Золотые лучи

Ольга Пентас
Золотые лучи

Фетхие, Турция

Дениз шел по набережной Фетхие, небольшого приморского городка, ничего не замечая вокруг. Его не радовала солнечная погода, белоснежные чайки, ныряющие в волны с высоты, мягкий морской бриз. Рядом с ним по берегу прогуливались люди, местные и туристы, счастливые, загорелые, и почти все они улыбались. А Дениз был мрачен, словно грозовая туча. Ему предстояла встреча, которой он и хотел и боялся. Он ждал новостей, но вместе с тем не хотел узнать их. Дениз понимал, что разговор будет тяжелым.

Встреча была назначена недалеко от марины, в прибрежном кафе – вполне подходящее, многолюдное место, где за день бывают десятки посетителей, и вряд ли кто-то обратит внимание на Дениза и его знакомого. Просто друзья встретились выпить чаю. Осторожность вошла у Дениза в привычку уже много лет назад, еще в Полицейской академии.

Прежде чем занять угловой столик, Дениз снова осмотрелся. Слежки не было.

Дениз попросил официанта принести чай и попытался немного расслабиться. Не получилось.

Его знакомый вскоре появился, молча кивнул и сел напротив. Эмир, молодой мужчина его возраста, с русыми, коротко стрижеными волосами и живыми глазами. На Эмире были легкие льняные брюки и такая же рубашка с коротким рукавом – вполне комфортная одежда для жаркой погоды, однако он вспотел и, взяв со стола салфетку, приложил ее к влажному лбу. Было видно, что он тоже нервничает.

Какое-то время мужчины сидели молча и смотрели друг на друга, ожидая, кто начнет первым. Наконец Эмир не выдержал, вздохнул и произнес:

– Ну, здравствуй, мой старый друг. Легкой работы.

– И тебе, Эмир, и тебе, – кивнул Дениз.

– Я рад, что ты объявился! Наконец-то. Тебе придется многое объяснить, знаешь ли…

– Всему свое время, – уклончиво ответил Дениз.

Эмир нахмурился, но от комментариев пока что воздержался. Вместо этого он спросил:

– Ты в порядке?

Этот простой вопрос тут же напомнил Денизу прошлое, времена, о которых он пытался забыть с тех пор, как перестал выходить на связь. Уже полгода. Когда-то Эмир был его другом, самым лучшим, самым близким. Они вместе учились, вместе давали присягу, вместе работали и боролись за справедливость. Всегда вместе. Как же давно это было!

– Я буду в порядке, когда все это закончится, – ответил Дениз.

– Хорошо, тогда давай ближе к делу? Крупная рыба наконец-то плывет в наши сети, а? Где состоится встреча?

– Об этом я сообщу позже.

– Знаешь, по-моему, ты заигрался и не понимаешь, что происходит! – Эмир снова промокнул салфеткой лоб и попросил официанта принести ему холодной воды. – Объясни мне, прошу тебя! Или это я уже ничего не понимаю?

– Я и правда пока не знаю! – отрезал Дениз. – Лечу в Триполи послезавтра.

– Ты и сам в курсе, но я все же скажу: если ты не передашь информацию о месте встречи, дело всей твой жизни пойдет прахом! Твоя карьера, а, может, и свобода окажутся под вопросом, понимаешь? – голос Эмира дрогнул. Он сильно переживал за друга.

– Да, – тяжело вздохнув, ответил Дениз.

– Сколько еще, по-твоему, я смогу прикрывать тебя? Ты пропадал слишком долго, нарушил все возможные протоколы! Шеф с ума сходит! Несколько лет работы впустую, если сделка сорвется! Но еще хуже, если сделка состоится, а нас там не будет! Ты сядешь в тюрьму!

– Знаю! – выкрикнул Дениз и стукнул ладонью по столу.

Туристы за соседним столиком вздрогнули от неожиданности и обернулись.

Эмир посмотрел на них и сказал на безупречном английском, сияя улыбкой:

– Мой друг женится! Он женится и потому нервничает! И все же сегодня счастливый день.

Туристы заулыбались, немного расслабились и отвернулись.

Лишнее внимание было ни к чему.

Эмир досчитал до десяти, взял себя в руки и заговорил спокойнее.

– Слушай, я понимаю, что тебе тяжело. Я понимаю, все затянулось, и ты уже с трудом отличаешь своих и чужих…

– Пять лет, – с горечью сказал Дениз, – пять лет я с ними, там, по другую сторону! Я уже не знаю, кто я, понимаешь?! Я полицейский, Джеймс Бонд, террорист, торговец наркотиками и оружием, или супер-герой, спасающий мир? Я стал одним из них, понимаешь?!

– Нет, не говори так, прошу тебя! – сокрушенно сказал Эмир.

– Когда я отправлялся на операцию, все было совсем иначе! Ты помнишь этот день? Будущее представлялось мне увлекательным приключением со счастливым концом и сияющей медалью на груди! Я представлял, как мы поймаем всех этих людей, а потом в торжественной обстановке поднимем бокалы с ледяным шампанским! – Дениз покачал головой. – Эти мечты канули в Лету. Я уже совсем другой человек.

– Что ты хочешь этим сказать? – спросил Эмир напряженно. – Ты все еще полицейский и мой лучший друг! Прошу тебя, скажи мне, что это так!

– Я в этом уже не так уверен, – тихо ответил Дениз. – Эти люди стали моей семьей. И я не хочу причинить им боль или стать причиной их смерти. Я не смогу жить с этим. Абдулла, Мохаммед – они теперь моя семья!

– Ты запутался, это понятно, – ответил Эмир, стараясь сохранять спокойствие. – И я этого не слышал. Ты давал присягу, ты полицейский и мой лучший друг, мой брат. Все закончится, и я помогу тебе вернуться к нормальной жизни, честное слово! Ты ведь здесь, хвала Аллаху, и это уже хорошо!

– Я знаю, что ты женился, Эмир, – с укором сказал Дениз. – Потом у Вас родился сын. Теперь твоя жена ждет второго ребенка, пусть Бог не обделит его здоровьем. Вот только где был я, когда ты играл свадьбу? Где был я, когда ты взял на руки сына впервые?! Я скажу тебе – я был далеко. Слишком много времени прошло, и наша дружба…

– Нет, не стану это слушать! – прервал его Эмир. – Не говори!

– Знаешь, Абдулла женился в том же месяце, что и ты, только годом позже. Я был с ним на свадьбе, и моя рука была на его плече. Его жена и ребенок в Бейруте. Я знаю их. Они прекрасные люди и стали родными мне, понимаешь? – Дениз запнулся, голос перестал его слушаться.

Над столом повисла тишина. Дениз смотрел на своего друга и не мог понять, что не так. Вроде все тот же парень, открытый и честный, и Дениз всегда верил, что может доверять ему, как себе. Но теперь что-то изменилось. На кон были поставлены жизни близких ему людей, и Дениз уже не знал, сможет ли довериться Эмиру. Не так, как раньше.

– Расскажи мне, как это будет, – попросил он.

– В Триполи ты встретишься с нашим человеком, – став серьезным, ответил Эмир. – Он и дальше будет твоим связным. Ему ты сообщишь, когда все будет готово, детали сделки. Место встречи – вот самое главное. Ты знаешь?

– Узнаю, – твердо кивнул Дениз.

– Мы будем там. Накроем сразу всех, не останется никого, связанного с этим делом, на свободе. И ты сможешь вернуться домой. Твоя работа по этому делу будет наконец окончена.

– Ты можешь гарантировать безопасность Абдуллы и Мохаммеда?

– Безопасность? – Эмир повысил голос. – Черт возьми, брат, я даже твою безопасность не могу гарантировать! Там может быть жарко… О чем ты меня просишь?

– Я прошу тебя добиться приказа от шефа, что в них не будут стрелять на поражение! – всплеснул руками Дениз. – Вот о чем я прошу!

Эмир хотел ответить сразу, но передумал. Допив чай, он сказал:

– Я сделаю все, что смогу. Возвращайся живым. И помни: ты все еще мой друг, понял?

С этими словами Эмир встал. Дениз тоже поднялся с места, и мужчины обнялись. Оба отдавали себе отчет в том, что, возможно, это их последняя встреча. А потом Эмир ушел, оставив Дениза одного за столом.

Дениз понимал, что просил невозможного. И это причиняло боль. Он вспоминал о времени, проведенном с Абдуллой в кругу его семьи, и их лица стояли перед его глазами. Он вспоминал о здоровяке Мохаммеде, веселом и дружелюбном – этот человек не раз спасал ему жизнь, и Дениз знал, что сейчас доверяет этим людям гораздо больше, чем Эмиру.

Мысль о том, чтобы предать их, была невыносимой. Может, бросить все к черту и сбежать? К своему ужасу и стыду, Дениз уже не раз думал об этом: забрать деньги, раздать друзьям и скрыться. Вместе или поодиночке – не важно! Главное, уехать туда, где безопасно. В такое место, где их не смогут найти. Его друзья будут живы. Но надолго ли? И что дальше? Всю жизнь скитаться, спасаясь бегством? А что в конце этого пути? Тюрьма или смерть.

Еще долго Дениз сидел за столиком в прибрежном кафе, никого не замечая вокруг и пытаясь найти выход из сложившейся ситуации. Он пытался на что-то решиться, но выбор был невелик. Это был выбор между долгом и чувствами, между присягой стране и дружбой. Как бы громко это не звучало. Дениз не находил выхода, и ему казалось, что на свете нет более потерянного, более несчастного человека, чем он сейчас!

Именно в это мгновение на набережной появилась девушка. Она привлекла внимание Дениза. Стройная и миниатюрная, светлые волнистые волосы, простое белое платье. Ни косметики, ни украшений. Она выглядела очень естественно, но не это привлекло внимание Дениза. Все эти детали они отметил неосознанно, по привычке, в силу своей профессии. Его привлекла ее грустная задумчивость, весь ее образ, поза говорили об этом.

Девушка появилась на набережной в одиночестве, выбрала место в тени раскидистой сосны, облокотилась о перила и смотрела на море. Она почти не двигалась. Ей явно было некуда спешить.

Время шло. Девушка все стояла у ограждения, глядя, как солнечный диск медленно тонет в заливе, а Дениз наблюдал за ней. Ему вдруг захотелось разгадать ее тайну, узнать причину ее грусти. Поругалась с подругой, обидел парень? Нет, серьезнее. Семейные проблемы? Болезнь или смерть родственника? Вряд ли. Дениз интуитивно чувствовал, что здесь что-то другое. Но что?

Дениз не плохо разбирался в людях, замечал детали, делал выводы о том, что представляет из себя человек и чего можно ожидать от него. И выводы эти были почти всегда безошибочными. Но эта девушка была для него загадкой.

 

Дениз уже собирался уходить. Он даже попросил счет и расплатился, но по какой-то ему самому неведомой причине остался на месте. И она не уходила, будто собиралась остаться здесь, на этом берегу, навечно.

Дениз усмехнулся. Все же, скорее всего она поругалась со своим молодым человеком, и потому теперь грустит и не знает, что делать. Обычная ссора обычной молодой пары туристов, которые сотнями приезжают в Фетхие из года в год. Ничего интересного. Или, возможно, она стала жертвой мошенников или воров, что, к сожалению, случалось даже в таких тихих прибрежных городках, как этот. И теперь просто не знала, что делать. Дениз вдруг понял, что хотел бы помочь ей. Что бы там ни было. Она ведь явно нездешняя, это было ясно по ее белоснежной, почти прозрачной коже, не тронутой солнцем. Европейка, украинка, русская?

Иногда она поворачивала голову, и Дениз разглядел ее мягкий профиль, правильные черты лица и удивительные большие голубые глаза. Она была очень красива. И казалась чужой среди всех этих веселых туристов с обгоревшими носами, совершавших вечерний променад. К ней никто не подходил и не обращался, человеческий поток будто обтекал ее, не касаясь и не приближаясь. Дениз и сам не понимал, что происходит, но уже точно знал, что если сейчас кто-нибудь подойдет к ней и начнет докучать, он вмешается.

Он даже рассмеялся про себя: с какой стати ему делать такое, они же не знакомы? И мало ли таких вот миловидных блондинок он повидал за свою жизнь? Он никогда не испытывал недостатка в женском внимании, и никогда не принимал такие отношения всерьез.

Но с ней было иначе. Настолько печальной она казалась. Дениз даже с удивлением подумал о том, что в мире все же есть человек, еще более потерянный, чем он! Странное чувство…

Шел второй час, как девушка стояла на набережной, а Дениз наблюдал за ней со своего места в кафе. Наконец, она шевельнулась, сняла наушники и вдруг обернулась, будто почувствовала на себе чей-то взгляд. Дениз резко опустил глаза, делая вид, что с интересом изучает меню. Обычно он так не поступал. Если что-то или кто-то ему нравился, он не отводил взгляда смущенно. Но не теперь.

А девушка тем временем убрала телефон в рюкзак и направилась в сторону Дениза. На мгновение ему показалось, что она идет именно к нему, и его сердце забилось сильнее. Но она просто прошла мимо его столика вглубь кафе. И вдруг заговорила с барменом на почти идеальном турецком. Конечно, было слышно, что это не родной ее язык, тем не менее, из ее уст он звучал очень красиво. Звуки были круглыми и мягкими, а голос нежным и очень мелодичным. Она купила бутылку воды и вышла из кафе.

И вопреки всякой логике и здравому смыслу, Дениз поднялся и медленно пошел следом за ней.

Вскоре она остановилась, растерянно оглядываясь по сторонам. И чтобы она не обратилась к кому-то другому, Дениз подошел ближе.

– Извините, не подскажете, где поворот на двадцать шестую улицу? – вежливо спросила она.

Дениз был теперь совсем близко и не отказал себе в удовольствии рассмотреть девушку внимательнее.

– Заблудились?

Вблизи она была даже красивее: открытое лицо, нежные губы и эти голубые глаза, будто два омута, в которых можно было утонуть. Дениз уже начинал злиться, что пошел за ней. Он давно не испытывал ничего подобного, а сейчас в его жизни не было места таким чувствам.

– Немного, – растерянно призналась девушка.

Она ждала ответа, но Дениз молчал. Звук ее голоса завораживал, и ему захотелось слушать и слушать. И хотелось узнать о ней больше.

– Так вы поможете или нет? – Настойчивее спросила она.

– Откуда вы? Какой-то странный акцент. Никак не могу распознать, – сказал Дениз.

Он почувствовал, что она начинает злиться, и ее щеки при этом покрылись легким румянцем. У Дениза было такое чувство, будто его ударило током. Сбилось дыхание, ладони стали влажными. Что происходит? Он постарался взять себя в руки, продолжая хмуриться.

– Да и не нужно! – резко ответила девушка, но тут же спохватилась, краснея еще сильнее. – Извините за беспокойство. Возможно, вы так же не очень хорошо знаете город. Я справлюсь сама.

Ее попытка быть вежливой показалась Денизу смешной и в то же время умилительной. Он понимал, что вовсе не она, а он ведет себя неучтиво, но ему было плевать. Главное, чтобы она не ушла прямо сейчас!

Именно поэтому он неосознанно взял ее за запястье, когда она сделала шаг в сторону переулка. Не дать ей уйти! Он ожидал, что она начнет возмущаться, как сделала бы любая на ее месте, но она посмотрела на него с удивлением и такой беспомощностью, что ему стало не по себе. Стыдно. И он с сожалением выпустил ее руку.

– Пойдемте, провожу вас до отеля, – твердо сказал он и направился в переулок.

Пойдет за ним или останется на месте? Если пойдет следом, он сможет познакомиться с ней или хотя бы узнать, в каком отеле она остановилась. Внутренний голос убеждал Дениза, что не важно, пойдет ли, ведь послезавтра он улетает в Триполи и пробудет там несколько дней, а потом все закрутится так, что ему будет уже не до знакомств! И не случиться ли так, что это знакомство будет иметь последствия или навлечет беду на них обоих? Не в добрый час подумал! Однако Дениз был не в силах сделать иначе. И внутренний голос решил игнорировать.

Она пошла за ним. Значит, так тому и быть.

Дениз мельком обернулся, проверяя, все ли в порядке. Кажется, она устала и запыхалась – идти в гору по кривым мостовым Фетхие было не просто. Дениз остановился, решив дождаться ее. Девушка медленно приблизилась и остановилась в нескольких шагах от него.

– Дениз, – представился он, ожидая услышать ее имя в ответ.

Но услышал совсем другое:

– Красивое имя. Означает «море». Я вижу свой отель. Спасибо за помощь.

И быстрым шагом направилась к своему отелю.

«Море, значит… – подумал про себя Дениз и нахмурился. – Ну и знакомство!»

Он посмотрел ей вслед и загадал: если обернется у ворот, он узнает ее имя, или он не Дениз! И у этого знакомства будет продолжение!

Девушка шла в сторону отеля, не глядя по сторонам. Все же она была немного напугана, что и не удивительно. Позднее время, темная улица, незнакомый мужчина.

Шаг, другой, третий. Обернись!

Обычно при знакомстве девушки кокетничали, флиртовали, делали комплименты его внешности, стеснялись, заливаясь краской. Но никто не говорил ему, что его имя красивое и означает «море». Он, конечно же, знал об этом, но никогда не задумывался.

Обернись!

Эта девушка была другой! Она не флиртовала, не стеснялась, вела себя естественно, даже независимо, и Дениз прекрасно понял: это был не комплимент, а способ прекратить общение, способ избавиться от него. Такое случилось с ним впервые.

Возможно, именно поэтому ему так сильно захотелось, чтобы она обернулась.

И она обернулась. У самых ворот, уже переступая порог, она вдруг замешкалась и повернула голову, и их взгляды встретились. Она нахмурилась и почти бегом бросилась за ворота отеля, а Дениз удовлетворенно улыбнулся, постоял еще немного и пошел в сторону моря.

«Я знаю, где ты живешь! Узнать твое имя теперь не составит труда. Или я не полицейский!»

И в это мгновение у Дениза появилась надежда. Надежда на то, что, возможно, и у него есть шанс на нормальную жизнь, шанс выпутаться из этой ситуации, шанс спасти друзей, Мохаммеда и Абдуллу, и вернуться к нормальной жизни. Ему вдруг захотелось, как нормальному человеку, постоять у девушки под окнами, подарить ей цветы и повести ее на свидание… Как же давно это было!

Возможен ли еще для него этот путь?

Нихан

– Уважаемые пассажиры, через двадцать минут наш самолет совершит посадку в Международном аэропорту Стамбула. Просим вас занять свои места и пристегнуть ремни безопасности, – известил приятный баритон капитана сначала на турецком, а затем на английском языке.

Лена открыла глаза и потерла лицо, пытаясь проснуться и прийти в себя. Перелет был не простым, через несколько минут после взлета у девушки так сильно разболелась голова, что захотелось спрыгнуть с самолета. Когда обычные обезболивающие не помогли, пришлось звать на помощь стюардессу. Сотрудница Турецких Авиалиний, вежливая и красивая девушка лет двадцати пяти, принесла Елене быстрорастворимый порошок и стакан воды. Лена даже не стала спрашивать, что это. Лишь бы помогло! Трясущимися руками девушка раскрыла маленький пакетик из фольги и высыпала в стакан. Вскоре боль утихла, не ушла, но как будто отдалилась, спряталась где-то в глубине черепной коробки. Спустя еще несколько минут Елену начало клонить в сон, как это бывало всегда после сильных приступов головной боли. И Лена уснула и проспала практически весь полет. Что и к лучшему. Предстояла пересадка и еще один часовой рейс до Даламана. Лена старалась об этом не думать, опасаясь нового приступа.

Молодая женщина в соседнем кресле сочувственно улыбнулась, перехватив Ленин взгляд. По внешности скорее всего турчанка, на голове очень красивый платок, а в остальном вполне европейский брючный костюм слоновой кости, туфли на высоком каблуке, красивые губы под ярко-сливовой помадой и необыкновенно светлые глаза в обрамлении пушистых ресниц.

– Впервые в Стамбуле? – спросила она по-английски.

«Господи, мне бы такие ресницы!», рассеянно подумала Лена, пытаясь сосредоточиться и окончательно проснуться.

– Нет, была несколько раз, – по-турецки ответила Елена и смущенно улыбнулась.

– О, вы говорите по-турецки? Здорово! – турчанка хлопнула в ладоши. – Мой английский так себе. А у вас отличное произношение!

– Неправда, – еще больше смущаясь, Лена залилась краской. – Я учу язык самостоятельно последние пару лет, практики было слишком мало…

– Тем более, очень неплохо, – одобрительно кивнула собеседница, – Нихан.

– Елена.

И девушки пожали друг другу руки. Лена обратила внимание, что рукопожатие получилось легким и дружеским.

– А ваш спутник? – спросила Лена, указывая на молодого мужчину в следующем кресле. Участия в разговоре он не принимал и даже не повернул головы.

– Это мой муж Кемаль, – пожала плечами Нихан, – весь полет он в наушниках, готовится к совещанию, изучает материалы.

– Кемаль и Нихан, серьезно? – Лена рассмеялась, не в силах сдержаться. Просто почувствовала, что собеседница не обидится на такую невинную шутку. – Как в том фильме?!

– Да, «Черная Любовь», – и Нихан рассмеялась в ответ.– Так уж вышло. Этого сериала я и не видела до того, как вышла замуж. Вот как бывает! – Нихан бросила взгляд на супруга, на миг задумавшись. Кемаль так и не отреагировал, и она снова обратилась к Елене: – Остановитесь в Стамбуле?

– Нет, пересадка на Даламан.

– Какое совпадение! И мы тоже. Предлагаю снова сесть вместе, если Вы не против. Самолет будет полупустой.

После всемирной пандемии авиасообщение только-только возобновилось, цены на рейсы взлетели. Лена обратила внимание, что и в Шереметьево было малолюдно, и в самолете многие кресла пустовали. Но об этом Лена старалась не думать. Слава Богу, все уже позади!

– Согласна!

В этот момент самолет начал заходить на посадку, и разговор пришлось прервать.

Во время высадки Лена потеряла Нихан и Кемаля из виду. До следующего рейса было еще два часа, а витрины Duty Free как всегда пестрели товарами, и Лена решила прогуляться по магазинам, а затем выпить кофе.

Новый аэропорт Стамбула открылся недавно, в апреле 2019-го. До этого Лена, как все путешественники и местные жители Стамбула, пользовалась аэропортом Ататюрка. Он находился в черте города, и до центра можно было добраться на метро, что было крайне удобно, а, главное, бюджетно. Однако власти города решили, что в целях сохранения природы этого древнего прекрасного города, нужно построить новый аэропорт в удаленности около тридцати километров, а на месте старого планировалось разбить парк. В общем, логично. Все пассажирские, как внутренние, так и международные рейсы, перенесли в новый Международный аэропорт – огромное строение из стекла и метала, похожее на парящий в облаках волшебный кокон. Новый аэропорт Лене нравился гораздо больше. В нем невозможно было заблудиться: указатели через каждые десять метров, светящиеся табло, все просто и удобно. Вот только расстояния огромные. Хорошо, что чемодан не нужно возить с собой – он, скорее всего, уже готовился к новой посадке.

Походив по магазинам, Лена купила две книги на турецком, журнал National Geographic на английском, а затем направилась в магазин косметики. Здесь всегда было людно. Лена не была уверена, нужно ли что-то покупать, потому как цены были не дешевле московских, но поддалась всеобщему ажиотажу и выбрала новую помаду.

В итоге на кофе осталось максимум полчаса. Выбрав одну из кофеен, Лена заказала капучино, продолжая практиковаться в турецком и страшно краснея каждый раз, когда не понимала ответов. Она, в общем, предполагала, что так и будет. Большой словарный запас, год блужданий по грамматике турецкого языка, и вот Лена уже неплохо изъяснялась простыми доступными фразами, но восприятие на слух страшно хромало. Просмотр турецких сериалов не помог. На большее времени уже не было. Тем не менее, девушке было приятно произносить все эти слова и чувствовать гордость за то, что хотя бы одно дело было решено до конца, не брошено на полпути, как многое, за что Лена бралась в течение жизни. Такой вот дурацкий характер: Елена быстро увлекалась новой идеей и так же быстро остывала, встречая сложности, а потом бросала начатое. Два года назад, получив в паспорт штамп о разводе, она поклялась себе, что отныне будет доводить дела до конца, чего бы это ни стоило.

 

Вполне сносный кофе был далек от напитков местных кофеен Стамбула, но Лена лелеяла надежду, что в Фетхие сможет найти не одну достойную кофейню. Простое правило любого путешественника – следуй за местными, и ты найдешь и лучшее кафе, и лучший магазин, и лучший пляж. Места массового скопления туристов давно уже были не так интересны, как местные локации, еще малоизвестные и не успевшие попасть в путеводители и блоги. «Ничего, поищем и найдем», – подумала Лена, перелистывая журнал и потягивая кофе через трубочку.

В этот момент на табло высветилась посадка на ее рейс, и Лена засуетилась. Путешествовать одной ей было непривычно, потому девушка немного нервничала и боялась что-нибудь забыть или упустить. Резко поднявшись с места, она почувствовала, как закружилась голова. Все произошло очень быстро: в глазах потемнело, ноги вдруг стали чужими, и земля как-то резко перевернулась вверх тормашками вместе со зданием аэропорта. Знакомое и очень неприятное ощущение. Лена только мельком успела подумать «Нет! Ну почему именно сейчас?!» И вот она уже лежит на полу, чьи-то заботливые руки бережно поддерживают ей голову, рядом ее бледно-розовый кожаный рюкзак.

– Дочка, ты как? О, Аллах! Как ты нас напугала! – с беспокойством проговорил седовласый мужчина. Именно его заботливые руки поддерживали голову Лены.

Зрение, слух и другие чувства возвращались не сразу, а медленно, нехотя, будто мир выплывал с глубины.

– Отвратительно, – проговорила Лена, чувствую сухость во рту. – Я жива?

– Пусть все пройдет, – с улыбкой ответил мужчина, помогая Лене сесть. Вместе с еще двумя мужчинами он помог девушке подняться и вернуться за столик, где минуту назад она пила кофе. Кто-то протянул влажную салфетку, и Лена приложила прохладную ткань к лицу.

– Нихан?

– Да, милая, как ты? – Нихан подала Лене бутылочку воды, принесенную официантом.

Напившись, Лена почувствовала себя лучше и огляделась. Вокруг столпилось человек тридцать, не меньше!

– А наш рейс?

– Посадка только началась, не волнуйся, – успокаивающе проговорила Нихан. – Ты уверена, что сможешь лететь?

– Конечно! – Лена кивнула и попыталась встать. Получилось. И голова почти не кружилась.

С одной стороны ее поддерживал все тот же пожилой мужчина, с другой теперь стояла Нихан. В трех шагах от них Лена заметила Кемаля. Он был явно недоволен задержкой и переминался с ноги на ногу, раскачивая сумочку Нихан на длинном ремешке.

– Надо идти, – проговорила Лена.

Люди стали расходиться. Елена от души поблагодарила мужчину, оказавшего ей помощь, он в ответ нежно похлопал ее по плечам, желая скорейшего выздоровления, и вместе с Нихан и Кемалем они направились на посадку.

Добрые люди помогут! Так всегда говорила Ленина бабушка. До недавних пор Лена на это только пожимала плечами и сомневалась в правдивости ее слов. Все меняется…

На посадке Нихан все время спрашивала у Лены, как она себя чувствует, предлагала воду или лекарства. Она явно была очень обеспокоена. Немного придя в себя, Лена спохватилась.

– Знаешь, мне как-то неудобно, что ты так переживаешь за меня. Ведь мы почти незнакомы. И это явно не нравится твоему супругу, – тихо проговорила Лена, стараясь, чтобы Кемаль не услышал.

– Что за глупости?! – возмутилась Нихан. На секунду она нахмурилась, но тут же снова улыбнулась. – Ты меня обижаешь! Я просто по-женски беспокоюсь за тебя. Когда я ждала Ахмеда, своего старшего сына, и мы с мужем полетели к его родителям в Анкару, мне было гораздо хуже! И Кемалю, бедняжке, пришлось не сладко, – Нихан бросила взгляд на мужа и подмигнула Лене. – Ты ждешь ребенка?

– Нет, что ты?! – Лена отрицательно покачала головой, с радостью отметив, что мигрень ушла в небытие. – В любом случае, огромное спасибо тебе за помощь! Правда! Просто не знаю, что бы я делала без тебя…

– Вот эти слова мне нравятся больше, – довольно заметила Нихан и, грациозно поправив платок, направилась к стойке на посадку.

Из всех авиалиний Турецкие Лена любила больше всего. Правда, Эмиратскими полетать ей так и не довелось, но из всех остальных Турецкие были определенно лучшими! Комфортабельные самолеты, широкие удобное кресла, оборудование по последнему слову техники, вкусная еда, любые напитки, всегда улыбчивые бортпроводницы – словом, все было на высоте!

Самолет действительно оказался полупустым, и девушки сели рядом. А муж Нихан, Кемаль, устроился в соседнем ряду через проход, и тут же одел наушники и разложил на столике документы.

– Ты по делам или отдыхать? – спросила Нихан между делом.

– Сразу и не ответишь, – честно призналась Лена.

Нихан удивленно вскинула свои идеальные брови, и Лене пришлось пояснить:

– Наверное, отдых – самое подходящее слово. Понимаешь, я не планирую все время лежать на пляже. И у меня нет оплаченной путевки на одиннадцать дней и ночей… У меня даже нет пока обратного билета. Просто очень хотелось сменить обстановку. Буду и отдыхать, и работать.

– А чем ты занимаешься? – заинтересованно спросила Нихан. – Я не совсем понимаю…

– Да, как бы это сказать… Моего турецкого тут уж точно будет недостаточно! – и Лена перешла на английский: – Я свободна, понимаешь? В кои-то веки! Всегда мечтала путешествовать без обратного билета! Мечта с детства, с тех пор, как я впервые выехала из дома. Только вперед. И не оглядываться, – немного смутившись, добавила Елена, опасаясь, что Нихан ее не поймет.

– Удаленный заработок? – спросила Нихан, и Лена кивнула в ответ. – И нет обратного билета? После небольшой паузы, обдумав услышанное, Нихан воскликнула: – Ну, ты даешь, сестренка! Это же здорово! Ничего, если я буду называть тебя сестренкой? Знаешь, у нас такие обычаи…

– Да-да, я же пересмотрела почти все турецкие сериалы! – с улыбкой ответила Лена. – Мне даже очень приятно, честно.

– Значит, свобода… – продолжала рассуждать Нихан. – Я бы тоже так хотела попробовать, наверное, но у меня нет такого дела, которое бы приносило доход. За доходы у нас Кемаль! – и Нихан рассмеялась, обернувшись на мужа. – Знаешь, он вообще-то очень хороший человек, ты не обращай внимания на его угрюмость! Важный проект, понимаешь? Если получится, мы купим дом. Но пока он волнуется, и потому такой вот необщительный, – доверительно сообщила Нихан.

– Ничего страшного, я все понимаю, – с готовностью ответила Лена.

– И все-таки, сестренка, что со здоровьем? По пути из Москвы такая сильная головная боль, а потом обморок… Что с тобой?

– Ничего страшного, правда! – отмахнулась Лена. – Жара, перепады давления в полете. Этим летом меня стало укачивать в транспорте, вот и все. Со мной все в порядке, честное слово! – И Лена улыбнулась и постаралась увести разговор в другую сторону. – Живете в Даламане?

– В Фетхие. Пока что с моими родителями, но вот-вот должны купить свой дом, как я говорила. Чуть-чуть осталось! – с гордостью заметила Нихан.

– Господи, ну и совпадение! – воскликнула Лена. – Именно туда я и направляюсь.

– Действительно? Бывает же такое! Значит, получается, что весь этот путь от Москвы до Фетхие мы проделаем вместе! А теперь скажи мне: почему именно Фетхие? Нестандартный выбор для туриста…

– Я и не совсем турист, – напомнила Лена, пожав плечами.

– Алания, Анталья, Бодрум и так далее?

– Была, – кивнула Лена.

– А у нас не была? – с хитрой улыбкой подытожила Нихан.

– Нет!

– Вот и отлично! Приглашаю тебя в гости в субботу, это во-первых, – и Нихан принялась загибать пальчики с красивым маникюром, – затем прогулка к гробницам, морская прогулка… Ты не против? У друга нашей семьи своя яхта.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20  21  22  23  24  25  26  27  28  29  30  31  32  33  34  35  36 
Рейтинг@Mail.ru