Сороковой день

Сергей Семенович Монастырский
Сороковой день

Вовка сидел на облаке, свесив ноги, и смотрел на проплывающую внизу землю. Упасть и разбиться он не боялся, потому что уже умер. Десять дней назад. Ему, как и всем умершим, предписано было сорок дней после смерти не покидать этот земной мир, он, и не покидал.

Сначала смотрел, как его хоронят, что говорят на поминках. Говорили хорошо. Приятно было послушать. Особо этим он себя не тешил, знал, что о мертвых плохо не говорят.

Потом пожил в своей квартире. Но долго не смог – тяжело было. Жена все время плакала, дети правда горевать долго не могли – маленькие еще были. Посидят тихо перед строгими глазами матери и потихоньку играть начнут.

Помаялся еще, полетал над городом, удивляясь, что вот его уже нет на этом свете, а ничего не закончилось. Так же спешили по улицам толпы, так же в магазинах покупали продукты, одежду, также в парке крутились веселые аттракционы. Все было также.

На одного человека стало меньше. Ситуаация естественная, но обидная. Все же какое-то место он на земле занимал!

С другой стороны, сколько же умерло за несколько веков! Если на месте каждого оставлять пустое место, то сплошная пустыня на земле бы и была!

Ан, нет! На пустой этот освободившийся клочок, приходит кто-то новый.

За десять дней Вовка все передумал и все посмотрел. Стыдно сказать, даже как-то скучно стало.

Нет, сорок дней это слишком много для такой жизни!

Ну, не в Африку же летать из любопытства.

Африка мертвого Вовку уже не интересовала. И тут пришла ему в голову мысль. В своей еще короткой жизни – а было ему всего сорок лет – не мало было разных случаев, когда он так и не узнал – почему они случились и почему так таинственно закончились. Немало и людей, по непонятным причинам с ним расставшихся. В общем – тайна! Которую он, к слову, при жизни не очень-то хотел и разгадывать. Ну, и как с этим отправляться в вечное!

Милка

Адрес Вовка, конечно, помнил. Правда он не знал, живет ли Милка до сих пор здесь.

Но она даже не удивилась, когда Вовка как-то вошел к ней в комнату. Наверное, подумал Вовка, принимают умерших за приведение. Но для этого они должны знать, что ты мертвый.

Милка знала.

– Мне сказали, что ты умер, – довольно равнодушно произнесла она.

– Не ждала?

– Ну, конечно, нет. А вот ты зачем пришел? Семь лет даже не звонил, – Может, я тоже умерла.

– Да, нет. Время от времени общие знакомые о тебе сообщали.

– А у нас есть общие знакомые?

– Ну, так, пара человек. Ты их, наверное, уже не помнишь….

… С Милкой Вовка познакомился на корпоративной встрече нового года. Корпоративы были разные, но ресторан один. Поэтому компании сливались в общем экстазе.

Танцевать Вовка не умел, но упорно приглашал понравившуюся ему Милку на танец. В конце концов, Милка рассердилась:

– Слушайте, не приглашайте меня больше! Вы просто толчетесь, а я танцую хорошо, и вы мешаете мне оторваться!

– Да это я так, познакомиться – пробурчал Вовка.

– Зачем? – спросила Милка.

– Ну, так. Пригодитесь! – сразу ляпнул Вовка.

Милка засмеялась:

– Молодец! Правду режете прямо в глаза! – и протянула ему визитку.

Потом нечасто, но встречались. Месяца два. В кафе иногда Вовка приглашал ее, на автомобильную прогулку за город. Он уже знал, что живет она одна. Но никаких приглашений зайти на кофе Милка не делала. Хотя Вовка намекал. Пригласить к себе он не мог – был к тому времени безнадежно женат. Но нравилась ему Милка ужасно. Ничего не мог с собой поделать – страсть заливала глаза, и он пер напролом как бык. Милка стала его мечтой. К тому же Вовка был красивый, умел ухаживать, в кафе угощал богато. … И она сдалась.

То, что произошло в этот вечер в ее спальне, показалось Вовке просто невероятным!

Ты, что полгода сексом не занималась? – еле отдышавшись, спросил Вовка.

– Занималась, – спокойно ответила Милка.

– Ну, люблю я это дело! Мне нравиться! И ты мне нравишься.

– А, я тебя уже, кажется, люблю! – в порыве страсти выпалил Вовка.

– Не говори так, – засмеялась Милка. А то жена услышит!

Наступало восьмое марта. Страсть Вовкина была в самом разгаре, ничего не утихало. На крыльях любви летел Вовка к этому дню, сжигая все мосты. Ну, не все. Конечно, он мог сделать этот праздник для Милки восьмого, но мешала семья.

– Ты моя лучшая на свете женщина, торжественно объявил он Милки, – и для меня нет специального дня, поэтому празднуем седьмого!

Вовка был в угаре. Начал он с похода в торговый центр.

– Не знаю, что тебе подарить, – объяснил он Милки – Выбери, что душа захочет.

– На какую сумму размахнуться? – нежно, но по-деловому, осведомилась Милка.

Вовка неопределенно пожал плечами, понял, что перегнул.

– Ладно, – выручила Милка, – я девушка скромная. И постоянно взглядывая на Вовку, поскромничала тысяч на тридцать. Для Вовки, это было вполне посильно.

Дальше был ресторан, потом был вечер у Милки с как всегда потрясающим сексом. Но домой Вовка вернулся вполне вовремя.

– Девушки на работе праздновали, – объяснил он жене.

Милка, надо сказать, никогда ничего у него не просила. Он сам все давал. Вовка был достаточно обеспечен, и что-то дать вполне было для него проявлением любви, правда, как–то по подсказке получалось. Звонит, например, он вечером насчет очередного свидания :

Рейтинг@Mail.ru