Мой любимый зверь!

Ольга Гусейнова
Мой любимый зверь!

© О. Гусейнова, 2021

© ООО «Издательство АСТ», 2021

* * *

Часть 1. Вселенная радости

Космопорт Илизара, расположенный на крупнейшем одноименном спутнике Дагавы – центральной планеты одного из старейших миров галактики, потрясал воображение. Именно дагавцы, или даги, кому как больше нравится, стояли у истоков Первой галактической коалиции, которая объединила большинство известных миров. Со временем и по причине сразу нескольких крупных конфликтов Первая постепенно перешла в Третью галактическую коалицию и вот уже на протяжении сотни стандартных космических лет стоит на защите нашей галактики как от внешних, так и внутренних угроз.

Я никогда, даже в самых смелых мечтах, не надеялась оказаться здесь, на Илизаре, и своими глазами увидеть сразу столько инопланетян вживую, а не в атласах, новостях, кино. Высоченные серокожие даги, которые и одеваться предпочитают в серые тона, ведь, по их мнению, серый – самый оптимальный цвет, дающий возможность раскрыть суть, дух, а не выпячивать внешние достоинства. Этот и так приметный народ не часто отправляется в путешествия по чужим мирам – предпочитает свои многочисленные и разнообразные колонии. Рыжие с головы до щупалец ратхане, снующие мимо с «аквариумами» на головах, – представители водного мира, но быстро освоившие космос. Похожие на голубых призраков домрусы. Нечаянно столкнувшись с одним из них, я, немало удивившись, ощутила, что они весьма материальны и лишь с виду бестелесные духи. И еще десятки иномирцев, от вида которых у меня рябило в глазах, а иногда кружилась голова и сжималось от страха сердце.

Илизару защищает огромный энергокупол, но при этом позволяет беспрепятственно стыковаться туристическим и грузовым лайнерам. Поддерживает гравитацию, определенный микроклимат и привычную большинству рас воздушную среду. Да, я знаю, что энергокупола – одно из замечательных и надежнейших изобретений дагов – защищают от космической радиации, вакуума, холода, прочих опасностей и не позволяют «улететь» к звездам. Но увидеть собственными глазами – это непередаваемые впечатления! Видеть бескрайние, темнеющие над головой небеса, на фоне которых высятся здания отелей, доки, исследовательские и административные ведомства, невообразимо величественные причалы с зияющими шлюзами лайнеров. Сложно спокойно идти по местным улицам, когда, кроме таинственного и невидимого энергокупола, тебя ничего не защищает от космоса.

Вот и мы с Ровеной невольно прибавляли шаг, направляясь к своему терминалу, а я еще и зачарованно смотрела вверх, где, кажется, все звезды Вселенной дружно сияли во тьме. Любовалась откровенно, как ребенок, пока Ровена не процедила недовольно:

– Сделай умное лицо, а то вытаращилась, как фермерша с Дильшана.

И ведь не возмутишься – она права. Поэтому дальше я искоса, тайком, жадно разглядывала окружающее пространство, восхищаясь и сравнивая с тем, что мне довелось увидеть. На Илизаре мы всего сутки. Вчера прибыли, а сегодня наш лайнер уже отбывает. Я почти не спала «ночью» – была не в состоянии успокоиться, взбудораженная внезапным путешествием, видами Илизары и множеством мечущихся в голове мыслей и опасений. Все слишком новое, необычное, невиданное и немыслимое.

Черная махина межзвездника «Вселенная радости» закрывала весь космос, настолько туристический лайнер оказался огромным, величественным. Через посадочный шлюз вели сразу несколько турникетов, позволяя путешественникам без суеты и давки пройти на свои палубы. Я привычно коснулась ладонью сканера, помедлила мгновение, пока считывающее устройство подтвердит мои данные пассажира и гостеприимно распахнет блестящие створки в заманчивый мир. Одно только название «Вселенная радости» чего стоит.

Гравитележка с багажом зацепилась за створку. Я замешкалась: воспользовавшись управляющим пультом, заставила ее протиснуться. А Ровена тем временем ушла вперед не оглядываясь. Пришлось торопиться, чтобы не потерять ее из виду. Через несколько шагов я услышала позади шум. Оглянувшись, увидела, как мой багаж валится на пол, а тележка переворачивается кверху дном.

– Замечательно, – буркнула я, представляя, как в элегантной короткой одежде и непривычных туфельках на каблучках буду грузить чемодан и сумки обратно.

Не хватало только очередного публичного недовольства Ровены. Не успела я «засучить рукава», сбоку раздался необыкновенно мягкий, завораживающий баритон:

– Вам помочь, хая?

Чтобы избежать конфликтов, невольных оскорблений и прочих проблем, в коалиции уже давно ввели в обиход унифицированные, стандартные обращения. К особам женского пола – хая, мужского – хой. Даже в случае ошибочного определения пола – никаких обид, поскольку перевод на всеобщем был неоднозначным: хая – уважаемая душа, хой – уважаемый дух. Большинство известных рас признавали наличие у разумных души и духа, поэтому проблемы в случае ошибки не видели. Ведь душа бывает как мужская, так и женская, и сильный дух у обоих полов тоже присутствует.

Я растерянно взглянула на вопрошавшего – сначала натолкнулась на широкий внушительный торс в черном костюме, а подняв глаза еще выше, рассмотрела его обладателя: надо мной чуть склонился высокий, широкоплечий – о боги космоса! – клеранец! Вот его пол сомнений точно ни у кого не вызовет. Продолговатое смуглое лицо с крепким, упрямо выпирающим вперед подбородком, тонкие губы, но не злые или порочные, а просто видовая особенность расы, крупный нос, резкие высокие скулы и глубокие раскосые глаза, горящие ярким желтым огнем, словно расплавленное золото.

Насколько мне известно, желтый цвет глаз, от светлого до темного, характерен для абсолютно всех клеранцев. Темно-русые короткие волосы «баритона» аккуратно зачесаны назад и открывают высокий лоб. Стрижка скорее военного, чем представителя деловых кругов, тем более этот мужчина не в форме, а в хорошем костюме и на шее у него элегантно завязан шелковый шарф, концы которого заправлены под одежду. Казалось, это солидный бизнесмен из какой-нибудь известной трансгалактической компании, поскольку от него буквально фонит непрошибаемой уверенностью и абсолютным доминированием индивида, привыкшего повелевать.

Особенно я выделила на его загорелом или смуглом лице более темные, тонкие, нитевидные утолщения – саусы, тянущиеся из-под носа, огибая скулы, к вискам и походящие на кошачьи усы. Считается, давным-давно, в древности, саусы были настоящими усами, затем, в процессе эволюции, превратились в такие вот едва заметные следы-ниточки. И насколько мне известно, украшают они исключительно мужчин Клерана, более того, имеют важное значение: чем длиннее саусы, тем сильнее и мужественнее их обладатель. Хотя, в чем эта мужественность заключается, не уточняла. Еще саусы дополняют органы чувств, но, опять же, каким образом, я не в курсе.

Клеранцы недавно присоединились к коалиции – долгое время держали нейтралитет. Эта раса внешне мало чем отличается от моего вида – землян. Среди нас тоже много крупных и сильных мужчин. Раскосые желтые глаза клеранцев с большим зрачком да саусы, чтобы разглядеть которые на смуглом лице, нужно еще и специально присмотреться, – вот и все внешние особенности.

– Вам помочь, хая? – спокойно повторил незнакомец, возвращая меня в реальность, но тут же вновь вогнал в ступор, мягко улыбнувшись.

Хм, как я могла забыть о еще одной особенности клеранцев – клыках! Не как у саблезубых тигров, но тем не менее в улыбке «баритон» обнажил вполне хищные клыки, невольно заставив меня вспомнить о нраве больших хищных кошек.

– Да, спасибо, хой, – прошептала я, не в силах справиться с впечатлениями.

Боже, даже стыдно и обидно стало: откуда эта робость и восхищение перед, в сущности, обычным мужчиной? А сердце, словно в насмешку, несколько раз стукнулось о ребра, отметая доводы разума. Я ощутила, как покраснела, осознав, что моего нечаянного помощника окружают еще трое мужчин и прекрасно видят и мое смущение, и невольное восхищение их сородичем.

Все, как под копирку, тоже в черных однотипных костюмах, лишь мой собеседник повязал игривый шарфик. Один из них, похоже, деловой партнер «баритона», в тонкой черной водолазке вместо рубашки – на мой взгляд, необычное сочетание для настолько официального, строгого костюма. С другой стороны, что мне известно о клеранском дресс-коде? Глаза мужчины в водолазке походят на темный янтарь, в глубине которого светятся загадочные, заинтересованные огоньки. Внешне «водолазка» хоть и похож на моего «помощника», но черты лица более резкие. И пока он рассматривал меня, а я его, почти по-звериному дергал верхней губой с саусами, словно принюхивался.

Двое других клеранцев походили на глухие складские шкафы, такие же широкие, высокие и бесстрастные. Думаю, не ошибусь, если это телохранители, слишком типично выглядят. Тем более после моего неуверенного кивка именно «шкафы» моментально уложили мои сумки на тележку, вернув ее в исходное положение. Всего пара мгновений – и они вновь рядом, бросают едва заметные цепкие взгляды по сторонам и, кажется, ждут приказа от «хозяев». А я никак не могу оторвать глаз от этих занимательных инопланетян, чувствуя себя овечкой перед хищниками, правда, облагороженными, ухоженными, при костюмах и галстуках. Их цивилизованный лоск и шик – лишь ловкая иллюзия, за которой прячется нутро зверя.

Я открыла рот, чтобы поблагодарить, но за спиной раздался ласково воркующий, невероятно сексапильный голос Ровены:

– Премного благодарна вам, хои. Моя кузина порой совершенно беспомощна.

Через секунду Ровена, ловко подхватив меня под локоток, прижала к своему боку и словно невзначай выдвинулась вперед, привлекая общее внимание. Она открыто улыбалась мужчинам, буквально облизывая их взглядом.

– Красивая девушка может позволить себе быть слабой и беспомощной, – вновь улыбнулся больше всех потрясший меня клеранец с приятным баритоном и глазами цвета расплавленного золота.

 

Причем его улыбка по-прежнему предназначалась мне, а не выскочке-«кузине», которая опять не дала мне поблагодарить клеранцев:

– Вы правы, особенно когда рядом есть настоящий мужчина.

Игриво стрельнув глазками, она настойчиво потянула меня прочь. Но когда мы оказались на своей палубе и одни в коридоре, направляясь по указателям к нашей каюте, она с невыразимым восторгом выдохнула:

– Это он!

Натянуто улыбнувшись, я призналась:

– Да, но я не сразу узнала его.

– Ты выглядела круглой дурой, таращилась на него, как на музейный экспонат.

– Ну… просто не ожидала, что лицом к лицу на пороге… путешествия вот так сразу столкнусь с Райо шир Алесио, да еще и в такой… тесной компании. На визоре он выглядел немного иначе.

– Надо же, как удачно звезды сошлись!

– Он очень… необычный, – признала я глухо, мысленно перебирая свои ощущения и впечатления. – Все они!

Ровена бросила на меня косой взгляд, снисходительно покачала головой, затем наставительно посоветовала:

– Будь осторожна, Птичка!

– Сама ты… курица, – разозлилась я.

– Не повторяй чужие глупости, особенно в мой адрес, – зло, высокомерно посоветовала она.

– А ты не строй из себя самую умную и заботливую, – огрызнулась я.

Ровена, больно сжав мой локоть, прошипела:

– Эрика, детка, напоминаю, в нашей семье, – последнее она процедила с издевкой, – старшей назначена я. Ясно?

– Да, – обиженно, покорно выдавила я, выдергивая локоть из цепкого и болезненного захвата.

Дальше мы шли молча, и я, специально немного приотстав от старшей, любовалась великолепной отделкой лайнера: замысловатым напольным покрытием, белоснежными стенами с наверняка меняющимися картинами и видами, мягкой подсветкой, предвкушая, что нас ждет в каюте.

Переступив порог нашего полулюкса Ровена пропела:

– Обожаю свою работу!

Мы дружно начали осматривать каюту: две спальни, гостиную, гардероб и ванную с дополнительной душевой.

– Эта моя! – Я упала на огромную мягкую кровать, любуясь переливами зеленых и золотых тонов в отделке спальни.

Черно-белая расцветка второй спальни меня совершенно не прельстила, зато Ровена пришла от нее в восторг и деловым тоном сообщила, отправляя свой багаж в гардероб:

– У нас оплачен ежедневный массаж и спа-услуги, пошли наслаждаться. Мы должны быть верхом совершенства! А то эти перелеты и гиперпрыжки убивают любую красоту.

– Вызови горничную, пусть наряды разберет, – с восторгом предложила я.

– Смотрю, ты быстро осваиваешься, – ехидно отметила Ровена, отправляя вызов.

– Просто, по совету старшей родственницы, наслаждаюсь жизнью, в отличие от нее самой, она вечно ворчит, – любезно улыбнулась я кузине.

Ровена застыла в дверном проеме и неожиданно мягким тоном предупредила:

– Не перестарайся, а то потом возвращаться в реальность будет больно.

– Почему? – удивилась я. – У меня прекрасное образование и хорошая перспектива карьерного роста! Вот отдохнем, получу диплом и займу причитающуюся мне должность. Ты в курсе, какое там содержание приличное… а какие кабинеты уютные и красивые, все тебя уважают… а льготы… пенсия…

Я замолчала, поймав странный, показалось, сочувствующий Ровенин взгляд.

– Что? – насторожилась я.

– Ничего, – она мотнула головой. – Ты действительно моя полная противоположность, поэтому мне иногда сложно тебя воспринимать… адекватно. Например, когда ты рассуждаешь о пенсии в двадцать два года.

– О старости нужно думать с юности, – повторила я наставления нянечек.

Их речи меня тоже бесили, но из-за многочисленных, многолетних повторов въелись в подкорку, как и многие другие рассуждения, наставления и пожелания.

– Пошли, Нептичка, расслабимся! – насмешливо позвала Ровена из гостиной. – Перед спа и наведением красоты сбросим напряжение и поплаваем в бассейне. Купальник только возьми…

– Сама ты Птичка, замучила уже этим дурацким прозвищем! – возмутилась я, вскакивая с кровати.

Вытряхнула чемодан, нашла новенький, ярко-изумрудный купальник, пляжные шлепанцы и, переодевшись в легкое платье, поспешила за Ровеной.

* * *

«Вселенная радости» – один из самых больших туристических и пассажирских межзвездных лайнеров. Двадцать шесть палуб на любой вкус и доход. Сотни развлекательных зон, ресторанов, оздоровительных комплексов и клубов, чтобы украсить или скрасить любой досуг.

И вот, когда перед нами раскрылись двери в водный аттракцион «Повелитель океанов», я переступила порог и ошеломленно замерла: десятки бассейнов разной глубины и температуры, высоченные горки, фонтаны, песочные пляжи и бары с яркими коктейлями. Играет легкая, ненавязчивая мелодия, летают роботы-официанты, доставляя заказы, парят красочные иллюзии русалок и жителей водных миров. И над всем этим раем раскинулся бесконечный космос.

Я подошла к краю площадки и, раскинув руки, восторженно выдохнула:

– Какое чудо, вот умеет же кто-то создавать такую благодать и дарить радость!

– Дурочка, – снисходительно сказала Ровена, но мне показалось, что в душе она разделяла мой восторг.

– Напротив, ценить чужой труд и красоту, наслаждаться жизнью – прекрасно. Не все способны на это, – раздался знакомый мягкий баритон за спиной.

Мы с Ровеной резко обернулись на голос: я – от неожиданности вздрогнув и замерев, как потревоженный кролик, видимо, общее нервозное состояние сказалось; а она – с чувственной, какой-то животной грацией, при этом умудрившись плавно и красиво откинуть волну густых темно-каштановых волос, закрывающих спину. Даже я на нее засмотрелась, что уж говорить о четверых «знакомых» клеранцах.

Я невольно представила, как мы обе выглядим. Ровена в эпатажном алом даже не мини-, а микробикини из тоненьких веревочек, соединяющих треугольнички на полной упругой груди и интимном месте. Каким образом веревочки удерживают три лоскутка на стратегических местах – остается загадкой. Сзади Ровена кажется полностью обнаженной. Длинные ноги, идеальная кожа с золотистым ровным загаром, стройная, с четким рельефом мускулов – восхитительная пантера. И продолговатое лицо с раскосыми карими глазами с золотыми искорками, резковатыми чертами и тонкими губами усиливало это впечатление. Ровена даже внешне походит на клеранцев, в отличие от меня.

А я… Я на голову ниже ее, всего лишь метр семьдесят, хоть и с почти идеальными пропорциями, длинными ногами с тонкими лодыжками, изящными кистями, стройная и подтянутая. Но, увы и ах, как ни старалась, мышечного спортивного рельефа не добилась. Волосы, как и у Ровены, до пояса, но цвета горького шоколада и глаза такие же, шоколадные, большие, опушенные густыми темными ресницами и обычно чуть прищуренные, настороженно глядящие на мир. Овальное лицо с мягкими чертами, без единой резкой линии, ровный аккуратный нос, пухленькие губы. Ровена недавно заметила, что губы – мое главное достоинство, поскольку выглядят очень эротично. Ну хоть какая-то изюминка, а то все гладенько и ровненько.

Когда несколько минут назад я предстала перед Ровеной в раздевалке в новом купальнике, она неожиданно сделала мне комплимент:

– Ты сочетаешь несочетаемое! Забавное сплетение внешней сексапильности и внутренней невинности.

Вышел он какой-то сомнительный, и я с минуту рассматривала себя в зеркале, оценивая и не находя ничего забавного. Наверное, на фоне смелого бикини Ровены мой сплошной купальник с симпатичными короткими воланчиками на бедрах действительно показался простеньким или спортивным. Зато подчеркивает длинные ноги, округлые бедра, тонкую талию и не менее высокую, чем у Ровены, грудь. Знаю, что по-своему привлекательна, мне тоже есть чем гордиться не меньше, чем ей. Но одно дело – знать, другое – пользоваться своими данными.

И вот представив, как мы выглядим, – полные противоположности! – я старательно улыбнулась, надеюсь, придав своему лицу выражение уверенной красотки соблазнительницы. Недаром же Ровена билась надо мной три дня, а затем с отчаянием и злостью заявила, что это безнадежная затея и овцу из меня не вытравить. Восхищенные взгляды клеранцев, которые мы разделили с кузиной поровну, были мне похвалой. Я – талантище! И красотка!

– Доброго времени суток, хои, – вновь взяла лидерство на себя Ровена.

Все четверо клеранцев радуют глаз прямо-таки непередаваемой, запредельной мужественностью. Они отличаются телосложением: кто-то массивнее, кто-то более худощавый, но каждый из них годами тренировался, не бездумно накачивал тело, а именно работал. Они – яркий пример того, каким должен быть идеальный альфа-самец. Мой взгляд, словно сам по себе, пробежавшись по прямо-таки божественным фигурам клеранцев, прилепился к Райо шир Алесио, будь он неладен.

Даже на каблуках я буду ему только до ключиц, настолько он высокий. Мощный, таких называют ширококостными; ни грамма жира – сплошные мускулы, плавно перекатывающиеся под смуглой гладкой кожей. Обычные черные плавки подчеркивают его атлетическую фигуру – глаз не оторвать. Сильные бедра, узкие колени и развитые икры… Ум-м-м…

Посмотреть на пах я себе не позволила, и так лицо залил дурацкий жар смущения. Совершенно не к месту и непривычный! Излишне робкой или стеснительной я не была. А Ровена стыда и неловкости не испытывала в принципе. Ее поза неуловимо изменилась, словно пантера вышла на охоту, и это не укрылось от мужчин. Телохранители были бесстрастны и расслабленны. Казалось бы, созерцали, как самые обычные туристы на отдыхе, но внимательным, профессиональным взглядом все подмечали. И вполне могли моментально сорваться с места, чтобы отразить нападение. Смертельно опасные клеранцы. Тем не менее даже в их ярко-желтых глазах блеснул мужской интерес к прелестям землянки Ровены.

Райо шир Алесио с деловым, будем считать, партнером тоже по-разному оценили ее вербальный посыл. Сам Райо уголком рта насмешливо дернул, слегка склонив голову к плечу, а второй мужчина горячим взглядом прошелся по ее телу, кажется, не пропустив ни одного миллиметра плоти под алыми тряпочками, и вкрадчиво предложил, выдвигаясь вперед:

– Спасибо, сегодня действительно хороший день! Можем ли мы познакомиться с вами, хаи?

Мы синхронно кивнули, улыбаясь. Я – натянуто, но старательно, Ровена – искренне и поощрительно.

– Райо шир Алесио, – подтвердил личность мужчина, если не моей мечты, то восторга точно, представившись первым, затем кивнул на партнера: – Мой друг Матео шир Домак, и наши коллеги – Фальк аль Дан и Нофаль аль Мур.

На Клеране нет деления на сословия, как в древности на Земле, и фамильные приставки указывают на территорию проживания или происхождения рода. А вот какую информацию можно извлечь из наименования территории перед фамилией, насколько я слышала, содержащую сведения о неких особенностях клеранцев, не знаю. Знают ли другие? Думаю, лишь очень ограниченный круг лиц.

– Ровена Никиш, а это моя кузина Эрика Лимуж, – в свою очередь представила нас Ровена, с нескрываемым интересом разглядывая мужчин. – Родители решили, что нам необходимо отдохнуть и повеселиться, а Эрике надо набраться новых впечатлений, прежде чем засесть в скучном офисе, поэтому купили тур на двоих в этот вселенский рай.

– У вас замечательные родители! – похвалил Матео.

– Неужели не побоялись отправить прелестных девушек в одиночестве в космическое путешествие? – едва заметно нахмурил темные брови Райо, глядя на меня.

– Мы не беспомощные и вдвоем, – ответила я с милой улыбкой.

Подавив стеснительность, я старалась быть общительной, обаятельной и уверенной.

– Я владею двумя видами борьбы, – зачем-то подначила Райо Ровена.

– Вы, хая, прямо соблазняете проверить вас в схватке, – едва не мурлыкнул Матео и с кошачьей грацией скользнул к моей кузине.

– Неужели? – кокетливо спросила Ровена.

Кажется, только я заметила искорку недовольства в ее глазах: она надеялась на внимание Райо, но тот по-прежнему смотрел на меня.

– Простите, хои, мы пришли сюда с конкретной целью – поплавать, – состроив извиняющуюся рожицу, напомнила я, кивнув на аттракцион.

– И мы, – блеснул белоснежными клыками мужчина-мечта. Потом, окинув взглядом мою фигуру, похвалил: – У вас красивый купальник, Эрика, и очень вам идет.

От совершенно неожиданного комплимента я чуть не потеряла с трудом обретенные спокойствие и уверенность и не сдержала удивления:

– Вам правда нравится?

Ответил Фальк, один из молчаливых «шкафов», поразив приглушенным басом и мнением:

– Да! И мне тоже. Сейчас девушки редко отдают должное закрытой элегантной пляжной одежде, подчеркивающей фигуру. Предпочитают откровенно демонстрировать красоту собственного тела.

Ровена не обиделась, наоборот, легко и беззаботно расхохоталась. Да так, что от ее женственного грудного смеха у клеранцев волоски на руках встали дыбом. Мысленно я без зазрения совести хихикала над ними: «Эх, мужчины-мужчины, вы во всех мирах одинаковы!»

 

– Оу, – мурлыкнула женщина-откровение, – я оценила и обязательно учту в будущем, что мужчин проще привлечь не открытой сексуальностью, а почти детским купальником.

Я бросила на нее недовольный взгляд за то, что прошлась по моему облику.

– Хая, вы хотите привлечь мужчин? – живо уточнил Матео и сразу предложил: – Тогда я к вашим услугам.

– Мы тоже, – неожиданно отмерли Фальк и Нофаль.

А вот Райо с ироничной улыбкой покачал головой, глядя, как хитрая красотка вертит его спутниками.

– Благодарю вас, хои, за щедрое предложение, но мне необходимо над ним серьезно подумать, – с неменьшей иронией усмехнулась эта дикая кошка и, царственно кивнув мне, походкой от бедра направилась вниз, к воде.

С учетом шнурочков-ниточек, удерживающих Ровенин купальник, было полное ощущение, что она идет голая. Семеня за ней, я особенно остро чувствовала себя той самой овцой на поводке, с которой эта хищница вчера вечером меня сравнивала. Вот нет слов даже – сплошной комплекс неполноценности!

– Так, Эрика, тапки не потеряй, не крути головой и дуй за мной! – прошипела Ровена, а через мгновение метнулась в сторону.

– Ты куда? Они же нас не найдут и…

– Эрика, ну нельзя же быть настолько наивной в двадцать два года и при твоей профессии…

– Я почти дипломированный…

– Закрой рот, Птичка! – вновь оборвала меня Ровена. – Мужчины не прочь поохотиться, а легкая добыча быстро приедается! Так что цокай своими копытами быстрее, поплаваем в самом дальнем бассейне и на спа скорее. У нас еще ужин впереди!

– Ой, кто бы говорил, ты на свои копыта посмотри! – не осталась я в долгу.

– Просто ты ходишь в своих тапках так, будто вместо красивых ног у тебя ходули, – продолжила мое воспитание старшая «сестра».

На мне были обычные голубые пляжные шлепанцы, а вот на ней настоящие ходули на шпильках, которые в сочетании с микробикини… В общем, не оглядывались на нас только слепые. Все приличные и даже неприличные мужчины, у которых оставался хоть один гормон, провожали Ровену плотоядными взглядами. Мысленно они ее уже приготовили и употребили! А я поняла: как же страшно жить… с ней в одной каюте – «употреблять» ее могут прийти и туда!

Я бросила на нее взгляд победительницы:

– Да, но похвалили меня, а не тебя!

– Вот это и странно… – задумчиво и тревожно протянула Ровена.

– Корону сними, а то, похоже, на мозги давит, – не сдавалась я.

Последние три дня она целенаправленно и планомерно меня унижала. Достала, сил нет. А приходится терпеть!

Ровена резко обернулась, посмотрела на меня с укоризной и в запале призналась:

– Ну сама подумай, какая из тебя… – запнувшись на полуслове, махнула рукой, словно смиряясь, и глухо продолжила: – А, ладно, тут от нас уже мало что зависит. Психология – страшная вещь, в чем я не раз убеждалась!

– При чем тут психология? Как она соотносится с нашим путешествием? – почувствовала я подвох.

– Все, хватит пустой болтовни! – строго обрубила перепалку Ровена. – Я – плавать, а ты – как хочешь, так и соотноси.

Мне требовалось сбросить напряжение, и вода в этом всегда помогала, а то дергаюсь от каждого звука и краснею, будто девчонка-первокурсница, не к месту. Все, путешествие началось, надо брать себя в руки и отдыхать, как положено по уставу. Даже мысленно похихикала при упоминании последнего.

Потом мы отправились в спа-центр. Это были непередаваемо чудесные три часа неги и блаженства. В вопросе ухода за телом я полностью доверилась Ровене, уж кому как не ей, знать все тонкости наведения и поддержания красоты.

* * *

Я сверилась с расписанием на своем коммуникаторе, закрепленном на запястье:

– С семи до девяти у нас ужин, далее, с девяти до десяти, – концерт «Мяукари», потом мы…

– Эрика, – оборвала меня Ровена. – Заканчивай со своими секретарскими замашками!

– Я не секретарша, – процедила зло, – я…

– Плевать мне, кто ты! – рыкнула она, медленно и с опасным блеском в карих, почти кошачьих глазах вставая с кресла. – Просто забудь о планах и обо всем остальном тоже забудь. Ты здесь с одной целью – отдыхать! Так что путешествуем, исходя из реалий этого самого отдыха. И так до Фортана. Времени мало…

Мы замерли полураздетыми мегерами, злобно глядя в глаза друг другу. Я в очередной раз поймала себя на том, что мы действительно две противоположности. Да, внешне похожи, как сестры: кареглазые шатенки, красивые, стройные, но курицу с орлицей, и с грифом тоже, не спутаешь. Я напряглась, как пружина, упрямо задрала подбородок и процедила:

– Я не девочка на побегушках! Не коврик у твоих ног! И не младшая сестренка, которую необходимо учить жизни. Поэтому ты тоже забудь на время свои замашки и прояви уважение ко мне!

– Это будет крайне сложно, но я постараюсь, – пошла на мировую Ровена.

– Тогда я на время забуду о своих профессиональных привычках.

– Ты сначала диплом получи, а потом будешь про привычки говорить, – передумала мириться Ровена, насмешливо фыркнув.

Я в ярости сжала кулаки, с трудом сдерживаясь, чтобы не кинуться в драку.

– Ой-ой-ой! Птичка подняла перышки… – ядовито протянула мерзавка.

И все, дальше я не раздумывала, кинулась с кулаками.

– Локоть, локоть прижми, овца! – Ровена ловко ушла от моего хука, при этом еще и командуя мной. – Сильно присела, из этого положения ты только дурной головой в живот ударить можешь, а не кулаком.

Пар мы спускали с полчаса, хотя наша драка походила на обычную тренировку. И стоит признать, ярилась я лишь пару минут, а потом старательно запоминала чужую науку.

– Ты – монстр, но спасибо, – мрачно поблагодарила я, останавливаясь, и привычно поклонилась наставнице.

– Обращайся, если что, – не менее хмуро поклонилась Ровена.

Зато я первой прошмыгнула в ванную. Пусть победительница довольствуется душем!

Через час на ужин направлялись две королевы. Это Ровена в привычном ей язвительном духе заметила, когда мы смотрели на свои трехмерные изображения. Она выбрала длинное алое платье, державшееся на тонких серебристых бретельках, с разрезом до бедра и открытой спиной. Платье мягко облегало ее точеную фигуру и почти не оставляло простора воображению, более того, мне показалось, что нижнего белья под ним нет. Серебристые туфли на шпильке дополнили наряд. Лицо этой молодой и красивой женщины не нуждалось в лишнем макияже, поэтому она сделала акцент на губах, накрасив их ярко-красной помадой. Женщина-вамп, или стерва урожденная!

Меня в этот раз обозвали розовым зефирчиком: пышная юбка до колен и кружевной непрозрачный топ с рукавами до локтей цвета чайной розы; босоножки на шпильках с милым розовым цветочком и такого же цвета лак на ногтях; даже губы я намазала розовым блеском, а румянец на моих щеках всегда есть. На мой взгляд, вполне элегантно, дорого и со вкусом! Жаль, что лишь на мой взгляд!

– Боги космоса, девочка-припевочка, ты портишь мне весь настрой и антураж, – шипела Ровена, вышагивая по коридору к лифтам так, словно по плацу маршировала.

– Это ты меня позоришь своим вульгарным нарядом, – с неменьшей злостью шипела я, при этом старательно улыбаясь встречавшимся пассажирам.

– Не отдохнем, как положено, – разочарование будет обоюдным! – припугнула полуголая «королева».

– Нет, – ехидно заявила я. – Как ты верно заметила, милая кузина, в нашей семье старшей назначена ты!

Ответа не последовало, хотя, увидев, с каким желанием убить меня на месте сверкнули карие глаза «милой», настаивать было бы глупо.

Наконец двери лифта приглашающе раскрылись и, пройдя туда, мы увидели клеранцев.

– Доброго времени суток, хаи, – по-кошачьи довольно встретил нас Матео.

Кто бы мог подумать, что стандартное приветствие, принятое на космическом корабле, может звучать настолько… сексуально и предвкушающе? А вот Райо, осмотрев нас обеих, подарил восхищенную улыбку мне. Я бы так и стояла у дверей, греясь в лучах истинно мужской улыбки, плавясь, как восковая свеча в древних храмах, если бы не смуфы. Двери начали медленно, плавно закрываться, но в этот момент за спиной раздался топот и многоголосый шум-гам-смех. И следом в лифт буквально за мгновение набилась толпа и впечатала меня в грудь Райо с такой силой, что выбила дыхание. Он стремительно развернулся, поставил меня у переборки, закрыв собой от весело галдящих туристов. Я облегченно выдохнула: теперь моему наряду и бокам ничего не угрожало.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  14  15  16  17  18  19  20 
Рейтинг@Mail.ru