говорить со своей душой, слышать её просьбы и создавать ей условия для благоденствия в земной жизни. Так и появилась новая тайна – тайна общения в лунном свете. Давайте приоткроем ее завесу, уважаемый Читатель.

Часть I
Борьба добра и зла в лунном свете

1. Предупреждение из прошлого

Жаркая погода не присуща Санкт-Петербургу. Белые ночи и долгие дожди являются визитными карточками города на Неве, наряду с его реками, каналами, гранитными набережными, разводными мостами, дворцами петровской знати, императорскими театрами, шпилями Адмиралтейства и Петропавловской крепости, взирающей своими грозными равелинами на Зимний дворец. Столица Российской империи, не соответствующая менталитету своего народа, создавалась наперекор всему волей одного человека. Дождливая погода, болота, ежегодные наводнения, отсутствие местного населения, саботаж знати, угрозы соседних стран, – ничто не помешало строительству. И после смерти Великого русского императора город, названный именем святого Петра, продолжал строиться и хорошеть, украшая себя ожерельем загородных парков и дворцов. От такого напора первыми сдались болота, затем стала меньше бунтовать одетая в камень красавица Нева, и, наконец, смилостивилась погода. Она, соединившись с белыми ночами, в летние месяцы стала привлекать в город придирчивых туристов, избалованных красотами европейских столиц и роскошью южной природы.

В имперской столице родилась гордость и слава русского народа. Но люди часто неблагодарны своему прошлому. В начале двадцатого века новые правители перенесли столицу России в купеческую Москву, бросили на произвол судьбы город-красавец, дарованный им предыдущими поколениями. На Руси такие изменения приводили к запустению бывшие стольные города. Так Господин Великий Новгород, перестав быть «господином», потерял и свою «великость», за ним Ростов Великий и красавец Суздаль стали обычными уездными городами, а Ярославль и Владимир навсегда остались центрами областного значения. Но город святого Петра не сдался. Получив имя главного российского революционера, он отошёл в тень государственной жизни, но взял на себя функции культурной столицы и вечного оппонента Москвы. Большевики, перестраивая Москву, оглядывались на Ленинград, хотели превзойти его. Однако пролетарская культура оказалась ниже имперской, – Москва потеряла своё историческое лицо. Это могло случиться и с Санкт-Петербургом, если бы революционеры оставили государственный штаб в городе на Неве.

Устоял город и в ужасном 1942 году. Тогда фашисты решили разрушить Ленинград до основания, стереть с лица Земли всё то, что было создано за три века. К Ленинграду в строжайшей тайне стянули силы бомбардировочной авиации, завезли разрушительные снаряды, определили день начала бомбардировки. Но в это же время, также в условиях высочайшей секретности, войска Волховского фронта готовились к прорыву блокады Ленинграда. Даты этих двух операций практически совпали. Фашистам пришлось отменить сплошную бомбардировку Ленинграда, чтобы остановить продвижение советских войск, а собранные для этого силы бросить на место возможного прорыва блокады. Кровью солдат Волховского фронта Ленинград был спасён и, хотя блокада не была прорвана, город остался жив.

«Живёт и процветает сейчас», – подумал человек, которого в кругу близких называли Мастером. Ему это прозвище нравилось, оно шло из глубины веков – так на Руси, во время перехода к христианской вере, называли учителей чтения. «Вот и я стараюсь обучить людей чтению русской истории, чтобы они поняли истоки современности, и не гневили Бога, когда получается что-то не так, как хотелось бы», – продолжал размышлять Мастер.

У Мастера с Богом были сложные отношения. Материалист до глубины костей, он считал так называемые Божественные проявления случайностями. С другой стороны, он верил в судьбу и предназначение человека. Значит, есть Высший разум, или нечто другое, называемое Богом. Как отделить случайность от Божественного проявления?

На этот вопрос Мастер, блаженствуя под знойными полуденными лучами Солнца на берегу Финского залива, и искал ответ. Как хорошо смотреть на блики морской волны и представлять себя где-нибудь среди банановых кущ и оливковых рощ!

– Дядь, а дядь, – вывел его из размышлений голос мальчика, удившего поблизости рыбу. – Помоги мне крючок отцепить, он у меня последний остался.

Мастер посмотрел на изогнутую удочку юного рыбака.

– Подожди, не дёргай леску, я сейчас доберусь до коряги.

Мастер снял туфли, носки и брюки, аккуратно сложил их на берегу и вошёл в прохладную балтийскую воду. «Да, Балтика не Чёрное море, даже при таком солнце не прогревается», – думал он, осторожно ступая по илистому дну. Возле коряги неожиданно оказалась яма, и он провалился в неё по пояс. «Вот чёрт, придётся нырнуть, всё равно весь мокрый», – недовольно пробормотал Мастер, придерживая леску. Поднырнув, он нащупал крючок, зацепившийся за какую-то круглую железку. Воздуха не хватало, и Мастер решил вытащить крючок вместе с ней. Железка явно была заводской и долго пролежала в воде, о чём свидетельствовал её заросший тиной вид. Мастер потер железку. Проступили какие-то цифры и буквы, и он обомлел! В руках была противопехотная мина образца 1940 года! К её середине, примерно там, где должен размещаться взрыватель, прицепился крючок. Испуг пронзил Мастера, первой реакцией стало желание отбросить страшный предмет подальше. Но он остановил это естественный импульс, стараясь успокоить себя. «Раз она до сих пор не взорвалась, то если он не будет делать резких движений, уже и не взорвется», – размышлял Мастер, постепенно успокаиваясь. Он оглянулся по сторонам. Вокруг были люди, ребятня гоняла в футбол. «Кто его знает, может здесь целый склад мин! Шагну чуть в сторону и наступлю. Что будет – Бог его знает, но ничего хорошего ожидать уж точно не стоит», – голова Мастера начала работать в экстремальном режиме.

– Мальчик, – позвал он рыбака, – положи, пожалуйста, удочку, подойди по берегу поближе ко мне.

Боковым зрением он увидел, что мальчик выполнил его просьбу.

– Как тебя зовут?

– Коля.

– У тебя телефон есть?

– Да, мне мама всегда его даёт, когда я далеко ухожу.

– Хорошо, а ты знаешь, в каком месте мы с тобой находимся?

– Знаю, на берегу Лисьего Носа.

– Молодец, а есть поблизости заведение какое-нибудь?

– Кафе рядом, «Снежинка» называется.

– Хорошо. Теперь слушай меня внимательно, нужна твоя помощь. Ты, как я вижу парень хороший, надёжный, не трус. Правильно?

– Да, я ничего не боюсь, меня даже Вовка из 5а побаивается.

– Значит, мне повезло. Возьми свой телефон, иди к кафе «Снежинка» и позвони по номеру 112. Тебе ответит тётя или дядя. Скажешь, где мы с тобой находимся и что дядя Витя нашёл возле берега мину, держит её в руках и ждёт помощи. Понял?

– Понял.

– Только больше об этом никому не говори, здесь не все такие смелые, как мы с тобой, панику поднимут. А ты после звонка оставайся на месте возле «Снежинки», жди приезда полиции или военных. Как они приедут, покажешь им, где я. Договорились?

– Хорошо.

– Тогда иди.

Мальчик побежал, а Мастер остался стоять с миной в руках. Озноб постепенно завоёвывал тело.

«Ну, вот, дорогой Мастер, теперь самое время продолжить размышления о Боге. Случайно ли ты оказался в воде с ржавой банкой в руках? Если случайно, то какая вероятность этого события? Что потянуло тебя приехать на Лисий Нос и расположиться возле рыбачка? Да и лезть в воду было совсем не обязательно. Но ведь вполне возможно, что эта штука ждала именно тебя семьдесят с лишним лет. А тогда всё это не случайность. А что? Напоминание о том, что тебя заждались в небесном царстве? Если это так, то, надо сказать, приглашение серьёзное.

Подумай об этом, если всё обойдётся. Ну, а если нет, то там, на небесах, тебе всё расскажут и покажут».

 

Наконец, с берега послышался вой милицейской сирены, раздались команды покинуть берег. «Молодец Коля, – с облегчением подумал Мастер. – Отработал своё. Скоро и моя смена закончится».

На следующее утро, Мастер, лежа в постели, вспоминал вчерашний день. Военные обнаружили на том месте более десятка мин, они были аккуратно сложены, вероятно, во время войны там находилась землянка фронтовых сапёров, которую засыпало во время взрыва. За прошедшее время воды Финского залива завоевали прибрежную территорию и подобрались к землянке, размыв её верх. В нее Мастер и провалился. Мог ли произойти взрыв – военные не сказали, но капитан от имени службы поблагодарил его и рыбачка Колю за правильные действия.

«Господь Бог напомнил мне о бренности земного существования. Русский человек, будь он верующим или атеистом, в экстремальных условиях всегда вспоминает Бога. Вот только Бог не всем помогает», – Мастер встал с постели и подошёл к окну. Сегодня он хотел поблагодарить своего ангела-хранителя, святую Анастасию, за благополучный исход вчерашнего события.

Ему пришлось обойти несколько храмов, прежде чем он нашёл икону Анастасии. Подойдя к ней, он увидел изображение молодой красивой девушки, в руках она держала православный крест и амфору. Глаза её были печальны и строги. Мастер давно заметил эту печаль на православных иконах. Да, многие святые были мучениками, но ведь после смерти они были возведены в ранг святых, а значит, находятся теперь в царстве Божьем. Если это так, то все изображения святых должны выражать радость, а не печаль прошедшей, плотской жизни. Строгость уместна только в лике Иисуса Христа, который принёс людям своё учение, а теперь наблюдает за его исполнением.

Мастер смотрел на великомученицу Анастасию с желанием разглядеть на лице хоть проблеск улыбки, но улыбка не трогала её губы, а глаза оставались печальны и строги. «Спасибо, Настенька, за твою защиту, – прошептал Мастер. – Я постараюсь найти свой путь к Богу, тогда, может быть, ты мне улыбнёшься».

2. Первые встречи

Мастер вышел из храма. Главное, что он понимал в религии – это то, что человек находит Бога там, где его ищет. Это ему подсказал в одном из своих произведений Лев Николаевич Толстой. Сам Толстой искал свой путь к Богу долго, однажды он даже пришёл к парадоксальному выводу, что жизнь – зло, а смерть – выход из этого зла. Смерть перечёркивает всё, что сделал в жизни человек, к чему он стремился. Но ведь всё то, что сделал человек, остаётся и после него! Разве этого великий мыслитель не понимал? Наверняка понимал, но не всегда мог отделить зерна от плевел. Разорвав отношения со своим социальным кругом, он примкнул к простым людям. Среди них он нашёл другое отношение к жизни, там целью жизни была сама жизнь, а смерть представлялась злом, которое можно избежать при выполнении законов Бога.

Увлечённый этими мыслями, Мастер потерялся во времени и пространстве. Вернувшись в реальность, он понял, что сидит на скамейке в незнакомом дворе. Он встал, оглянулся. Это был обычный питерский двор-колодец, со всех сторон зажатый дореволюционными домами. Он здесь никогда не был.

– Не суетись, сынок, – услышал Мастер старческий голос. – Мы с тобой ещё не договорили.

Мастер увидел сидящего на скамейке старичка. Он был одет в белый летний полотняный костюм. В глаза бросалась пышная седая борода, давно не стриженная и явно не ухоженная.

– Вот ты думаешь, что я не ясно представлял себе, что хорошо, а что плохо. Так я не только представлял, а знал, что не хорошо жить за счёт чужого труда, не хорошо обманывать людей, и уж совсем плохо, когда это делают люди, требующие уважения к себе.

Мастер в недоумении медленно опустился на скамейку. Его давно уже никто не называл сынком, к тому же таким спокойным голосом, как будто они давно знакомы. Кто это? «Матерь Божья! – пронеслось у Мастера в голове. – Да это же Толстой!»

– Лев Николаевич… – простонал Мастер.

– Да, дорогой мой. А хорошо, когда каждый трудится и зарабатывает себе на жизнь. Больше заработал, чем тебе необходимо на пропитание и одежду – отдал тому, кто не смог себя обеспечить. Больному или старому помог – благое дело совершил. Душу свою этим делом согрел, она его запомнит и возьмёт с собой в вечную жизнь. Разве это плохо?

– Лев Николаевич, – дрожащим голосом повторил Мастер. – Неужели это Вы? Откуда?

– Откуда, откуда… Спроси что-нибудь полегче. От вас, людей, оторваться не могу. Вот ты говоришь, всё остаётся людям. Правильно, а я беспокоился не о том, что оставлю, а о том, как люди воспользуются этим оставшимся. Ведь острым ножом можно хлеб голодному отрезать, а можно и убить человека за кусок хлеба для себя. Это ты понимаешь?

– Да…

– Это вам всем понятно. А непонятно то, что каждый человек должен трудиться для себя и делиться с теми, кто не может работать по своему здоровью или возрасту. Если люди это поймут, тогда можно не переживать, что нож будет использован не во благо.

– А если кто хочет для себя больше, чем одежда и кусок хлеба? – Мастер постепенно стал приходить в себя.

– Желания не имеют пределов. Желания только для себя – это плохо, желания для себя и других – это хорошо. Так тебе понятно?

– Нет, – не согласился Мастер, – у меня желание одно, а у моего товарища другое.

– Товарищ поможет тебе достичь желания, а ты поможешь ему.

– А если я сам хочу добиться исполнения своего желания? И он пусть сам старается.

– Вот-вот. Тогда вы разойдётесь и, скорее всего, встретитесь уже на поле брани. Возжелав чего-то, ты подумай, для плоти или для души твоё желание. Если для плоти, то посоветуйся с душой. Она плохого не подскажет, ведь душа – это отдельная, но неотделимая частица Бога. Беда людей в том, что они не умеют советоваться с душой, прежде чем приступить к осуществлению своих желаний.

– Душа – это совесть человека?

– Нет, совесть – это память общества, усвоенная отдельным лицом, душа – совесть Бога.

– Неужели и Богу нужен такой ограничитель действий как совесть?

Старичок засмеялся.

– Бог непогрешим, он взывает к совести разные народы по-разному. Душа мусульманина говорит с самим мусульманином иначе, чем душа православного с православным. Люди все разные, каждый ищет своего Бога, а Он один.

– Лев Николаевич… – начал Мастер.

– Ты сегодня разговаривал со своей душой, как я понял, впервые в жизни, – старичок с улыбкой посмотрел на Мастера. – Дальше будет проще. Поговорим ещё как-нибудь…

Старичок пропал, Мастер посмотрел по сторонам. Напротив сидела молодая женщина с грудным ребёнком в коляске. Мастер подошёл к ней и спросил:

– Девушка, извините, Вы видели здесь старичка в белом костюме с большой седой бородой?

– Нет, не видела, хотя здесь уже около часа сижу. Да и нет их у нас в доме. Старушки есть, а старички вымерли давно.

Мастер хотел поинтересоваться, а его-то она видела? Может, и его самого здесь не было, а он где-то на небесах общался со Львом Николаевичем Толстым. Но спросить постеснялся, подумает, что он того, умом тронулся…

Мастер действительно сейчас чувствовал себя как будто не в этом мире. С кем он общался? Со своей душой или с Толстым? И то, и другое выглядит нереально.

Мастер вышел со двора. Оказалось, что его дом совсем близко. Что делать после такого разговора? Рядом была еврейская синагога, куда он ни разу не заходил. Но сейчас после посещения православных храмов ему захотелось понять внешние различия веры в одного Бога.

На втором этаже синагоги еврейский священник почтенного возраста беседовал с верующими. Мастер подсел к молодому человеку и тихо спросил, кто этот священник и о чём беседа. «Это уважаемый учитель Рав Берг, известный каббалист, в основном преподаёт на Западе. Сейчас рассказывает о представлении Вселенной в учении каббалы», – ответил прихожанин.

«Интересно, как одно из древнейших религиозных учений раскрывает тайны Вселенной? Есть ли сходство с христианством?», – Мастер остался послушать.

– В каббале Вселенная представляется в двух видах: физическом и метафизическом, – продолжал свой рассказ Учитель. – Физическое представление иллюзорное, оно зависит от того, кто, как, когда и откуда смотрит. Например, просто человек или астроном, без приборов или со специальными приборами, ночью или днём, с Земли или с орбиты искусственного спутника. При этом всё – свет, идущий от звёзд, быть может уже давно погасших, рождение новых звёзд и различные космические катаклизмы наблюдатель расценивает как случайность. Именно случай правит физической Вселенной, все изменения в ней происходят по законам иллюзий, основным из которых является прямая временная зависимость: настоящее определяется прошлым, а будущее – настоящим.

«Конечно, как же может быть иначе», – отметил про себя Мастер.

– В метафизической Вселенной всё по-другому. В ней нет случайностей, все изменения происходят разумно, по определённым законам, поэтому помимо прямой временной зависимости существует и обратная, – ответил Учитель на безмолвный вопрос Мастера. – Законы построения Вселенной предопределяют будущее, оно известно и влияет на настоящее. Таким образом, в метафизической Вселенной на происходящие события влияет как прошлое, так и будущее.

– Тогда человек никогда не сможет узнать истину Вселенной, – высказал свое мнение сосед Мастера. – Ведь ему не дано знать будущее.

– Да, но он может к этой истине приближаться. Между человеком и Вселенной существует неразрывная связь. Метафизическая Вселенная расположением звёзд влияет на человека, предполагает его движение по судьбе и насыщает энергией. Именно «предполагает», а не «предопределяет», это различие даёт возможность человеку самому менять свою судьбу. Количество энергии, которой наделяется человек, зависит от расположения звёзд в момент рождения. В зависимости от условий, энергии может быть больше или меньше, она может быть положительной или отрицательной. В каббале, например, определяются дни недели, когда не рекомендуется начинать важные дела.

– А обратная связь есть? – не унимался молодой человек.

– Обязательно, – улыбнулся Учитель. – Человек своими желаниями и действиями тоже влияет на метафизическую Вселенную. У человека два вида желаний: получить блага для себя или для того, чтобы поделиться с другими. В первом случае Вселенная насыщается отрицательной энергией, во втором – положительной, которая ведёт к познанию и перестройке Вселенной под всеобщее благо.

«Вот то, о чём говорил Толстой! – Мастер почувствовал, как дрогнуло его сердце. – Человек должен помогать другим, его желания должны нести благо не только ему, а всей Вселенной. Оба Учителя – христианин Лев Толстой и иудей Рав Берг – призывают к одному и тому же, но разными способами. Это соответствует словам Толстого – совесть Бога взывает к совести разные народы по-разному».

Мастер вышел из синагоги воодушевлённым. Посещение православного и иудейского храмов, «разговор» с Толстым и лекция Рава Берга открывали связь между конечным и бесконечным, первое представляют люди, а второе – Вселенная. Посредником между ними является душа человека. Связь с космосом стал замечать в последнее время и Мастер. В период растущей Луны он чувствовал себя хорошо и мог продуктивно работать. Примерно за два-три дня до полнолуния он начинал ощущать возрастающее возбуждение, которое в полнолуние достигало своего апогея. В эти дни он ни с кем не общался, чтобы не сорваться и не дать выхода негативной энергии, которая захлёстывала его и вызывала сильнейшие головные боли. После полнолуния он начинал успокаиваться, а к новолунию чувствовал упадок сил. Затем все повторялось снова.

Сегодня он ожидал начала полнолуния, поэтому закончил все важные дела и приготовился к бессонной ночи. Но, как ни странно, он не чувствовал привычного возбуждения и был абсолютно спокоен. Лёжа в постели, он прокручивал в памяти разговор или, правильнее сказать, произошедший контакт со Львом Николаевичем.

– Да ты старичка не особо слушай, – вдруг раздался незнакомый голос в его голове. – Он сам грехов натворил достаточно, за это в рай не пускают, вот и носится его неприкаянная душа возле Земли, таких как ты, неустойчивых, смущает.

Страх волнами пробежал по спине Мастера, покрыв мурашками тело. Он ощутил рядом кого-то, обладающего злой силой. Она растекалась по комнате. Не поднимаясь с кровати, Мастер ожидал дальнейших действий со стороны незнакомца.

– Меня можешь не бояться, я тебе зла не причиню, хотя и люблю это занятие. Особенно мне не нравятся плохие люди, которые хорошими прикидываются.

– Кто ты? – выдавил из себя Мастер, с трудом сдерживая страх.

– Я Зло Мира, – спокойно объявил голос, – но зло необходимое. Если есть свет, то должна быть и тьма, если есть добро, то должно быть и зло, а чтобы тебе совсем стало понятно – если есть плюс, то должен быть и минус. При отсутствии одного из двух полюсов, не будет течь ток, при отсутствии зла не будет жизни в мире.

 

– Что тебе от меня нужно? – Мастер приподнялся с кровати и прижался спиной к стене.

– Мне ничего, а тебе нужно. Ты ищешь путь к Богу, веру себе выбираешь, ответственность за людей хочешь на себя взять, то есть защищать их. От кого? Естественно, от меня. Значит, собираешься со мной бороться? – в Голосе явно послышалась ирония.

– Наверное… – Мастер постепенно начал приходить в себя. – Только не один я, много нас, чем я заслужил такой почёт?

– На жалость не рассчитывай. Сам виноват, никто тебя не призывал так активничать, за всё надо платить. Блага даёт Господь Бог, а плату за них принимает Зло, то есть я. Вот я за ней и пришел.

– За какие блага мне придётся расплачиваться?

– А сам не догадываешься? За протопопа Аввакумушку заплатишь, место я ему у себя приготовил, а ты подсуетился, теперь он в царстве Божьем радуется.

«Вот оно в чём дело! – понял Мастер. – За сделанное добро надо отвечать перед Злом».

– Понятно, была у меня мысль, что я тогда кому-то дорогу перебежал.

– Вот мне и перебежал, место-то пустует, уж больно хорошее.

– Не меня ли туда готовишь?

– Нет, ты слишком много о себе возомнил, – усмехнулся Голос. – Это место для больших грешников, его надо заслужить. А на тебе грехов мало, с ними ко мне не пускают, таких, как ты, Господь Бог привечает у себя, в царстве Божьем.

После этого заявления Голос засмеялся в полную силу.

– Тогда что ты от меня хочешь? Отдай меня Богу и успокойся.

– Ты должен мне помочь заполнить пустующее место в моих хоромах. Ты виноват в простое, тебе и исправлять вину.

– Каким же образом?

– У меня есть кандидат на это место, очень хороший кандидат. Видишь, и я слово «хорошо» употребляю, так что не думай обо мне плохо. Ведь об этом вы с графом Толстым беседовали?

– И об этом тоже.

– Вот его-то душу я и хочу поместить на место Аввакума. С твоей помощью.

Это заявление так поразило Мастера, что у него прервалось дыхание. Душу Льва Толстого! В ад! Какой-то ужасный бред происходит в его голове, значит, совсем плохо с ним стало, пора идти к врачу-психиатру.

– Ты не ослышался и не болен, – Голос продолжал звучать в его голове.

– Почему с моей помощью? Он не мой современник, я при его жизни не мог с ним встречаться, только книги читал.

– Всё правильно, да вот у него к тебе интерес возник. Первый раз он обратил на тебя внимание в театре, когда ты смотрел пьесу, поставленную по его произведению «Живой труп».

– Ты и это знаешь.

– Пьеса по моей тематике. Но не за тобой я следил, а за его неприкаянной душой приглядывал. Уж больно значима она для Вселенной.

– Как так?

– Толстой человек Божий, да своей церковью проклятый, поэтому и непонятно, куда его пристроить – в царство Божье или ко мне в палаты злые.

– Ты не того нашёл себе в помощники, – Мастер начал понимать, к какой неблаговидной роли его хотят пристроить. – Я люблю Толстого, ищи кого-нибудь другого.

– Вот-вот, предают только друзья и любящие. То, что говорят недруги, не учитывается при размещении души после смерти физической. А врагов у Толстого было много и остаётся не мало, но они в моём деле не помощники.

– А людей, любящих Льва Николаевича, ещё больше!

– Согласен, – спокойно ответил Голос. – Да вот только он сам решил с тобой пообщаться, нашёл в тебе что-то близкое и родное. И вы будете ещё встречаться. А за тобой должок. Долги надо возвращать, ты, как офицер запаса, должен это знать.

– Я, как офицер, честь свою знаю.

– Тебе ничего бесчестного делать не придётся. Я бы даже сказал, наоборот, ты сделаешь благородное дело – поможешь душе Льва Николаевича успокоиться.

– У Зла Мира не может быть благородства!

– Только, пожалуйста, без пафоса. Ты меня не удивил. Я предполагал такую реакцию, для меня большей неожиданностью стало бы твое согласие. Отдыхай, сегодня твоя голова болеть не будет.

Голос Зла исчез. Лунный свет озарил комнату. Мастер встал с кровати и подошел к окну. Там, на Луне, невооружённым глазом были видны горы и впадины. «Какую тайну она хочет мне открыть? – думал Мастер. – Иллюзорность наших прошлых побед? А также настоящих и будущих? Каждая победа несет поражение, и это поражение является платой за победу. А значит, побед вообще не бывает, это иллюзия, придуманная человеком для своего спокойствия, либо удовлетворение своей гордыни. Существует только плата за выполненное желание. И то, – тут Мастеру совсем стало тоскливо, – она идёт не Богу, а дьяволу». Платить Мастеру не хотелось, он считал, что расплатился сполна, там, в Афгане…

Мастер достал из письменного стола пистолет, оставшийся у него ещё с Афганской войны. В нём обойма патронов была заполнена наполовину. Первую половину он расстрелял в последнем бою, тщательно подсчитывая выстрелы, чтобы оставить последний патрон для себя. Но тогда появились «вертушки», отогнали душманов, и не пришлось ему делать последний выстрел. В этом состояла его победа. Тогда она была для него совсем не иллюзией. «Но бой со злом, оказывается, не закончился, надо еще понять, где свои, а где чужие. По словам Голоса, «чужие» начали за ним следить больше года тому назад, с достопамятного похода в Александринский театр, знакомства с Елизаветой, а потом и с Целителем. «Чужие» начали активно действовать после его знакомства с Александрой Авакумовой, они и убили её. Она была живым доказательством существования неизвестных документов Аввакума. Затем «чужие» уничтожили рукопись Аввакума и покусились на мою жизнь. Я сохранил копию рукописи, а Бог не дал им довести злодейство до конца. Я выжил, но страдаю от головных болей, и Зло Мира об этом знает. В качестве первой приманки, они, видимо, предложат избавить меня от этой боли в обмен на согласие предать Льва Толстого. Теперь кто «свои». Первые и самые главные – Господь Бог и мой ангел-хранитель Настенька. В борьбе со Злом Мира без их помощи не победить. Следующий «свой» – это Лев Николаевич. Неужели они подслушивают наши разговоры? Как защитить этот канал общения? Здесь должны помочь «свои» земные. Это отец Николай, Целитель и, конечно, Елизавета. Команда боевая и испытанная. Ну, вот, пожалуй, и всё». Мастер впервые за последние месяцы спокойно уснул, как человек, знающий, что ему надо беречь силы для трудной работы.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24 
Рейтинг@Mail.ru