Душа, к Небесам устремлённая

Нина Николаевна Гайкова
Душа, к Небесам устремлённая

Часть первая.

Небесное, в земном воплотившееся.

Очерк первый.

Пресвятая Троица – Сердце Святой Руси.

Упование мое Отец, прибежище мое Сын, покров мой Дух Святой, Троица Святая, слава Тебе!

«Да воззрением на Святую Троицу

побеждается страх ненавистной розни мира сего»

(Преподобный Сергий Радонежский).

«Триединая Русь!

Ты земное подобие Троицы».

(Иеромонах Роман)

Вместо вступления.

Отечество земное и Небесное.

«Я знаю. Это самый веселый образ. Сидят три Святые с посошками под деревцом, а перед ними яблочки на столе. Когда я гляжу на образ, мне вспоминаются почему-то гости, именины.

– Верно. Завтра вся земля именинница. Потому – Господь ее посетит. У тебя Иван-Богослов ангел, а мой – Михаил-Архангел. У каждого свой. А земли-матушки сам Господь Бог, во Святой Троице… Троицын день. «Пойду, – скажет Господь, – погляжу во Святой Троице, навещу». Адам согрешил. Господь-то чего сказал? «Через тебя вся земля безвинная прокляна, вот ты чего исделал!» И пойдет. Завтра на коленках молиться будем, в землю, о грехах. Земля Ему всякие цветочки взростила, березки, травки всякие… Вот и понесем Ему, как Авраам-царь. И молиться будем: «пошли, Господи, лето благоприятное!» Хо-рошее, значит, лето пошли. Вот и поют так завтра: «Кто-о Бог ве-лий, яко Бо-ог наш? Ты еси Бо-ог, тво-ряй чу-де-са-а!».

Перед нами знаменитая повесть «Лето Господне» истинно русского, православного писателя Ивана Сергеевича Шмелёва – глава «Троицын День».

То, что мы только что прочитали, – воспоминание детства. Детства, которого не одно поколение русских людей лишено было – но да не об этом сейчас – пережили и не должны допустить повторения. Предмет беседы – Троица Единосущная и Нераздельная! Троица Живоначальная! Троица как основа всего мироздания.

Иконография «предпочитает», конечно, мысли и сюжеты Нового Завета, но Образ Пресвятой Троицы  «исключением» стал. И, очевидно, нет на Руси образа, к которому больше обращались бы иконописцы – вслед за Святым Андреем.

А позже появился Образ  Троицы и «Новозаветной» – возможно, и не совсем бесспорный с точки зрения Догматического Богословия. Но если есть Образ сей в наших храмах, значит, Церковь его приняла. А потому просто как человек православный рискну предположить, что стала Троица Новозаветная некой «связью» Ветхого и Нового Завета. И, наконец, говоря о нашей Родине, о Святой Руси, нельзя не вспомнить, что приблизительно с века пятнадцатого пишется у нас Образ, что Отечеством именуется – и тоже Пресвятую Троицу собою являет. Святой Образ, соединяющий Отечество Земное и Отечество Небесное! А заодно и времена – Пророчеств о Спасителе, Его Жизни Земной и Святой Руси, всем сердцем Христа принявшей!

Троичность – основа мира, проявляющаяся во всём мироздании, она «в любой букашке и в любом листе», как сказал Иеромонах Роман. Образ Пресвятой Троицы обратил к вере советского учёного – математика Б.В.Раушенбаха – в безбожные годы появился его знаменитый труд «Предстоя Святыя Троице», а ещё статья о Тысячелетии Крещения Руси.

Великому учёному принадлежит и мысль о том, что Образ Троицы, созданный Андреем Рублёвым, – Достигнутое Совершенство, улучшать которое – значит, делать хуже!

«Мы были крещены во Имя Пресвятой Троицы, а не во имя бесплодного единства» – сказал В.С.Соловьёв в год 900-летия Крещения, выступая в Париже…

«Предо мной репродукция с иконы Живоначальной Троицы Преподобного Андрея Рублева. Какая благодатная икона! Какое поистине небесное вдохновение наполняло Преподобного, когда писал он ее! Бог есть любовь. И отблеск божественной, безграничной любви лежит на этой иконе. Святая Троица дала жизнь человеку, и все на Земле – для человека. Святая Троица дала Свое Слово человеку, чтобы он жил по этому Слову. Святая Троица дает самое драгоценное – Духа Святаго всем, кто следует Слову Святой Троицы. Это – неизреченная гармония любви, наполнявшая жизнь Преподобного Сергия и всего сонма святых.

Каждый раз, когда я грешу, надо мной совершается неотвратимый закон: во мне теряется чувство этой гармонии, я выпадаю из нее, во мне ослабевает любовь, и я становлюсь гадким.

Какое счастье, какое это чудо – быть со Святой Троицей!

Возможно, эти восторженные слова старейшего звонаря Свято-Даниловой Обители М.И.Макарова навеяны посещением Троице-Сергиевой Лавры – кто из истинно русских людей, москвичей особенно, там не был?! Только всё написанное, особенно последние слова, вмещают намного-намного больше, чем посещение любой Троицкой Обители, больше, чем созерцание Совершенного Образа, Святым Иконописцем Созданного.

«Какое счастье, какое это чудо – быть со Святой Троицей»! Быть всегда – на всём протяжении земной жизни нашей, а потом…и в посмертии!

Гудящий благовест к молитве призывает,

На солнечных лучах над нивами звенит;

Даль заливных лугов в лазури утопает,

И речка на лугах сверкает и горит.

А на селе с утра идет обедня в храме;

Зеленою травой усыпан весь амвон,

Алтарь, сияющий и убранный цветами,

Янтарным блеском свеч и солнца озарен.

И звонко хор поет, веселый и нестройный,

И в окна ветерок приносит аромат —

Твой нынче день настал, усталый, кроткий брат,

Весенний праздник твой, и светлый, и спокойный!

Ты нынче с трудовых засеянных полей

Принес сюда простые приношенья:

Гирлянды молодых березовых ветвей,

Печали тихий вздох, молитву – и смиренье.

Эти строки И.А. Бунина – один из примеров того, что истинно русский человек – и иерей, и крестьянин, и учёный, и помещик всегда со Святой Троицей. Со Святой Троицей всё мироздание!

А потому перенесёмся мысленно в Троицкие Святыни, народом русским с любовью возведённые.

Глава первая. Святое Триединство.

Много веков назад в т.н. «домонгольской» Руси возводились вслед за Византией храмы в честь Софии – Премудрости Божией. А после победы над слугами антихриста стали «вырастать» повсюду Святыни в честь Нераздельной, Единосущной, Живоначальной Троицы. Об этом как-то в преддверии Самого Праздника в Храме Вознесения, что напротив Московской Консерватории, батюшка во время проповеди рассказал. Скорее даже, напомнил…

«Да воззрением на Святую Троицу побеждается страх ненавистной розни мира сего». Эти хорошо известные слова Преподобного Сергия сказаны раньше, чем воплотил Троицу Андрей Рублёв в иконе, что называют Совершенной.

Когда Триипостасное Божество воплотилось на холсте, вся братия Троице-Сергиевой Обители  бежала в мастерскую Андрея, чтобы преклонить колени пред ещё не освящённым Образом. А  Преподобного Никона вели под руки, потому что он уже с трудом передвигался, однако казалось, готов был лететь. А увидев написанное Андреем, изрёк Преподобный Никон, что Сам Господь водил рукой иконописца!

Троичность воплощена во всём мироздании – и в солнечном свете, и в течении реки, в трилистниках. Троица словно три горящие свечи, которые можно соединить в одном пламени. Так «простыми словами» объяснил Догмат Троицы убиенный во время служения «неканонизированный» мученик священник Даниил Сысоев.

О Ты, пространством бесконечный,

Живый в движеньи вещества,

Теченьем времени предвечный,

Без лиц, в Трех Лицах Божества!

А это – начало одного из шедевров, созданных великим Г.Р.Державиным – главное произведение его жизни – ода «Бог».

Ну да всё это, как в старину говорили, – присказка – потому что разговор наш о Святынях. Конечно же, прежде всего предстаёт пред нами образ Троице-Сергиевой Лавры. Обители, которая для каждого истинно русского человека неразрывно связана не только с Живоначальным Святым

Триединством, но и с Игуменом Земли Русской – Преподобным Сергием. Сколько сказано о Святой Обители идущих от сердца слов, что, кажется, уж и добавить нечего – «потому не стоит повторяться», как написал Б.Ш. Окуджава – пусть о другом – это неважно. Мы просто снова обратимся к нашим великим соотечественникам, вернее, к воспоминаниям детства того, кого можно назвать «ровесником века», – старейшего звонаря Свято-Даниловой Обители М.И.Макарова, с которым уже имели честь познакомиться.

«Здесь все было исполнено мира и доброты. С безграничной любовью смотрели лики на иконе Святой Троицы, и хотя вся икона была закрыта дорогим окладом, а открыты только лики, но их вид глубоко проникал в душу и притягивал к себе.

Все существо наполняло чувство живой близости Преподобного: вот сейчас подойдем под его благословение, и он тепло приласкает и благословит. И еще было какое-то ощущение, тогда для меня не ясное, понятое мною позже. Это чувство неизъяснимой рас-крытости души, когда стоишь у мощей Преподобного. О чем я молился у мощей?

Ни о чем. Я был полон отрадой присутствия в этом святом месте. Как говорят, «не чувствовал под собою ног». Только и хотелось, что повторять слова акафиста, читавшегося в это время: «Радуйся, Сергие, скорый помощниче и преславный чудотворче…

Это воспоминание согревает мою старость…

Любовь Святой Троицы простирается до того, что, несмотря на наше нежелание быть с Нею, Она не забывает нас. Вот явное свидетельство тому: после многолетнего запустения и разорения вновь сияет Лавра Святой Троицы, а мощи Преподобного Сергия находятся на своем прежнем месте. И еще новое, радостное свидетельство: на Троицком соборе в родном Даниловом монастыре снова воссиял Крест Господень. У нас все есть, но для полноты нашей жизни нам не хватает одного: благочестия. Какая это огромная сила – благочестие! И как много теряем мы, не имея его! Пресвятая Троица, не отверзи нас от Лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отыми от нас!»

Нет необходимости лишний раз говорить, что вера и благочестие – духовный фундамент любой обители, основа жизни нашей! …

Глава вторая.

 

Исцеление перед Живоначальной Троицей.

А пока перенесёмся в известные каждому москвичу Сокольники. Нет, не отправимся мы сейчас в знаменитый парк, где в глубине словно «спрятался» за деревьями Храм Святителя Тихона Задонского. Не пойдём в возвышающийся рядом с метро Храм Воскресения Христова. О каждой Святыне надо отдельно рассказывать – но не сейчас.

(Да и беседовали уже в других очерках).

Наш путь в сторону пожарной каланчи. Сразу за ней поворот направо. Идти совсем недолго – не более пяти минут. И вот пред нами немного справа Святыня, которую называю «Храмом всея ВДВ». Святыня, возведённая в честь Благовещенья Пресвятой Богородицы. Там стоит спасённый русскими десантниками Крест, что ранее высился на одном из сербских храмов, – да храм нечестивцы разрушили. Тогда – на исходе двадцатого века.

Место удивительное, историческое, вернее культурно-историческое, нравственно–историческое, свято- историческое!

Только тоже сейчас не о нём – иначе никакого времени, никакого печатного «пространства» не хватит…

Нам налево – к больничным воротам. Детская больница Святого Владимира.

Охране надо сказать, что в храм идёшь – и никаких вопросов больше не будет. Вот оно – «место назначения» – немного в глубине возвышается Святыня в честь Живоначальной Троицы возведённая. Храм цвета Божественных Энергий, цвета Святости, цвета чистоты. И русским изразцом украшенный, будто райские цветы на нём. Высокая, крутая лестница словно напоминание о том, что духовное восхождение лёгким не бывает.

Какое преисполненное Святости, благочестия пространство, пусть и небольшое!

Образ Пресвятой, Живоначальной Троицы у алтаря и почти под куполом, и над входом в Храм!

А ещё, конечно, не может не быть в храме больничном образов Святых Целителей – а здесь Собор. (Вроде бы на слуху слово, да как-то не всегда задумываемся, что синоним ему – Духовное Единство). Собор Святых Целителей – от Первого Христианского Врача, Апостола и иконописца Луки, язычниками убиенного. И, конечно, Святые Пантелеймон и Трифон, Косьма и Дамиан. Все мученическую кончину приняли.

Невольно вспоминаются известные строки Ф.И.Тютчева:

Но этой веры для немногих

Лишь тем доступна благодать,

Кто в искушеньях жизни строгих,

Как вы, умел, любя, страдать,

Чужие врачевать недуги

Своим страданием умел,

Кто душу положил за други

И до конца все претерпел.

И все они «душу свою положили» за то, чтобы мы, грешные, взывали к ним об исцелении и плоти, и души. Души – прежде всего.

«Стpастотеpпче святый и целебниче Пантелеимоне,/ моли́ Милостиваго Бога,/ да пpегpешений оставление// подаст душам нашим».

Целитель! Само слово напоминает о целостности, которую должно восстановить, целостности, недугом разрушенной. А главная причина недугов – разъедающий душу, словно ржавчина металл, грех. От греха и должно прежде всего избавиться, чтобы восстановить целостность и получить исцеление! …

И, конечно, здесь много образов Пресвятой Богородицы – Владимирская, Казанская, Песчанская, Неупиваемая Чаша. А ещё – Собор Новомучеников и Исповедников Российских, Собор всех Святых, в Земле Русской Просиявших. И Образ Святителя Тихона Задонского с клеймами. Настоятель когда-то служил в том самом – упоминаемом нами Храме в Сокольниках, а потом сюда переведён был.

Настоятель – человек удивительный – словно изнутри добротой светится. Наверное, здесь, в больничном храме, куда каждый день приносятся скорби родителей, такой более всего и нужен. Как умеет он успокоить, вселить надежду, разделить с каждым его скорбь!

Когда перевели батюшку из Храма Святителя Тихона, несколько сотрудников вместе с ним перешло. Говорит о многом…

В этом удивительном, светлом Храме собирают помощь для Новороссии, ставшей жертвой предателей и палачей! Тогда, в 2014 году, было это повсеместно, а теперь…

Здесь до сих пор собирают. Искренне, от сердца хочется преклониться и перед Настоятелем, и перед теми, что несут служение своё среди болезней и скорбей! …

(А теперь любимый батюшка ещё и настоятель Храма, возведённого в Измайлове в честь Евангелиста, сказавшего, что «В начале было Слово». Но это снова о другом.).

Цель нашей беседы – рассказ о Святыне, в честь Пресвятой Троицы, среди скорбей возведённой – а сколько всего вспомнилось помимо того! Конечно, потому что Троица Живоначальная – основа мироздания! Живоначальная – значит – «начало жизни»!

Глава третья.

Рядом с Градом Китежем.

Думаю, легенду об ушедшем на дно озера Светлояр Граде Китеже, о доносившемся со дна озера колокольном звоне хоть раз в жизни слышали все. По крайней мере, культурному человеку положено…

А как ушёл на дно озера Храм… Нет не был затоплен, как Леушинский Монастырь пришедшими к власти «новыми творцами жизни»; а ушёл на дно озера, как Град Китеж, до Второго Пришествия. И только раз в год, накануне Дня Памяти Косинской иконы Матери Божией, видны очертания его над озером, что зовётся Святым. (Рассуждать о том, что уму человеческому непостижимо, не будем – чести это никому не делает). И улица, что вдоль берега идёт, Святоозёрской называется. Где же это озеро, на дно которого много веков назад ушёл величественный храм?! На восточной окраине Столицы нашей – в Косино… Это тоже, как в старину говорили, – присказка…

Когда в Святое озеро погружаешься, а потом отплываешь подальше, то видишь кресты сразу двух святынь. Небольшой Церкви в честь Образа Матери Божией Живоносный Источник – ей-то на берегу озера быть «положено».

А второй чуть подальше – через сквер и ту самую Святоозёрскую улицу. Возвышается над всем районом Храм Живоначальной Троицы Патриаршего Подворья. Храм цвета золотистых небес на рассвете, когда вот-вот покажутся солнечные лучи…

А теперь маленькое отступление. У автора есть цикл очерков о Московских Святынях, в которых мы, мысленно идя по храму, останавливаемся у каждого Образа. Или хотя бы около тех, что нас больше всего интересуют.

А сейчас задача несколько иная – вспомнить Московские Святыни, на земле Образ Пресвятой Троицы – Троицы Живоначальной воплотившие. И рассказать о них самое-самое главное, что в душе запечатлелось…

Глава четвёртая.

Святой Мученик и Великая Милость Божия.

Потому снова возвращаемся в Патриаршее Подворье, что на улице, в честь Святого озера имя носящей…

Разумеется, первое, что видит каждый, с молитвой входящий, – главный Храмовый Образ – Образ, так похожий на Тот, Андреем Рублёвым написанный, воплотивший Любовь и Совершенство.

Россия – Удел Пресвятой Богородицы – потому здесь, как и в каждом православном храме, Образы Её, над Россией просиявшие. Один из них – Казанский.

И, конечно, Образы Мучеников первых веков, по приказу нечестивых языческих императоров убиенные.

Святой Целитель Пантелеймон, Святой Воин Георгий и Молодой Воин, имя которого знают далеко не все. Вот о нём и расскажем…

Есть среди наших русских фамилий одна довольно часто встречающаяся – Уваров. А ведь она от имени происходит. В романе И.С.Тургенева «Накануне» есть некий Увар Иванович. А Святой покровитель тех, кто так именуется, – Святой Мученик Уар, в третьем веке мученическую, без преувеличения «лютую» смерть от рук озверевших язычников за веру Христову принявший.

И здесь, в этом величественном Храме цвета золотых небес на рассвете – в одном из очень немногих – каждую неделю, кроме Великого Поста, конечно, читается Канон Мученику Уару. Читается за тех, что по неразумению, своему или родительскому, в Жизнь Вечную без Святого Крещения ушли. Или о хороших людях иной веры, что рядом с нами жили…

Вдумаемся… Какая великая, беспредельная Милость, Христом дарованная! Милость молиться об упокоении тех, что при земной жизни креста не носили; хочется сказать: о Христе не слышали, не знали, только вряд ли такие есть. О душах тех, что, как сказано в Молитве, пребывают в «вечной тьме», чтобы хоть «лучик» света вечную тьму рассеял. Они, за кого мы молимся, правда, хорошими людьми были – только Свет Христов, всех просвещающий, узреть не сподобились – часто не по своей вине – ведь нам не одно десятилетие внушали, что Бога нет, что принимать Святое Крещение – пережиток, удел неграмотных. И стал Святой Мученик Уар для жестоко обманутых единственным упованием, той самой «соломинкой»… в посмертии. (Чтобы за умерших некрещёных читать молитву Оптинского Старца Льва, к Самому Господу обращённую, должно получить благословение, которое не всякому даётся. И первый раз всё равно как-то не по себе. Хочется сначала ещё раз причаститься. Возможно, это только личное).

Мученическая кончина Святого Уара «дала шанс» в посмертии сначала знатному языческому роду Клеопатры, которая не оставила растерзанное тело Мученика на съедение псам, а похоронила в родовой усыпальнице; а потом тысячам других, во время земной жизни Света «не коснувшихся»!

И читается Канон, чтобы по молитве Святого, души, Света на земле не узревшие, избавил от «вечной тьмы» Всемилостивый Владыко!

И предстоит пред Живоначальной и Нераздельной Троицей Мученик Уар, и просит Милостивого Бога за близких наших, земная жизнь которых без Знаменья Креста прошла. И нас, грешных, вразумляет!

Святой Мученице Уаре. Моли Бога об ушедших в Жизнь Вечную без Святого Крещения сродниках наших. И о нас, грешных.

Пресвятая Троице, помилуй нас; Господи, очисти грехи наша; Владыко, прости беззакония наша; Святый, посети и исцели немощи наша, имени Твоего ради.

Очерк второй. Дивен Бог во Святых Его.

Небольшое вступление.

Когда мы говорим о т.н. «светском государстве», то ни у кого почему-то не возникает мысли о том, что же в таком случае принять за основу жизни, за основу культуры. Подобная «формулировка», как правило, – ширма, за которую прячутся от безысходности. Все же мало-мальски культурные люди понимают, что основой русской культуры всегда было Православие.

Неслучайно в русской литературе большое значение имеют Жития Святых, написанные прежде всего с целью показать положительный пример, к которому должно стремиться.

Жития Святых, от века Богу угодивших, стали, конечно, и основой литературы классической.

«Мне хочется стать святым – навёртываются даже слёзы», – написал И.С.Шмелёв в знаменитой повести «Лето Господне». Понятно, что это – впечатления детства.

А вот детские воспоминания старейшего звонаря Свято-Даниловой Обители М.И.Макарова: «Я любил слушать жития святых, особенно жития преподобного Сергия и преподобного Серафима. Бывало, набегаешься за день, надо ложиться спать, но хочешь на ночь послушать житие…».

Думаю, довольно…

А потому обращаемся к самому очерку.

Глава первая.

Вне времени. Вне пространства.

Особые Дни от Воскресения Христова до Троицы! «Мы были крещены во Имя Пресвятой Троицы», – напомнил всему миру в год 900-летия Крещения Руси русский мыслитель и поэт В.С.Соловьёв.

Но вот уже завершились эти сакральные пятьдесят дней…

И какой глубокий смысл в том, что следующее после Троицы воскресенье – День Всех Святых. Всех Святых, во имя которых все мы, Крестом осенённые, именами своими нареклись. А ещё через неделю – День Всех Святых, в Земле Русской Просиявших (По Патриаршему велению Землю Российскую не Землю Русскую заменили. Русскую – от Святой Руси неотделимую). День этот всегда на время Петрова Поста уже приходится.

Господь во Святой Троице – Все Святые – Все Русские Святые! …

Замечательно, преисполненное сакрального смыла Слово – Просиявшие – в Земле Русской Просиявшие!!! Канонически так называют Святых, чья жизнь земная и Прославление приходится на время после Крещения Руси…

Только разве не Просияли в Земле Русской – в Святой Руси рождённые ещё в девятом веке Создатели Азбуки нашей, те, в честь кого слагал гимны русский, православный народ?! «Слава вам, Братья – славян просветители»! …

Разве не Просиял в Земле Русской оставивший мир в четвёртом веке тот, кто новорожденным младенцем простоял три часа в крещенской купели, к которому обращаются в молитве и о путешествующих, и о невинно осуждённых, и об оказавшихся на краю бедности?! Святитель Николай Мирликийский! Наверное, трудно назвать более «русского» Святого. Он и «Можайский», и «Зарайский», как поётся в духовных кантах. Он на иконах держит в руках и храм Можайский, и один их храмом «Русской Голгофы» – Бутовского полигона. И сколько московских улиц имя его запечатлело! …

Разве не Просияли в Отечестве нашем те, в память о страданиях которых мы «постимся из уважения», как сказал один из героев И.С.Шмелёва, – Первоверховные Апостолы Пётр и Павел?! (О них свой разговор ещё будет – но не сейчас).

Над Флотом Российским гордо реет стяг, названный в честь Апостола, что проповедовал там, где сейчас Крым. Значит, Просиял и Андрей Первозванный!

 

И Создатели Главной Книги Православного Богослужения – Евангелисты, образы которых чаще всего пишутся на царских Вратах!

И Создатели Божественной Литургии, что служится уже шестнадцать веков! (Есть та, что каждый день служится, а есть та, что в особые дни Великого Поста). Потому и их изображения нередко написаны на Вратах, что на границе Алтаря и остального храмового пространства. Иоанн Златоуст и Василий Великий…

Благословляю вас, леса,

Долины, нивы, горы, воды,

Благословляю я свободу

И голубые небеса.

Даже в годы господства советской идеологии, часто звучали по радио эти строки, созданные известным поэтом А.К.Толстым. То ли из уважения к написавшему на них музыку великому композитору П.И.Чайковскому, то ли оттого, что присвоившие себе право на наши умы и чувства не знали, о ком написана поэма. Эти строки – лишь малая часть очень большого произведения, разным стихотворным размером написанного. В финале повести «Пути Небесные» показал И.С.Шмелёв всю глубину переживаний слушающих романс. Каждый вспоминал свой путь к Богу. Появление романса всколыхнуло всю Россию! (Никакое Евровидение по своему значению «рядом не стояло»).

Поэма «Иоанн Дамаскин». Тот, о ком она написана, – тоже один из Отцов Церкви. Это он, оклеветанный, с отрубленной рукою всю ночь Заступнице рода христианского молился. И чудо свершилась – приросла, встала на место отрубленная по лживому навету рука. (Как и в предыдущем очерке, не будем рассуждать о том, что познать нашему повреждённому грехом сознанию не дано. Чести это никому не делает).

В благодарность Пресвятой Владычице спасённую руку Святой Иоанн написал на иконе…

Пред Образом, именуемым Троеручица, по горячей молитве исцелялись и исцеляются ныне увечные. Просиял на Руси в восьмом веке оставивший мир земной Святой Иоанн Дамаскин. Просиял и как создатель Чудотворного Образа, и как Учитель, трудами своими просвещающий, и как образ созданного на века романса!…

Там, минуючи зарю,

Ширь безвестных плоскогорий,

Одолеть судьбу-змею

Скачет пламенный Егорий.

Этими строками небезызвестный православный, крестьянский поэт Н.А.Клюев отразил всю суть души русской. (Наверное, за русскую душу, за крестьянское мировидение и был расстрелян поэт в конце окаянных тридцатых).

Кто же этот Пламенный Егорий?! Конечно же, Великомученик Георгий – Георгий Победоносец – мученическую смерть от нечестивого языческого императора принявший. Принявший в начале четвёртого века – во времена страшной «агонии» язычества. (Агонии потому, что через десять лет Императору Константину Великому явится в Небесах Крест. А потом созовёт Благочестивый Император Первый Вселенский Собор).

Через десять веков станет Святой Великомученик покровителем русских князей, имя его неразрывно с Бранной Славой связано будет.

А знаменитый, с древних времён «Юрьев День» тоже от Имени почитаемого на Руси Георгия.

В День Памяти Святого Георгия Победоносца прекратятся военные действия – и поверженное войско антихриста вынуждено будет безоговорочно капитулировать! В Победном Сорок Пятом.

Почитается Святой Георгий и русским, и грузинским народами православными.

Георгий, Егор Юрий – все с именем Георгия крещены.

А потому Просиял Ослепительным Светом Духовным над Русью Святою Мученик первых веков Христианства – Воин Христов Георгий! …

«Святой Пантелеймон и Воин Георгий» приходят на помощь к лежащему на «ложе болезни» и беседуют с ним. Может быть, к самому Герою Отечества, русскому офицеру и поэту Н.С.Гумилёву?!

Святой Целитель Пантелеймон. Тоже Великомученик, тоже нечестивыми язычниками убиенный – через два года после Святого Георгия. Целитель, наверное, самый из Собора Целителей на Руси известный. (О Соборе Святых Целителей мы уже в другом очерке говорили).

Оттого в стихотворении А.К.Толстого ходит «Государь Пантелей» по русскому полю и собирает целебные травы. И преклоняется перед ним вся русская природа.

Просиял Святой Целитель Пантелеймон в каждом русском¸ верующем сердце! …

Конечно, Столица России Православная, Златоглавая, звоном колокольным наполненная. Да только после многолетнего безбожия словно образовались в ней «пустоты» духовные. Одна из них в той части, что Соколиной Горой называется. На одной из улиц словно «сгусток» скорби. Конечно, в любую больницу не от радости приходят – только некоторые скорбны особенно. Прошу прощения – мнение субъективное – но разве это не так?! Там, где, возможно последние дни с онкологией доживают, там, где душевнобольные, и там, где больные инфекционные и нет посещений. А ещё, там, где «раздаётся» безмолвный крик беззащитных младенцев, лишённых права родиться…

И здесь, на одной из улиц Соколиной горы, кажется, всё зло, все скорби собрались – со всех окрестностей, откуда изгнаны были!

«Спальный» район?! Нет – духовно «мёртвый»! Без молитвы, без освящения не одолеть этого «сгустка» зла и скорби! …

А про Святого Целителя Пантелеймона даже в годы «диалектического и исторического материализма» знали. Не знали, возможно, в большинстве своём, Святых Трифона, Косьму и Дамиана – а Святого Пантелеймона знали почти все…

Времена изменились – стали при больницах храмы и часовни возводиться, или хотя бы комнаты для молитвы создаваться. А в некоторых больницах молебны в конференц-залах служились – по средам, например.

Инфекционная больница! Разумеется, очень неприятно, нет посещений, но не смертельно же – вроде чуму и холеру с земли прогнали. К чему это? К тому, конечно, что нашёлся бы батюшка в храме больничном служить готовый, если бы храм в сем месте скорбном был…

(Тогда, более десяти лет назад, мы с коллегами привезли и охраннику передали икону Святого Целителя Пантелеймона – пусть хоть на проходной будет, чтобы зияющую пустоту эту как-то прикрыть. И в некоторые другие «особо скорбные стационары» тоже передавали – и не только Святого Целителя, но сейчас речь о Святом Заступничестве Великомученика Пантелеймона)…

Одна из станций МЦК называется «Соколиная Гора» – в двух шагах от того скорбного стационара инфекционного. И если к станции по ступеням подняться, то вдруг взору открывается небольшой больничный храм багряного цвета. А внизу его не видно за корпусом, хищную птицу напоминающим. Храм, в честь Святого Целителя Пантелеймона несколько лет назад возведённый! Наконец-то! Словно лучик света хоть немного эту бездуховную, удушливую тьму разогнал!

А ещё очень хочется рассказать, что кроме Образов Христа, Пресвятой Матери Его и Святого Целителя – Мученика, на одном из образов Особо Почитаемые Святые на фоне именно этого багряного Храма написаны.

И что на иконостасе Пресвятая Богородица в несколько непривычном для русской иконописи облачении цвета небесного. Цвет Небес здесь словно самый «главный» – словно само небо отразилось и в облачении Спасителя, и Целителя Святого Пантелеймона, и во всём Праздничном ряду.

Цвет небесный, синий цвет,

Полюбил я с малых лет.

В детстве он мне означал

Синеву иных начал…

Наверное, так мыслил и иконописец – а «иные начала» во всей иконописи, во всём пространстве Храма воплощаются!…

Возвратимся же к Собору Целителей Святых – среди них – а как же иначе – есть Новомученики – и один из них тот, что скорби Царской Семьи разделил. Лейб-медик Евгений Сергеевич Боткин, к лику в 2016 году причисленный.

Невольно вспоминаются слова Ф.И.Тютчева:

Чужие врачевать недуги

Своим страданием умел,

Кто душу положил за други

И до конца все претерпел.

Они обо всех Целителях, что смотрят с образов иконописных на нас, в двадцать первом веке живущих. Смотрят вместе с Силами Бесплотными – в центре Архангел Рафаил.

Целители – Мученики – и от рук нечестивых язычников, и от рук бесноватых века двадцатого мученическую смерть принявшие. К ним мы в скорбях своих с молитвой обращаемся.

Стpастотеpпче святый и целебниче Пантелеимоне,/ моли́ Милостиваго Бога,/ да пpегpешений оставление// подаст душам нашим.

Святые Целители! Молите Бога о нас!

Наверное, каждый, в Храм не только на Пасху приходящий, знает о Дмитровской Родительской Субботе – не может не знать. А восходит её название к Великомученику, Воину Дмитрию из города Солоники. Его через год после казни Святого Целителя Пантелеймона язычники копьём проткнули…

Святой Дмитрий Солунский – Святой Благоверный Дмитрий Донской, по благословению Преподобного Сергия, на бой с врагами Руси и веры православной вышедший. Один из примеров духовной «эстафеты» Воинства Святого – Воинства Благословенного!

1  2  3  4  5  6  7  8  9 
Рейтинг@Mail.ru